Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности мелких городов » Деревня Топлая


Деревня Топлая

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

http://fc01.deviantart.net/fs70/i/2013/046/b/9/a_campfire_tale_by_thepleonasticpotato-d5v3m8b.jpg
     Деревня земных пони на самой окраине Вечнодикого Леса. Домики здесь маленькие, крытые соломенной крышей, но крепкими дверьми и надёжными ставнями. За частоколом, окружающим деревню, начинается территория дикого леса, к которому местные уже привыкли. Местных давно уже не пугает загадочная чаща со своими хищниками и законами. Поселившись здесь, они поняли и приняли чужие правила, и лес охотно принял их.
     В узких кругах известна тем, что именно здесь собираются самые отбитые охотники за наживой Вечнодикого леса. Контингент в деревне весьма разнообразен, но даже самый толстый трактирщик в случае чего с умением возьмётся за вилы, а то и за арбалет. Улицы деревни пестрят странными личностями — на каждом охотнике за наживой Лес ставит своё клеймо. Шрамы, привычка не снимать доспехи, деревянные ноги, спутники-духи, всё, что угодно! Кроме нормальности.
     Также здесь иногда обитают и выходцы из Леса, маскирующиеся под обычных пони. Охотники их любят. Не каждый раз удаётся сыграть в кости с лунным духом, флориссом или наядой! А по слухам, в местном трактире то и дело видят отряд наритов...

0

2

Грифон хмуро посмотрел на затянутое тучами ночное небо, обильно извергающееся дождем. Ситуация складывалась паршивая: соваться в чащобу по непогоде у него желания не было, а дождь заканчиваться не собирался.
Если не перестанет к полудню, - думал он, - придется задержаться в этой дыре еще на сутки. А на меня уже и так косо смотрят. Неужели так сложно уяснить, что я не похож на работорговца? Хотя бы тем, что не угоняю никого в рабство - ну, это как бы очевидно.
Райсенд вздохнул. Его экспедиция к Вечнодикому Лесу пока приносила одни убытки. Корчмы в деревеньке не было, а хозяин дома, в котором он остановился, драл за ощипанную соломенную подстилку как за двуспальную кровать с балдахином в одном из лучших трактиров Балтимейра. Как будто этого мало, зарядил дождь и похолодало - и это в середине-то лета!
Половина растений померзнет, причем исключительно самых дорогих и незаменимых - иначе и не бывает, - мрачно подумал грифон.
Он сейчас сидел на крыльце арендованной хижины, завернувшись в плащ и нахохлившись, надежно спрятанный от ледяных капель дождя, но не от холодного воздуха.
Чтобы не замерзнуть, Райсенд иногда отхлебывал из фляжки самодельное пойло. Оно обладало рядом незаменимых свойств: согревало, веселило, не урабатывало в дрова после первого же глотка и неплохо горело. Все, что нужно. Побочным же эффектом было то, что в голову грифона после употребления забредали всяческие мысли. Большей частью безвредные и меланхолично-философские, но, увы, не всегда.
Вот и сейчас Райсенд всерьез рассматривал вариант сорваться в смертельно опасную чащу не дожидаясь не то что погоды - утра. Пока что здравый смысл побеждал, но если бы Райсенд продолжил поглощать выпивку с той же скоростью, то тяга к прключениям бы вскоре возобладала бы над рассудком.

0

3

Постепенно дождь несколько ослаб - то превращаясь в мелкую изморось, то возвращаясь к прежнему накрапыванию. Изредка из домов стали появляться жители деревни, но в основном все сидели по домам. Из общей картины выбивались лишь двое лесорубов возвращавшихся из леса, и негромко спорившие о чем-то:
- Да видел я их, грю тебе! Как есть, следы были! - Первый, крупный земнопони каштанового окраса, остановился, топнув и развернувшись в сторону своего собеседника.
- Ну, я тоже пару драконов видел с утра, и что? - Второй со смешком ткнул товарища в бок. - Ладно тебе, там никто с войны не живет, как темные ушли, сам знашь.
Первый устало покачал головой и видимо сдержав ругательство продолжил.
- Да тартар его знает, кто там живет, не живет - фиг бы с ними! Но следы не звериные, это я тебе как есть говорю! Накопытник с железным носком, солдатский, я в таких десять лет замлю мешал, вот слово тебе. Не хочешь - не верь. Он развернулся и двинулся дальше. Второй лесоруб в несколько шагов догнал его.
- Да ладно тебе, не знаю я что там могло быть, а что нет. И ты скорее всего тоже. - Примирительно буркнул он. - Всякое там творится, байки сам знаешь, даже если треть правда - нехорошее это место...
Продолжение разговора с места, где сидел Райсенд было не слышно.

0

4

Надо сказать, разговор грифона заинтересовал. Следы? Заброшенное поселение? Это определенно было чем-то стоящим. Даже если ушедшие жители не были столь любезны, чтобы оставить свои вещи будущим поколениям, или кто-то был столь нелюбезен, что опередил его, "с самой войны" прошло ведь уже пооядочно времени, проверить стоило. А уж если над деревенькой нависло какое-то проклятие... Да половина редких реагентов растет исключительно в таких местах! Да и вообще, волков бояться - в лес не ходить.
С целью поинтересоваться местонахождением деревеньки, Райсенд поднялся, чтобы нагнать разговорчивого пони. Мир плавно закружился, и грифон покачнулся, чуть не выронив фляжку. Вернув контроль над телом, он аккуратно спрятал ее в сумку - на сегодня явно было достаточно. Пытаясь не запутаться в ногах, грифон кое-как нагнал жеребца.
- Милсдарь лесоруб, - хрипло проговорил он, - Я выслушаю вас куда охотнее вашего товарища. Что за следы и почему "там" больше не живут?

0

5

Пони хмуро уставились на грифона. Один со вздохом закатил глаза словно говоря "ну вот, началось". Второй, рассказывавший про следы простужено шмыгнул носом, но видимо все же решил, что от малость подпитого грифона проще отвязаться рассказав ему требуемое.
- А ты что вообще не знаешь? Хотя, впрочем, откуда... - Качнул он головой. - Была еще до войны с темными их деревня в лесу, довольно большая и небедная, а потом йерь его знает что там случилось, но они оттуда ушли а селиться там никто не хочет. Со временем и дорога заросла, и подзабыли все про нее.
Лесоруб задумчиво посмотрел на грифона, словно раздумывая, стоит ли продолжать.
- Хотя я их понимаю. Плохое место это, мы туда еще жеребятами на ночь лазили - ну, знаешь, любопытство, глупость молодости и все такое. В общем, часа через три после полуночи мы оттуда драпали как ужаленные, и поверь, дело не в темноте и крысах в подполе.
Его товарищ скептически хмыкнул.
- До сих пор помню, чувство, будто на тебя что-то смотрит, и не то чтобы прямо недобро, но безразлично... как на муху или что-то подобное. Кто-то про голоса там рассказывал, кто-то про то что кого-то видел - тут не знаю, сам не видел и не слышал. А сегодня шел с вырубки - а на земле следы как от солдатских накопытников, примерно к деревеньке той ведут, я особенно не шел по ним, сам понимаешь. - Бросив взгляд на Райсенда он добавил себе под нос:
- Ага, как же, понимает... - И уже громче продолжил. - Не знаю уж сколько их там шло, но десятка полтора-два было.
Тут уже вступил второй пони:
- Да? Вот только где эти следы теперь? Нету их.
- Слушай, что видел - то и говорю, надоел уже нудить. - Устало бросил первый. -Пойдем мы наверное, если ничего тебе не нужно, уже задрала эта погода, в тепло хочется.
Его спутник проводил взглядом спину каштанового земнопони и повернулся к грифону.
- Собрался туда лезть? Оно по тебе и видно, отговаривать не буду, чай не маленький. Один совет дам, просто так. Возьми с собой моток какой-нибудь веревки, или просто прочной шерстяной нитки - чтобы сама не порвалась. В деревеньке это заплутать легко можно, и чем дальше в нее тем хуже. Не один Вердант туда лазил. - Он дернул головой в сторону уходящего товарища. - Мы в этих трех десятках дворов несколько часов блуждали, а потом выяснилось, что нас дома всего пару часов не было. Авось веревка поможет. И еще - пропадешь, искать тебя вряд ли кто станет, сам понимаешь. Еси искать ее будешь - лучше с воздуха, она к востоку от нас будет, не пропустишь, хоть и заросла, но крыши точно увидишь.

Отредактировано Зербо (14-12-2015 16:20:32)

0

6

Рассказ грифона заинтересовал. Это почти идеально подходило под среднестатистическое проклятое место, да еще и проклятие было явно пассивным. В теории его можно было активировать любым неосторожным чихом. На практике - нужно было очень постараться, соблюдая множество условий и ритуалов. Гайсенд их соблюдать не собирался. Он просто поищет редкие травы и грибы в округе. Не будет даже глубоко заходить. Зачем? Он же не идиот.
Еще раз уточнив направление - чисто на всякий случай - и поблагодарив пони, грифон тяжело взлетел, разбрызгивая вокруг капли воды и неспешно полетел к востоку, тщательно смотря вниз, чтобы не пропустить нужное место в предутренней темноте. Хмель быстро выветривался под натиском освежающих ледяных капель, и Райсенд уже начал сомневаться в правильности своего выбора времени посещения условно опасного места. Но поворачивать не стал - отлично понимал, что после вряд ли найдет в себе смелость отправиться в деревушку снова.
>>>Заброшенная деревня наритов

Отредактировано Reisende (18-12-2015 22:52:21)

0

7

Деревня как и описывал лесоруб была к востоку - но заросла несколько сильнее, чем стоило ожидать - по крайней мере, для того чтобы сесть не влезая в ветки деревьев грифону пришлось бы выбирать лишь из нескольких мест - того, что когда-то было "центральной площадью", полузаросшего низким кустарником оврага и лесом за поместьем, где маячила пара прогалин, оставленных огнем во время пожаров вызванных молниями.
В целом - деревня производила на удивление спокойное впечатление - по крайней мере ничего нарочито подозрительного не было.

