Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Жилой квартал » Трактир "У дороги"


Трактир "У дороги"

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

https://i.imgur.com/byN2H3F.jpg

0

2

<Начало приключения/игры>
Как темные подворотни являются излюбленным местом обитания воров, так и трактиры вместе с тавернами являются излюбленным местом для тех, кто хочет разузнать что-то о местном контингенте, или услышать какие-либо новости ближайших земель. Потому совсем не удивительно, что свою новую жизнь, как в прямом, так и буквальном смысле я начал именно с этого места.
Мне предстояло разузнать первичные сведения о местных порядках и жителях, чтобы вписаться в жизнь этого города по-максимуму не вызывая подозрений. Хоть это был отнюдь не редкий мой ритуал дознания, но каждый разя волновался как в первый раз, беспокоясь о том, что мне стоит делать в первую очередь.
Так... - пробубнил я себе под нос, - значит, я захожу сюда, присаживаюсь за свободный столик или рядом с трактирщиком, затем начинаю непринужденный разговор и узнаю, где тут свободное жилище и как ттут дела обстоят с стражей... А дальше по обстоятельствам. Ну, понеслась!
Глубоко вздохнув, я сделал шаг вперед и раздосадованно ударил себя по лбу. Облик жеребенка здесь вряд ли будет уместен. Хм... кого же взять..., - задумался я, и осмотревшись по сторонам, отошел под арку трактира, куда не выходили окна, благо прохожих сейчас не было в округе, поэтому быстро изменить облик, не раскрыв себя не представляло почти проблем, чем я и занялся. Для первичной разведки я выбрал облик Кени возрастом около 25 лет с более коричневатой шерсткой. Хм, сойдет за отца семейства.
Вновь оглядевшись по сторонам я направился в трактир. Народу было не слишком много, что снижало шансы допустить ошибку и тем самым успокаивало меня. Так, свободный столик, недалеко от трактирщика... - повторил я про себя текущую цель и стал взглядом искать подходящее место.

0

3

*Так начинались неприятности*

Как поётся в песенке, река начинается с голубого ручья, дружба - с улыбки, ну а история - с трактира. По всем канонам жанра, это должен  быть тёмный вечер, а то и ночь, небо должно быть затянуто тучами, а главное, должен идти дождь, желательно с градом, а бешеный ветер должен рвать кроны несчастных деревьев и срывать черепицу с крыш. Но, вопреки ожиданиям, был вполне себе приятный, солнечный день, который, правда, уже клонился к вечеру. По улице нет-нет да пробегал какой-нибудь пони, но прохожих было мало - рабочий день ещё не закончился.
Гарольд неспешно трусил по улице, выбивая копытами звонкую жизнерадостную дробь. Путь его лежал в знаменитый "У дороги", место, куда стекаются все сплетни, слухи, легенды, были, а так же краденое. Ну, ещё можно было подхватить халтурку, если, конечно, знать подход к трактирщику.
Пегас, высоко поднимая ноги, вбежал в трактир и тут же бодро процокал прямо к стойке, за которой пыльного цвета единорог протирал неожиданно чистым полотенцем привычно недомытые стаканы.
- Хей, Мер, - Гар, не дожидаясь приглашения плюхнулся на высокий стул у стойки и поставил на неё оба передних копыта. - Плесни мне квасу. Что нового в этом гадюшнике?
Единорог едва не выронил стакан, увидев наглую пегасью морду. Любо-дорого посмотреть, если судить по роже единорога, перед ним появился как минимум выходец из Тартара, а не смазливый рыжий пегас. Хотя, говорят. что у рыжих нет души, может в этом причина? Нет, конечно, просто этот пони прекрасно помнил, при каких обстоятельствах рыжий пройдоха покидал город в прошлый раз, и о деньгах, что ушлый трактирщик наверняка успел пустить в оборот, надеясь, что рыжий побоится сунуться обратно ближайшие лет пять. Какой облом!
- Гарольд! Вот уж не ожидал, - бегающие глазки единорога выдавали его с головой, а кружка кваса была пегасу наградой. Разумеется, платить он не собирался. - Надолго в городе?
- Навечно, - хмыкнул Гар, ухмыляясь от уха до уха. - Женюсь, семью заведу, дом построю. Как раз капитал имеется, смекаешь, о чём я?
Единорог заметно погрустнел, хоть, было видно, насчёт женитьбы он ни на грош не поверил.
- Гар слушай, тут такое дело, - он пододвинул рыжему тарелку с нарезанной морковью в меду. - Тебя не было полгода, весь город на ушах стоял, говорили даже, поймали кого-то, казнили потом. Признаться, я тебя назад не ждал. И... эм...
- Ничего, я всё понимаю, - улыбнулся пегас, похлопав трактирщика по копыту. - Я подожду, это дело неспешное. У тебя комнаты свободные есть?
Надо было видеть облегчение на морде Мердока, его репутация наводчика, до сих пор безукоризненная, только что висела на волоске, ибо Гарольду было достаточно один раз брякнуть пару фраз в нужном месте, дабы трактирщику перестали доверять жители ночного города. А ссориться с ночными, особенно когда ты в курсе их тёмных секретов, не хотелось никому. А Гарольду в свою очередь не хотелось ссориться с Мердоком. Тот, со всеми его недостатками, был славным пони, одним из немногих, кому Гар мог почти верить.
- Твоя комната всё ещё свободна, - сказал он, заметно расслабившись. - Признаться, не верил, что ты жив, но надеялся. Эй уважаемый, - единорог помахал копытом незнакомому пони, замершему в нерешительности у входа. - Проходи сюда, не стой у порога! Не местный небось? Садись. Откуда ты? По делу, али просто на красоты столичные поглазеть?
Гарольд отхлебнул из кружки сладковатый хлебный напиток, уже не слушая, что болтает словоохотливый трактирщик. Мердок не стал бы столь значимой фигурой среди теней, если бы не умел добывать информацию буквально из воздуха. Иногда для этого, правда. приходилось часами трындеть со всякими прохожими-проезжими. Гар лениво обернулся к тому, кого сейчас обхаживал единорог и, узрев кто перед ним, подавился квасом. Желтоватая пена потекла через край кружки и, кажется,даже у пегаса из носа, а сам он закашлялся. Глаза пони расширились, став похожими на два огромных блюдца. И было с чего удивляться - перед ним стоял чейнджлинг.

0

4

К моему счастью, трактирщик сам решил обратить на меня внимание и предложил сесть за стойку рядом с ним. владельцем этого заведения был пепельно-серый с небольшой примесью бежевого, как от грязи, единорог. Он выглядел, как и многие владельцы питейных заведений: достаточная для привлечения клиента и не слишком в общем плане ухоженная шерстка, коричневатая накидка и вполне объемные размеры по-видимому пивного живота. Также, как и почти все трактирщики он носил короткую бородку под цвет гривы.
Ответив на его приглашение приветственным кивком, я направился к стойке и расположился рядом с ним.
-Приветствую, темного эля, если можно, - заказал я и начал отвечать на вопросы единорога. -  Сам я из Нью Ноутхол Глэйда — небольшого поселения к юго-западу отсюда, но мы с семьей планируем переехать сюда, именно для того я и здесь, чтобы узнать, как тут вообще обстоят дела.
Эту легенду я говорил каждый раз при внедрении на миссии. Почти никто не задавался вопросом, а где конкретно это поселение или почему про него не не было слышно. Но даже, если бы все же поинтересовались этим, у меня была подготовлена ложь и на этот случай. Между тем, пока я отвечал на вопросы единорога, я почувствовал буквально сверлящий меня сбоку взгляд. Повернувшись в сторону рыжеватого пегаса, что уставился на меня и смотрел каким-то ненормальным взглядом, я недоуменно поднял бровь.
- Что-то не так? - спросил я его, мельком переведя взгляд на единорога, который совсем не таращился на меня, как пегас. - Я чем-то вас... эм, смутил?
Стараясь не обращать на него внимания, я поднял поданную трактирщиком кружку эля и сделал небольшой глоток. Хм, он смотрит на меня как будто призрака увидел. Ох, надеюсь этот облик он нигде не видел, а то получилось бы неудобно: где-то я умер, а здесь живой и невредимый, - размышлял я, вскользь смотря на пегаса, - Хотя, откуда ему меня знать. Но он так смотрит, что не будь я уверен, в том что принял облик пони, то  подумал бы, что меня раскрыли. Впрочем никто иной на меня не таращится, так что...

0

5

Гарольд закашлялся, с силой стуча себя копытом по груди дабы побыстрее избавиться от клокочущего в горле кваса. Мердок недоуменно вскинул брови, наблюдая за стараниями пегаса сохранить более-менее невозмутимое выражение морды.
- Гар, ты в порядке? Может по спинке похлопать? - спросил единорог, подавшись вперёд, явно собираясь тут же выполнить свой дружеский долг.
Подавшись назад, Гарольд спешно замотал головой, всем своим видом пытаясь показать, что всё в порядке и он само со всем справится. Справится, конечно! Сейчас больше всего Гарольду хотелось справиться с собственной мордой, с которой крайне неохотно сползало выражение крайнего удивления. - Просто не в то горло попало.
- Нет, всё хорошо, - тут же соврал он на неловкий и чуть нервный вопрос перевёртыша, которого закономерно заинтересовала таковая реакция на себя любимого.
Чейнджлинг! Здесь! Да ещё и так нагло! - Гар обвёл взглядом и, не обнаружив ни одного перепуганного или хотя бы удивлённого пони, пришёл к выводу, что это один из тех случаев, когда глаза видят не совсем то, что должны. В таком случае оставалось только смириться и перестать задавать вопросы из разряда "Как?", "Зачем" и "Почему?".
- Вы из Нью Ноутхол Глэйда? - тут же включился пегас в разговор, ещё не до конца понимая, зачем ему это нужно, но поверив колокольчику интуиции. - Да мы считай земляки! Я всего месяц как оттуда уехал. - Говорил Гарольд быстро, уверенно, с искренней радостью в голосе, как и положено было пони, внезапно встретившего на чужбине земляка. И неважно было, что он до сих пор не слышал названия этого города, да и вообще сомневался в его существовании, главное было завязать разговор.
Глупо звучит, но Гарольду даже хотелось, чтобы оборотень поймал его на лжи, понял, что пегас догадался... но чтобы это понял только он и никто больше. Ведь только тогда можно будет вызвать чейнджлинга на откровенность и, возможно, попросить помочь. Вряд ли с ними договориться сложнее, чем с обычным пони.
- Я Гарольд, - пегас приветливо протянул чейнджлингу копыто. - Сын Сильвершипа, он был аптекарем. Может знаете.

0

6

$Начало игры$

Сомбра терпеть не мог трактиры. Грязные и шумные здания, заполоненные разношерстной публикой в лохмотьях и без лохмотьев, с раздражающе скрипучими половицами. Этот ещё и был далеко - до трактира пришлось целый час тащиться от своего убежища и возвращаться пришлось бы столько же времени. Приближаясь к открытой двери единорог даже начал сомневаться, был ли во всем этом какой-то смысл. В таком многолюдном месте могло бы найтись немало стукачей, готовых доложить обо всём в городскую стражу. Было сложно догадаться, зачем знакомый Сомбры выбрал для встречи именно это место.
Проклиная про себя глупость своего клиента, единорог осмотрел таверну ещё один раз, после чего поднялся на задние ноги и заглянул в одно из окон. Даже в вычурном плаще и жестяной короне он бы не выделился среди пёстро одетой толпы. Проблема была в другом - рост. Сомбра был... не очень высоким. Точнее, он был размером с жеребёнка. Потому что, стыдно признаться, Сомбра им и был.

