Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности Эрикхорна » Западный Королевский Тракт


Западный Королевский Тракт

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/88/d6/9b/88d69bd50091bbdb19d5553388c34fed.jpg
Множество дорог, петляющих меж мелких деревушек, раскинувшихся к западу и северо-западу от Эрикхорна соединяются в большом тракте, тянущемуся от рыночных ворот Эрикхорна до южных земель в обход Вечнодикого леса. Эта широкая дорога, вымощенная ближе к столице каменной кладкой, образовалась на путях следования торговых караванов, дилижансов, курирующих между столицей и крупными городами запада, а также путях следования гарнизонов королевской стражи к юго-западным и северным аванпостам.
Продвигаясь по Западному Королевскому тракту, который иногда также называют малым торговым трактом, возможно выйти ко всем мало-мальски населенным пунктам, разбросанным по всей западной части Эквестрийского континента. Среди наиболее известных дорог, сворачивающих с Королевского Тракта можно отметить путь к крепости "Розовые шипы"; Солярису и городам, под Драконним плато: Митраканду и Ханарканду.

+1

2

Ракху шел по этому лесу уже неделю. Родная деревня и ее излазанные вдоль и поперек окрестности давно остались позади, так же, как и вся едва знакомая, но ещё более-менее «своя» территория. Теперь приходилось двигаться осторожнее, внимательно считывая следы Леса и прикидывая, с кем из его обитателей можно подружиться, с кем разойтись, а от кого следует удирать, срываясь в «дикий» бег на четвереньках. До Западного Королевского Тракта было уже лапой подать, и алмазному псу даже показалось, что он изредка улавливал слабые запахи дороги, когда оттуда раздался странный вой, смешанный с щелканьем и порыкиванием. Ракху напряженно дернул ушами и распрямился, вслушиваясь. Встреча со скрипуном – тощим и высоким подобием волка с переизбытком шипов и наростов по всему телу – могла закончиться хорошо только в одном случае. А именно, если скрипун был мертв. Этот, судя по издаваемому звуку, собирался не умирать, а обедать, к тому же, в неприятной близости от Ракху. К вою скрипуна тем временем присоединилась его свита, восторженным лаем и визгом едва ли не перекрывая голос старшего.
«Тц. А я как раз здесь хотел на Тракт выйти… Жаль, жаль, но лучше ещё пару дней на крюк убить, чем на стаю скрипуна попасть,» – Ракху уже собрался продолжить путь, резко изменив направление, как вдруг со стороны все того же Тракта раздался вопль, смешавший в себе и ярость, и страх. И судя как минимум по прорвавшемуся ржанию, этот вопль принадлежал пони.
«Если услышал крик: «Помогите, скрипун!» - беги в обратном направлении!» – яростно потребовал внутренний голос тоном старого шамана. Вполне разумно потребовал, надо сказать, и правильно было бы его послушаться и свалить, сохраняя шкуру… Но вместо резкого ускорения пес снова замер. «Ну не может же по Тракту один пони идти, правильно? Там караван, а каравану легче отбиться… так что если и я присоединюсь, совсем хорошо будет… прикроем друг друга…» – напряженно уговаривал сам себя клыкастый, поводя ушами и пытаясь расслышать происходящее на Тракте получше. Не самая удачная идея, на таком расстоянии хорошо можно было разве что вой да вопли услышать, но обе стороны конфликта, как назло, замолчали, видимо, увлеченные друг другом. Наконец решившись, Ракху сорвался вперед, на ходу пытаясь отыскать следы присутствия более дружественных ему обитателей Вечнодикого, чтобы и их утянуть в предстоящую свару и хоть как-то подравнять условно призрачные шансы.
Минут через десять бешеного забега, он, в окружении трех (всего трех!) древесных волков, вылетел на небольшую полянку, удачно (или неудачно, тут как посмотреть) до последнего скрывавшуюся за кустами. То’хвое, хищная мутация козла, не ожидавший нападения со спины, успел только взвизгнуть, прежде чем едва ли не рефлекторно пущенные в дело когти алмазного пса разодрали ему горло. Ракху взревел – частично, давая команду атаковать деревяшкам, частично, чтобы дать о себе знать будущим союзникам и малость успокоить и обрадовать их же.
«Хотя не факт, что они обрадуются… О, не обрадовались,» – мимо уха просвистела стрела, и Ракху был вынужден припасть на четвереньки и рывком унести себя в сторону, на ходу сбив какую-то мелкую тварюшку, с визгом вывернувшуюся из под тяжелых передних лап.
– Я свой!! Дурни копытные…
Нервные какие… можно подумать, нельзя догадаться, что алмазный пес, нападающий на свору скрипуна, не собирается убивать его добычу…

+3

3

[NIC]Лаки Фликер[/NIC][STA]Хочу знать[/STA][AVA]http://s5.uploads.ru/KwN1M.png[/AVA]Выйдя из Эрикхорна полтора дня назад Лаки Фликер не подозревала насколько опасным может оказаться её путешествие к далеким горам на юго-западе континента. Нет, конечно, она не была глупой, чтобы отправляться совсем в одиночку, но посчитала что всего двух наемников, пусть и имевших неплохую репутацию охранников торговцев королевского тракта, будет более чем достаточно. И в действительности, её предположение оставалось верным на протяжении первого дня, но вот уже второй день показал всю суровость краев, где заканчивалась реальная власть королевы Илларии, и начиналась территория диких земель, пусть и считающихся частью Великой Эквестрии. Говорить о рое кровососущих насекомых не приходилось, да и к тому же любая земная пони, коей, кстати, и являлась Фликер, привыкла не обращать внимание на подобные мелочи. Но вот когда Хенс – рыжий пегас с коричневой гривой и светло-зелеными глазами сообщил, что за ними кто-то наблюдает и нужно ускориться, тогда-то все и началось.
Преодолев четверть мили, уже и сама кобылка стала чувствовать, что их кто-то преследует, можно даже было услышать какие-то шорохи совсем рядом, но таинственный наблюдатель не спешил появляться. Затем Лакки уже услышала свирепый рык и вселяющий ужас дикий вой волка, и прежде, чем бедная пони успела хоть что-то осознать, из леса выбежала стая волков. Голодно оскалив свои пасти, они помчались на троицу пони, хорошо обученные наемники приготовились отражать атаку зверей и не подпускать их к подзащитной, вот только пегас с розовой единорожкой вряд ли могли догадаться, что кобылк5 грозит опасность и с другой стороны. По окраине леса пронёсся крик боли и страха, когда в земную пони вцепилась кошмарная тварь лишь отдаленно напоминающая козла.
— Гретта, помоги! — крикнула бежевая пони розовой единорожке, стараясь копытом отбиться от явно уже более не травоядного существа, старающегося зажевать второе копыто кобылки.
Хенс и Гретта на секунду оглянулись в сторону Фликер и на лице каждого из них читалось мысленно посылаемое крепкое слово в сторону то ли самих себя, то ли монстров. Розовая единорожка с алой гривой отскочила от своего напарника к земной пони и зажжя рог, взмахнула им снизу вверх, посылая луч яркого света в козлоподобную тварь. Та тихо то ли завизжав, то ли заскрипев отпустила все же Лаки и теперь намеревалась несомненно отомстить любительнице светового шоу. В это же время волки которые желали отведать понятины, совершенно неожиданно для себя познакомились со вкусом меча Хенса. Ставший неожиданностью для троицы бой, тем не менее уже успел заиметь преимущество на их стороне, наемники полностью контролирующие ситуацию, в течение нескольких минут уже должны были расправиться со стаей бродящих хищников, однако и тут случилась парочка сюрпризов, показавших, что до истинного контроля ситуации ещё далеко.
Во-первых, несколько волков, отделившихся от тех, что ныне сражались с пегасом, решили действовать хитрее и напасть на единорожка, что сражалась с козлоподобным. Хенс, заметив их, выхватил арбалет и уже приготовился стрелять, как случился второй сюрприз. Из леса появилось ещё три волка, только древесных, а также прямоходячая собака, в которой пегас все же смог различить алмазного пса. А вот Гретта уже не смогла понять, ни кто прирезал тварь, с которой она билась, ни на одной ли она с ними стороне, готовая произнести какое-то боевое заклинание, она уже было нацелилась на алмазного пса, но во время заметила, что на неё несётся более агрессивная угроза в лице пары волков. Вернее заметила она в тот самый момент, как лапа волка полоснула её бок, прежде чем быть простреленной арбалетным болтом пегаса. Усилив сияние рога, единорожка ударила алой стрелой во второго зверя, а после быстро бросила на восклицание пса:
— Так сразу и не скажешь. Не лезь под стрелы, и не заденет!
Увы, но посыл спасительной стрелы для Греты стоил Хенсу того, что в его копыто вонзилось сразу две пасти свирепых хищников. Если бы не хорошая броня, то такой финт несомненно стоил бы пегасу перекушенных костей и разорванной в клочья конечности. А так он подпрыгнув при помощи крыльев достаточно высоко сбросил пинком с себя тварей, приготовившись ударить по ним мячом сверху.