0

8

<Старт>
Чем может занять себя пони, не имеющий постоянного места работы? Конечно же подработкой. В случае же, когда твоя основная деятельность это найти кого-то из гильдии и передать ему что-то, что заказчик мог бы сказать и сам, эта работа оставляет такое же огромное окно. Причем стоит сказать, что эта работа существует лишь потому что нужно проверять новичков в деле, ну, и к тому же шишкам гильдии не хочется тратить время на личные встречи друг с другом. Собственно, и сейчас, оставив в тайнике Эрикхорна свиток с посланием для местного агента, я был полностью свободен до следующего курьерского задания гильдии. Обычно бы я употребил свои свободные часы на тренировку профессиональных навыков в небольшой краже, ну, чтобы не забыть в этой курьерской волоките, как вообще это делается, но в тот день мне подвернулось кое-что поинтересней.
Прохлаждаясь в таверне с кружкой "честно выигранного" эля, я как обычно прислушивался краем уха к разговорам, черпая важную для вора информацию, вроде того, где можно отыскать что ценное, и что из этого будет мало охраняться уставшими от такой работы стражниками. Конечно, так уж ни разу не случалось, что в таверне кто-то открыто подсказывал где можно сорвать большой куш, но пару раз на несколько относительно успешных вылазок таверна меня с подвигла. Так и в этот раз мой слух уловил обсуждение того, что какой-то рехнувшийся искатель приключений нашел способ проникнуть в пещеры древнего Леса, что находился за Эрикхорном. Конечно, от этой затеи несло за версту безумием и плохой идеей, но и вместе с тем возможностью найти что-то ценное, что могло бы пригодиться если не мне, то гильдии и как следствие моему продвижению в ранке. И потому я решился отправиться в это безумное приключение, которое не должно было затянуться как я думал больше, чем на четыре дня.
Долетев до окраин, где кончалась относительная цивилизация и начинался лес, я приземлился в деревне, что служила форпостом на пути к чаще леса, куда и должен был отправиться тот безумец. Если где и могут знать что-то о предстоящей экспедиции, то только тут. Вот только с чего мне стоит начать? Я огляделся по торонам, в округе было почти что ни души, что для маленьких населенных пунктов в данное время суток было вполне нормально. Разве что у своеобразных ворот в лес стояла парочка пони, и хотя они не имели на себе ни брони, ни копий, я был точно уверен, что это была местная стража. Почему? Ну, можно сказать это была интуиция нарушителя порядков. Прокрутив в голове не было ли совершено мной краж в округе, и определившись, что для них я должен быть чист, я направился к представителям охраны порядка.
— Вечер добрый, — поприветствовал я их. — Я слыхал, что кто-то собирался пробраться в лес зачем-то и искал таких же... кхем, экспедиторов. Не слыхали ничего такого?
Я старался не раскрывать всей известной информации, дабы сократить число возможных вопросов откуда я все знаю, и почему интересуюсь. Вместе с тем я старался изобразить из себя заинтересовавшегося скептика.

+1

9

Один из стражников раздраженно пробурчал что-то нечленораздельное и сразу же замолк, думая, что Лиам его понял, но потом вмешался второй и затараторил с деревенским акцентом:
-Конечно слыхали! Только ленивый о нем не слышал. Я вижу слухи далеко дошли раз уже пони с других городов приходят сюда, чтобы поглазеть на этого чудака. Приперся, видишь ли, к нам недавно  единорог весь в богатых одеждах и представился  исследователем. Предложил, значит, пойти с ним и отыскать «волшебную пещеру с артефактами»!- жеребец презрительно фыркнул,-Вот делать нечего этим богатеньким нежным единорогам. Вроде все есть о чем мечтать может любой пони, а все-равно лезут куда не надо. Естественно никто не согласился. Даже безмозглый жеребенок знает, что не стоит идти в Вечнодикий, а тем более лезть во всякие «волшебные пещеры». Ну, если хочешь поговорить с ним,-стражник внимательно осмотрел черно-фиолетового пегаса с макушки до копыт,- то иди в таверну. Он обычно там сидит в это время. Единорог со смазливой мордой, белого цвета и со светло-голубой гривой. Зовут его... Эй, Блейд, как этого придурка зовут?-Блейд что-то пробурчал в ответ-А, точно! Стардаст его зовут. Сразу узнаешь его. А теперь кыш отсюда, не мешай нам работать!
Страж закончил свой рассказ и вместе со своим напарником ушел обратно на пост.

0

10

— Что ж, благодарю. Интересно только, что же конкретное он найти-то хочет? — Задумчиво произнес я и махнув копытом на прощание направился в таверну, а вернее сначала её искать.
Отсутствие прочих желающих, однако, весьма способствует тому, чтобы сорвать большой куш, естественно, если этот Стардаст не того же мнения об экспедиции, что и я. Тогда уж этот поход обратиться в игру "кто кого надует больше". Надеюсь, что этот единорог больше гонится за знаниями, чем за артефактами, чтобы даже не думать о не честном найме...
Таверна нашлась относительно быстро, выделяясь от прочих домов своей протяженностью в длину. Конечно, она не имела в себе черт городских таверн, но это делало её еще более притягательной своей первозданной путнической уютностью. Кажется, она даже не имела никакой эмблемы, символизирующей её название, впрочем, я сомневаюсь, что и названия требовало одинокое питейное заведение в деревушке у леса, куда путники должны были заглядывать разве что при желании отдохнуть после долгого пути весьма неординарным маршрутом. Когда я зашел внутрь, я мог видеть самую обычную бедную, но не слишком, обстановку самой обыкновенной таверны. Тут стояло несколько широких столов с лавками, за которыми сидело несколько местных пони, чуть дальше, ближе к дальней стене находилась кухня и барная стойка, закрываемая сверху лестницей ведущей к балконам второго яруса таверны, где располагались спальные матрасы временных постояльцев деревушки на окраине. Стены, на которых обычно висят те или иные охотничьи и местные трофеи были украшены скудным количеством картин и подков, которые там висели скорее по причине обязанности повесить хоть что-то на стены прибежища путников.
Если улицы деревушки были пустыми, то вот питейное заведение было относительно полным. Все пони, что сидели здесь имели достаточно схожие черты лиц и цвета своих одежд, отчего ясно угадывалось, как их принадлежность к жителям этой деревни, так и материальное состояние, оценивающееся, как "не грабьте нас, все равно нет ничего ценного". Выделялись из этого числа граждан разве что несколько пони, и одним из них был как раз белый единорог с голубой гривой, облаченный в достаточно недешёвые одежки какого-то коллегиального писца или исследователя, характерные для единорога, которого мне описали стражники. По мере моего приближения к нему я ловил на себе все больше заинтересованных взглядов, что несколько нервировало меня, не переносящего излишнее внимание. Присев за столик единорга, я слегка улыбнулся.
— Слыхал я, что тут один чудак хочет пробраться в лес и ищет пони для этого, —небрежно начал я слегка пониженным тоном. — Не ты ли это?

0

11

В глазах единорога промелькнуло раздражение, но он быстро натянул доброжелательную улыбку и ответил:
-Да, я тот чудак,-Стардаст с трудом ухмыльнулся,-но я предпочитаю, чтобы меня называли исследователем. Вижу, ты заинтересован в экспедиции. К сожалению,  пока еще никто не согласился идти со мной. Глупая деревенщина настолько запугана суевериями, что не осознает какую возможность она упускает.-жеребец отхлебнул сидра и поморщился,-Я устал ждать, цель на расстоянии вытянутого копыта, а я не могу подобраться. Если ты согласен, то отправимся прямо сейчас. Думаю, мы вполне и вдвоем сможем справиться. Все, что найдем, можешь взять себе. Всякие безделушки меня не интересуют. Ну что, согласен?

0

12

Замечательно! Он тот самый тип единорога, который мне и нужен, ну или по крайней мере пока старается им казаться. Я ухмыльнулся протянул ему свое копыто.
— Идет. Я бы мог, конечно, потребовать с тебя гарантий того, что "всякие безделушки" тебя совсем не интересуют, но пусть Всеблагая будет тебе судьёй. Ну а мне пусть судьей будет Зербо.
Все же грабежи не в моем стиле, а тем более ввязываться в конфликт с единорогами может быть чревато травмами от их вспыльчивой натуры и непредсказуемых заклинаний. Уж я-то и мои копыта прекрасно помнят что бывает если похитить вещь необычайно важную для её владельца с рогом. Если говорить вкратце, то не стоит этого делать ни в коем случае, ну или по крайней мере не стоит попадаться им. Однако ученые, как правило больше увлечены своими книгами, чем слежением за собственными сумками.
Ну, в путь, или тебе еще что надо захватить для твоих исследований? — уточнил я, пожав копыто Стардаста.
Заросшая Пещера --->

Отредактировано Liam (26-10-2016 09:09:57)

0

13

Услышав ответ пегаса исследователь сразу же приободрился.
-Отлично! Не волнуйся, у меня уже все с собой.
Единорог вытащил из-под стола седельную сумку и темно-коричневый плащ. Надев плащ и сумку, Стардаст достал из неё карту и стал внимательно её изучать, бормоча что-то себе под нос.
-Пещера находится дальше чем хотелось, но я проложил наиболее безопасный и короткий маршрут, поэтому мы сможем добраться до нее за полчаса.
Встав, жеребец кинул пару монеток на стол и направился к выходу.
-Не отставай. Не хочу, чтобы единственный член моей экспедиции был сожран мантикорой.
---->Заросшая пещера.

0

14

<------ Деревня Найтингейл

Путь у кобылки был без приключений. Она до сих пор бредёт по лесу, со своим серым крупом, который так и не почистила от пепла после минувшей ночи. Впрочем, это было кстати, ведь обычно от света солнца, ее белая шерстка выделяется еще сильнее и заметить служительницу гораздо проще, чего ей точно не хотелось.