Краснорогий отошёл от окна и поправил магией съехавший на бок плащ. Когда-то он читал в какой-то книге про королей позапрошлого века, что у них при дворе были специальные пони-карлики, обязанные увеселять короля, его семью и свиту глупыми шутками и своим низким ростом. Но хотя Сомбра повидал за свою жизнь достаточное количество уродцев на разных ярмарках, карликов среди них не было, и поэтому он был не уверен, остались ли они до сих пор. Или, может, всех карликов сразу забирали себе короли? Сомбра не знал ответа точно. Каждую секунду, которую он думал о карликах, ему хотелось думать о карликах все меньше. К тому же, черты лица жеребца были слишком похожи на пони школьного возраста. Даже самый слепой трактирщик не принял бы его за сбежавшего с королевского двора карлика. А ещё так говорить про себя было бы просто унизительно! Сомбра был настоящим Королем школьного двора и нескольких улиц поблизости. Но теперь он был не в своем районе, перед ним стояло здание заполненное странными пони, среди которых могли быть даже работорговцы. Жеребенок не хотел этого признавать, но каждую секунду трактир пугал его все больше.

Наконец, Сомбра собрался с храбростью и прошмыгнул в чуждое ему во всём строение вслед за взрослой кобылой с очень пышными, кхм, булками. Темно-серый пони не мог ни на секунду оторваться от них - они выглядели такими горячими и вкусными! Целая корзина багетов, прямиком из булочной напротив, настолько соблазнительней рисовых лепёшек из школьной столовой... Жеребенок был бы не против съесть одну, но у него не было с собой денег. Сомбра попытался сосредоточиться на деле. Сомбра уже чувствовал на себе несколько непонимающих взглядов. Нужно было прекратить терять время и найти Густаво в этом доме соблазнов, совершить обмен, и уйти. К тому же, своего клиента приторговывающему всякой дрянью школьнику не надо было долго искать - семнадцатилетний единорог ярко-желтого цвета сидел один за столиком и смотрел в потолок, считая кружащихся в душном воздухе мух.

Сомбра шмыгнул к уже выглядевшему пьяным Густаво и легонько постучал его копытом по боку. Густаво встрепенулся и откинул с глаз челку, косясь вниз заостренный рог младшего знакомого. -Чтокак? - спросил он, очевидно, имея в виду вовсе не это. Малолетний дилер молча кивнул и магией достал из под плаща закрытую железную шкатулочку, заполненную разными травами, росшими в школьном саду. -Кровяная жимолость. - хрипловато сказал Сомбра, напрягая свои голосовые связки, чтобы звучать как истинный профессионал -Из кровавого оврага. Годовой посадки. Поливалась кровью. - добавил он жутким полушёпотом. Конечно, это была вовсе не она, а самая обыкновенная конопля с примесями всяких прочих сорняков, но Густаво было на это наплевать. Он был из богатой семьи, но глуповатым и очень суеверным. Троекратное произнесение слова "кровь" ввело клиента в какой-то священный ужас, и можно было даже подумать, что травы были действительно ему нужны для ритуалов некромантии. Но, увы, даже если бы в копыта Густаво попался бы настоящий Черный Лотос, он все равно бы его просто скурил, пытаясь получить от этого кайф.

-Д-да... Это твоё. - коротко сказал любитель дурмана, забирая шкатулку себе и протягивая Сомбре небольшой кристалл, слабо излучавший свет. -Забрал у бати. Принесешь шалфей проклятых - получишь ещё три. Сомбра несколько раз зловеще усмехнулся, пряча телекинезом магический кристалл в скрытый внутренний карман своего плаща. -Конечно. На следующей неделе... - пробормотал он, отворачиваясь от вспотевшего Густаво и медленно направляясь к выходу. Однако, жеребенку было не суждено закончить свой визит в трактир так быстро. Прямо на пути у него встала крупная кобыла с намазанными свеклой щеками, одна из многих работающих девиц этого трактира. Она совсем не подозревала, что в такое место мог заглянуть жеребенок, тем более, настолько странно одетый. Для неё Сомбра был больше похож на придворного карлика, обделенного вниманием женщин и способного неплохо заплатить. -Привет, милый. - томно сказала кобыла, подмигивая Сомбре. Пони в плаще отпрыгнул назад в ужасе, не зная, что ответить.

0

7

- Вы из Нью Ноутхол Глэйда? Да мы считай земляки! Я всего месяц как оттуда уехал, - подключился в наш разговор тот странный пони, и именно эта самая фраза делала его еще страннее. Естественно, никакого Ноутхол Глейда в округе не было, я вообще сомневаюсь, что он существует, но этот пегас почему-то решил сказать, что он из него.
- Надо же! и правда, земляки! Кого не встретишь в этих краях! - воскликнул я, раздумывая о текущей ситуации, все это было слишком подозрительно, но я старался не подавать виду, медленно попивая заказанный темный эль. А странный пегас между тем продолжил разговор, представившись, мне следовало поступить также, что я и сделал:
- Стюард, - представился я именем одного из встреченных мною бродяг и пожал копыто жеребца, - Как говорите? Аптекарь Сильвершип? Что-то не припоминаю такого. Хотя всех и не упомнишь, особенно, что я редко к аптекарям обращался.
Выпив еще несколько глотков эля, я внезапно ощутил среди запахов кутежа и веселья легкий запах страха, оглянувшись в сторону его источника я подметил, что неподалеку пятилась фигура небольшого роста, укрытая в темный плащ. вдохнув немного этого запаха страха, я повернулся обратно к трактирщику.
- Ну, так что можете рассказать про город? Что интересного в округе? Кому чем подработать требуется? - заинтересованно спросил я его и пегаса заодно, а затем кивнув в сторону пони, что источал страх, добавил. - И часто ли к вам сюда жеребята забредают? А то места, подобные этим совсем не для жеребячьих глаз и ушей.

0

8

Чейнджлинг с готовностью включился в игру, не показав ни малейших признаков удивления. Профессионал. Собственно, чего ещё ожидать от перевёртыша? Явно не того, что он просто возьмёт и проколется после первого неудобного вопроса.
- Рад знакомству, - они пожали копыта.
Странное это было чувство, ощущать вместо привычной шерсти - слегка шероховатый хитин. Чейнджлинг на ощупь оказался вовсе не холодным и скользким как казалось со стороны, а тёплым и довольно-таки приятным.
Интересно, почему их настолько все боятся? Среди пони встречаются чудища и пострашнее этого, но их почему-то никто не зовёт монстрами и не бежит прятаться. Может потому, что на насекомых смахивают? Многие боятся жуков.
- Ну это хорошо, что не приходилось, - жизнерадостно ответил пегас, прихлёбывая пенистый сладковатый квас - единственный продукт брожения, который Гарольд в принципе признавал за напиток, а не... эм... не стоит об этом. - Батя со мнйо, может, не согласится, но как по мне, так чем реже в аптеку ты приходишь, тем счастливее и здоровее будешь.
На минуту Гарольд замолчал. Стюард, имя наверняка вымышленное, интересовался о житье в городе и о работе. Обычные вопросы для приезжего - ничего подозрительного. Знающим Гара может показаться странным, чего он так вцепился в этого посредственного пони. Вон, Мердок, пусть и не подаёт виду, но то и дело бросает на рыжего полные удивления взгляды. Он, бедняга, понять не может, чего же такого он - умудрённый опытом жеребец - упустил в этом прохожем, что заметил Гарольд. Ну-ну, так он и признается!
- Да что город - шумный, пони полно. Кражи, разбои, парады иногда, особым развлечением вон казнь является. С месяц назад вздёрнули какую-то кобылу. Туда ей, стерве и дорога! А так скучно. Пришёл бы ты полгода назааад, - единорог мечтательно закатил глаза. - Тут такое было! Весь город на ушах стоял! Стража, храмовники, бургомистр, лорды, гильдии! Все злые как черти.
Гарольд сдержано сцедил улыбку в кружку с квасом. Он знал, о каком именно событии говорит трактирщик. Да, шума тогда много было, но чтобы так. Брешет небось, кобель старый.
- А что до работы, так её полно! - продолжил меж тем единорог. - Коль хочешь, могу подыскать чего, я приезжим частенько помогаю. Тебе вон какая работка по душе? Ты по силе больше? Или по уму?
Гар навострил было уши, заслышав кодовую фразу матёрого наводчика, закинувшего первый "маячок" для возможных теневых. Обычные пони сразу говорили, какую работу ищут: плотника, столяра, или аптекаря какого-нибудь. Тени же отвечали одно из двух: сила или ум. Если сила, то перед тобой "бык" - разбойник тобишь или вышибала какой-нибудь, силён, опасен, жесток, но не слишком интересен. Разве что ассасин какой, но те обычно сразу знак показывают. А вот если ум, то перед тобой может оказаться кто угодно от вора, до ядодела. Тут уж надо выяснять точнее.
Так или иначе, ответ чейнджлинга Гарольд позорно пропустил, отвлёкшись на жеребёнка, невесть как проникшего в питейное заведение. Выглядел малец престранно, словно сошёл с гравюры о тёмных временах. Однако, несмотря на бравый вид и роскошные доспехи, он явно был не на своей территории, а то б не пятился от гулящей кобылы до самой барной стойки.
- Эге, малец, - Гарольд, свесившись с высокого стула, поймал детёныша за шкирку и усадил на соседний - свободный. - Немного не туда забрёл, ннэ? А ты иди, красавица, иди своей дорогой. Дай жеребцы между собой поговорят, - пренебрежительно махнул пегас копытом в сторону кобылы.

0

9

А тем временем тот, кого все принимали за рабочую кобылку, наконец выбрал себе жертву: какого-то малявку, разодетого в плащ.
- Привет милый, - проговорил Диабло со всей женственностью, которую мог изобразить.
Он перегородил жеребёнку путь к отступлению; страх и растерянность были ему наградой. Однако это был не тот страх, которого ему хотелось. "Дальше будет лучше," - утешил себя Диабло, и сделал ещё шаг, нависая над жеребёнком и собираясь перейти ко второй части своего плана: заманиванию его наверх, где они могли бы остаться в одиночестве и попугаться вдоволь.
Поэтому когда чьё-то копыто выдернуло добычу прямиком у него из-под носа, Диабло возмутился:
- Эй, это моё!
Он ненавидел, когда кто-то отбирал то, что он уже считал своим. Кровь начала закипать, и чейнджлинг поднял голову, злобно выдыхая пар из ноздрей. Но тут что-то привлекло его внимание. "Другой чейнджлинг? Здесь?"
Он огляделся. Слишком неопытен был Диабло в таких делах, ведь чейнджлинги Лавового улья не так часто прибегают к превращению в пони. Но он определённо что-то почувствовал, а встречаться с кем-то из своего рода (даже и принадлежащего другому Улью) ему совсем не хотелось. К тому же от волнения он едва удерживал образ кобылки, хотя старательно копировал его несколько дней, которые она тут работала. Сегодня у неё был выходной, а значит не было риска столкнуться с оригиналом, и Диабло решил рискнуть. Но теперь понимал, что переоценил свои силы.
Он развернулся, недовольно ворча под нос:
- Иди, говорит, красавица, своей дорогой. У, попадись ты мне в тёмном переулке...
- А ты разве сегодня работаешь? - обратила на него внимание какая-то официантка.
- Отвали, - рыкнул ей Диабло и скрылся в коридоре.
Оглядевшись и убедившись, что никто его не видит, он моргнул. Короткая красноватая вспышка, и вот уже он принял образ кобылки-пегаса, который без проблем мог поддерживать долгое время. Посмотрев по сторонам ещё раз, он выбрался в окно на втором этаже и запрыгнул на крышу, неуклюже взмахивая крыльями.
>>> Узкие улочки

0

10

Перед Королем Сомброй стоял один из самых зловещих вызовов. Напротив него стояла странная... кобыла, которая, возможно, чего-то от него хотела. Единорог совершенно не понимал ситуацию, что делало её только более зловещей. Но прежде чем он успел реализовать свой не менее зловещий план и молчаливо прошмыгнуть мимо незнакомой дамочки к выходу, его кто-то схватил и потащил назад... -Эй! - звонко воскликнул жеребенок, размахивая копытами во все стороны, очевидно не желая быть затащенным глубже в порочные недра таверны. Толку от этого, конечно, не было, и вскоре он сидел на одном из стульев имевшим крупный шанс быть очень грязным. Сомбра надулся и уставился на так нагло схватившего его жеребца. Его "спаситель" выглядел, конечно, как совершенное ничтожество, по крайней мере в глазах жеребенка. На ничтожество был похож и жеребец в оранжевом, сидевший рядом с ним. Владелец таверны, правда, был похож на типичного владельца таверны, и обвинять его в том, что в его заведении собираются всякие разные было нельзя - это было бы аналогично обвинению поля в том, что оно привлекает саранчу.