0

4

— Могу постоять в сторонке, хочешь? — фыркнул Ракху, быстрым взглядом оценивая обстановку и вытягивая тяжелый меч из ножен.
Ну, пытаясь вытянуть – сложная система из ремешков и креплений, призванная не давать оружию выпадать при активном передвижении по лесу и в драке, уже привычно заклинила, отказываясь выдавать законному владельцу его оружие. Сдавленно рыкнув, Ракху ещё активнее задергал рукоять, на пару мгновений перестав следить за обстановкой и лишь в последний момент заметив несущегося на него козлика, явно вознамерившегося насадить пса на рога.
«Проклятье! Ещё этой твари не хватало!»
Адреналин сделал свое дело, и пёс, отшатнувшись в бок и дернув в очередной раз за рукоять меча, сумел-таки его вытащить – правда, порвав в процессе ремни. Тут же последовавший удар по неуспевающему развернуться козлу нельзя было назвать удачным – уж слишком низко он пришелся – но инерция сделала за пса его работу, глубоко прорубив То’хвое грудину и принеся ему мгновенную смерть.
«Ты был близок, почти поймал меня… в следующей жизни ты станешь сильнее, для меня будет честью сразить с тобой тогда», – мелькнуло в голове стандартное прощание с сумевшим стать угрозой, но проигравшим противником. На деле, конечно, эта мысль обычно сокращалась до чего-то подобного «Сильный – будешь сильнее – будет честь». Все-таки, терять время в бою на болтовню, пусть и связанную с почтением погибшего, - прямая (и не слишком почетная) дорога на Круг перерождения.
Со второй попытки вытащив из трупа меч, Ракху снова огляделся. Оба наёмника, судя по всему, более-менее справлялись, отстреливаясь, отколдовываясь и отпинываясь от наседающих тварей. У приведенных алмазным псом древесных волков дела обстояли похуже: одного свора скрипуна уже раздербанила щепки, второй лишился двух лап и части челюсти, и лишь последний ещё мог сражаться. Собственно, к нему, пытаясь защитить союзника, и кинулся Ракху, с хэканьем опустив меч на хребет волку. Древесный волк быстро завершил работу пса, укусом в горло оборвав жалобный визг наполовину парализованного противника. В очередной раз вытаскивая меч, пес коротко прорычал деревяшке указание, направляя её охранять земнопони – судя по всему, та была наиболее мирной в компании. Волк послушно рванул к бежевой пони, злобным рыком отпугивая от последней всех потенциально желающих перекусить. Ракху рысцой двинулся следом, правда, слегка скорректировав маршрут так, чтобы добить поджаренного единорожкой волка.
«Скольких мы уже прибили? Скрипуны славятся крупными стаями, это так, но они обычно не продолжают атаковать, если не удается взять с наскока… Главное, случайно не напасть на самого скрипуна – а то он нас до самой границы с Кругом перерождения проводит! А сам не прибьет, так родственников натравит…»
Конечно, с точки зрения ученых (тех немногих, которые забредали на границу с Вечнодиким), никакой связи между скрипунами не было. И уж тем более скрипун не мог натравить на своего убийцу сородичей, лишить его удачи или ещё как-нибудь проклясть. Но большинство жителей Вечнодикого с такой оценкой способностей скрипунов согласны не были – уж слишком многие храбрые охотники, добив одного скрипуна, становились жертвой другого. И не поймешь, что это было - банальное невезение, гордость и неосторожность недавних победителей, "ошибка выжившего", ещё какой эффект или все-таки жутковатая магия порождений магии Вечнодикого Леса.

0

5

[NIC]Хенс и Гретта[/NIC][STA]Мы больше не боимся[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QjBzpnK.png[/AVA]Битва становилась ожесточеннее и её расклад складывался явно не в пользу диких зверей. Подпаленный и подстреленный волк уже и не думал атаковать кого-то из сильных охотников, да и вообще кого-то из пони, а уж тем более древесных и алмазных сородичей. Вместо этого он сильно похрамывая побежал в сторону беззащитной пони. Гретта спреагировала молниеносно и в волка полетела первая стрела из арбалета. Волка это мало остановило и он, подпрыгнув вцепился в переднее выставленное копыто бежевой пони. Тут же в волка полетела вторая арбалетная стрела Гретты, он ослабил хватку, чем и воспользовалась, как оказалось не такая уж и беззащитная Фликер. Высвободив свое переднее копыто, она быстро развернулась вокруг своей оси и лягнула со вусей силы бедное животное. Волк, отлетев в ближайшее дерево, издал слабый тявкующий звук и обмяк на земле.
Лишившись поддержки со стороны мифических созданий, один из своры волков, тот что пока сумел избежать урона со стороны охранников, побежал в сторону подоспевшего Ракху. Надо сказать, что дикие звери действовали не так уж глупо, и пока алмазный пес ринулся в сторону беззащитной единорожки, разъяренный волк, обогнув его сзади, цапнул пса за ногу, крепко вонзив свои клыки в доблестного воина. Хенс, в это время зависавший в воздухе, быстро сообразил, что если во-время не среагировать, то их союзник потеряет ногу, а то и еще хуже - жизнь. Метнув с высоты свой меч в волка, он мигом полетел прямо за ним и, оказавшись спина к спине с Ракху. Меч, увы лишь слабо задел волка, но этого оказалось достаточно, чтобы тот отпустил ногу спасителя троицы путешествующих пони.
- Кажется просто постоять тебе не удастся! - ответил пегас, копытом отталкивая волка и одновременно поднимая свой меч.
В это самое время, второй из волков, что едва не окружили Хенса ранее, сообразив, что против двоих ему не выстоять, громко завыл, вероятно призывая подмогу. Атакующий же Ракху зверь теперь переключился на Хенса, нанося ему режущие удары своими хоть и не такими острыми, как клыки, но вполне ощутимыми когтями. А вроде бы оказавшиеся в безопасности после того, как избавились от волка, кобылки в любой момент могли быть окружены новой сворой диких зверей. Благо в этот момент к ним подоспела древесная подмога. Прижав кровоточащую рану, Лаки стала озираться по сторонам, а Гретта, вставшая в защитную стойку с мечом подле неё приготовилась отражать нападение.