- Значит я убийца? Ангелом мне не стать? Почему Тиара тогда со мной уже не разобралась? Искупление? - Хоть голова у нее и была занята мыслями, бдительность ничуть от этого не пострадала. Пони высматривала и прислушивалась ко всему, чтобы не пропустить чего-то важного. Фауна уже давно свернула с тропинки и ходила по лесу в поисках заблудших душ. Амулет, что она себе вернула покоился у нее в сумке, иногда насмехаясь над его хранительницей. Что до нее самой, она в глубинах своего подсознания готовилась к своему поражению. Если она не сможет искупить свои грехи, в которых ее убеждали все, то в таком случае сможет просто дальше вести свое существование с тем, к кому привыкла, амулетом. - Если нет справедливости, то кто посчитает, что я искупила эти грехи, ведь то, что я грешна уже не справедливо. В чем я вообще грешна? Я делала все ради нее, чтобы никто не смел противиться ее воле. Меня, как и того духа, предадут, я стану также бродить не зная покоя? Нет, он же сказал, что он был ей верен до конца и все делал правильно. Нет, он сказал по справедливости, вроде бы. Выходит, если я умру сейчас, то мне не будет покоя, я ничего не получу за свои труды? От меня откажется моя богиня, а моя душа будет принадлежать... Кому она будет принадлежать? Я ведь всю свою жизнь посветила служению, это не справедливо. А вдруг не будет и справедливости в том, что я пытаюсь искупить свои грехи? Все просто будет как и со служением. Я отдам на это всю свою жизнь и мне скажут, что я не достойна даже покоя? Если ничего не избежать, зачем тогда сопротивляться? За тем, что я не сдаюсь, потому что я верю?  Нет, я же убийца, почему она тогда меня не наказала? Он говорил, что гнев я ее увижу, но не было гнева, я же люблю Тиару всем сердцем! Я ей все отдала... Но что, если и вправду я служу не ей? Почему тогда от них не было никакого знака?

Так и проходила дорога Фауны, в диалоге с самой собой.

Отредактировано Фауна Лисс (18-11-2017 01:42:20)

0

15

[NIC]Ликин Скай[/NIC][STA]Исследующая жижу[/STA][AVA]https://i.imgur.com/54egElx.png[/AVA]
    Деревня, в которую Фауну привела дорога, оказалась весьма-таки немаленькой. Одно то, что к ней подходила нормальная широкая, хоть и грунтовая, дорога, говорило о многом. Путь занял у Фауны существенное время, так что солнце уже успело полностью взойти, а сама Фауна проголодалась. Неплохо бы было пообедать.
    В это время улочки деревни уже были наполнены прохожими пони, каждый из которых в том же Эрикхорне привлёк бы к себе массу взглядов. У кого-то морда была обезображена шрамами, кто-то шёл по улице в зловещего вида доспехе из костей, у третьего в глазницу вместо отсутствующего глаза была встроена склянка зелья. Однако здесь, где таких "необычных" пони было подавляющее большинство, никто им не удивлялся. Не обратили особого внимания и на Фауну. Грязный круп да паладинские доспехи? Переплюнь вон того жеребца, у которого на шлеме извивались живые корни. Паладиншу разве что одарил мимолётным взглядом пожилой пегас, облачённый в кожаный фартук и порванный, но скреплённый назад грифоний рабский ошейник.
    Вдруг в ближайшем к мимопроходившей Фауне доме резко распахнулась дверь, которую своими телами выбили двое — пегаска и единорожка, жутко кашляющие.
    — Ну Лэнни, ну... Кха-кха... Ну... Ну как так-то! — пытаясь восстановить дыхание, ругалась пегаска.
    От них, и от пара, валившего из хижины, жутко несло тухлятиной, словно у них в доме залётный грифоний мясник забыл десяток коровьх туш. Окружающие на это среагировали фактически никак. Кто-то хохотнул, кто-то выругался, каждый поспешил убраться подальше от места катастрофы, но какой-то паники, или хотя бы тревоги, не возникло.
    Ноги пегаски от самых копыт и до плечей были покрыты тонкими кожаными браслетами с железными бляхами. При ближайшем рассмотрении можно заметить, что на каждой железке выгравировано имя. Тело закрывал кожаный доспех, и кьютимарку видно не было. От доспеха через систему заклёпок отходили необычные пластины, накрывающие край крыльев.
    Единорожка же кашляла сквозь ярко-бирюзовые бинты, закрывающие морду целиком, оставляя щель лишь для глаз. Бинты были покрыты схематичными рисунками глаз, и создавали впечатление, что пегаска смотрит на округу всей головой, от плеч до макушки. Остальное тело её закрывал белый халат, так что о её цвете говорили только светло-бежевые копыта. Ни хвоста, ни гривы видно не было — либо смотаны и спрятаны, либо сбриты.
    — Чтоб я знала! — её голос оказался жутко скрипучим, словно горло под бинтами было вскрыто и плохо зашито. — По рассчётам оно не должно было...
    — Да оно никому ничего не должно! Почему ограничивающий контур на стол не наложила?! Столешницу лень было доставать?!
    Эти двое продолжали ругаться, сидя прямо на земле, а вокруг них шли по своим делам пони, в том числе и одна залётная служительница Тиары...

0

16

Место было поистине неприятным, будто в этой деревушке находился весь Эквестерийский сброд. Кобыле здесь не нравилось, напряжение чувствовалось по всему телу, ей казалось, что если речь и шла о душах которые стоило спасти, то точно не эти. Все те, кого потрепала жизнь, будто бы доживали оставшееся им время здесь. Мысли о спасении кого-то быстро покинули голову служительницы, она глядела по сторонам и готовилась обнажить меч, чтобы положить конец любому странному жителю, который вдруг побежит на нее с криками. Амулет только поддерживал это, даже развил мысль о том, что для этого сюда и направили Фауну-убийцу, чтобы она положила конец страданиям здесь живущих. Но слова Сандро все еще всплывали в памяти и служительница старалась держать себя в копытах.

Вывалившиеся из дома единорожка и пегаска, о чем-то спорили, возможно даже ругались, Фауна обратила на них внимание лишь тогда, когда почуяла вонь, проходя рядом. Она четко расслышала одну из них, что-то про ограничивающий контур. И тут кобылу осенило, если ее направили сюда, чтобы спасти души, а эта деревня во всех смыслах походила на богом забытую, то значит ей нужно разобраться с этой деревенькой и донести сюда слово Тиары. Гнев внутри закипал, все жители воспринимали происходящее здесь, как само собой разумеющиеся вещи. А что если здесь проводятся какие-то магические эксперименты? А что если здесь присутствуют преступники, которые совершили страшные деяния и не понесли наказание за это? Держа порыв эмоций, Фауна шаркнула копытом и подошла ближе к странной парочке. На вид они были не менее странные, чем остальные.

Сдерживая гнев и стараясь не выдать на своей мордахе недовольства, служительница достаточно громко обратилась к пегаске, так как разобрать, что говорит единорожка через ткань, было сложнее. На случай если она ответит.
- Я смотрю у вас какие-то проблемы? Может не стоит их выставлять всем на показ? - Вонь идущая из дома, откуда вывалились эти двое все усиливалась и Фауна подтянула копытом плащ к своей моське, чтобы хоть как-то дышать не ощущая тошнотворный запах. - И что так отвратительно пахнет? Вы хотите отравить воздух в селении? Если так, то это просто высшая мера безответственности!

Вложив капельку гнева в последнее предложение, служительница испытующе смотрела на экспериментаторов, именно к ним она причислила эту парочку и ждала ответа. Ей так и хотелось прямо сейчас прижать этих двоих к стене и устроить допрос, как она любила делать, если подозревала кого-то в темных делах. Но страх того, что она вновь подведет Тиару, сдерживал ее лучше всякой цепи на шеи. Поэтому вопреки своим привычкам, кобылка решила сперва разобраться в происходящем.

0

17

[NIC]Ликин Скай[/NIC][STA]Исследующая жижу[/STA][AVA]https://i.imgur.com/54egElx.png[/AVA]
    Наконец-то прокашлявшись и проругавшись, обе кобылы настороженно взглянули на Фауну, которая незваной решила присоединиться к их беседе. Здесь не любили чужаков. И выскочек. И чужаков-выскочек.
    — Да куда уж тут больше воздух травить-то? Ты чего? — в голосе забинтованной единорожки слышалось искреннее непонимание, но потом её осенило. — А! Ты не местная! Не знаешь же! Вон Вечнодикий же! Здесь и так то и дело то ядовитая штука споры швыряет, то феи мошной с пыльцой трясут.
    — Не трогай залётную, — очевидно более опытная пегаска одёрнула свою спутницу и повернулась к паладину. — А ты в чужой монастырь со своим уставом не лезь. Умные все вокруг — аж за дровами послать некого. Дай угадаю, ты прослышала, что из Вечнодикого леса в этот сезон можно вытащить добра и решила, что здесь, в Топлой, тебя встретят с распростёртыми объятиями.
    Пегаска критически осмотрела Фауну. По сравнению с местными паладин явно была экипирована весьма... Стандартно.
    — Кто ты? Воин? Маг? Лес и не таких сжирал. Вон, каждый год тут новые морды, потому что старых-то тю-тю. Только лес бередите. Твари на вас сбегаются, а потом нормальным охотникам проходу мимо ваших трупов нет, только успевай падальщиков отпугивать.
    Надменно фыркнув, она поднялась на копыта и сделала шаг назад, в сторону дома. Взмах крыльев — явно магический, несмотря на отсутствие рога — и вонючий дым сдуло резким порывом ветра вверх, в небо, где он начал плавно улетучиваться в сторону леса, повинуясь диким ветрам дикого леса.
    — И всё равно прёте как бараны! "Проблемы" у нас, видите ли! Это у тебя, милочка, проблемы! С головой!
    Сейчас, когда пегаска встала и начала заниматься делом, по её движениям Фауна как боевик, могла понять — она ох как непроста! Скупые, точные, выверенные до миллиметра шаги, сильные взмахи крыльев. Необычная магия. Будь в ордене больше таких бойцов — глядишь и дела бы шли получше.
    — Не обращай внимания, — раздалось в ушах у Фауны. Рог единорожки-мумии едва заметно мерцал. — У нас не клеится исследование. А она считает, что я допускаю дурацкие ошибки "даже для такой деревенщины". И злится.
    — Ты куда шла-то? — продолжила она вслух. — Если ищешь, где помыться да поспать с дороги, тебе в "Сбежавшую тень". Правда, с чужаков там оплату вперёд требуют...
    Взгляд из-под бинтов скользнул по крупу... по грязи на крупе земнопони. Конечно, по грязи. Зачем же ещё разглядывать чужой круп!