-Немного не туда забрёл, ннэ? - сказал зеленоглазый пегас, но вовсе не таким тоном, чтобы это звучало как "ты не с того района". Жеребенок принял наиболее горделивый вид и выставил вперед одно из копыт, поправляя закрепленную на нем самодельную защитную пластину. -Вообще-то, я здесь по делам. По делам, с которыми я уже разобрался. Ради чего вы задерживаете меня в этом... питейном заведении? - сказал Сомбра, бросая холодные, но не слишком осуждающие взгляды на находившихся рядом с ним жеребцов. Ему не хотелось никого оскорблять, но не потому, что они этого не заслуживали, в другое время единорог бы разразился целой тирадой на тему "Почему до меня ни один глупец никогда не имеет права дотрагиваться, поэтому не трогайте меня, благодарю.". Но сейчас вокруг было множество народу, и могла начаться большая драка. А потом за ним, как за зачинщиком, мог бы прийти владелец таверны и потребовать с него деньги.

-Короче, я слушаю вас, а потом ухожу. - сказал единорог, опуская вниз копыто. -Если вы слышали обо мне, то вы знаете, что спросить. - добавил он. Может быть, жеребец все слышал и принял его за настоящего нелегального травника? В любом случае, странный красавчик-пегас смог успешно отпугнуть приставучую кобылу, исчезнувшую в неизвестном направлении примерно в тот момент, когда Сомбра размахивал копытами и визжал, как маленький. Конечно, единорог мог не тратить свое время. Можно было просто спрыгнуть со стула и уйти, но жеребенку очень сильно хотелось казаться крутым и оказать подавляющее влияние на окружающих одним своим присутствием. Шанс для такого пропустить было нельзя, единорог для этого жил.

Отредактировано "Король" Сомбра (28-02-2015 23:15:43)

+1

11

Гарольд глянул на горделиво приосанившегося жеребёнка в жестяных доспехов и, о боги! в короне!!! Несколько секунд пегас старательно пытался удержать на морде серьёзное выражение, но потом все же не выдержал и прыснул в копыто.
- О, прошу прощения, ваше сиятельство, - беззлобно, но явно без уважения сказал жеребец, заставив свой голос звучать ровно. - Ваши услуги мне пока не требуются, хотя можете предоставить мне обширный их список, дабы я с ними ознакомился. Сейчас же мне просто показалось, что на жизнь юного господина покусилась бесстыжая... Ох маааааать...! - Гарольд повернулся в сторону явно недовольной кобылицы, дабы широким жестом указать ей вослед и увидел ЭТО.
Нет, пегас не был слабонервным, и видел много пугающих созданий от мантикор и гидр, до древесных волков и благообразных мин храмовников, его не пугал да и не слишком удивлял сидящий рядом чейнджлинг, но такого вор раньше не видел. Отдаленно напоминающее пони, покрытое красным хитином существо, бурча что-то про тёмный переулок, нахамило местной кобылке и с деревянным грохотом тяжёлой двери ушло прочь.
- А вот теперь я в этом почти уверен, - совсем другим тоном пробормотал Гарольд,
ПОЧЕМУ, йерь их всех дери, такую хрень вижу только я?! ПОЧЕМУ, никто не обращает внимания на таких... тварей?
- Гарольд, ты чего, кобыл никогда не видел? - спросил трактирщик пихая вздрогнувшего пони в спину копытом. - Что с тобой сегодня творится?
- Знаешь, Мер, разорись-ка на действительно сильные охранные чары, - выдал пегас, выходя из ступора. - Мало ли. Я провожу мелочь. Не сдавай мою комнату.
Сказав сие, он прихватил слишком наглого единорожика со стула и, прижав его к себе крылом, спешно покинул трактир. Попутно он невнятно прошипел:
- Тихо, если не хочешь, чтобы тебя тут сожрали.

0

12

Спустя энное время
---Река Сильыермейр--->>>

0

13

[NIC]Сэнди[/NIC][STA]Доброжелательный проходимец[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LEKCyMK.png[/AVA]
     Задача разведчика не всегда требует незаметности. Иногда приходится действовать открыто — например, когда времени красться уже нет. Или если нужно срочно уладить дипломатические проблемы, а все послы вдруг слегли с пищевым отравлением. Или если нужно отравить всех послов, угощая их лично. Или когда все уже прокрались, куда надо и время пожинать плоды.
     Сейчас был случай как раз из последней категории. За столом в "летней" секции трактира под открытым небом сидел некрупный жеребец-пегас, красивый, тонкокостный и изящный, на грани женственности. Незаметный слой грима и краски сделал бы из него отличную кобылку, но сейчас он не стремился никем прикинуться. Даже голос, меняющийся фактически ежедневно, он не напрягал, оставив свой родной тенор. Он был доволен, что в этот час ему не приходится изображать из себя невесть кого, но и полностью расслабляться не спешил. Рядом с пони, которая сидела напротив него, расслабляться не стоило.
     Агенты ночного народа связались с ним три дня назад, пробравшись к нему домой и предложив хорошее вознаграждение... За хорошую услугу. Сэнди уже давно не работал на Шаал-Дун, а жил в стольном граде Эрикхорне, маскируя вертикальные зрачки жёлтых глаз серьгой-артефактом и ежедневно подстригая кисточки на ушах. Кожистые крылья за спиной прятать было сложнее, постоянно приходилось носить специально скроенную одежду, но и та скрывала лишь вид крыльев, но не факт их наличия. Поэтому Сэнди имел в своём районе репутацию нелетучего из-за травмы, чудаковатого, но харизматичного пегаса-работяги, который, хоть и не без грешка, но опасным не казался.
     Однако сегодняшняя сделка могла изменить его жизнь. Монет, лежащих в кожаном мешочке на столике перед ним, было бы достаточно, чтобы уехать на юг, в какой-нибудь мелкий фермерский городок, открыть там свою лавочку, найти себе жену и жить безбедно до самой старости. Хотя скучно это будет... Ни тебе подслушать интриги высокородных, ни тебе украсть чего из дома политика. Но тут уже дилемма — либо оставаться вором и аферистом, либо обретать семейное счастье. Впрочем, об этом Сэнди может подумать и позднее. Монеты нужно отработать до конца.
     — Великолепная погодка, не так ли? — со стороны могло показаться, что Сэнди занят невинным флиртом со своей подругой. — Сидеть внутри в такой вечер было бы воистину преступлением.
     Пошарив за пазухой, «пегас» положил перед своей спутницей конверт из плотного желтоватого пергамента, закрытый массивной сургучной печатью с изображением чьего-то герба.
     — Вот, здесь, э-э-э... Приветы от наших дальних родственников. Тех из них, что смогли доверить свои слова бумаге.
     Разумеется, он лгал. Хотя бы потому, что общих родственников у афериста из Эрикхорна и молодой разведчицы не было и быть не могло. В конверте было то, что и покупала у Сэнди Шаал-Дунская разведка — полные данные по грифоньему торговцу по имени Феликс. Где был, что ел, куда отправился, кого обидел, чьей защитой пользуется и прочая, и прочая. Зачем это фестралам? Да кто его знает. Видать, продал что-то не то кому-то не тому, Сэнди не интересовался. В этом деле меньше ненужного знаешь — спокойнее спишь по ночам.
     — Часть передаю на словах. Говорят, кто-то из них, — Сэнди постучал копытом по конверту и посмотрел на кобылу взглядом «запоминай, повторять не буду». — балуется запрещённой магией и имеет достаточно верных друзей, чтобы за это баловство ему ничего не было. Какой именно магией, никто не знает. Вернее, знают все, но каждый говорит что-то своё, от проклятий крови до контроля разума. Так вот, его в лоб не трогай. Сначала разузнай о друзьях. Мало ли кем они окажутся.

+1

14

<Начало игры>
Соната сидела за столом перед довольно хрупким жеребцом, который являлся её информатором. Кобыла то и дело водила и дергала чуткими ушами под капюшоном, выискивая подозрительные шорохи или шумы да внимательно поглядывала на собеседника. Может, это было лишним, так как парочка явно никого не интересовала, но фестралка предпочитает всегда оставаться начеку.
Рассматривая жеребца, Соната задумалась о том, что заставляет темных пегасов покидать родные пещеры и селиться в эквестрийских городах. Может из-за красот мира на поверхности? Или богатства? Шпионка не знала, но она точно знала, что никакие красоты и богатства не стоили ежедневного уродования своих ушей или ношением тесной одежды.
-Да, погода сегодня чудесная.
Разведчица была рада, что им было необходимо сидеть на улице. Кобыла ненавидела всякие таверны и трактиры. Сидеть в шумном, тесном, душном помещении было для нее невыносимо, а ко всему прочему добавлялись резкие и крайне неприятные запахи, от которых у фестралки кружилась голова. Пожалуй, это была плата за столь острый нюх, хотя, эта проблема легко решалась платком на морде.
Когда конверт оказался на столе, кобыла ответила:
-Мне не терпится узнать, что у них нового!
Насколько разведчице было известно, в конверте содержалась информация о неком грифоньем торгаше, которого требовалось устранить. Такое случалось нечасто, видимо, этот грифон хорошенько постарался, чтобы насолить ночным, но даже фестралке не было известно, что он такого сделал. Соната никогда не любила работу по устранению нежелательных лиц, она была разведчиком, а не палачом да и сам процесс наблюдения за жертвой и выучивания её распорядка дня был крайне утомительным.
Выслушав информацию о грифоне, разведчица кивнула и хмыкнула. Она уж точно не была той, кто била в лоб. Фестралка вообще не любила марать копыта, чаще всего она подстраивала все под несчастный случай. Поэтому зачастую цель даже не видела свою убийцу. Может, они и замечали краем глаза темный силуэт, но не более. Что Сонату не радовало, так это информация про магию и "друзей". Это значило, что у кобылы прибавится работы.
-Что же,-начала говорить фестралка, отодвигая от себя мешочек с деньгами и пододвигая к себе конверт,-рада была тебя видеть.
Сказав это, кобыла спрятала бумагу куда-то в плащ, встала со стула и направилась в сторону улиц
Эрикхорна.
          ---->Узкие улочки

Отредактировано Лунная Соната (21-12-2016 12:47:30)

+1

15

[NIC]Сэнди[/NIC][STA]Доброжелательный проходимец[/STA][AVA]https://i.imgur.com/LEKCyMK.png[/AVA]
     — А я-то как рад, ты себе не представляешь. — негромко ответил Сэнди, убирая увесистый мешочек с золотом за пазуху. Правда, отвечал он уже затылку разведчицы — получив нужные сведения, та поспешила ретироваться. Видимо, маловато у неё опыта. А если бы у него ещё было, что сказать? Ну что же, её право. Тогда с питомцами торговца будет разбираться сама.
     А тем временем, фальшивому пегасу тоже нужно было ретироваться. Зербо его знает, кто из двоих подельщиков притащил за собой хвост, но уже с минуту гуляющая по дороге мимо трактира песочного цвета пони в белом летнем плащике-накидке выглядела подозрительной. Можно, конечно, было бы остаться, изобразить из себя отвергнутого, заказать креплёного сидру... Но ну его к серафимам-зербитам, такой спектакль.
     Сэнди допил напиток, оставил на столике пару монет — и за себя, и за ушедшую фестралку — и, водрузив на макушку шляпу-треуголку, пошёл в противоположном от разведчицы направлении. Посмотрим, за кем направится залётный нюхач. Как раз по пути можно заглянуть в "Хвост жирафа", дряной паб, не представляющий ровным счётом никакой ценности. Но там у Сэнди был знакомый охранник, который вполне может незаметно выпустить "пегаса" через чёрный ход.
     Однако пользоваться дружелюбностью охраны Сэнди не пришлось. Уже у прохода, ведущего к переулкам, он остановился, якобы, чтобы рассмотреть какое-то объявление на фонарном столбе, и понял — хвоста не было. Значит, он есть где-то в другом месте.