0

6

Ракху, внезапно обнаружив на своей задней лапе зубастый и тяжелый довесок в виде волка, не сдержал тихого взвизга и честно попробовал достать противника мечом. Но атаковать, удерживая равновесие на одной лапе, пока вторую кто-то яростно грызет и дергает, пытаясь оторвать, оказалось не самым простым делом… Так что псу пришлось ограничиться возмущенным рыком (он честно пытался рычать, а не повизгивать!) и попытками удержаться в вертикальном положении. К счастью, эта пляска не продлилась долго: прилетевший с неба гнев Сараха – если точнее, меч пегаса – вынудил волка отпустить ногу пса и отбежать немного в сторону.
– Кажется, просто постоять тебе не удастся!
- Спасибо! Ну и хрен с ним, готов и побегать – лишь бы не лежать…
В этот момент волк, до этого нападавший на пегаса, громко взвыл, сигналя вожаку, что уже не в состоянии справиться с неугомонной добычей. Но прежде чем Ракху успел обрадоваться такой близкой победе, скрипун тоже взвыл… но не командуя отступление, как понадеялся пес, а призывая окрестных тварей Вечнодикого присоединиться к охоте.
– Акхштва’арр! – отчаянно выругался Ракху. – Он созывает подмогу!
– А то мы бы не догадались… - мрачно буркнул пегас, отбиваясь от на диво ловко и сильно царапающегося волка.
Ракху снова чертыхнулся и принялся заходить на возомнившего себя кошкой зверя сбоку, собираясь малость успокоить (если повезет – то и упокоить) последнего мечом. Волк, не будь дурак, принялся отходить, но удержаться сразу против двоих не смог и, наконец, отвлекся на удар хвостом от Ракху, чтобы тут же получить клинком пегаса по горлу.
– Я попробую тоже позвать кого-нибудь. Три минуты буду двигаться на автомате, прикрой, если что! – торопливо бросил крылатому союзнику пес, сосредотачиваясь на своих ощущениях.
Вдох, выдох, вдох, выдох, вдох… Образы-понятия-мысли, частично вспоминаясь, а частично рождаясь в сознании измененного алмазного пса, поплыли куда-то вовне, неторопливо обретая форму. Ракху не проговаривал их вслух, даже не всегда облекал в слова и ясные символы, но отчего-то был уверен, что его слышат и понимают. Этот наговор не стоило использовать слишком часто – Лес не любил слабаков, постоянно просящих о помощи. Впрочем, сами псы тоже считали позорным прибегать к такому средству без особой нужды – как минимум, это не считалось полновесной победой, как максимум – приучало рассчитывать на стороннюю помощь. Которую, к тому же, можно было и не получить – или получить не ту или не в том объеме.
Сарах дал нам жизнь. Сарах дал нам дом, где мы можем жить. Когда дом изменился, Сарах дал нам силу, чтобы измениться следом и выжить.
Моя плоть и кровь созданы из земли Вечнодикого Леса. Он течет по моим венам и прорастает сквозь мое тело – значит, я был его частью. Я рожден здесь и следую законам Жизньдающего, а значит, я его часть сейчас. Когда я умру, я стану его частью – в будущем. Из прошлого в настоящее и в будущее: Вечнодикий Лес – часть меня, я – часть Вечнодикого Леса, я разум от его разума и плоть от его плоти. И я, часть, прошу помощи у других частей, у равных и младших. Откликнитесь на мой зов! Станьте частью Охоты!

Рядом древесный волк протяжно провыл две-три ноты, поддерживая наговор пса. Сам Ракху тоже коротко толи взвыл, толи рявкнул, обрывая просьбу и выпадая из тягучей полудремоты. Первым делом пес торопливо осмотрелся, проверяя, насколько за время его «отсутствия» поменялась обстановка.

+3

7

[NIC]Хенс и Гретта[/NIC][STA]Мы больше не боимся[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QjBzpnK.png[/AVA]Погоди, что ты сделаешь? – только и услышал слова Хенса Ракху перед тем, как погрузиться в транс. Сквозь собственную сосредоточенность пес мог ощущать что рядом с ним разворачивается битва между защищающим его Хенсом и по всей видимости, очередным волком, но подробности так и оставались для него пока загадкой. Спустя какое-то время Ракху также мог почувствовать, что где-то далеко и в то же время близко вскрикнула кобылка, тем самым косвенно послужив псу сигналом, чтобы очнуться от полудремы.
Очнувшись и сфокусировав свой взгляд на окружении, представитель собачьих мог заметить, что рядом с убитым им волком, тяжело и часто дыша, истекая кровью лежит еще один волк, не способный навредить никому, но и пока что относительно живой. По всей видимости, именно этот самый волк пытался позвать подмогу, а ранее напал на пегаса. Два других зверя, что пришли на подмогу их откинутому в дерево собрату, оказались в разы удачливее: один из них цапнул единорожку, а второй земную пони. Именно их крик слышал сквозь транс Ракху, теперь же он мог наблюдать как земная пони лежала без сознания на земле, а пара охранников расправлялась с оставшейся парой волков.
Едва Ракху и его Древесные союзники рванулись на помощь охранникам, как пара волков протяжно завыла очень даже оглушительным и протяжным воем, тем самым заставив пегаса и единорожку отступить, а древесных волков не естественно остановиться. Спустя несколько секунд из кустов неподалеку раздался рык и не особо торопливой походкой стали вышагивать еще два волка.
– Зербовы кости! – выругался пегас, прижимаясь к кобылке, чтобы эффективнее обороняться.
Древесные волки тоже приготовились атаковать, однако появление третьего, не похожего на других волков зверя отчего-то заставило их отступать. Вожак, а это определенно был предводитель напавшей стаи, был бело-серого окраса, намного крупнее остальных зверей и, что сильнее всего бросалось в глаза, он обладал голубыми глазами, который казалось будто бы светились тусклым зловещим светом. Он шел также медленно как и два других волка и весьма вальяжно, уверенный в каждом своем шаге, не боясь, что его атакуют.
Едва единорожка навела арбалет на появившегося вожака, как один из тех волков, что был близок к ней, прыгнул в её сторону, игнорируя меч пегаса, который едва не распорол волку бок. Атака была нацелена не причинить урон единорожки, а именно сбить концентрацию. Второй из побитых волков в это время побежал к вожаку, и Ракху вместе со своими древесными товарищами как раз мог бы его перехватить.
Но тут случилось то, чего вряд ли кто-то мог бы ожидать: Вожак внезапно завыл еще более жутким, оглушающим и протяжным воем, к которому стали присоединяться постепенно оставшиеся четыре волка. Так мало было этого, но каждого из присутствующих стало обдавать морозным ветром, а древесные волки, так и вовсе заскулив убежали куда-то прочь в лес. Затем на смену холодному ветру пришла волна то ли ужаса, то ли страха, которую нагонял этот самый вой. И, наконец, не пойми откуда вокруг поляны стала кружить снежная вьюга, постепенно создавая непроницаемый для света барьер. Волки не переставали выть и их жуткий клич можно было слышать за несколько миль.