+3

18

Гнев тут же овладел кобылой на столь резкую речь. - Вся Эквестрия один большой монастырь находящийся под взором Тиары! Или вы считаете, что можете устанавливать правила отдельно от всех? Отгораживаетесь? А может боитесь, что ваши особые правила лишь для того, чтобы вас не судили. Мол не имеем ничего общего с другими. Пусть так, но в мои правила также не лезь! - Стала в ответ распаляться Фауна, считая это чем-то оскорбительным лично для нее. Заключенный в амулете, тоже решил не оставлять возникшую ситуацию без внимания.
- Спорим не подеретесь? Фауна, а она тебе круп то надерет или соберешься и докажешь обратное? Смотри, они все живут по другим законам, считают себя выше остальных. Что, просто так съешь это? Давай, как обычно, удар под дых и пока не опомнилась.

Вот только голос единорожки в бинтах был без агрессии и раздражения. Фауна показательно подняла копыта и стала дышать, уравновешивая свое эмоциональное состояние. По мере того, как вони становилось меньше, ей тоже становилось лучше.
- Что, сбежишь как собачонка поджав хвост? Или включишь плаксу? Где твоя гордость? Падаешь все ниже и ниже, сгниешь на этом болоте, если не начнешь принимать решения сразу.

Дыхание стало ровным и кобылка опустила одно копыто на землю, а второе выставила перед собой. - Да, возможно... Прости, крылатая, я ответила бы также, если нашелся кто-то наглый и стал совать нос в наши дела на наших землях. Но давай обойдемся без оскорблений. Я сюда по личному делу и не собираюсь никому пояснять, у кого что в голове творится и почему. А что по-поводу вас, также могу смело заявить, что ваши дела здесь привлекают вещи гораздо важнее и возможно опаснее, нежели какие-то сорняки в лесах. Если неприятны чужаки, выстройте ограду с забором и большими воротами, чтобы никто не проникал. А раз вы этого не сделали, то смиритесь с тем, что имеете. Я не видела ни одного предупреждающего знака по пути сюда. -  Служительница закончила свою речь, уже спокойным голосом. Очень помогло воображение и утешение в том, что она поступает также на своих землях с нечистью или еретиками. А чтобы этот неприятный момент компенсировать, решила по возвращению устроить бучу.

-Дура... - Насмехаясь подытожил амулет.

Впрочем, вся беседа проходила из глазу в глаз, и служительница ни разу не моргнула, не отвела взгляда. Сложилось впечатление, что эта пегаска может быть вовсе не последней в этой деревушке, ведь так открыто высказывать недовольство, обобщая мнение других жителей, могут лишь лидеры, умеющие брать на себя риск и ответственность. В любом случае, Фауна ее признала, но и выглядеть тряпкой, которая просто согласится со всем сказанным, в ее глазах тоже не будет. Поэтому ответ единорожке последовал без отвода глаз.
- Да, я не местная, думаю по мне заметно. Все же искренне надеюсь, что исследование у вас не незаконное? И... - И в этот момент живот предательски заурчал, напоминая о том, что голод никуда не делся, а служительница вовсе забыла с ним справиться.

- Ты же всю ночь в лесу объедалась. Неужто опять жрать хочешь? Так и располнеешь, доспех не натянешь. Будешь с нечистью своим весом бороться, а еще лучше пугать им. - Вставил свое высказывание узник и сам же посмеялся над озвученным, что было на самом деле в лесу он не знал. Кобыла старалась не обращать на это внимания. Но мордочка у нее заметно скисла и серьезности поубавилось, есть то хочется.
- Мне бы где-нибудь перекусить, в этой "Сбежавшей тени" можно будет поесть? Или, это такая странная купальня с возможностью потом поспать? - Фауна очень хотела оглядеть себя, на морде появилось возмущение, она не могла понять причем здесь мытье? Она ведь сюда совсем не за этим пришла. - Это у вас традиция такая, чтобы пришедшие мылись? И можно ли узнать, вы не в курсе о возможно пропавших душах или душах не знающих покоя, ищущих спасения или искупления? Это касается моего личного дела, чем быстрее я с ним разберусь тем быстрее вас покину. И зовут меня Фауна, больше ничего не скажу, пока и вы не представитесь.

Только под конец, до служительницы дошло, что если в этой деревне действительно такие проблемы и здесь так опасно, как говорит пегаска, то работы у нее может быть много. И лучше не ссориться с местными. - Почему она считает, что я ищу место где помыться!?

Отредактировано Фауна Лисс (22-11-2017 00:35:41)

+1

19

[NIC]Лэндин Хард[/NIC][STA]Кандидатка в алхимики[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XqlNs9e.png[/AVA]
    При упоминании Тиары и её монастыря пегаска сначала обомлела, глянув на Фауну так, словно та отрастила себе вторую голову, а затем, фыркнув, откровенно заржала.
    — Тиары... Монастырь... Тут! Ха-ха, ой, не могу... Чего ж это за монастырь такой, где твари пополам с нежитью поней жрут на завтрак, обед и ужин? Уж не знаю, откуда ты такая взялась, дорогуша, но спасибо, насмешила.
    С подавляемым смехом и выражением морды типа "о, Зербо, какая дура", пегаска скрылась в доме, дым из которого уже почти не валил. Ей ещё внутри порядок наводить.
    — Ладно, когда остынет, я к ней приду. Вот каким бы ни была она талантливым наставником, характер я б ей поменяла. Эх. Ладно. "Сбежавшая тень" это корчма, да. Еда, вода, кровать — за этим туда. Мыться с дороги это как бы традиция всех чистоплотных пони. Не считая того, что чем меньше ты воняешь, тем менее привлекателен ты для некоторых монстров Леса. Например, изменённые белки. Сами по себе безобидны, но переносят очень мерзких паразитов. Белки — падальщики, прибегают на запах пота и грязи, когда ты отдыхаешь. Они видят, что тело живое и убегают. Но вот в том месте, которое зверёк понюхал, начинают расти волдыри. С личинками.
    Единорожка кивнула в сторону центра поселения и повела Фауну за собой. Пару раз кто-то из прохожих здоровался с ней и скользил взглядом по паладину, но большая часть местных просто молча шла по своим делам.
    — Я ж не представилась. Меня Лэнни зовут. Как ты догадалась, наверное, я алхимик. Гильдейский, так что у нас всё легально и официально. Да и вообще тут деревня вся законная, ты не смотри, что порядки считай тюремные. Тут, в такой близости от Леса, если порядок не блюсти, быстро пойдёшь на корм тварям. И да, кстати, могу продать зелье, которое очень хорошо убивает запахи. Тебе со скидкой. Как э-э-э... Как гостю поселения.
    Строение, к которому вела Фауну единорожка, оказалось большим двухэтажным домом, явно построенным в несколько этапов. Когда-то это была ферма, потом дом совместили с сараем, потом всё это сравняли ещё одной стеной, потом с другого боку выросла вторая пристройка, потом сверху налепили второй этаж... И каждый раз почему-то использовали для деревянных стен морилку немного другого оттенка.
    — А что до душ... Я в религии не разбираюсь. Я учёный. Но если ты про нежить, то её полный лес. Они ещё и новых с собой уносят. Недавно вон какие-то новые твари появились, как пони, да только в чёрных бинтах... Не как мои, нет! Мои это другая история. Эти в чёрных, да насквозь ими проткнуты! Лента чёрная в одно ухо входит, из другого выходит — а они бегают! И глаза у всех у них закрыты бинтами этими. А сильные, ух! Вон, отряд Страйдера впятером на одного такого — и то еле-еле Вашку не потеряли.
    Внутри таверны оказалось просторно и шумно. Корчмарь — крупный земнопонь с жутковатым шрамом в форме подковы на морде — лениво протирал стакан за стойкой, но в момент, когда путники вошли внутрь, его цепкий внимательный взгляд, казалось, просветил Фауну насквозь. Похоже, увиденное его не взволновало, так что он вернулся к своему занятию.
    За его спиной горел камин, над которым висел котелок с чем-то готовящимся. По запаху определить, что именно, не выходило — в воздухе мешались ароматы слишком многих блюд. На миг Фауне показалось, что пламя камина смотрит на неё, напоминая о дикой пляске в костре, но спустя секунду наваждение исчезло.
    — И у тебя пoпа в грязи.

+1

20

Скривив морду так, словно наступила во что-то липкое и неприятное, Фауна сопроводила взглядом пегаску. - Вот только попадись мне на землях ордена, посмотрим, кто посмеется потом. - Какое-то время, кобыла еще смотрела вслед и если бы у нее была возможность прожигать взглядом, то она это непременно сделала бы сейчас.

- Задница, даже не назвалась... - Вздохнула служительница и приняла тот факт, что пернатая ее просто никак не восприняла. - Я к ней тоже с факелом и отрядом. - Подумала про себя Фауна, когда единорожка озвучила то, что она вернется к своему учителю. - Ха-ха, вот теперь другое дело. - Будто чувствуя, что среброгривая постепенно начинает возвращаться в свое привычное состояние, хоть и борется с ним, добавил от себя узник и успокоился.