     И он действительно был. Вслед за фестралкой-разведчицей, держась на расстоянии, следовала неприметная единорожка светло-бежевого окраса, с средней длины бежево-зеленоватой гривой. Капюшон её был откинут на спину, кобылка словно бы наслаждалась тёплым летним вечером, вот только наслаждалась она упорно по тому же маршруту, что и избранный Сонатой.
     Иногда она с кем-то здоровалась, иногда останавливалась, чтобы обменяться парой фраз с кем-то из уличных лавочников, а то и пошутить в сторону кого-то из вездесущих городских жеребят. Как знать, кто из них отвечал ей просто из вежливости, а кто был её сообщником и сообщал ей что-то условными фразами и тайными знаками.
     В какой-то момент на крышу соседнего дома приземлилась какая-то фигура, чей силуэт был скрыт плащом. Довольно популярная среди пони одежда, особенно среди тех, кто не всегда хочет показывать окружающим мордочку. Однако кое-какая подробность о неизвестном летуне была понятна — в момент его приземления чуткий слух фестралки не уловил характерного цокота копыт. Вместо этого с лёгким скрипом по крыше прошлись птичьи когти.
---->Узкие улочки

+1

16

<---Подземелья под городом
– Странный? – с усмешкой повторил я. – Ну, сочту это за комплимент.
Потайной проход пришлось искать чуть дольше, чем я ожидал. Для начала, никаких рычагов на стене не оказалось, а значит нужно было найти ту часть стены, которую возможно сдвинуть. Причем еще не до конца ясно требуется каменную кладку толкать или же двигать в одну из сторон. К поискам нужного камня подключилась и наритка, которой ввиду особенности её зрения было бы намного легче различить границу меж дверью и стеной. Вот только моя напарница по побегу весьма и весьма сильно устала, а потому начав клевать носом вместо того чтобы прощупать стену, прощупала мое копыто на прочность.
Болезненно зашипев, я подскочил на остальных трех копытах, поджав задетое, и крупом оперившись на стену в итоге слегка сдвинул её от себя. Что же, пусть и ценой боли в моем и без того поврежденном копыте, но мы все же нашли тайный проход. Поднажав плечом сильнее в сдвинувшуюся стену, с большим скрипом и звоном бутылей, нам все же удалось отворить тайную дверь, которая не просто была за каким-то стеллажом, а сама по себе была им.
Протиснувшись сквозь получившуюся щель, мы могли обнаружить себя в небольшой комнатке, которую, пожалуй размерами можно было описать как  винных стеллажа в ширину на четыре-пять в длину. Причем измерение именно такой мерой было очевидным, ввиду того, что мы появились как раз из-за стены, вдоль которой стояли три небольших полупустых стеллажа с винными бутылями.  вдоль двух других стен стояли в общей сложности  небольших бочонков, содержащих в себе суя по всему запасы Эля или может быть чего-то крепче.
Прикрыв за собой отворяющийся стеллаж, я направился на выход из этой маленькой комнатушки. Следующее помещение, проход к которому перекрывала старая рассохшаяся дверь, которая чудом не развалилась, когда я её приоткрыл, было в разы больше и просторнее комнаты с потайной дверью. Посреди залы, а это определенно можно было ею назвать, находился ряд из трех колонн на расстоянии около полутора метров между ними, вдоль стен были сложены столы, стулья разных размеров и даже обломки больших бочек. У дальней стены были свалены какие-то коробки и и доски, по которым шастали крысы, что подтверждало, что мы выбрали правильную таверну. "Где крысы вовсе не живут в подвале, ребят из гильдии жандармы повязали" – так любил выражаться мой знакомый из Балтимейра.
Справа от нас вдоль стены шли деревянные ступеньки наверх, которые и должны были вывести нас к самой таверне. От туда же и доносились приятные уху голоса разгула и веселья.
– Ну, вот мы и тут! Правда немножко задержались.

+1

17

<--- Подземелья под городом
С удивленным выражением морды Найт поглядела на то, как Лиам, наткнувшись крупом на стену, открыл потайную дверь.
«Ну, зато дверь быстро нашлась.» - подумала она, едва не заулыбавшись во все клыки, а затем уперлась плечом о стенку, помогая пегасу её отодвинуть.
Как только Вижн пролезла через образовавшуюся щель, неприветливые сырые подземелья канализации моментально сменились на темный, но по крайней мере сухой... подвал? Да, кажется, они вылезли в подвал таверны, точнее в помещение, где хранилась разного рода выпивка. Рассматривая содержимое полок и стеллажей, различные надписи на бутылках, наритка принюхалась к одной из бочек, пахнущей чем-то пряным.
- Я бы пива выпила... - вслух подумала она, - Или абсента. Незабываемые глюки ловишь от него! Хотя, нет, не время. Кхм!
Найт как-то неловко замолкла - наверное, странно для похмельной пони желать еще больше алкоголя - и направилась за вором на выход из комнаты.
«Впрочем, от пива действительно становится легче.» - про себя отметила кобылица, окинув взглядом следующее помещение.
Комната своими размерами разительно отличалась от предыдущей: невероятно просторная и высокая. Из неё можно было бы сделать еще один зал для таверны! Но хозяин решил найти зале другое применение, сделав хранилищем барахла. Почему бы и нет.
- Ох! Отлично! Я слишком долго ждала этого момента! - воскликнула Вижн и галопом подскочила к ведущей наверх лестнице. Только вот подниматься не стала и замерла, словно вспомнив что-то важное, - Постой, а ничего подозрительного не будет в том, что какие-то два непонятных пони внезапно вышли из подвала таверны? Я понимаю, что это место — одна из ячеек... той теневой организации, но все же...

+1

18

— Абсента? — присвистнув, переспросил я. — А у тебя оригинальный вкус на выпивку! Но вроде бы у здешнего бармана было что-то такое.
Закончив любоваться помещениями и крысами, которые как я на секунду подумал, испугают кобылку, я последовал за ней по лестнице, пока она не остановилась всего в нескольких шагах от выхода в нерешительности. Ловким движением обогнув её, я усмехнулся и пожав плечами ответил:
— Знаешь, мне кажется никто даже и не заметит, откуда мы выйдем. Ну, а даже если и увидят, что такого? Уж подозрительнее кого угодно из сидящих за любым из столиков мы явно не станем.
И я, уверенно развернувшись к двери, толкнул ее копытом. Только для того чтобы нос к носу, хотя точнее будет нос к шее, столкнуться с крупным земным пони в поношенном фартуке грязноватое серо-коричневого цвета. Трактирщик, а это определенно был он, судя по характерным усам владельца подобного заведения, а также стопке кружек, что он умудрялся держать в одном копыте, смотрел на меня сверху лишь слегка в удивлении приподняв одну бровь.
— Какого Зербо? — произнёс он хриплым голосом, поставив кружки на столик рядом. Я невольно стал пялиться назад, нацепив, наверное, самую неубедительную улыбку, мол «ой, а это подвал? Я думал выход». Но далеко оступить неизвестный мне трактирщик не дал, схватив меня за ухо тем самым копытом, которым до этого держал кружки, и потащив за собой.
Найт пони по всей видимости то ли за мной, то ли из-за темноты не заметил, а потому она могла вполне выбраться одна, пока я так специфически отвлёк на себя внимание. А отвлечение точно было что надо, ибо сейчас буквально вся таверна пялилась на то, как крупный земной пони тащит темного пегаса за ухо. И при этом этот самый пегас очень громко ойкает и смешно пытается вырваться.
— Какого сена ты делал в подвале моей таверны? — грозно рычал он, продолжая меня тащить за ухо к выходу.
— Ай, я не знал, что она.. ой, твоя. Ай-ай-ай! Ну то есть я имею ввиду... Ой-ой, больно... не знал что там подвал. Пусти! Больно же!
— И что же там по-твоему, сорванец? - спросил он, сильно дернув мое ухо, отчего я уже стал думать, что ещё парочка таких рывков, и он получит его как трофей.
— Уй! Не знаю я! Просто перепутал двери...
— Ах, перепутал!? Ну я тебе сейчас так перепутаю!
К моему счастью к этому озлобленному владельцу подскочил какой-то жеребец и стал защищать меня.
— Джек, ну полно тебе! Устроил тут представление! Пусти парниша, он же ничего не сделал!
Голос моего защитника показался мне подозрительно знакомым, и когда я поднял глаза, передо мной стоял коричневый единорог с чёрной гривой, в котором я узнал, наверное, единственного моего знакомого во всей таверне, моего согильдийца по прозвищу Воробушек. Судя по его едва заметной улыбке и краткому подмигиванию мне, меня он также узнал.
— Как же! Ничего он не сделал! Он пробрался в складские помещения! Ещё, глядишь, умыкнул чего! Да ещё и рожа у него вороватая какая!
— Ох, ну он же тебя явно сказал, что перепутал двери, ну перепутал пацан стянули иль с дурости. Да и где же он тебе что-то умыкнуть успел бы? — ответил Воробушек, осматривая меня, а после обратившись уже ко мне: — Ты же ничего не крал?
Я помахал головой, состроив самую располагающую к себе гримасу законопослушного пони, которую возможно.
— Нет! Клянусь! Я просто ошибся дверью!
— Вот видишь! Пусти его! Если не доверяешь, я могу за ним присмотреть.
Трактирщик долго думал смотря то на меня, то на воробушка, а затем здавшись, прокряхтел какое то ругательство и отпустил меня, не забыв наградить подзатыльником.
— Ладно! Пёс с вами! Нарисуй ему карту, чтоб не лез куда не нужно, — загоготав произнёс он и направился обратно к подвалу. Я же стал взглядом искать Найт, надеясь, что за это время она уже выбралась из подвала. Особенно, что основная часть заведения сейчас наблюдала за нами с трактирщиком, а не за выходом из подвала.