0

8

[STA]Успешный торговец[/STA][NIC]Феддан[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/vUy3R.png[/AVA][SGN]Есть ли более безопасное место, чем лагерь наш?[/SGN]– Ну вот и славно! – заявил единорог, а затем развернувшись к каравану, скомандовал жестом выдвигаться, а после дал последнее напутствие северянам:
Можете идти где угодно в колонне, но я бы предпочел, чтобы хотя бы один из вас шел впереди.
И вот, наконец, торговый караван, ведомый тремя охранниками не считая Маруси, отправился в не столь далекое, но все же путешествие к столице Эквестрии. Над их головами, как бы не желал обратного Солер, но все же уже стали загораться звезды. В районах по типу Балтимейрских равнин или Гиблого леса было бы, пожалуй, весьма опрометчиво отправляться в путь поздним вечером, ведь в подобных местах был велик риск нарваться либо на диких тварей, извращенных древним проклятием наритских колдунов, либо же можно было найти так называемых "романтиков с большой дороги", которые бы пропустили путника потребовав весьма выгодную цену, стоимостью в половину добра этого самого горе-путешественника. Но торговый караван нынче выходил из Розовых Шипов, где, конечно, была тоже возможность найти искаженных магией тварей или просто обычных зверей, а разбойники встречались разве что в единичном экземпляре, но все же риск был в разы меньше. Кроме того, торговцы уже изрядно подзадержались на Далеком Западе Эквестрии, да и вели их зарекомендовавшие себя перед Федданом бойцы.
Стоит отметить, что в караване Феддана Бодика состояли почти все торговцы крепости. Конечно, они были далеко не постоянными его попутчиками в путешествии по стране, но то и дело, то кузнец, то старьевщик, а то и овоще-зеленщик отправлялись вместе с ним. Текущий состав каравана был следующим: впереди шел Феддан без повозки, но с большой сумкой, в которой хранились ключи от большинства сундуков каравана, за ним следовали три повозки-вагончика, содержащие в себе разнообразную утварь, чтобы разбить лагерь, да и заночевать в них самих, также в этих повозках можно было отдыхать во время самого перехода между стоянками, если это требовалось. За ними следовала постукивающая и позвякивающая на каждой кочке повозка старьевщика-антиквара, ведомая, что удивительно вполне себе молодым единорогом, рядом с которым шла не менее молодая миловидная кобылка пегасочка. За ними следовали повозки галантерейщика и кузнеца, сцепленные вместе и ведомые крупным земным пони, рядом с которым крутился знакомый охранникам Валес. Замыкала колонну повозка упитанного пегаса, являющегося и поваром, и зеленщиком, и овощником и фруктовщиком и даже мясником, за которым шла троица крепких жеребцов и двух кобыл, которые были либо подмастерьями торговцев каравана, либо же его собственной охраной. Итого в караване не считая Шэда, Солера и Марусь было одиннадцать жеребцов и три кобылки. Хотя, конечно, это были те, кто шли в колонне, но еще несколько пони могли сидеть в вагончиках.
Едва колонна вышла из ворот Розовых Шипов, их обдало морозным ветром тундровых пустошей Западной Эквестрии, но на этом неприятности, по крайней мере на ближайший час путешествия для отряда пони закончились. Но спустя час обыденный тихий переход к Королевскому тракту разбавился прозвучавшим в отдалении волчьим воем.
– Здесь недалеко от крепости волчье логово, – пояснил Феддан. – Приближаться к пони они опасаются, но за свою территорию будут бороться что есть силы. Но лучше все же быть настороже, если это воет стая, а не одиночка.
На какое-то время завывания прекратились, однако затем вновь прозвучал вой куда более дикий и громкий, а главное такое ощущение, что совсем рядом. Феддан переглянулся с стоящим рядом северянином и жестом приказал каравану остановиться.
– Какого... Это не хорошо... – тихо и задумчиво произнес единорог. – Так, теперь уж точно стоит быть осторожным, стая где-то...
– Феддан! – перебил единорога подоспевший хилый пегас. – Что случилось? Погооди-ка... А это еще что?
Валес указал копытом по направлению к горизонту, где над лесом в неестественном завихрении начали двигаться облака, постепенно притягиваясь к земле. Все бы ничего, но дорога от крепости соединялась с Королевским трактом примерно именно в том месте.
– Я... Я... Мне проверить, что там? – неуверенно спросил Валес у главы каравана. Феддан задумался и очень крепко, но все же выдал:
– Нет. Нет, не думаю, что стоит. По крайней мере не одному.
Било видно, что и Валес, и Феддан, и даже остальные представители каравана испытывают страх, однако же никто из северян ничего такого не испытывал, а Маруся так и вовсе почувствовала себя чуть бодрее. Впрочем, к чести Феддана, глава каравана старался не показывать собственных эмоций перед собственным окружением, вернее старался не показывать их полностью, но все же что-то наподобие паралича ужаса за ним можно было заметить.
– Может, нам стоит пройти мимо? – предложил пегас, на что Феддан покачал головой, правда не слишком уверенно.

+2

9


    Ну наконец-то выдвинулись. А то могли ещё чего спорить начать, там про цвет повозок, например. Кузнец! Где тут кузнец? Хотя прямо сейчас скакать к нему не хотелось. Когда амфал плавно выветривается из головы, вообще мало чего хочется. Механически переставлять копыта удавалось неплохо, да. По сторонам пялиться тоже в кайф. А с какими-то кузнецами трындеть - да ну их всех нафиг!
     Примерно по этой же причине Шэд не пошёл вперёд. Вот если бы он сразу был впереди, то да. А сейчас нет. Идти куда-то? Ну их к кузнецам. Всем.
    Так бы и протащился шаман до самого конца тракта, но кое-что вывело его из замедленного состояния. Вой. Шэд не боялся волков, но и не любил их. Не слишком сытная добыча, да и огрызается. На волков они с Солером не охотились, хотя и приходилось пару раз отбиваться. Но волки это фигня. А вот в вое было что-то не то. Что? Непонятно. А когда непонятно, надо делать что? Правильно.
    Чёткими и уверенными движениями копыта Шэд набил трубку и закурил. Вдох... Выдох. Красный искрящийся дым - любому было очевидно, что это отнюдь не табак, но только северянин (достаточно скучавший, чтобы жечь цветы) или неслабый алхимик (случайно сжёгший ингредиент) могли бы понять, что это амфальный дурман.
    В голове проясняется. Караван начинает беспокоиться, а Феддан что-то объясняет. К кузнецам его! А то шаман не знает волчьих повадок. Это не такой вой. Не простой. В нём жизнь. Первородная. Божественная. Хейру.
    Вот это уже интересно.
   - Что?! Обойти стороной какую-то непонятную штуку?! Одурели? - морду шамана кривила усмешка, в глазах плясали красные искры, а ноздрями он пускал струйки красного дыма. - Так, сразу, если это опять рабы этого чтоб-ему-там-икалось Мастера колдуют, то головы мне не нужны! Нужно всё остальное. На часок, пока тёпленькие ещё.
    Молоточек на поясе, бомбочки в косе. Маруся чуть в стороне следит за округой... Нет. Опять слиняла.
     - Маруся! Обе! Подьём! Дочь, поднимай своих щеночков! Феддан! Кто из этих морд ваш кузнец? Мне нужен топорик в зубы, а то киянкой волков не побьёшь. Солер! Вспоминаем старые-добрые времена охоты, а!
    Шэд выпустил ещё дыма сквозь сжатые зубы.
    - Пускай шаману завтра будет плохо, но сейчас шаман говорит! Здесь смеются боги! Так пойдём же их повеселим! Не знаю уж, что там, но скучно не будет!