- О Тиара! - Дослушав до конца Лэнни, воскликнула служительница. - Это просто мерзко! Волдыри на месте где просто понюхают? Да это черная магия какая-то! Они ведь обычные животные, эти белки, разве такое вообще возможно? - Идя за единорожкой, она возмущалась вслух. - И почему никто ничего не может с этим поделать? Это место на вид выглядит проклятым, так еще вот это. - Глядя на свою собеседницу, Фауна умерила свой пыл и немного тише сказала: - Слушай, эти бинты на тебе, это ведь не от какого-то приятного события, верно?

Внимание служительницы было полностью приковано к единорожке, ей уже было не так интересно, смотрят на нее или нет. Хотя под ноги, она себе все же глядела, при этом не упуская и единого слова "мумии". Слова о том, что деятельность алхимиков закона, дали возможность расслабиться. Мысленно кобыла благодарно вздохнула за них, а чтобы случайно не выяснилось обратного, приоритетом стало выяснение общей ситуации в деревне, а не вынюхивание чужих тайн.

- Знаешь, а имя у тебя довольно милое для такого места, будто ты сама не отсюда. - Улыбнушись подметила Фауна и проследовала внутрь таверны, заняв свободное место. Предварительно, служительница встретилась взглядом с хозяином заведения, такой сделала она вывод. Но интересней было поведение огня за спиной жеребца, ощущалось что-то приятное, будто бы огонь танцевал. Но в голову пришло воспоминание о том, что было в Балтимейре и ощущение сменилось на противоположное, будто языки пламени стали острее. Решив не заострять внимание на восприятии огня, среброгривая как раз застала момент, когда единорожка подытожила все тем, что у земной пони грязная попа.

- Грязная... Попа? - Неловкое ощущение нахлынуло на Фауну, все это время она светила своим крупом, который был в грязи и при этом сохраняла гордый вид, как ни в чем не бывало. Окрас ситуации сразу изменился и будто бы нехотя, кобыла стрельнула глазами по сторонам и почти прошептала. - Сильно грязная?

Хотелось много чего еще спросить у Лэнни, да поинтересоваться. Но ее постоянные намеки при встрече о том, что стоит помыться и история о белках, заставили поменять приоритеты. - Я же всегда соблюдала чистоту, я сама белизна и как так вышло вообще? А она еще и про вонь говорила... Неужто? - Фауна наклонилась в бок, готовясь приподнять копыто и проверить свою догадку, но бросив взгляд на единорожку остановилась, посчитав, что это уже полное несоответствие служительнице такой богини. Как она может вообще прославлять ее идя по деревням грязная и вонючая? Последователи должны отражать всю красоту своей богини. А что она отразит таким состоянием?

0

21

[NIC]Лэндин Хард[/NIC][STA]Кандидатка в алхимики[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XqlNs9e.png[/AVA]
    Ленни пожала плечами. Паладин озвучивала очевидное, разумеется тут всё проклято до самых костей.
    — Ну да, тёмная. Очень старая и очень тёмная. Нарна ещё проклятьице. А ты не слышала? Хе, обычно сюда приходят именно за этим. Говорят, тут была больша-а-ая стычка наритов со светлыми. И якобы здесь была пролита кровь самого Нарна. Враки или нет, но в этих местах из леса лезет самая мерзкая живность и нежить. Мы их ряды прочищаем регулярно, но чтоб пробиться внутрь и понять, откуда это всё лезет... Там руины старого храма. Светлого. Сильно осквернённого. Все следы ведут к нему, но глубже третьего подвального яруса никто не забирался. Там подземелье кончается, начинаются норы. И вот те твари, которые сидят там... Даже профессионалы не успевают позвать на помощь. Просто был охотник — и нет его. Ещё одна табличка с именем на стене храма. Хоронить-то нечего.
    Вопрос о бинтах заставил единорожку с прищуром зыркнуть на Фауну. Такая тема разговора явно пришлась ей не по нраву.
    — Верно.
    И всё. Усевшись за столик, выбранный паладином, она махнула одной из местных официанток универсальным жестом "хочу еды, имею деньги" и вернула свой взгляд на Фауну.
    — Здесь не любят вопросов о прошлом. Если тебя перекосорылило и выплюнуло сюда — значит, есть за что и зачем. А повязки эти весьма удобны. Позволяют видеть больше. Я за них на чёрном рынке отдала свежую печёнку тёмного броненосца. Безобидные тварюшки, пока их не тронешь. Жрут камни, делают норы. Только попутно подъедают магию из окружающего пространства, которая в печени у них и оседают. Одного взрослого броненосца хватает на несколько литров! Литров лечебных зелий. Только взрослого уже и алмазом не пробьёшь к магии они равнодушны, вот и приходится искать таких, кто уже нажрался, но панцирь ещё не нарастил. И если он не сожрёт тебя, то ты богата.
    Единорожка, очевидно, любила болтать, причём всё больше про тёмных тварей. Странное увлечение, но у всех учёных свои заскоки. А уж у учёного, которого занесло в такое место...
    — Сильно. Ты, видать, села куда-то не туда. Грязь там и засохла. Вон, в баньку сгоняешь и нормально. Только у трактирщика эликсиры не бери для бани, если предложит. Они, конечно, дрянь из тела выводят, но ты к ним не привыкшая. Да ты не напрягайся так, в сравнении с Лайтом, который давеча из Леса выбежал весь с макушки до копыт в каких-то кишках, ты выглядишь как дворянин. Хотя дворян тут не любят.
    Тем временем к ним подошла кобылка в фартуке, земнопони, которая с улыбкой поинтересовалась, чего подавать гостям. Судя по взгляду, Лэнни она узнала, а на Фауну посмотрела с вялым интересом.
    — Печёной картошки с сыром и лёгкого вина, — заявила единорожка. — Только сыра не местного! А то видела я, кого там доят...
    Приняв заказы от обеих посетительниц, официантка удалилась на кухню через дверь позади барной стойки, а Лэнни продолжила:
    — Ну и тебе так и так здесь останавливаться, если хочешь провести тут больше суток. Ночью тут не стоит ходить по улице... Не из-за монстров, нет! Просто местные стражники настоятельно рекомендуют оставаться в зданиях. Пугают их силуэты в ночи.

0

22

- Мне того же, что ей. - Сразу выпалила Фауна подошедшей официантке, после того, как единорожка озвучила свой заказ. Рисковать заказывать что-то на свой вкус здесь, после всего что сказала Лэнни, не очень то хотелось. Закажешь чего, а он мало того, что окажется не тем, так еще и с какой-то гадостью, которую потом выводить придется из себя. Возмутительно насколько тут все плохо, что это сказывается на еде и в целом на окружении, как и на характере жителей. Но новая волна гнева в Фауне закипала не от того, что она все это время гуляла с грязной попой, не от того, что она не может заказать то, чего хотелось бы. Она слушала свою собеседницу и прокручивала в голове мысли о том, сколько же здесь погибло тех, кто пытался справиться с этой гадостью, которая засела в этих местах. А всему виной было темное божество, которое кобыла презирала всем сердцем.
- Треклятый Нарн! - Выкрикнула с искренним гневом служительница на все помещение, крепко ударив по столу копытом от чего все что на нем было просто повалилось. - Почему вы никого не попросили о помощи!? - Уже не так громко, но все же чуть ли не сотрясаясь говорила Фауна. Она все это время искала неприятности, когда место где действительно нужно было очищение оставалось ей неизведанным. Теперь опускать свой круп она явно не спешила.

- Почему вы не послали весточку служителям Тиары? Это место необходимо отчистить! Сколько пони не могут найти покоя, пока их тела просто гниют на этом болоте!? Их никто не похоронил, не провели обряд сожжения. И вы просто сели здесь приняв что имеете!? - Фауну трясло в прямом смысле.
- Осквернить святое место своей грязной кровью... Обречь других на страдания! - Взгляд служительницы сделался отрешенным, она будто смотрела сквозь собеседницу, явно теряя над собой контроль и словно просила хорошенько ей врезать или иным способом привести в чувства.
- Мы сожжем их всех... Отчистим это место от скверны! Выжечь! Выжечь болото, чтобы ни одна тварь не выжила! Кровь темного бога выгорит в свете солнечной, сквозь тьму пробьется свет! Не оставить и следа! - Сквозь гнев на глазах блеснули слезы, она поняла, что тогда посланник Тиары говорил. Не о двух или трех душах, которые могли заплутать или быть застигнуты разбойником. На болоте гнило множество пони, которые были ведомы благими целями и намерениями, которые теперь не могут обрести покой, все по вине Нарна. А сколько из них могли превратиться в чудовищ или не умерли до конца? Не по своей воли терзать других, мучить их, питаться своими же сородичами, преследуя и охотясь на них. Безумие проступившее на морде служительницы было пугающим, она была явно не своя. Оскалившись и сморщившись, на ее глазах проступили темные круги.