Отредактировано Liam (13-05-2018 14:54:55)

+1

19

Уверенность Лиама придавала уверенности и самой Найт, впрочем, длилось это недолго. Сразу же за дверью оказался здоровый земнопонь, который явно не был рад незваным гостям из подвала таверны. Инстинктивно отскочив вглубь, темноту подвала наритка толком ничего не успела сделать, чтобы помешать трактирщику выволочь воришку в зал.
«Зербиты! И что делать? Что же делать?! Почему тот жеребец был так удивлен и недоволен? Неужто этот дурень крылатый спутал дороги и зашел не в ту таверну?!» - в голове замельтешили мысли, путаясь, сталкиваясь между собой и сталкиваясь с черепной коробкой, отдавая болью. Она не знала, что делать, и готова уже была поддаться панике и убежать обратно в подвал, а затем и в канализацию, - «Ладно, нельзя сказать, что это его вина. Все-таки в тех катакомбах довольно легко заблудиться.» 
Ничего лучше не придумав, Вижн натянула капюшон пониже на морду, и без проблем тихо вышмыгнула из подвала, когда стало понятно, что все внимание полностью сосредоточенно на Лиаме и трактирщике. Придерживаясь темных углов и стен, она наблюдала за сценой, очевидно, неплохо забавлявшую других посетителей, и размышляла над дальнейшими действиями. Нужно что-то делать. Если это так будет продолжаться, то рано или поздно весь скандал выльется в большую взбучку для Лиама, которого потом же сдадут стражам как вора. И Найт останется одна. В большом непонятно городе. В столице королевства светлых, охотящихся за её головой с недавнего времени. Эгоистично, но именно этот факт все еще удерживал её от позорного побега из таверны.
Итак, у неё не было классической магии из-за больной головы. Арбалет, копье и магия крови — не вариант. Не хватало еще убить хозяина таверны посреди его же собственного трактира на глазах десятка свидетелей и устроить катастрофу неконтролируемой магией. Остались только зубы, рог и копыта. Сойдет. Кобылица начала осматривать земного в поиска куска помясистей, чтобы с размаху вцепиться в него и тем самым отвлечь от пегаса. Только этого не потребовалось.
Только она хотела сорваться с места, как в конфликт вмешался коричневый единорог и... собственно, без труда решил его. Вздохнув с облегчением, что сегодня обошлось без очередного насилия, колдунья направилась в сторону пары жеребцов.
- Ой! Вот ты где! А я тебя уже обыскалась! - обратилась кобыла приторно-бодрым голосом к Лиаму подойдя к нем, - Я не хочу говорить, но я же говорила! - уже шепотом изрекла она вечную кобылью фразу, - Ты что, действительно ошибся?!

+1

20

– Даже спасибо не скажешь? – обратился ко мне Воробушек, пока я отвлекся от поисков Найт глазами.
– Ох, спасибо огромное! Выручил, как всегда. За мной кружка эля! – спохватился я, растянувшись в улыбке, глядя на моего старого знакомого прохвоста, который несмотря на все мои рассказы о прелестях Балтимейра предпочитал оставаться в Эрикхорне несмотря ни на что.
– Но там в подвале была ещё моя сообщница, наритка, возможно и ей понадобится помощь... – задумчиво произнес я, возобновив поиск моей знакомой глазами, который закончился тот час же, ибо она нашла нас сама. – А вот и она!
– Ох и любишь ты встревать в неприятности! – буквально промурчал мне на ухо единорог, увидев Найт, на что я точно таким же тоном ответил ему:
– Как будто бы ты не любишь в них попадать, –  затем, когда рядом с нами встала Найт, я обратился уже к ним двоим громче. – Что ж, давайте займем хоть какой-нибудь столик, а то этот трактирщик, Джек, да? Изрядно привлек к нам внимание.
– Да ты и сам был хорош! – рассмеялся единорог и повел нас за собой.
Следуя за старым знакомым, я вглядывался в окружение и находил, что хоть это и был определенно тот самый многоэтажный трактир, который отложился у меня в памяти, как штаб гильдии теней, да и просто приют крайне неординарных личностей, он во многом изменился. Изменения произошли как в публике, которая теперь состояла сплошь то из торгашей, то из каких-то ремесленников и магов, а то и просто из представителей знати, которые правда предпочитали ютиться как можно выше, так и в общей отделке, которая стала куда более помпезной и красочной, нежели чем в былые времена. Не сказать, что эти изменения пошли на благо трактира или, наоборот, ухудшали его для меня. Точнее нельзя сказать об этом однозначно, ведь отчасти, новые краски мне нравились больше, чем грязная серость прошлого, но в чем-то здание стало даже слишком красочным. Примерно такое же отношение у меня вызывали и посетители. Мне не было противно видеть тут торгашей и ремесленников, ведь многие из нас тоже были отчасти коллегами их дела, но вот появление знати сильно настораживало. А потому вопрос Найт по поводу того, что я ошибся стоял как никогда остро.
– Хм, знаешь, вел я нас именно сюда... Да и к тому же не припомню, чтобы где-то еще был тайный ход из местных таверн, но вот где мы оказались.... Трактир вроде бы тот, только...
– Только власть поменялась! – подсказал мне воробушек. – Ты ожидал тут гильдию воров, не так ли?
– Нууу... да... Тебя же я тут нашел. О, Найт, кстати! Позволь представить тебе моего старого друга из этого города. Того, кто принадлежит к тому же ремеслу, что и я, Воробушек. Хм... когда говоришь твое прозвище вслух, звучит как-то не слишком величественно.
Единорог рассмеялся и сделав учтивый кивок головы в сторону Найт жестом коаыта предложил нам присесть за столик, к которому мы подошли.
– Хе-хе, что ж, Блейк по-величественнее будет? И к одному с тобой ремеслу я больше не принадлежу, ну, если только ты не подался в торговцы.
Я недоуменно посмотрел сначала на него, затем огляделся по сторонам, затем снова на него, и копыто потянулось к  моему лицу.
– Ты же не хочешь сказать, что...
– Ага-сь, с тех пор, как тут лорд основательно взялся за очистку города, гильдию теней так просто не найдешь. Трактир этот теперь под Золотым серпом, про другие наши места могу сказать почти тоже самое. В Эрикхорне все темные ушли в глубокое подполье. Хотя... большинство из наших просто считай сменило имидж и название основной организации. Вон, тот же Феликс, он ведь тоже в Золотом Серпе сейчас. А так темных тут не жалуют нигде в Эрикхорне. Хм... ну, разве что у старушки Аумы в её приюте...
Я понурил голову, стыдливо прижав уши. Смотреть в сторону Найт, которой я обещал, что дела здесь не столь плохи, не хотелось. Совсем не хотелось.
– Ну че вы раскисли-то? А вообще, Перышко, раз уж мы по прозвищам обращаемся, что ты тут забыл вообще? Ты в Эрикхорне в последний раз когда, три года назад был? Колись, не сдам старого товарища!
Я погрустнел еще больше и мне буквально хотелось провалиться сквозь землю, а то и глубже.
– Да вот... убегали кое от кого... хотели тут переждать, да отдохнуть, а оно вот как... оказалось...

+1

21

Найт все это время ничего не говорила, будто бы боялась привлечь к себе лишнее внимание, только тихо шла следом за двумя жеребцами, низко опустив голову и исподлобья рассматривая окружение. И ей явно не понравилось место, куда завел её Лиам. Красочно, ухоженно и богато. Очевидно, таверна не была пристанищем всякого рода маргиналов и темных, а скорее наоборот. За столиками сидели, общаясь и попутно выпивая, нормальные с точки зрение обывателя пони, если судить по приличной одежде и общей ухоженности, это были всякого рода богатые ремесленники да торговцы или и вовсе знать!
«Отлично! Просто отлично! Вот чего мне не хватало так это сидеть в одном помещении с местной знатью!» - в животе похолодело от страха и волнение, а груди под волнами страха начала формироваться злость, - «Сколько выживала в одиночку — лучше бы продолжала так делать. Доверилась в коей-то веки незнакомцу, чужаку и куда он меня завел? Как бы это место не стало моей могилой...»
Впрочем, что злость, что страх, которые были относительно слабыми из-за усталости, наритка упорно подавляла доводами разума. Все же, вдруг это все стереотипы и преступники предпочитают держать свои места чистыми, они же организация все-таки, а не банда... Звучит не очень.
Приняв приглашение, Вижн села за столик и принялась слушать единорога, представившегося Блейком. Услышанное ей тоже не понравилось. Она с минуту неподвижно сидела в попытках переварить происходящее, а затем, чтобы показать это самое свое недовольство, внезапно схватила Лиама за ухо копытом и довольно болезненно скрутила его, потянув на себя.
- Если ты специально меня завел в эту буквальную ловушку, умник... - тихо, даже как-то пугающе спокойно прошептала кобыла, - ...ты сам знаешь, что с тобой может случиться. 
Тяжело выдохнув воздух через ноздри, она отпрянула и отпустила вора, облокотившись о спинку кресла и закинув одну заднюю ногу на другую.
- Полагаю, все за счет Лиама. Да, Лиам? - порыв холодной ярости сошел и теперь колдунье не совсем понравилось то, что она сделала. Все-таки пегас выглядел подавно и, может быть, испытывал стыд за свои обещания, оказавшимися пустыми, - А что за «Золотой Серп»? Никогда не слышала о таком. И, Блэйк, ты знаешь как найти темных? Ну, или подсказать дорогу до приюта той Аумы...