+3

10

Окрестности крепости "Розовые шипы"<----
Все это время олешка довольно крепко спала, и ни дорожная тряска, ни разговоры рядом не могли её разбудить. Кажется, ничего не снилось - как обычно, впрочем, - разве только иногда вспыхивали абстрактные образы матери...
Из глубокого забытья вырвал волчий вой, за которым последовала внезапная остановка телеги. Подорвавшись с места, Маруиль начала рассеянно озираться по сторонам в попытках понять происходящее. Пробуждение было не из самых приятных: дневной свет бил по глазам, голова жутко гудела да вдобавок грива с шерстью свалялись и спутались в колтуны. Впрочем, разбитое состояние длилось недолго. За обычным волчьим воем последовал куда более громкий, сильный, от него явственно веяло магией. В отличии от остальных членов каравана, которые испытали ужас от потустороннего воя, Маруся сразу же ощутила небольшой прилив сил, боль ушла и, кажется, даже мир стал виден немного четче. Подобного она никогда не испытывала, но оленья кровь в жилах подсказывала, что магия связана с природой Сараха.
- Кто-тооо прооосит сииил у Сараааха! - воскликнула Мара, слетая с повозки.
Мурзика не понадобилось призывать. Сам пришел, заинтересовавшись происходящим вокруг. Почему-то к источнику воя непреодолимо тянуло, причем что самого духа, что и хозяйку, поэтому Мурзик начал нетерпеливо крутиться, оставляя за собой следы инея на земле. Маруиль же некоторое время всматривалась в странный циклон на горизонте, тревожно водя ушами, а затем без какого-либо предупреждения резко сорвалась с места, хватая арбалет, и понеслась в сторону, откуда исходил вой.
Для кого-то столь низкорослого она бежала весьма прытко с арбалетом наперевес.

Отредактировано Маруиль (24-07-2018 14:30:29)

+1

11

Когда первые повозки торгового каравана тяжело тронулись с промерзшей земли, различные созвездия ярко искрились серебристым свечением друг за другом. Тенебрис младший, периодически поглядывая на головокружительное представление из тысячи маленький звездочек, занял по наставлению Феддана место в авангарде.  Прощупывая тропинку одним из первых, оставляя за спиной формального лидера путешествия, всю колонну из повозок и товарища с дочуркой, Солер почувствовал себя впервые за многие дни весьма уютно, словно вернулся на родину к полюбившимся заснеженный тропинкам вблизи наполовину опустевших селений и холодному одинокому большаку, где кроме голых стволов деревьев и линий гор на горизонте встретить что-либо еще было достаточно сложно, но все же возможно. Так на проходящих мимо оставленных поселений и разрушенных пристанищ дорожках можно было встретить остановившихся на ночевку бандитов и беглецов, сбежавших от обыденной и слишком размеренной жизни в городе за стенами. Куда еще реже на путях попадались оголодавшие лесные чудища, осмелившиеся покинуть лесные угодья в поисках пропитания.
Солер нервно размял шею, вспоминая о случайных столкновениях во время странствий. Практически каждая встреча оставляла на теле отличительный отпечаток в виде шрама самой разной формы, служивший напоминанием об опасности больших дорог и длительных путешествий.
Несмотря на опыт, Эквестрия казалась куда более безопасной для путников страной. Здесь также можно было встретить и преступников, и монстров, но все они жили в какой-то непонятной и необъяснимой гармонии с природой, будто бы существовали исключительно для поддержания баланса сил, сохраняя мир от хаоса вездесущей безопасности. Жизнь же в  Сентароне текла иначе с самого начала его освоения, где каждый день вдали от освоенной земли был битвой за выживание.
Он оглянулся  ненавязчиво, чтобы не привлечь к своему любопытству внимания. Феддан держал при себе целую внушительную сумку, в которой, как посчитал единорог, хранилось нечто важное для всего каравана, а следовательно — идти впереди было не слишком разумно даже при наличии опытной охраны.
На что же ты рассчитываешь, Феддан? Хочешь проверить нашу лояльность: не попробуем ли мы обобрать вас? Или ты лишь кажешься таким умным, а на самом деле руководствуешься исключительно наивностью? Он углубился взглядом в линию каравана, где потенциальных защитников перевозимого богатства с малейшим опытом битвы, если не считать нанятую охрану, казалось совсем уж мало. Конечно, ты бы мог расположить в повозках еще боеспособных пони, но я скорее поверю, что там спрятаны чудовища, чем спрятанные на случай битвы охранники. Да уж, Феддан, если бы твоя охрана вдруг решила нарушить договор и сменить сторону, то плакала бы ваша прибыль вместе с кобылками. Лакомый кусок для любого грабителя. К вашему счастью, ребята, у нас совершенно другие интересы. У меня совершенно другие интересы.
Вскоре после оставления за спиной крепости поднялся холодный ветер. Передвижению он совершенно не мешал, но только сильнее способствовал погружению Солера в воспоминания о холодной и, на первый взгляд, совсем не гостеприимной земле северян.
Апофеозом ностальгии стал вой, эхом раскатившийся по всей дороге. Ушки жеребца настороженно поднялись. В воздухе зависла атмосфера напряжения.
Если это одиночка, то мы справимся быстро и без потерь. Если стая, то нас слишком много, чтобы заинтересовать ее и вынудить напасть. Другое дело если это объединение нескольких стай, а это случается в природе крайне редко, — прищурившись, подал голос Солер, продолжая движение. Он был уверен всем своим нутром, что вой был необычным. И скоро в этом убедился, когда та же самая или же новая волчья особь подала голос. Гораздо сильнее, чем это делают обычные звери. Гораздо пронзительнее. Так обычно стараются в бою обратить на себя взор Богов.
Переглянувшись с Федданом, льехо молчаливым кивком согласился с решением остановить движение. Было заметно, что суматоха в линии каравана начинает набирать силу. Запахло страхом.
Вам подходить опасно, — выставив копыто, чтобы жестом приглушить порывы эмоций пегаса, обратился к Феддану северянин. — Мы достаточно далеко, чтобы караван не попал под внимание волков, но пропустить это просто так нельзя. Не хватало еще, чтобы потом нам в спину ударили.
И Шаман, и Маруся однозначно испытали те же самые эмоции и чувства, услышав вой. Кто-то призывал Богов на битву. Маруся сорвалась в галоп наперевес с арбалетом, пока ее отец решился отыскать оружие. Слишком поздно. Пора действовать.
Возьмешь мой! — Пропуская Марусю, Солер махнул копытом. — Пойдем разберемся с этим. Феддан, пока мы не вернемся не смейте трогаться. Если нас не будет слишком долго, то сворачивайте с дороги или возвращайтесь к крепости! — Последние слова жеребец произнес уже в галопе, бросив под копыта собрата один из топоров. — Рааааааргх! Нас ждет кровь и битва, Боги!

+1

12

[STA]Успешный торговец[/STA][NIC]Феддан[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/vUy3R.png[/AVA][SGN]Есть ли более безопасное место, чем лагерь наш?[/SGN]– Стоять! – громко, с хрипотцой сквозь сжатые зубы скомандовал Феддан, уже было собравшимся покинуть караван охранникам. – Всех четверых я вас туда не отпущу!
Страх торговца смело начисто и теперь весь его вид, все его мысли были лишь о том, чтобы защитить свой караван. В подтверждение своих серьезных намерений, Феддан зажег рог маслянисто-золотым сиянием и вокруг копыт всех четверых, включая голема, появились золотистые магические кандалы. Видимо именно поэтому единорог в меньшей степени опасался, что кто-то из новых охранников нападет на целый караван, ибо мог даже в одиночку таким нехитрым способом обезвредить нападавших. Кроме того, судя по всему у Боддика были и иные козыри в рукаве, которыми он не спешил воспользоваться.
– Значит так, ты, розовый, берешь свою куклу! С тобой отправятся Валес и Терра Мейс, – единорог кивнул в сторону подошедшей с дальнего конца каравана светло-коричневой земной пони, та приветливо и немного робко помахала копытом северянину. – Заодно и познакомишься ближе  с кузнецом, которого хотел видеть.
Валес нервно сглотнул, но согласно и бойко кивнул, подходя к Шэду.
– Остальным быть тут! Если там что-то серьезное, Валес, молнией обратно! – произнеся это, торговец снял магические кандалы с копыт охранников. Аура лидерства Феддана потихоньку распространялась по всему каравану, пробуждая пони от страха, и возвращая им ясный рассудок даже не смотря на то, что вой продолжался.
Пегас и земная пони, приставленные к северянину во весь опор помчались вперед, видимо Феддан выбрал эту парочку как самых быстрых пони его каравана, Пожалуй, если бы с ними отправился не Шэд, а Солер, то группа оказалась бы недостаточно быстрой. По мере их приближения к воронке, воздух вокруг становился все холоднее и холоднее, а дрожь пегаса все заметнее. Дрожал ли он от холода или от страха, трудно сказать, но тем не менее с этой дрожью в голосе он все же обратился к шаману:
– Этт-то жжже не просто волки, да?
В это самое время, спустя пару минут после того, как подобие разведывательного отряда выдвинулось к воронке, с боку, со стороны леса стали слышаться приближающиеся звуки шелестения и хруста палок. Феддан жестом скомандовал оставшимся охранникам приготовится к защите каравана. И в следующее же мгновение из кустов выпрыгнула троица древесных волков. Встретившись глазами с пони, те резко затормозили и попытались сменить траекторию , правда в итоге один из них врезался в повозку, частично рассыпавшись на мелкие веточки.