Отредактировано Фауна Лисс (17-12-2017 16:23:43)

0

23

[NIC]Лэндин Хард[/NIC][STA]Кандидатка в алхимики[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XqlNs9e.png[/AVA]
    На вскрик и удар паладина обитатели таверны среагировали — затихли на несколько секунд и каждая пара глаз повернулась к Фауне. Каждая пара глаз, привыкших терпеть эту ересь и тварей, живущих под копытом Нарна, которое уже исказило, перекрутило почти каждого из них. Бинты, повязки, татуировки, шрамы, рваные уши и протезы, механические челюсти и магические глаза, никто из них уже не смог бы очиститься и вернуться к норме. Они уже часть этого места и этого проклятия. Даже сейчас, когда какая-то чужачка криком проклинала Нарна, они всего лишь попялились на неё десяток секунд, и отвернулись, возвращаясь к своим разговорам и своей еде. Не она первая. Не она последняя.
    — Не ори, — спокойно, глядя в глаза, сказала Лэндин. Фауна не унималась и алхимик извлекла откуда-то из кармана белесый шарик и раздавила его телекинезом в воздухе перед ней. Немного модифицированное лекарство от похмелья. Резко запахло кислым, и сознание паладина прояснилось. Злость и решимость никуда не делись, нет, она всё ещё негодовала и жаждала уничтожить местную погань, но исчезло состояние аффекта. — Я говорю, не ори. Если ты сейчас подскочишь и побежишь в лес, то останешься просто ещё одним именем на местной стене памяти. Включи умственные умы.
    Улыбчивая официантка тем временем принесла им два подноса с добротными порциями печёных картофельных долек, залитых расплавленным сыром и щедро приправленных зеленью и луком. А спустя секунду она же поставила на столик литровый кувшин вина и две деревянные кружки. Всё время она поглядывала на Фауну, не прекращая улыбаться. Ох уж эти чужаки. Вечно что-нибудь устроят.
    — И служителям вашим писали, вон они там храм поставили. И магам в Эрикхорн. И тёмных звали, когда перемирие объявили. Да только Лес сильнее. Жгли, топили, рубили. Хватало на месяц-другой и всё сначала. Новые прут. Не вычистить это всё до конца, пока до сердца погани не доберёшься. А его никто даже близко не видел. А если кто и видел, то...
    Лэнни чуть раздвинула бинты у своего рта, ловко подкинула картофельную дольку и в воздухе поймала и расплющила её зубами.
    — ...уфе не расскафет.
    И она с довольным видом (насколько можно было судить по глазам, торчащим из-за повязок) принялась жевать перекус.
    — Если хочешь пойти упокоить пару тенекошек или гнилых кротов — прибейся к отряду новичков. Трэйтор периодически их гоняет на пограничные полянки. Вряд ли ты будешь совсем слабее их. Но сначала в баню... И зайди в храм. Судя по твоим речам, тебе там понравится. Настоятель наш тоже на всю... э-э-э... Боевитый. Во. Глядишь, тебе и не понадобится снимать комнату здесь, может, в келье осядешь.

+1

24

Кобыла все еще морщилась от не самого приятного ощущения в носу и потирала свою морду, будто бы пытаясь вытащить эту кислятину из него, осевшую на внутренних стеночках, словно закисшего творога залили в нос. И шлепнувшись своим крупом на стул, на котором она сидела до всплеска эмоций, служительница протрезвела. Голос единорожки перестал быть похожим на неразборчивый гул, среди которого она разбирала лишь те слова, которые подкрепляли гнев. Теперь она внимательно смотрела на нее встретившись глазами и слушала, реакцию окружающих Фауна вовсе не заметила. В конце концов не они же сообщили ей эту новость. Вдобавок ко всему, фраза "Умственные умы" озадачила служительницу так, что на какой-то момент она задумалась, вникая в слова. И словно на мгновение погрузившись в странное состояние, мозг перезапустился. Ясность мышления вернулась, теперь она не орала о том, что приходило ей в голову.

- Как ты можешь оставаться настолько спокойной и невозмутимой? Ты просто вот так будешь сидеть и есть? - Остывшая голова, наконец-то выдала умную мысль о том, что жители просто смирились с тем, что они вынуждены жить с этим. Правда оставалось еще много вопросов, ответы на которые Лэнни вряд ли сможет дать сразу. К примеру почему никто из тех к кому обращались за помощью не смогли ее оказать? Она не похожа на верующую пони, чтобы дать объяснение тому, что служители не справились. От сказанного опускались копыта и уши, поникшая морда срерогривой уставилась на еще горячие дольки картошек, в которых растекался сыр. Выглядело это аппетитно, но вид этого блюда ничуть не радовал земную пони.

- Что, страшно, Фауна? Хех, ну так может все же пора одуматься? Служение богине обернулось для тебя тем, что в конце концов ты оказалась в этой яме. Именно сюда тебя сгноила твоя верность, чтобы здесь обрела свой бесславный конец. Стала одной из тех, кто здесь присутствует. Помочь тебе выбрать? Как насчет стать прислугой для этих калек, а? Будешь еду подносить и подтирать за ними, хах! Вот как твоя богиня хочет, чтобы ты ей служила. А может ей так омерзительна твоя служба, что она хочет, чтобы ты служила вот этим отбросам? - Ком подступил к горлу и пока единорожка с удовольствием кушала, Фауна просто таращилась на еду, погрузившись в раздумья.- Верни меня на шею и пойдем отсюда, твоя богиня давно отвернулась от тебя, ради чего ты здесь? Каким ветром тебя вообще понесло сюда!? Ты слышала эту мумию, даже маги не справились с этим, а что можешь ты? Орать и махать своей железкой. Здесь ты и подохнешь одна, если останешься. - Все также нещадно протягивал узник свои слова, давя на служительницу.

- А ведь тот дух действительно что-то подобное говорил, что я разочаровала Тиару. Но ведь... - На Фауну будто снизошло озарение и навострив ушки, она провела белой шерсткой копыта по крупу, вспомнив, что Лэнни не один раз намекала и вовсе сказала открыто, что она испачкалась. - Пепел! Я забыла про то, что был этот танец и когда вошла, я словно ощутила часть этого тепла, что было во время ритуала. Это не знак того, что богиня от меня отказалась, это шанс! Шанс для меня, о котором говорил тот призрак. Мне было так хорошо и радостно в этот момент, я должна нести слово Тиары, я покажу этим пони тот же свет. Точно! Танец в том лесу, разные стихии, кажется я их видела. Лес тоже страдает под порчей, но как же... - Только казалось, что служительница напала на нужный след, как ее мысль оборвалась. В конце концов земные пони не такие уж и хорошие мыслители в отличии от единорогов.

Взгляд перешел на собеседницу и слабая улыбка украсила морду служительницы. - Лэнни, ты говорила у тебя есть какие-то зелья отбивающие запах, да? А что у тебя еще может быть? Можешь мне рассказать все, что ты знаешь об этом месте, о тех, о тех кто отправлялся в поход, кто вернулся, мне надо их увидеть. Нужно узнать как можно больше. К настоятелю в вашей часовенке я отправлюсь позже, не на голодный же желудок? Сомневаюсь, что в таком месте мог бы быть построен настоящий храм, но что-то с ним не так, если он не даруют защиту даже вашей деревушке. Если по ночам к вам может зайти нечисть, значит что-то там не так. И вообще, я так подумала ты была добра ко мне, значит...  - Оборвалась Фауна оставив мысли и часть фразы при себе. Ее посетила безумная идея, что если ничего похожего не находили те, кто отправлялся в лес, то может что-то быть спрятано в самой деревне и отравлять вокруг лежащие земли, подавляя силу святого места. А может кто-то его также осквернил, как и лес. Кто-то явно поддерживает проклятие, ведь дошла легенда и молва о том, что здесь была пролита кровь Нарна. Может быть, что кто-то хочет заставить думать именно так, единорожка сама сказала, что темные также приходили. А они то должны почитать своего бога, а он в свою очередь вряд ли станет обращать свою силу против них же. Но также не исключен вариант, что потому-то нариты и не помогли, решили оставить это наказание для Эквестерийцев. Кобыла терялась в догадках, ей нужно было больше информации.

Но план действий уже созрел. Она одна точно не справится с этой бедой и осознавая, что ей обязательно вновь придется идти к той пегаске, которая ей дико не нравилась, она привстала, чтобы разлить по кружкам вина, себе и единорожке и приподняла одну из инх предлагая стукнуться. - За знакомство Лэнни? И за скорое очищение этого места, во славу Тиары!

Отредактировано Фауна Лисс (19-12-2017 16:11:30)