0

22

И тут, пока я приунывши изучал узоры стола, мое ухо вновь начал кто-то крайне агрессивно драть, но Воробушек вмешиваться на этот раз не захотел, ибо уходером оказалась Найт.
– Ай-ай-аяяй! Я-то тут при чем? Это именно тот трактир, где должны были быть мои согильдийцы. Откуда мне было знать, что он принадлежит торгашам? – жаловлим тоном ответил я, кое-как вернув себе сое ухо, когда наритка все же позволила. Чокнутая! – мысленно окрестил я её, потирая свои бедные уши. А Блейк едва сдерживал хохот, наблюдая за таким действом и от этого хотелось еще сильнее провалиться сквозь землю. Ну и хорошенько дать этому рогатому по зубам. Вот только увы, Воробушек мог вполне неплохо ответить и без использования магии, да и начинать драку с представителем той гильдии в чьей таверне ты сидишь, было бы дурным решением даже для такого любителя дурных решений, как я.
– Ой, хе-хе-хе, ну и дам ты себе находишь Лиам! Сообщница, которой понадобится помощь, говоришь? Ну-ну! – буквально промурлыкал рогатый. Я с болью во взгляде посмотрел на него мысленно прося его лучше помолчать, причем настолько громко мысленно, что Воробушек еще раз усмехнувшись сильнее прежнего, все же сжалился и сменил тему, а я в это время решил отправиться нам за выпивкой.
– Никогда не слышала про Золотой Серп? Ну и ну! Ты откуда, из леса что ль какого? – ответил он Найт. – Это наиболее известная и ныне одна из самых, если даже не самая из влиятельных торговых гильдий Эквестрии и ближнего запада. Я бы даже назвал её интернацианальной, если учесть сколько рас состоит в её рядах. Хм, даже кажись, из ваших я кого-то там видел... Хм... или это были фестралы... так и не вспомнишь. Да, даже правители стран имеют с нами дело. Так что тебе несказанно повезло иметь такого знакомого, как я.
Блейк самодовольно подмигнул наритке. Примерно такое же самодовольное выражение лица, Найт могла наблюдать, когда я показывал ей чердачное помещение королевского театра Эрикхорна. Но в отличии от пегаса вроде меня, этот взгляд отнюдь мог быть не напускным и самоуверенность могла быть подтверждена наличием реальной власти и богатства.
– А что до темных, то вот ничего не могу сказать. Ты же имеешь ввиду именно темных темных, а не нашу с Перышком в прошлом общую гильдию? Они и в прежние времена в Эрикхорне появлялись не то что бы часто. Все же неприязнь к светлым, и все такое... Фестралы вот правда и сейчас тут вполне себе неплохо живут. Но они ж прекрасные агенты наблюдения, чего с них взять? Могут быть скрытными, но оно и понятно: эти ваши тайные пещеры и заброшенные храмы... которые совсем не заброшены, не так ли?
Блейк явно производил впечатление весьма неоднозначное: вроде бы в нем и было что-то чарующее и располагающее в себе, в той же манере речи, но и что-то отталкивало в этом же. Трудно сказать ,что в нем было не так, но для меня он всегда был слишком самонадеянным везучим ловкачом, на которого хотелось равняться, но с которым не хотелось лишний раз пересекаться. Да и к тому же, в компании вора всегда нужно быть на стороже, а уж в компании такого вора, как Воробушек и подавно.
– Но думаю, найти их можно где-то в подземельях под городом. Говорят там скрываются все те, кто раньше заседали в тавернах вроде этой. Еще можно поспрашивать, действительно у Аумы. Она старушка добрая и прозорливая. Вполне могла укрыть ваших.
Ну, а пока мои старый и новая знакомые беседовали о чем-то о своем, я решил, что раз уж меня уже дважды сегодня в этом трактире жестко подрали за уши, то я имею законное право потребовать с трактира возмещение вреда. Своим способом. Все же в том, что этот трактир ныне населяли представители торговой и светской элиты, а не бедное воровское сословие имело вполне себе большой, тяжелый и звонкий плюс. Ну и раз уж ко всему прочему, проставляться должен я, тот кто вернулся без денег и надеялся выручить пару серебряных за все, что нашел в том замке, по чему бы, действительно не получить денег именно там, где я надеялся их получить. Осмотрев своим мастерским взглядом столики трактира, я подметил несколько целей, что были уже на веселе и почти не следили за собственными сумками. Все что требовалось, это просто подойти не вызывая подозрений и взять, что плохо лежит. Можно прикрыть свою подозрительность какой-нибудь щепетильной историей, или втереться в доверие, отвлеченными вопросами. Главное, не дать жертве повода даже подумать, что ты что-то замышляешь.
– О, кстати о темных, а что же вы в самом деле забыли в таком городе, как этот? Я, конечно, слышал, что столица манит туристов, но чтобы в такой компании и такого вида! Как вас угораздило связаться с нашим Перышком? – продолжал Воробушек. – Нет, не то чтобы я осуждал такие компании или был бы неприятно удивлен, если наш город посетил кто-то столь же неординарный, если вы позволите мне это слово. Меня просто терзает любопытство, как и множество вопросов, многие из которых, как мне кажется, даже будет не вежливо задавать вслух.
Итак, один готов, теперь нужно абсолютно точно также не вызывая подозрений перейти к следующему любителю крепких напитков. А как это сделать лучше, как не пообещать только что лишенному части своих богатств пьянчуге чего-то мелкого, о чем он мечтает сейчас, но и о чем он забудет точно также вскоре, как забудет о том, сколько именно битсов он потратил сегодня. Что-то незначительное, вроде кружки эля, которой окажется ловко взятая с соседнего уже пустого столика, или быть может безделицы, которая для него будет, несомненно, целым состоянием, если правильно убедить. "Старая чернильница? Нет, что вы, это раритет, из коллекции самого герцога Брумбуртании. Да-да, этого совсем не выдуманного мной только-что герцогства." Немного слов, правильного тона и жестов, и промаринованный в хмелю мозг торгаша, желающего во всем получить выгоду, сделает свое.
– Тем не менее мне будет интересно послушать ваш рассказ. Знаете, мне кажется, что вам есть много о чем рассказать, ну а я очень люблю слушать.
Вот и второй распрощался с долей своих деньжонок, а за ним вскоре и третий, но как говорится, вора красит скромность, а жадность губит и асса, а потому на этом стоило бы и закончить. Пересчитав честно экспроприированное, я едва сдержался, чтобы не выдать свист, а то и вопль восторга, ибо богатенькие торговцы держали при себе мешочки, которые в сумме содержали целых 4 золотых битса малыми и большими монетами. Что ж, за такие деньги мои уши готовы терпеть и большие издевательства! – позволил все же я себе с улыбкой отметить про себя маленькую победу. Вернувшись к тому самому трактирщику, который, видать лично решил убедиться, что я ничего не украл и не повредил в подвале, я улыбнулся ему точно такой же улыбкой, какой встретил его в подвале.
– Чего опять лыбишься? – рявкнул он, на этот раз уже не на всю таверну, но все равно громко. я покорно убрал улыбку со своей мордочки.
Небось замышляешь чего недоброго?
Тут я совсем погрустнел и посмотрел с укором на жеребца. Выглядело это не слишком впечатляюще, но все я был несколько зол. Как минимум как клиент, чего уж говорить о моей уязвленной гордости.
– Я вообще-то хотел извиниться... И загладить вину, купив у тебя вина иль иной какой выпивки... Но раз уж по-твоему я что-то замышляю...
Похоже, что шанс потерять клиента на трактирщика возымел все же эффект, хотя доверял он мне пока что еще не до конца, но это только пока. Требовалось немного поднажать, ну и, конечно, продемонстрировать, что я богат не только на слова, но и на звонкую монету.
– Ну, в любом случае, перед тем единорогом, что спас меня, я обязан проставиться. Так что... – я достал один из кошелей, что содержал в себе один золотой, около восьми больших битсов и двадцати пяти малых и потряс им перед трактирщиком. – Что посоветуешь взять для него, а то я здесь буквально всего день как.
– Я тебе че, сомелье из знатного семейства, чтоб разбираться во вкусах каждого? Впрочем, коль ты при деньгах... пусть будет темный Бауэрстонский портер. Еще чего?
Я задумался, стоило вообще по хорошему выбрать иное место, где отдохнуть, раз уж здесь более не гильдия теней, да и к тому же я тут уже подзаработал. Но тащиться не знамо куда, да еще и с столь же примечательной, как мои крылья нариткой было бы, наверное, еще сложнее,чем просто оставаться тут, а потому я все же решил заказать ужин и побольше выпивки.
– А знаешь, давай тогда еще порцию вашего фирменного блюда. Вооон на тот стол, – я обернулся и указал копытом туда, где сидели Найт с Блейком. – Даже, наверное, две. Кружку Балтимейрского эля и бутылку красного вина. Любого.
Трактирщик посмотрел на меня с пассивной злобой и пробубнил себе под нос что-то вроде "Все же специально залез туда, негодник!" Но тем не менее записал мой заказ.
– 10 битсов за ужин, 2 за портер, 3 за Эль, 4 за вино. Итого 19. Оплата вперед.
– Обычно же после... – озадаченно произнес я, подняв бровь, но все же стал отсчитывать 19 малых битсов. Трактирщик ничего не ответил на мой вопрос, а после повторно пересчитав за мной деньги и убедившись, что они не фальшивые, несколько даже разочарованно фыркнув, сказал дожидаться своего заказа. Я вернулся за стол к двум рогатым, которых я оставил на едине друг с другом.

+1

23

«А места получше придумать не мог? Какой темный или маргинал вообще ищет укрытие в Столице?!» - мысленно воскликнула наритка и, в общем-то, этот возглас остался только мысленным, потому что Найт не захотелось развивать этот бессмысленный конфликт, особенно, когда невиновность Лиама была очевидна. Поэтому на оправдания вора она тихо пробурчала под что-то вроде «неси еду уже давай.»
И вот, пегас ушел за выпивкой и наритка осталась один на один с его знакомым. И происходящее по ощущениям было не совсем комфортным. Размышляя над тем, что делать, как вообще начать разговор, она несколько секунд разглядывала Блейка: обычный светлый единорог, самого обычного окраса, пусть и слегка темного для его расы. Собеседник почти ничем особым не выделялся, - что, может быть, даже было ему на копыто — разве только больно уж хитрой мордой и самоуверенным выражением. Вижн вышла из задумчивого ступора, когда услышала, что жеребец начала говорить. И боги, как же много он говорил.
Полетевшие вопросы темной кобылице сразу же не понравились, как и сама беседа в целом. Подозрительно много вопросов попадало в разряд «не твое зербово дело», да и при этом Блейк ловко рассказывал о себе абсолютным счетом ничего. Из-за этого сложилось впечатление, что он всеми силами пытается выведать всю личную информацию из своей собеседницы, при этом предпочитая умалчивать о себе... А может, ей только кажется? Не хотелось лишний раз кормить свою паранойю и в то же время, находясь не в самом лучшем положении, не хотелось подставляться перед Блейком. Он был опасен, весьма даже. Ладно бы он был простым плутом, но рогатик-то был плутом с властью и связями за спиной, если судить по словам об его гильдии! И как знать, может, эти ребята уже наперед знают о розыске...
- Да, из леса. - пожала она плечами, - Поэтому про Серп не знала. Там особо не торгуются. - как бы не хотелось выразить свое недоверие и раздражение, Найт старалась держаться если непринужденно, то хотя бы нейтрально, - Насчет заброшенности храмов не знаю, никогда не думала даже лезть туда. Словить проклятье или подцепить чуму как-то не хочется. - кобыла кивнула. Либо в канализациях, либо в приюте? Над этим стоит подумать позже, - А связалась я с нашим общим знакомым и оказалась в городе лишь по воле судьбы. Вот и все. - несколько односложно ответила она на вопрос собеседника, который мог ожидать может не невероятную, но хотя бы долгую историю. Только вот раскрывать что-то незнакомцу — это последнее, чего хотела Найт, - А... вот и ты. Без приключений? Ты как-то задержался немного... - обратилась она к подошедшему Лиаму.