+2

13

После зова голова слегка кружилась, а зрение плыло. Несмотря на явную защиту пегаса и «рефлекторный» бой, Ракху, судя по всему, пару раз цапнули, и теперь все эти погрызы активно выражали всяческое несогласие с не бережным отношением к ним.
Пару раз с силой сморгнув и мотнув башкой, Ракху привел восприятие в подобие порядка и ткнул в уже издыхающего волка мечом. Координация, к счастью, была в норме, меч воткнулся, куда и ожидалось, окончив жизнь серого охотника. Быстро оглядевшись и приметив печальное положение земной пони, пес рявкнул, командуя паре ещё живых древесных волков атаковать своих мясных родичей, пытающихся дотянуться до защищавших упавшую кобылку наемников.
Но прежде чем древесные волки успели сделать хотя бы пару прыжков, волки снова завыли. Вот только что-то было неправильное в их вое, не волчье. Такие звуки больше подходили какой-нибудь магической твари из самых жутких чащоб Вечнодикого, столько пустой ярости и безнадежного голода было в этом вое. Древесные волки словно окоченели, замерев на полудвижении и Ракху показалось, что связь, тянущаяся по краю восприятия между ним и древесными стражами и заставляющая их подчиняться псу, словно дрогнула, прогибаясь.
Разбираться в причинах странного поведения волков – и обычных, и древесных – особо времени не было. Со стороны раздался рык, негромкий, но, также как и вой, пробирающий до нутра. Повернувшись в сторону новой угрозы и поднимая меч, Ракху увидел ещё двух волков.
Зербовы кости! – оценил вальяжную походку новоприбывших пегас, судя по тону, не слишком обрадованный новыми участниками драки.
Алмазный пёс, также далеко не пребывающий в восторге, глухо зарычал сквозь зубы, вновь командуя обоим древесным волкам атаковать. Да, сражаться мог только один из них – но куча заостренных веток, с размаху врезающаяся в противника, может быть опасна и без зубов.
Однако приказу пса уже во второй раз за эту пару минут, было не суждено быть выполненным. Начавшие двигаться древесные волки снова замерли, но если в прошлый раз связь между ними и Ракху просто дрогнула, то теперь она порвалась с почти слышимым стоном. На долю мгновения алмазный пес потерял всякое подобие концентрации, будучи ослепленным резким разрывом магических нитей – будто бы неизвестное воздействие на мгновение ударило не столько по связи с волками, сколько по самой возможности этой связи. К счастью для Ракху, дезориентация не продлилась долго, и уже на следующий удар сердца пес увидел, как его – точнее, уже ни разу не его, ибо нечто, разорвавшее связь, переподчинило волков себе – древесные волки сначала медленно пятятся, а потом и отбегают прочь от крупного серовато белого волка. Пожалуй, следовало радоваться, что тот-кто-разорвал-связь просто отогнал древесных созданий подальше, а не велел им атаковать пса и пони…
- Древесных волков не контролирую, - торопливо бросил в сторону Ракху, не сводя напряженного взгляда с только что вышедшего волка. Со стороны пони донеслось несколько довольно любопытных – хоть записывай – конструкций.
Новоприбывший был существенно крупнее собратьев, да к тому же, помимо вальяжной походки, обладал ярко-голубыми, будто светящимися глазами. Казалось, этот волк искренне презирал и пони, и пса, встретившихся его стае, и даже более чем отличное понимание мимики волчьего племени не помогало избавиться от этой глупой иллюзии.
Первой среагировала единорожка. Резко наведя арбалет на вожака, она уже собралась выстрелить – но стремительно метнувшийся к ней волк сбил прицел, едва не поплатившись, впрочем, за это цельностью шкуры. Резкие движения и звуки словно прорвали плотину, и все вновь зашевелились. Второй из побитых волков рванул к серо-белому вожаку, к его несчастью – мимо порядком уже разозленного Ракху. Даже не став пытаться вновь перехватить контроль над древесными волками и задействовать их в атаке или хотя бы выразить свое недовольство звуками, Ракху лишь взбешенно вонзил хвост в землю, процарапывая глубокую полосу в черноземе. Увидь его сейчас старый шаман племени, он не преминул бы отметить, что в состоянии ярости пес все-таки может двигаться и быстрее и тише, не предупреждая противников об атаке – или, хотя бы, предупреждая не столь явно. По крайней мере, в этот раз относительной тишины и скорости атаки хватило, чтобы сначала располосовать бегущему мимо волку мечом бок, а потом, заканчивая разворот, глубоко воткнуть в итак не маленький порез хвост вместе со всеми довольно длинными и острыми шипами. Волк надрывно завизжал, впрочем, уже через два удара сердца его визг прекратился – выдернутый хвост окончательно разодрал что-то жизненно-важное.
Долго радоваться маленькой победе, впрочем, не пришлось. Вожак новоприбывшей стаи завыл – ещё более жутко, чем выли его подчиненные пару минут назад. И если в вое тех волков слышалась ярость и голод, то от воя белого вожака, к которому вскоре присоединились и другие волки, можно было почувствовать ещё и холод. К тому же, холод совершенно реальный и нисколько не метафорический. Через мгновение древесные волки окончательно решили, что им тут не место (или, учитывая их устойчивость к страху – им так приказали решить), и с тихим поскуливанием рванулись в лес. В следующую секунду по оставшимся на поляне, помимо, видимо, волков, ударила волна не естественного, дикого, первобытного ужаса, от которого Ракху и сам был бы не против свалить в лес… Но когда это желание начало угрожать пересилить верность временным союзникам, всякая возможность побега оказалась отрезана – троих пони и пса окружила непонятно откуда взявшаяся самая настоящая снежная вьюга. Нет, Вечнодикий – странное место, и времена года ведут себя тут не совсем так, как в остальном мире… но вьюга?! Недоумение оказалось неплохим щитом, так что вскоре Ракху достаточно пришел в себя, чтобы начать делать хоть что-то.
Первым делом пёс, понятное дело, бросился приводить в порядок союзников. Конечно, желание проверить рассказы о токующих тетеревах, которых можно ловить голыми лапами – а именно, ткнуть в воющих волков мечом – было очень велико. Но вот выяснить, что на самом деле они прекрасно следят за обстановкой и готовы перекусить особо наглым псом… это бы Ракху очень не хотел. По крайней мере, не тогда, когда никто не мог прикрыть его стратегическое отступление от крайне странных магических тварей.