+1

25

[NIC]Лэндин Хард[/NIC][STA]Кандидатка в алхимики[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XqlNs9e.png[/AVA]
    Лендин действительно невозмутимо ела свою порцию. Таких наивных, как Фауна, она повидала уже кучу. Заявляются сюда с воплями о том, что вот уж они-то точно вычистят отсюда всю заразу и зальют норы нежити призванной водой. Ага. И мрут такие на первой же вылазке.
    — Да, я буду сидеть и есть. Потому что срочных раненых сейчас нет, а бегать по окрестностям поганого храма с задранным хвостом мне не хочется. Боевого опыта у меня нет. А помирать ни за что ни про что? Нет уж.
    И она снова продолжила жевать так, словно только что сообщила прогноз погоды. Ну там типа пегасы туч нагнать обещали, но, похоже, снова у них что-то не заладилось...
    Глаза Лэнни — единственная видимая часть её морды — неотрывно следили за выражением морды Фауны. Конечно, после "мирской пыли" она не впадёт в истерику снова, но мало ли, какие мысли взбредут в дурную паладинскую голову. И действительно — взбрели. Информации ей захотелось. Ну что же, болтать — не ежей разделывать.
    — Ишь, вскинулась. Расскажу. Но за еду тогда платишь ты, — алхимик налила и себе стакан вина, чтобы промочить глотку в процессе. — За знакомство, так за знакомство! Если по порядку. Деревня эта тут стояла ещё до того, как началась вся эта дрянь...
    Единорожка говорила долго, а её скрипучий голос был не самым приятным звуком на свете. Жили-были тут земные пони, выращивали себе еду, да в ус не дули, но вот наритам приспичило пробежать мимо них вдоль леса, да ещё и отбиваясь при этом. Ну и не прошло и месяца, как из леса полезли твари. Только вот земнопони упёрты ровно настолько же, насколько сильны. Они не ушли. Они возводили стены, твари их ломали, они облачались в доспехи, твари их мяли. Твари выбегали из-под сени деревьев, чтобы падать в ловушки, твари гибли десятками от мечей и алебард пони-латников. Потом сюда приехали какие-то жадные до знаний маги, имён которых уже никто и не упомнит, кроме их предводителя — Лезер Снута. Маги нахватались скверны и уехали, а Снут с учеником остались. Они и основали потом здесь Круг Охотников.
    Раз за разом они совершали вылазки в Погань, как потом назвали место вокруг осквернённого храма. Но не стремились перебить всё, что двигалось. Они смотрели. Запоминали. Учились. Потому что это там у себя дома они были крутые фехтовальщики и великие боевые маги. Не поможет опыт колдовских дуэлей против гнилых собак, каждая из которых видит всё, что видят остальные. Твои рефлексы убьют тебя же, когда Вернувшийся пони начнёт двигаться так, словно у него в теле нет ни одного сухожилия, а суставы гнутся во все стороны. Чтобы сражаться с извращёнными тварями этого места, нужен извращённый опыт. Никак иначе. И они его собирали.
    Шли годы. Приходили монахи светлых — и ушли ни с чем. Приходили эрикхорнские кабинетные колдуны — они не успели наложить свои печати, прежде, чем пополнить ряды зомбированных пони. Приходили нариты — и сказали, что над этой тьмой не властны уже и они.
    А Снут и ученики, которых уже набралось чуть больше десятка, всё так же методично изучали Погань, шаг за шагом, тварь за тварью.
    Только вот месяц за месяцем становилось всё яснее, что если Снут ищет знаний для того, чтобы бороться с тварями, то его первого ученика, Блэк Сана, интересовало служение даже не Нарну, но самой тьме. Той всеразрушающей бездне, что обосновалась в Погани. Учитель, видя это, решил преподать Сану урок, но пал жертвой собственного ученика. А Сан скрылся в руинах храма и твари приветствовали его как брата.
    С тех пор всё стало хуже. Колдовство Сана придало тварям мозгов, но у Охотников уже был опыт Снута. Они тогда потеряли многих, но пробились. Адаптировались. Научились. Потом сюда забрёл отец Калеб. Он фактически в одиночку перестроил брошенный дом в храм Тиары и освятил его. Ему никто не помогал, тогда не верили, что богиня солнца как-то тут поможет. Но она помогла.
    Поэтому и стены вокруг поселения старые и дырявые. Не могли раньше обычные твари близко подойти к деревне. Да вот теперь научились маскироваться. Шут их знает как! Но научились. Сейчас главная задача — восстановить стены, пока они не научились так делать ВСЕ.
    — Вот так и живём, Фауна... Фауна же, да? Я правильно запомнила? — единорожка заметно раскрепостилась после выпитого, но ещё не начала дурить. А вот на Фауну спиртной напиток не подействовал — сказался эффект кислой пыли. Запрет на все изменения состояния сознания.
    — А мы с наставницей делаем много чего. В основном, конечно, боевые эликсиры, антидоты, лечилки да энергетики. За них платит Круг. Но к большинству из этой химии привыкнуть надо. Это тебе, конечно, не ведьмачьи отравы, но тоже не хвост бычачий. Сейчас вот пытались сделать взвесь, выявляющую иллюзии, а то поговаривают про чейнджлингов в округе. Как будто нам тут своего дерьма мало.

0

26

Фауна с интересом слушала рассказ Лендин и на удивление внимательно. Выпитое вино никак не ударило ей в голову, его очередная порция положения дел никак не исправила. Да, ей был приятен вкус, но все же от этого напитка она ждала соответствующего эффекта, будоражащий кровь. В какой-то момент, она просто оставила попытки расслабиться с помощью выпивки и стала кушать угощение, пока то еще было горячим. Что тут скромничать то? К тому же ей придется платить за все это, хоть за информацию отдельной цены не назначили и на этом повезло.

Всё это время пока Фауна и Ленни трещали друг с другом. Амулет даже не пытался вновь оскорбить служительницу Тиары, но как только знахарка стала рассказывать историю этого городка, то демон вспомнил свою. Потупив ещё немного, мучая себя воспоминаниями, он решил вновь подколоть своего носителя:
- Даже у этой дыры есть своя история, блеск. Не-не, не пойми меня неправильно, весь ваш мир - клоака, но это место просто клоака клоаки. Хэ-хэ-хэ.

- Да воистину темные дела у вас творятся. - Наконец сказала она, когда единорожка завершила свой рассказ. Казалось, на нее вино хорошо подействовало, от чего она уже начала выглядеть расслабленной и более открытой по отношению к чужачке. А Фауна убедилась, что явно не в качестве вина дело, но это маленькое разочарование не повлияло на ее настрой. Все происходящее звучало так, что она встретилась с чем-то настолько серьезным, что не жалко будет пасть во имя великой цели. Впрочем, умирать уже не так хотелось.
- Выходит ты ухаживаешь за ранеными, вроде лекаря местного. А та крылатая больше экспериментирует. Да, ты сказала что обе занимаетесь подобным родом, варева, но твоей наставнице видно нет дела до остальных. - Служительница призадумалась на какое-то время. - Лэнни, а остались хоть какие-то записи из наблюдений этого Снута? И можешь проводить меня к отцу Калебу? - Вздохнув, кобыла почесала свой затылок и добавила. - Похоже я у вас останусь на какое-то время.

На морде Фауны была улыбка, которую она и не пыталась прятать. Сейчас ей хотелось найти себе место для ночлега, учитывая все сказанное, лучше всего подошел бы храм. Можно обратиться к богине и поговорить с священнослужителем.
- Сможешь рассказать побольше о ваших эликсирах и принципах их действия? - Больше паладин спрашивать не стала, судя по тому, что единорожка уже была выпившая, то вряд ли она сможет дать подробный ответ на вопрос о том, какие ранения обычно были на пони, что заходили в глубь леса.

Услышав про главную задачу, амулет добавил.
- Че, серьезно, ты ща будешь городить забор этому сброду? Этим нынче паладины занимаются? Раньше они тоже конечно были ещё те шуты с кадилами, но ты поднимешь этот идиотизм на новый уровень. Когда приступишь? - Заслышав такое грубое замечание, кобыла нырнула копытом в походную суму и нащупав копытом амулет, стукнула кончиком по глазу, псыкнув вслух. -Ррр-ых. - Прорычал тот в ответ.

- Хм... Здесь ещё и Рой. Давно я не подчинял чейнджлинга. Надеюсь они покончат с этим недоразумением - тобой.
Заострил внимание на челенджилингах демон. Последнее слово он произнес с дикой ненавистью к Фауне, как будто проскреб ржавым и тупым гвоздем по её мозгу.

0

27

[NIC]Лэндин Хард[/NIC][STA]Кандидатка в алхимики[/STA][AVA]https://i.imgur.com/XqlNs9e.png[/AVA]
    За рассказом, который с натяжкой можно было назвать болтовнёй, прошло какое-то время, и еда и вино закончились. Лэндин выглядела вполне довольной жизнью, насколько вообще может быть довольной кобыла в такой обстановке. Покончив со своей порцией и заметив, что от картошки на тарелке Фауны тоже ничего не осталось, единорожка махнула копытом, подзывая официантку.
    — Спасибо, конечно, за лестное мнение, но и я не святая. Мне за всё это платят. Ну, чтобы я действительно помогала магам-лекарям, а не запиралась в комнате с пробирками. Кушать-то хочется, знаешь ли, не каждый день завтракаешь за счёт залётной красотки. А Ликки... Ликки — она учёный. Настоящий, на всю голову. Ей не безразличны остальные, но у таких талантливых, как она, у них у всех приоритеты немного... Не такие. С другой стороны, она хотя бы опыты на кошках не ставит.
    Тем временем подошедшая прислуга с улыбкой сообщила Фауне, что с неё причитается двенадцать монет. Дороговато, конечно. Раза этак в полтора. Однако в этой деревне ко многим вещам особое отношение. Видимо, и хорошая еда тут ценится больше. Ну или монеты ценятся меньше. Всё ведь относительно.
    — Записи Круга Охотников доступны любому охотнику. А статус охотника получить непросто. Во-первых, за тебя должен кто-то поручиться. Взять тебя в ученики. Твой учитель должен счесть тебя готовой и ты вместе с другими учениками и одним опытным бойцом должна отправиться к самому храму и там э-э-э... Не налажать.
    Когда Фауна расплатилась, они встали из-за стола и направились на выход.
    — Храм найти просто. Ровно центр поселения. Сначала это было не так, но когда пони поняли, что нечисть к нему не подходит, селиться стали вокруг него. Вот и получилось, что он в середине.
    За время, пока они ели, Солнце вступило в свои права полностью — время близилось к полудню. На улице стало ощутимо побольше народу.
    — Днём никто в лес не суётся. Твари спят. Спящую тварь фиг заметишь, пока на неё не наступишь. А это обычно плохо кончается... О! Рах! Привет, Рах! — Лэнни помахала копытом проходящему мимо земнопоню в кожаном фартуке на тело. — Рах это наш кузнец. Надо будет к нему заскочить поболтать.
    Дорога до храма не заняла много времени. Однако этот... Домик... Оказался не совсем тем, что обычно считается храмом Тиары. Невысокий, зато включающий в себя несколько построек, соединённых переходами, он напоминал скорее маленький форт, расписанный согласно святым канонам, чем храм. Лэнни повела паладинку не в дверь, а куда-то на задний двор, где оказалось, что соединённых домов четыре и двор не задний, а внутренний. Весьма ухоженный и просторный.
    Уже на подходе Фауна начала ощущать благостную силу, храм воистину был действующим. И действенным. Необычно — как правило, Солнцеликая очень большое значение придавала внешности своих обителей. Чтобы всё было светлым и чистым. А тут какой-то каменный кремль. Во внутреннем дворе сидел на земле пожилой пегас, с задумчивым видом изучающий воткнутый перед ним в землю большой тесак.
    И вот от этого тесака веяло такой дрянью, такой скверной, что, наверное, не на святой земле сейчас полезли бы черви-мутанты, обожравшиеся силы Нарна.
    — Отец Калеб! — окликнула пегаса Лэндин. — К вам сестра по вере приехала.