0

24

– Да, приключений, пожалуй, на сегодня хватит, – ответил я Найт, присаживаясь рядом. – А задержался я из-за того, что долго свой кошелек не мог найти.
– Так-таки и свой? – с иронией переспросил меня воробушек, оценивая взглядом. Тут-то я и призадумался на пару минут, а как же к такому обогащению отнесется их товарищ по гильдии, пусть и вор в прошлом. Думаю, единорог не должен был бы поднимать шум или даже принять это воровство слишком близко к сердцу, но всякое могло случиться, а проверять верность моего старого товарища не хотелось, так что я решил не говорить правды. Да и к тому же был велик шанс того, что нас могли услышать и другие торговцы. И если бы я продолжал говорить правду о своем ремесле и нашем общем деле в прошлом, вероятнее всего простыми горящими ушами я бы не отделался.
– Да, представь себе, у меня есть деньги! – съязвил я, Воробушек же лишь хитро улыбнувшись покачал головой, загадочно промолчав. – Ладно, я взял тебе темного портера, а тебе, Найт, вина, плюс нам двоим поесть. Надеюсь, в мое отсутствие, ты, Блейк, не успел сильно надоесть моей знакомой? А то пара секунд общения с Вельвет, и она предпочла сбежать куда подальше с первым встречным.
Я негромко рассмеялся, и единорог присоединился ко мне сдержанным смехом, а после, став серьезным, посмотрел на меня нахмурив брови.
– Погоди, погоди, Вельвет? Это что ли...
– Ага, она самая! – перебил я его – Мир тесен, если так посмотреть. И да, я знаю, что ты сейчас спросишь. Нет, я с ней не поговорил, хотя она меня узнала... и погналась за мной... В общем.... примерно, как я и думал, так и сложилось. Видно не судьба...
Повисла довольно долгая пауза. Мне не хотелось обсуждать с старым товарищем мою сестру, а он, понимая это, не пытался затронуть подобную тему. Хотя уверен, любопытство и желание надавать мне тучу советов, так его и распирали изнутри. Впрочем, если Найт все же затронет тему того, что за кобылка издевалась над ней при её похмелье, то мне все же придется ответить и развить эту тему. Поскольку, если не отвечу я, то это точно сделает Воробушек, а он может наговорить много такого, о чем мне не хотелось бы, чтобы узнала наритка. Да и к тому же, сам единорог не так много знал, а потому многое мог бы неправильно додумать, а это еще хуже того, что могла бы услышать кобылка просто вскользь.
– Тааак... а где, говоришь, наши теперь? А то хотелось бы отправить весточку Балтимейрцам, да и вообще обсудить разное, продать парочку артефактов... – как бы вскользь спросил я Блейка, прерывая затянувшуюся тишину.
– Так в подполье, –куда более живо ответил единорог. – Я и твоей напарнице уже рассказал где можно найти темных. Гильдийцев там же стоит искать. Подземелья, да держатели заведений без чувства собственного превосходства и морали. Та же Аума, к примеру, что готова приютить буквально любого. Да ты, наверное, помнишь этого... как же его... А, Ровер! Парниша, что у нас курьером был. Так он как раз у неё живет сейчас.
Я плохо помнил и Ауму, если вообще её знал, и Ровера, однако задумчиво покивал головой, будто бы понимал о ком идет речь. Ну, значит хоть кто-то еще тут готов помогать пони вроде нас... Не до конца отбелили вы город, не до конца! – мысленно усмехнулся я, радуясь даже такому незначительному пустяку. То, что Воробушек назвал Найт моей напарницей, я упустил из виду, задумавшись о чем-то своем, однако, уверен, подобное обращение точно не осталось незамеченным ею.
– Ну, а на счет продать или купить, так сделай это у нас. По старой дружбе не обсчитаем, – продолжил единорог, хихикнув. – А если боишься, что вопросы неудобные пойдут, про то, откуда у тебя все это, то я могу переговорить с торговцами, чтобы о природе происхождения твоих артефактов они не беспокоились.
Я растянулся в благодарной улыбке и, кивнув единорогу, оглянулся, чтобы посмотреть, как там движется сбор нашего заказа. Через несколько минут к нам уже шла довольно симпатичная официантка в пышном коричневато-салатовом сарафане с корсетом и подносом на спине, на котором стояли две большие деревянные кружки с пивом, бутылка какого-то вина и несколько стеклянных кружек. Подойдя к нам, она ловким движением бедер скинула поднос с содержимым со спины на стол, не разлив при этом ни капли содержимого, затем, сняв все что было на нем, расставила на столе и столь же ловким движением, спрятала поднос меж передним копытом и телом, а после удалилась. Едва сдержав восторженный свист и побуждение проследить за её удаляющимся крупом, я пододвинул к себе свой эль и стал bзучать бутылку вина, приготовленную для наритки.
На темно-салатовой этикетки темно-зеленой бутылки с красным вином красовалась эмблема то ли какого-то города, то ли винодельни. На ней были изображены два льва один над другим, причем золотой лев красовался на черном фоне, а черный лев на золотом, два льва были разделены волнистой полосой, на которой было выведено что-то на старом диалекте эквестрийского.  Над эмблемой красовалось название вина, написанное большими готическими буквами: "TRUCESCENT", а под ней в полукруге была записана скорее всего либо расшифровка старого названия, либо дополнение к нему: "запах перемирия". Учитывая, кому предназначалась бутылка, название звучало весьма иронично. Отпив из своей кружки эля, я попытался открыть для Найт бутылку. И хотя, наверное, сделать это с помощью магии получилось бы в разы удобнее, дело было сделано, пусть и с небольшим трудом, и в наши ноздри ударил запах весьма неплохого вина.
– Что ж, ну тогда хорошо, что мы все-таки встретили тебя тут. Так бы оказались в весьма глупой ситуации в совсем незнакомом городе. Спасибо.

+1

25

На слова про кошелек наритка, приподняв одну бровь, окинула взглядом Лиама и задалась вопросом, как он мог затерять его, если по сути теряться кошельку негде было... Впрочем, она ничего говорить не стала и вообще сделала вид, что пропустила это мимо ушей.
- Нет, вовсе не надоел. - «Почти.» попутно мысленно добавила Найт, - По крайней мере у него столь не высокий пронзительный голос и не столь приторно-жизнерадостная интонация, чтобы заставить мою голову болеть еще сильнее. - она задумчиво посмотрела на темного пегаса. Странные у него были отношения с этой Вельвет. Наблюдая за происходящим, ненароком начинаешь задаваться вопросами. К примеру, почему же Лиам продолжает так рьяно убегать от довольно-таки безобидной на вид кобылки? Она не выглядела как стражница, не выглядела как наемница да и вообще какой-то особой агрессии в его сторону не выказывала! А факт того, что они еще и старые знакомые, выросшие в одном приюте совсем сбивал с толку. Много было вопросов, но кобылица задала ни один, - Дааа... весьма интересная парочка эти Лиам и Вельвет. - этим и ограничилась.
Очевидно, тема личная, а Найт с Лиамом с трудом даже попадали в категорию знакомцев, скорее так, попутчики. День или два и они разойдутся, благополучно позабыв друг о друге, лишь изредка, наверное, будут упоминать некого светлого/темную в байках. И то в лучшем случае. Это было... в какой-то степени грустно. С дугой стороны, оно и к лучшему. Лиам, несмотря на свою специфичную... профессию, был добрым пони... в отличие от своей попутчицы. Может, рано или поздно он остепенится или разбогатеет и перестанет воровать, заведет себе семью и проживет долгую, счастливую жизнь. Свяжись пегас с нариткой-убийцей — вряд ли у него останется шанс на это.
«О! А ты уже успела позабыть, что недавно случилось с теми, кто рискнул довериться тебе, ммм?» - ах... несчастные Тарли и Цорк. Друзья, которые пожалели свою идиотку-товарку и решили сунуться в непонятные руины, кишащими агрессивными потусторонними тенями. Не нужно говорить, что с ними стало. - «Только это? Хммм?! Как еще насчет Ивы и её семейства, брошенных тобой среди бескрайних полей, наводненных бандитами и охотниками? Решила пойти по простому пути и так легко бросила их! Хаха! Копыто даю на отсечение, их головы уже висят над камином очередного охотника на вервольфов!» - Вижн заметно покорежилась и потерла переносицу копытом. Еще не хватало ей заниматься самобичеванием.
- Я не его напарница! - как-то неосознанно слишком агрессивно огрызнулась она, поставив передние копыта на стол, - Просто попутчики, так сказать. - выдохнув, более спокойно добавила колдунья и откинулась на спинку стула, попытавшись расслабиться. - Думаю, стоит навестить Ауму, не уверена, что сможем найти путь через подземелья. Хотя идти через город светиться тоже себе дороже...
Наритка замолкла, когда заметила их уже подоспевшую еду на спине земнопони-официантки, поставившей поднос с необычной ловкостью. Найт восхищенно посмотрела вслед кобыле, приметив про себя, что ей вряд ли бы удалось такое сделать без телекинеза.
Пюре с непонятной котлетой, овощной салат и какой-то кекс — вот и весь ужин. Для представительницы плотоядной расы все угощение выглядело несколько... диетично, но размеры порций с лихвой компенсировали малую насыщаемость овощей. Ощущая призрачную надежду, она отломала вилкой кусочек от своей котлеты и сунула в рот. Увы, но котлета оказалась не мясной, как надеялась единорожка, а овощной, точнее морковной. На вкус было пресновато, однако, лучше уж съесть большой полноценный горячий ужин, пусть из овощей, чем давиться недожаренными белками или ходить совсем голодной.
Благодарно кивнув Лиаму, открывшему бутылку, Вижн телекинезом налила себе вина в стеклянную кружку и поднесла бутылку к морде, чтобы рассмотреть. Лучше бы этого не делала. Чуть не подавившись, она заметила на этикетке рисунок, кажется, символизирующий темную и светлую стороны и издевательскую надпись «запах перемирия».
- Кхм! Кхм! - закашлялась кобыла.
«Это какая-то злая шутка!» - мысленно прошипела она, откашлявшись.
С учетом последних событий действительно казалось, что злосчастную бутылку подсунул Зербо ради больной шутки... Но все же вино пахло неплохо.
- Хм, а здесь есть, где переночевать?

+1

26

– О, да... страная это еще мягко сказано! – живо ответил единорог, желая развить эту тему. Однако что мой хмурый взгляд, обращенный на него, что слабое проявление желания Найт узнать подробности, да и продолжать этот разговор, вынудили Воробушка все же прикусить язык и наслаждаться портером, да нашим поеданием ужина. Я почти уверен, что даже на секунду заметил за ним завистливый взгляд, который тот поспешно обратил во взгляд куда-то в сторону, стоило мне поднять глаза. Когда Найт весьма внезапно и даже несколько грубо отрезала, что она мне не напарница, я аж вздрогнул и поспешил подтвердить её слова.
– Что? Не-не-не, когда я сказал сообщница, я имел ввиду не это. Пффф, мы просто вместе сбежали от моей... знакомой. И я какое-то время помогаю Найт пробираться через этот город. Не, мы не напарники, даже знакомы-то всего-то день, даже меньше.
Блейк загадочно улыбнувшись медленно кивнул, переводя взгляд с меня на кобылку, я невольно нервно сглотнул. Хотелось сказать еще что-то, но я понимал, что еще слово и я похороню нас двоих. Хотя такими уж мы и не были напарниками? Вместе сбежали в другой город, являлись преступниками, знали друг о друге определенные секреты, ну, преимущественно знали, скрывались в подземельях, а теперь вот сидим в таверне, да выпиваем вместе. Если уж и не постоянными напарниками, то хоть как временные мы вполне были схожи.
Да и через подземелья особо не пройдешь, там же обвал случился. – Отвлек меня от размышлений голос жеребца. – В дальней секции конечно, но задело несколько и ближних частей катакомб. Но вам и не надо туда соваться, Приют Аумы всего в трех поворотах от таверны
Слова про обвал заставили меня чувствовать себя еще большим идиотом. Да даже если бы я перенес нас в те наритские руины, и то бы меньше просчитался с местом! Гильдия теней в подполье, в катакомбах фиг сориентируешься, а если и разберешься, то проход может быть завален! Еще и проходят рядом с постом стражи, что при малейшем шуме могут раскрыть! Кстааати... Тут я задумался о том, куда вела дорога с указателями ввиде лиса. Эти метки выглядели вполне новыми, чтобы быть оставленными кем-то при строительстве, и вели они куда-то в светский квартал. Но для чего?
– Слушай, – понизив голос обратился я к Воробушку. – Мы когда шли через катакомбы, наткнулись на указатель с лисом на стене. Идя по нему мы едва не вышли куда-то в верхний город. Не в курсе, а что это вообще было? Кому из наших, или не наших понадобилось прокладывать дорогу через канализацию к эрикхорнским особо охраняемым снобам?
От моего вопроса улыбка слетела с лица единорога и он стал смотреть на меня ошарашенным взглядом, затем взгляд сменился на укор, мол "хорош разыгрывать", а потом он стал серьезным и, поняв, что я действительно ничего не знаю так же тихо, как я спрашивал ответил.
– Похоже это "Парниша Лис", – на мой немой вопрос он немного замявшись все же пояснил. – У нас тут в узких кругах, не только у торговцев ходит слух, что в Эрикхорне завелась шайка пони, которым местная власть до такой степени не взлюбилась, что они задумали что-то радикально нехорошее. Что именно никто не знает, как и никто не уверен в правдивости этих слухов. Все что известно, так это что их главарь зовет себя "Парниша Лис", и что в его шайке мало народу. Наверное именно поэтому им удается быть такими скрытными. Но если ты не брешешь, то видать они все же не городская легенда, а вполне реальны. Ну, или кто-то просто нарисовал лис в подземелье. Так или иначе, как и у любой легенды, у этого "парниши" есть сторонники и противники. Сам понимаешь, правительство не идеально, а потому недовольные им всегда найдутся.
Я согласно кивнул, отметив про себя как-нибудь все же пройтись по этому тоннелю дальше. После услышанного еда почти не лезла в рот, а потому я отставил пол тарелки с нетронутой котлетой в сторону и стал медленно попивать эль, положив голову на копыто, слегка приуныв. Кашель удивления кобылки вызвал легкую улыбку на моей мордочке. Видно она все же оценила марку вин, столь удачно подходящую к ситуации. Мне это было не известно, однако марка вина, действительно называлась в честь нарита и светлой кобылки, которые имели виноградники где-то на юго-западе Эквестрии. Их вино было одним из нескольких видов мин, которые не просто так назывались лучшими эквестрийскими напитками. Обладающее средней крепостью полусухое красное вино, отдающее ароматами дубовых бочек и ореха на вкус было очень даже неплохим, лаская приятной кислинкой и сладостью небо пони. Пожалуй, трактирщик даже слегка продешивал, продав его мне за 4 монеты. Наверное, он посчитал, что оно невыдержанным будет недостаточно хорошим, однако в этом и была прелесть трусентского красного: оно не требовало долгой выдержки для раскрытия вкуса.
– Да, вы можете остаться и тут, если желаете. Это же все же трактир, а не какая-то забегаловка, – подтвердил Блейк. – Но я думал, вы уже собрались идти к Ауме.