+2

14


    Вот откровенно, указания этого начальника в сравнении с зовом бога не играли вот вообще. А тем более, зовом Хейру. Если уж какого из богов Шэд и уважал, так это его, потому что в оживлении деревяшек и глины рунической вязью достаточно явно просматривалась воля Жизнь Дающего. Шаман не стал даже особо и замедляться, притормозив только для того, чтобы зыркнуть и оценить двух бойцов, отправленных вместе с собой. По-хорошему, расспросить бы их о том, кто что может, кто чего не может, но времени не было.
    — Кузнец? Ты? — Удивление в голосе Шэда было абсолютно искренним. Кузнецы льехо, по крайней мере те, с которыми шаман общался, были под стать тому железу, с которым работали — "стальные нервы, стальная плоть". А тут мало того, что тощий дрищ какой-то, так ещё и воля нулевая. Ну и ладно. Какое шаману дело-то. Может, у него есть свои тузы в рукаве. — Тогда топор в зубы дай!
    Получив желаемое и ещё раз взглянув на соратников, Шэд галопом поскакал в сторону зова. Кому надо — догонят. Интересно будет посмотреть, подчинятся Солер и Маруся приказу караванщика. И, если подчинятся, чего он от них хочет? Просто стоять да пялиться по сторонам? Шумиха-то вон там, впереди. Уже слышны звуки боя. Перенаправить внимание. Стена. Чё, блин?!
    Всё происходило явно на вот этой лесной опушке. Явно — потому что от остального леса её огораживала стена снега и ветра. Не, шаман вообще не против окунуться в такой кусочек погоды родных мест, но вопрос "Откуда блин?!" очень назойливо маячил на краю сознания. Впрочем, неважно, снежный душ не помешает шаману отозваться на клич. Рывок вперёд — холод не может нанести ущерба ни льехо, ни деревянной кукле. А кузнец с той кобылой пусть сами думают, чем прикрыться.
    На полянке оказалось много лап и копыт. Трое эквестрийцев. Одна в нокауте, двое в защите. Лысые, в одежде, наверное, мёрзнут. Даже крылатый не летает, хотя уж ему тут сам Хейру велел. Выть не могли.
    Алмазный пёс. С мечом, уже помятый. Тоже лысоват, зато с прикольным хвостом как у того рыжего. Шаман раньше таких не видел. Мог выть.
    Волки. Серые лысоваты, белый с хорошей шерстью. Выть могли.
    — Я не понял, кто звал-то?! Хотя стоп, если это звали волки, то они ж не ответят. Да они бы и не позвали, у них всё нормально по тактике, похоже. Значит, серый. Слыш, серый! Не ссы, щас разберёмся, только меня не зашиби! Маруся? Ну-ка подсоби вон тем лежачим, а я пока топориком их тут...
    Голем отправилась к эквестрийцам, попутно ощетинившись короткими ножиками. Если по пути её попытается перехватить зверь, то она остановится и наглядно покажет, почему инстинктивно (читай — вообще не по ситуации) действующему волку не надо связываться с не чующей боли деревяшкой. А сам шаман направился к псу. Направился громко и с руганью, чтобы заставить волков отступить и хотя бы на несколько секунд начать принюхиваться к новой непонятной угрозе.
    Другое дело, что на рывок от места остановки каравана до места драки ушло почти всё время и до того момента, как шаман швырнёт первую бомбочку, остальные сумеют что-то сделать.

+1

15

[NIC]Хенс и Гретта[/NIC][STA]Мы больше не боимся[/STA][AVA]https://i.imgur.com/QjBzpnK.png[/AVA]Появление нового врага, атака арбалета и жуткий вой сделали свое дело и следующий арбалетный болт был пущен куда попало. Не находись защитника вожака достаточно близко к единорожке, выстрел ушел бы в молоко, но все же благодаря относительной близости противников, Гретте удалось задеть правое ухо серой твари. Однако сразу после этого единорожка встала как вкопанная, не сводя глаз с белого вожака, наполненная ужасом. Еще никогда розовой кобылке не приходилось испытывать нечто подобное. Когда она отправлялась в это путешествие, пони думала что была готова ко всему, но это оказалось выше её сил. Минуты промедления, несомненно, стоили бы единорожке жизни, если бы не вмешательство Хенса. Также как и кобылка, пегас находился в объятиях ужаса, не способный даже пошевелиться, но увидев, как Гретта открылась для удара злобного хищника, пегас заставил себя сделать одно единственное действие, чтобы спасти напарницу. Он резко взмахнул крыльями, оттолкнулся от земли и, с размаху нанеся мечом удар по боку хищника, оттолкнул его что есть силы задними копытами. Ударившись о землю, волк издал последний жалобный скулящий стон и обмяк, окрашивая землю под собой в алый цвет собственной крови.
Оставалось всего два волка и белый вожак, но пони были не в силах пошевелиться. Пегас, обняв крылом единорожку, встал в защитную стойку, однако же меч в его руках да и он сам дрожали как осенний листочек на ветру. Ужас все еще не отступил и управлял целиком и полностью двумя представителями расы пони. Но в то же время, Ракху, как находящегося в эпицентре воронки, созданной воем волков, испытывал куда меньше тревог, чем его братья по оружию. Ему-то и пришлось спасать Гретту и Хенса.
Оказавшись вновь во власти самих себя, пегас и единорожка предприняли новую атаку на вожака, логично предположив, что именно из-за его воя и началась вся эта вьюга и волна ужаса. И подтверждением того, что их догадка верная стало то, что два волка, которые находились по бокам от вожака прервали свой вой, чтобы перехватить пущенные в белого волка арбалетные стрелы. Вот только охранники земной пони предусмотрели и такой вариант, а потому, едва Гретта пустила в вожака пру арбалетных болтов, тем самым сумев отвлечь охранников белого монстра на себя, Хенс предпринял атаку с воздуха и воткнул свой меч в белого волка. В отсутствии защиты, пегасу никто не помешал совершить такой маневр, однако же вопреки ожиданиям пони, вожак оказался куда более крепким, чтобы вытерпеть такое ранение. Впрочем, на несколько секунд его вой надломился и стена из снега и вьюги даже замелькала. Щит, созданный воем волков дал брешь и к троице защитников, на поляну выскочили новые существа.
***
В это самое время к снежной воронке приближалась троица пони, вернее два пони и розовый льехо. Каждый из них был вооружен достаточно легким оружием, ну разве что кроме самого льехо, чей топор, который он одолжил у Солера, едва ли можно было назвать легким, по крайней мере Валес, которого и послали за топором, едва смог его дотащить до Шэда. Однако же для самого льехо такая ноша была почти незаметна: сказывался боевой дух и подготовка расы. Рассчитывал ли Феддан, когда посылал розового вместе с Марусей, что они окажутся даже быстрее самых быстрых представителей каравана или нет, но Терре Мейс и Валесу пришлось изрядно попотеть ,чтобы угнаться за розовым и преодолеть немалую дистанцию от остановки каравана до снежного вихря.
По мере приближения к аномальной воронке пони начинали испытывать наряду с пробирающим до костей холодом еще и волны ужаса, которые до этого подавляла аура решимости главы каравана. И если кобылке Терре удавалось еще относительно хорошо сохранять лицо, то вот пегас Валес едва ли не от каждого шороха вздрагивал, подлетая на добрые несколько метров ввысь. Под конец их вылазки, он и вовсе шел по земле весь зажатый и с обледеневшими перьями. Терра же просто дрожала, но оставалась целеустремленной: приказ главы каравана был для неё важнее собственных эмоций и она доверяла силе льехо.
И вот. когда добравшись до барьера из снежной вьюги, троица караванщиков переступила циклон, она обнаружила на поляне уже троицу пони, одна из которых лежала без сознания рядом с деревом и телом волка, а два других стояли рядом с белым большим волком. Недалеко от них стоял алмазный пес, который смотрел на еще двоих существ, никогда прежде невиданных ни одной из сторон. Эти самые создания и появились на поляне, выпрыгнув из-за барьера несколько минут назад, когда в нем появилась брешь. Со стороны этих существ на первый взгляд можно было бы спутать с волками, только рыжевато-пламенного окраса, однако вместо шерсти у них были полупрозрачные шипы, как у дикобраза, только более толстые у основания. Размером они также были в несколько раз меньше волков, разве что походили на немного более крупных волчат, и исходила от них крайне противоречивая магическая аура, которую могли ощутить даже те ,кто не обладал природным резонатором. С одной стороны в них чувствовалась природная составляющая, но с другой стороны от них разило сильным эфирным магическим потенциалом и даже чем-то темным. Существа не проявляли агрессии, но и дружелюбия от них не было заметно, а их магическая природа так и вовсе побуждала избегать подобного. Шэд даже, наверное, смог бы найти нечто схожее между этими существами и тем, во что превратился Квинтий. Но, не смотря на все эти факторы и льехо, и песик могли подсознательно ощутить, что это скорее друзья, чем враги, особенно это мог бы почувствовать Ракху.