0

28

- Альтруизм вам не свойственен, да? - Доставая из сумки большой серебряник с изображением Тиары, ворчала служительница. На стол упала монета, и не желая носить с собой монеты другого номинала, кобыла привстала из-за стола, проследовав за Лэнни. Это было возмутительно, живут такой малой общиной и при этом оказывают помощь друг другу за деньги. Казалось ниже падать жителям уже некуда, ищут выгоду на всем, даже на еде.
Выйдя из таверны охмелевшая кобыла, продолжила трындеть, охотно делясь информацией с Фауной. Пока паладин уделял ей внимание, Кейн пытался подозвать к себе очередную жертву. Но из-за того что Фауна была рядом и являлась фактическим носителем, местные жители слыша слабый зов, лишь кидая косые взгляды на её походную сумку, а так же просто боясь подойти  к её хозяйке, облачённой в доспехи и с мечём в ножнах. Призыв был слышен и самой Фауне. Зов состоял из невнятного шепота, но можно было различить, как он повелевал окружающих напасть на паладина и отобрать заветную вещицу.
- Знаешь, вообще, могли бы не так уж и защищать эти записи. Зачем так ограничивать доступ к знаниям? Наоборот стоило это сделать ознакомительным для всех прибывших. Сами жалуетесь на то, что каждый новый прибывший лезет в глушь, а потом или не возвращается, или возвращается уже изрядно потрепанным. Какая-никакая подготовка уменьшила риски. Ну и если вы так тянете деньги с пришедших, то и плату брали бы за инструкцию. И овцы целы, и волки сыты. - С неким пренебрежением к собеседнице подытожила Фауна по-поводу сказанного ей. Место в которое они прибыли было лучше ожиданий служительницы, она думала увидеть какую-то лачугу, а здесь была даже не одна постройка. На территории храма ей становилось лучше, спокойнее, правда при виде тесака она скривила морду и недоверчиво взглянула сперва на единорожку, а потом и на пегаса.
- Что здесь происходит? Почему эта дрань оскверняет обитель богини? Почему она не подвергнута очищением огнем? - Вот что сказала кобыла вместо приветствия.
- Мехххх, а я то уже стал переживать, что не услышу выкрики о твоих божках. Ты даже эту челядь успела достать с ней, представь, каково мне.

Отредактировано Фауна Лисс (14-01-2018 22:01:21)

0

29

[NIC]Отец Калеб[/NIC][STA]Деятель Света[/STA][AVA]https://image.prntscr.com/image/r4T7jicARney7fFOr-ZxfQ.png[/AVA]
    На вопрос о записях Круга Лэнни только вздохнула. Ей не довелось общаться со многими "залётными", как называли в Топлой новичков, но из разговоров послушников Круга она знала, что все задают вопросы, примерно одни и те же, год за годом. Ну теперь её очередь отвечать стандартными фразами.
    — Говорят, раньше так и было. Но доступ к информации ограничили из-за того, что залётные их брали, изучали, думали, что уж теперь-то они круче варёных яиц, и сломя голову рвались в Погань. Так что теперь единственный способ — записаться к Трэйтору на экскурсию по ближним окрестностям. На деле посмотреть, что это такое, услышать, кто есть кто. А потом уже штудировать записи.
    Окликнутый единорожкой, отец лишь немного повернул голову, мельком взглянув на посетительниц. Перед ним была вещица куда как более занятная и важная. Хоть и неприглядная.
    — Сама-то голову напряги, — буркнул он, глядя снова на оружие, а не на Фауну. — Или ты из тех, кто вечно только выполняет чью-то волю, а своей не имеет? Латница... Много вас таких умных, которые чуть что, сразу жечь. А потом попадётся вам что-то, что не получится просто так подпалить, и вы на круп сядете.
    Было ли это шпилькой в сторону грязи, или просто фигурой речи? Как знать. Голос и манера говорить у святого отца были грубыми. Он не был похож на целителя душ, который парой фраз успокаивает страждущих. Ему скорее подошли бы такие же латы, как у Фауны, да добрый меч, чтобы убеждать еретиков в истинной вере.
    — Сталь больно уж хорошая. Во-первых, надо бы показать магистрам Круга, чтобы выяснили, откуда это у тварей поганых оружие такое. А во-вторых, жалко. Осторожно надо очищать.
    Он всё-таки оглянулся и вперил в Фауну взгляд красновато-фиолетовых глаз. Выражение морды его было хмурым и было очевидно, что мысли его крепко заняты чем-то. Наверное, задачей очистки тесака.
    — Знаешь, паладин, как поганепоклонники маскируются? Светлыми артефактами. Свет гасит вонь скверны, а скверна — затмевает сияние света. Так что когда мы находим у тварей святые вещи, это дурной знак. Значит, что-то они хотят спрятать. Я бы попросил тебя о помощи в изгнании тьмы из этого оружия, паладин, да кое-что на твоей шее отдельного экзорцизма просит. И вот тут уже моя очередь вопрошать. Почему эта дрянь оскверняет обитель богини? Что ты прячешь светом своей души? И главное, почему я не должен убить тебя на месте?
    По мере появления в голосе священника гневных ноток, от Фауны бочком-бочком в сторону отходила Лэнни. Видимо, под горячее копыто попадать не хотела.
    А вот демон, заточённый в амулете, по мере приближения к храму и к самому святому отцу начал испытывать существенный такой дискомфорт. Нет, аура воистину святого места, хоть и была сильна, навредить ему не могла. Но вот доставить десяток неприятных минут? Запросто.

0

30

Удивившись озвученному замечанию в свой адрес, кобыла опустила взгляд, на её шеи ничего не было, амулет лежал в сумке. Может жеребец имел в виду что-то другое? Быть может долгое время проведенное в этой деревушке вкупе с оскверненным оружием во дворе и плохим воздухом, оказало на него пагубное влияние и он постепенно начал сходить с ума? Ведь как может преданный служитель Тиары, служащий в храме говорить подобное?

Поняв, что вновь все попытки призвать кого-нибудь к себе были четны из-за ауры паладина, и что демона вообще никто не слышит, со злости Кейн вновь принялся доставать Фауну.

А потом попадётся вам что-то, что не получится просто так подпалить, и вы на круп сядете.
- Ба-ха-ха, этот доходяга прав! Ты и меня пыталась сжечь, а-ха-ха,- залился смех демона в голове у Фауны, - Хотя я бы сам вас тут всех сжег...

Кобыла сделала вид, будто ничего не слышала или это прошло сквозь нее. В конце концов, ей не очень то хотелось выглядеть такой же сумасшедшей.

Скривив морду, Фауна презрительно взглянула в глаза жеребца. - Слышать такое от служителя Тиары, в ее же храме, просто оскорбительно! Служить ради великого блага, принося свою жизнь в жертву, это называется настоящей преданностью делу. Так что вопросом задаемся мы одинаковым. - Это было бы даже смешно для служительницы, если бы Калеб, не служил тому же божеству, что и она.

Старик каким то образом ощущал, что амулет обычно находится, на шее у Фауны. Возможно скверна демона могла дать такой эффект и возможно Калеб был ко всему этому ещё и слепой.
И вот тут уже моя очередь вопрошать. Почему эта дрянь оскверняет обитель богини?
- О, это он про тебя. У меня была такая же реакция когда я в первый раз увидел твою рожу.

Всё также стараясь не показать своего внутреннего возмущения и нарастающего гнева, Фауна скинула походную суму на землю, пнув её посильнее, в надежде, что Кейн это почувствует. Ну и вдруг, отец поймет серьезность её намерений, мол так она показала, что никуда не уйдет, пока не разберется с проблемой.

Высказав первое, что пришло в голову, кобыла перевела взгляд на оружие. - Но я здесь не для этого, на всё воля богини. - Вздохнув она пожала плечами.
- Разве не очевидно, что оружие берется от тех, кто приходит и приносит его? В конечном итоге, если избавиться от тех, кто его способен держать, то и оружие не будет страшно само по себе. Инструмент есть инструмент, вам следовало бы задавать вопрос, как создания тьмы могут созидать со светом? Что по-поводу моей ноши, это не ваше дело. У нас у всех есть свое бремя, если я вообще правильно вас поняла, отец Калеб. - Имя жеребца она произнесла пренебрежительно, будто бы не желая пачкать свой язык обращаясь к нему. Жеребец вызывал много вопросов, может он уже давно лишился рассадка, как подумала служительница ранее.

- Я бы посмотрел, как этот старикашка отсёк твой качан, но даже не знаю, что хуже, дальше тереться о твою глотку, или вновь взять под контроль немощного дедка, который без двух минут песок в гробу... - раздумчивым тоном сообщил паладину Кейн, - Эй! Куда упёрла та перебинтованная уродина?

Тут служительница опомнилась, что амулет был достаточно далеко от носителя, а значит его могли услышать присутствующие. Но чтобы подстраховаться, кобыла развернулась к своей суме и проговаривая сквозь зубы стала искать этот доставучий предмет.
- Ты хуже занозы! Заткнись уже наконец! - Нацепив его себе не шею, до Фауны дошло, что отец Калеб не увидел, но почувствовал место, на котором длительное время висел Кейн.

- Э-хэй! Вот я и присоединился к этому цирку уродов! О, привет старый пердун!
- поприветствовал Калеба демон, но теперь его уже никто не мог услышать. Аномалия Фауны заработала в полную силу и Кейн стал безобиден. Но зато наконец у него появился визуальный обзор и глаз монстра сразу забегал, осматривая окружающую обстановку. - Хей, примитивы, зачётное местечко, мне кажется, или я вижу эту вонь вокруг? В подобные моменты я так рад, что у меня нет носа.

Отредактировано Фауна Лисс (03-02-2018 15:35:59)

0


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности мелких городов » Деревня Топлая