+1

27

Решив больше не церемониться, кобылка пододвинула у себе тарелку и принялась за свой долгожданный ужин. И еда оказалась очень даже вкусной. То ли это действительно было мастерство местного повара, то ли голод сказывался, но Найт уплетала ужин с нездоровой скоростью, набивая рот едой.
«Надеюсь, на меня не особо смотрят...» - на секунду подумала она, когда поняла, что сейчас скорее всего походит на голодную свинью, нежели пони. Впрочем, смущение с осознанием своей неопрятности не остановили и даже не притормозили наритку.
- Кхм... обвал? От чего обвалилось-то? - все-таки слова Блэйка заставили остановиться. Отвлекшись от еды, Вижн подняла глаза на единорога и отпила вина с кружки, - Подземелья выглядят очень даже крепкими, чтобы не обваливаться под собственным весом. - она облизнулась, распробовав вино. Целый букет замечательных вкусов играл на языке: сладкое и в то же время кислое и с привкусом... орехов? По сравнению с вещами, которые кобыле доводилось пробовать до этого, это вино — настоящее произведение искусства. Даже неуместное название было простительно благодаря вкусу. Да, светлые умели делать алкоголь, впрочем, будь у темных сородичей нормальная цивилизация, а не унылые мелкие общины в проклятом лесу, они бы делали напитки не хуже, может, даже намного лучше. - Что ж, только подтвердило правильность решения идти в приют.
Более она ничего не говорила, отдав предпочтение вину и еде, только слушала в пол-уха разговор про некого «Парнишу Лису». Вино действовало хорошо: по телу разливалось приятное тепло, прогоняя ломоту в мышцах, и вообще стал ощущаться какой-то уют. Когда ужин был съеден, почти половина бутылки выпита, Вижн заметно расслабилась, рассевшись на стуле, и поглядывала на окружение, сонно-довольно щурясь, словно сытая кошка. Большая серая сытая кошка.
- Ты доедать будешь? - вопрос Лиаму скорее был формальностью, потому что на краю его тарелки уже лежало копыто наритки, потихоньку пододвигающей эту тарелку к себе, - Не надо добру пропадать... А.. да, хорошо, но, думаю, и цена подобающая хорошему трактиру, поэтому мы пойдем все-таки к Ауме. - Найт на секунду задумалась, зачем вообще задала тот вопрос, - Сколько она берет за ночлег? 
Замолкнув, она налила себе еще вина. Мда, еще чуть-чуть и предсказательница совсем раздобреет от алкоголя, что уже было довольно заметно, а сидеть с доброй нариткой в трактире, забитом влиятельными торговцами, бывшими куда более коварными, чем самый хитрый вор, так себе затея.

+1

28

Оголодавшую наритку, я предпочел не замечать, точнее не замечать её манеры. Впрочем, полагаю, даже если бы она была не голодна и ела подобным образом, я бы все равно не придал этому должного значения. В конце-концов, как ты ведешь себя за столом, сугубо твое личное дело, а кто считает иначе либо лицемер, либо до скрежета зубов сноб, которого свет не видывал. Блейк же, не осознано, но все же изредка косился на наритку, однако его неодобрение выражалось лишь редкими взглядами: ни слова осуждения, ни многозначного покашливания.
– Да вот кто его знает, отчего там все обвалилось. Конструкция, действительно на века сделана. Скорее там кто-то устроил диверсию или еще что в этом духе. Я ж туда давно не лазил, чтоб смотреть, да разбираться, но слухи ходят, – разведя копытами ответил Воробушек.
Затем, видя в какой довольной улыбке расплывается наритка, единорог и сам улыбнулся, отхлебнув еще пару глотков своего портера. Я же погруженный в свои мысли даже не сразу понял, о чем спрашивает наритка, и моя тарелка очень скоро заняла место возле её мордочки. Отчасти я заказал две порции как раз с расчетом на то, чтобы поделиться, ибо пони производила впечатление куда более голодной, чем даже я, кто провел неизвестно сколько времени в руинах и той деревне. Так мы и сидели какое-то время в тишине, которая из-за то ли алкоголя, то ли общего шума трактира была совсем не давящей, а даже расслабляющей. Когда и мне хмель слабо, но все же начал давать в голову, наша собеседница так и вовсе была близка к крайне веселой стадии опьянения. Все же вино и в особенности красное на голодный желудок, да еще и неизвестно на насколько подготовленный к алкоголю организм действовало очень специфично. И поскольку рано или поздно обворованеные мной пони спохватились бы, да и я не имел тут хорошей репутации, идея с приютом Аумы мне тоже была вполне по душе.
– Хм, дай-ка вспомнить, – задумался Блейк о цене, которую обычно просила Аума за ночлег. – Кажется всего один битс, а может и два. Но она также принимает к оплате работу по дому. Очень милая и добрая старушка.
– Если она за такие деньги сдает не коробку с видом на звезды, то она еще и очень щедрая, – с усмешкой подметил я. – Чтобы в Эрикхорне и всего два битса! Весьма выгодно!
Блейк кивнул и весьма самодовольно посмотрел на меня своим снисходительным взглядом, в котором так и читалось "А ты так рассуждаешь, как будто бы тратил когда-то свои деньги". Что ж, свои нет, но вот заработанные мной вполне доводилось тратить. И сейчас я как раз был при деньгах. А если я ко всему прочему еще и продам весь тот хлам ,что нашел в наритском замке, так и вовсе буду считай тратить честно заработанные монеты.

+1

29

Найт еще раз выжидающе посмотрела на пегаса и, когда поняла, что тот вовсе не против отдать большую часть своей еды, принялась доедать, впрочем уже не с таким рвением. Видимо, начала сказываться сытость и общая расслабленность от алкоголя.
- Это звучит фантастически хорошо... - довольно протянула она, закончив свою трапезу, и подперла морду копытом, - Я и от коробки не отказалась бы, главное, чтоб более менее безопасно было. И тепло, и мягко... мда, нигде такую коробку не найдешь.
После сказанного наритка почувствовала, что брякнула глупость, из-за которой её собеседники подумаю о ней, как о бездомной алкоголичке, впрочем, она - хоть еще не опустилась до алкоголизма - действительно была бездомной, ведь вряд ли Вижн уже удастся вернуться домой, на болота. Да и с каких пор её стало интересовать мнение светлых?
«И все же, стоит прекратить пить.» - ясно осознала кобылица, когда услышала собственную речь. - «А также стоит выметаться отсюда, пока не привлекли ненужное внимание.»
- Итак. - заключила зеленогривая, выпрямившись, - Приятно было с тобой познакомиться, Блэйк, и спасибо, что во все посвятил нас. Полагаю, нам уже пора идти. - хотелось сказать еще парочку добрых слов и даже сказать, мол, если нужна помощь — обращайся, только даже захмелевшим мозгом Найт осознавала, что таким в присутствии члена «Серпа» разбрасываться не стоит. Как и вообще разбрасываться лишними словами, а то кто их знает.
Поэтому, слабо пожав плечами, она слезла со своего стула, запихнула недопитую бутылку в сумку — нечего добру пропадать — и слегка шаткой походкой поплелась в сторону выхода.
«Надо было пиво брать.» - досадливо пронеслось в голове колдуньи, едва не споткнувшуюся о свою переднюю ногу.
——> Мирные улочки

+1

30

После слов Найт я засмеялся. Было в её словах про коробку-дом что-то по-жеребячьи милое и наивное, да и веселое, что сдержать смех было нельзя, ну а может ещё и алкоголь действовал не только на темную кобылку.
– Да, существуй такая коробка, носил бы её всегда с собой. Это ж какая экономия будет!
Вся мои тяжелые мысли сдуло будто ветром, хотелось бы сидеть тут еще очень и очень долго, но нам все же стоило уже уходить. Ночевать в таком трактире будет опасно, а ночевать придется в скором времени, судя по состоянию наритки. Да и к тому же выпивка и еда увы тоже закончились, а за одними разговорами весь вечер не просидишь. И потому, когда Найт стала прощаться с Блейком и собираться, я согласно кивнул, допив свою кружку эля.
– Э, и куда же вы собрались? – с веселыми нотками в голосе спросил он у нас, когда мы уже встали из-за стола. На пару секунд мне даже показалось, что все же был какой-то подвох в этой внезапной, но счастливой встрече со старым другом. Не стоило терять бдительность, о чем я успел себя побранить, прежде чем Блейк продолжил.
– Вы знаете куда идти? Да еще и к тому же темный пегас с вороватыми глазами и наритка идущие по улицам Эрикхорна... Нет, вам, определенно нужно сопровождение, которое избавит вас от неудобных вопросов и еще более неловких ответов. Да и к тому же, разве ты не планировал мне что-то там продать?
Я расплылся в благодарной улыбке облегчения и похлопал Блейка по плечу, поблагодарив его. Затем, оставив на столе пару битс чайвых официантке, я вместе со своим старым другом и новой знакомой покинул таверну, направившись по темным улочкам куда-то, куда вел единорог. Хотя мы шли и по относительным трущобам в сумеречное время, нам то и дело встречались различные пони, чего явно нельзя было ожидать в прежнее время в Эрикхорне и уж тем более в Балтимейре. Нет, конечно ты мог бы пройтись по трущобав в вечернее время, но тогда ты рисковал расстаться с кошельком, драгоценностями, а иногда и жизнью. В Эрикхорне же теперь похоже было безопасно, но может все дело было в улочках, по которым нас вёл опытный в таких делах Блейк.
Мирные Улочки--->

0


Вы здесь » Old Equestria » Жилой квартал » Трактир "У дороги"