партиям

ГМ-Ракху-Шэд - одна очередь, Маруся-Солер–ГМ - вторая очередь. На следующем круге постов есть возможность объединиться.

0

16

К счастью, и пегас, и единорожка смогли более-менее быстро прийти в себя – по крайней мере, Ракху не пришлось переходить к более тяжелым методам «успокоения» вроде пинков. Встряхнувшись от окриков, единорожка подтолкнула своего товарища и бросила ему пару слов-команд, видимо, договариваясь о чем-то. Едва дождавшись кивка, она выстрелила – почему-то дважды – из арбалета в белого волка.
В этот момент Ракху не мог не порадоваться, что он не решился нападать на волков в одиночку – несмотря на вой, они явно контролировали обстановку, не идеально, но тем не менее. Вожак, видимо, все же был уязвимее других волков, но вот эти другие были готовы пожертвовать собой, чтобы защитить его. Метнувшись вперед и вбок, серые хищники перехватили своими телами оба арбалетных болта, предназначенных для их белого собрата. Впрочем, судя по всему, это было ожидаемо – по крайней мере, в этот момент белую тварь с воздуха атаковал пегас, вынуждая её прервать магический вой.
Последнее Ракху заметил краем глаза, бросившись на подмогу единорогу – два противника, даже плюс-минус слабых, могут быть опаснее одного. Да и ближе они были, чем белый волк. Но сделав всего пару прыжков, пес остановился, заметив какое-то движение у края вертящегося щита из снега и невольно глянув туда и опасаясь, что скрипун или белый волк могли призвать себе на помощь ещё кого-то.
Впрочем, двое выбежавших на поляну, судя по говору более крупного, были подмогой для эквестерийцев и пса. Говорил явно крупный, крепко сколоченный мохнато-розовый видимо-пони с топором. Названная Марусей… видимо, жеребенок? уже бежала к единорожке, ощетинившись мелкими шипами. Стоп, шипы? У пони? Хотя нет, это не шерсть на ней – дерево… деревянный жеребенок? Без морды? С ножами из шкуры?!
Возмущенный взрявк какого-то волка и душевная ругань от розового пони, движущегося к псу, вернули порядком офигевшего Ракху на землю. Мотнув башкой, он уже повернулся к единорожке, когда на полянку шагнули новые участники, мгновенно привлекшие его внимание.
Если насчет пони и его странного жеребенка пес был не слишком уверен, то вот эти два существа совершенно точно были ответом на его молитву Сараху. От этих «волчат» разило эфиром, природной и темной магией, и они совершенно точно были частью Вечнодикого, «равными и младшими»… хотя нет, все-таки равными, если не старшими. Оставалось надеяться, что существа, от которых исходит ощущение «Не подходить, убьет», не сочтут личным оскорблением призыв в бой с настолько малочисленными противниками. Не опуская взгляда, Ракху слегка поклонился, кончиком хвостового шипа выцарапав на земле неясную загогулину, и негромко прорычал положенное приветствие.
«Таил, грьюбе таил анд данке, дасс сие ауф дэн анруф райгерт Кхабен. Ласс диэ Джарб хэррлич Сиен, анд дер Фэинд ист вёрдиг!»
«С единорожкой тот «жеребенок», а вот пегас один с более сильной тварью прыгает. Значит, туда», – с этой мыслью Ракху, не дожидаясь возможных реакций от почти огненно-рыжих существ, повернулся к окликнувшему видимо его пони, не удержавшись и слегка подколов единорожку, выпустившую по псу арбалетный болт в самом начале:
– Я-то не зашибу, а их отдельно спроси! Догоняй, я к белому!
И пес, перехватив меч в зубы, на четвереньках длинными прыжками ломанулся к белому вожаку, надеясь, что тот не обретет внезапных способностей к дальним направленным магическим атакам.

+1

17


    Ситуация внутри ока бури была какой-то слишком путаной для шамана, к тому же во всём этом явно было что-то не то. Псы, волки, Шэд, конечно, слышал, что в Эквестрии как в торговом порту — можно встретить кого угодно где угодно, но чтоб вот так... Хотя какие претензии могут быть к ним после встречи с собственной дочерью. Ещё и трубка погасла... Стоп, что?! Вот оно, "что-то не то"!
    Так и есть — при прохождении сквозь бурю в чашу набились мокрые снежинки, которые напрочь загасили тлеющий амфал. Ну всё. Если этот волчара жрёт поней, то это его право, но гасить трубку?!
    — Вот почему ты такой козёл, когда ты ж волк на самом деле! Лови вкусняшку! — воскликнул розовый пони и швырнул в белого волка камушек-бомбу. Ну... Примерно в волка. Камушек упал сильно в стороне, и шаман едва-едва успел сдержаться, чтобы его не подорвать. Ну и ладно, пусть лежит. Вдруг кто наступит. — ...ну блин. Не поймал. Ваще козёл. Безрогий!
    Сам шаман тоже наступал, но не копытом на мину, а угрожающе на волка. Белый, пушистый, жалко его, конечно, но он своей дурацкой бурей потушил шаманское курево! Но шкуру надо будет Солеру отдать, он её просолит, да на ковёр пустит. Или сам носить будет. Будет Солер по прозвищу Белый Волк, словно герой третьесортной саги про меч и магию.
    Теперь получалось так, что "Маруся, прикрой тех" и "А я тут топориком" оказались в одном месте. А уж сражаться с волками с помощью голема? Да это будет даже не сотая волчья башка, отрезанная куклой. Хотя на трёх волков сразу наседать приходилось всего пару раз.
    — Маруся! Корми!
    Кодовая команда говорила голему, что когда кто-то из санитаров леса схватит её зубами, то в укушенном месте надо выдвигать клинки. А сейчас их нужно сложить. Благо, Маруся в этот раз не стала проявлять самодеятельность, и подчинилась, заготовив атаку и мешалась перед мордами волков, заслоняя эквестрийцев.
    А сам Шэд, вообще говоря, предпочитал наблюдать за дерущейся куклой издали, но только не в этот раз. Оскорбление от потухшей трубки было слишком велико. Шаман знал, что самое уязвимое место собакоподобной твари — нос, и поэтому с разбегу ткнул в него топором, словно это не топор был, а рапира какая. Не шибко профессионально, зато если волк попытается схватить оружие зубами, то хотя бы заткнётся.
    — А вы-то тут из какого сортира вылезли?!
    Появившиеся рыжие еже-собаки... Ежолки. Ежолки были заняты своим появлением и нападать не спешили. Хотя вот по природе они были уж шибко похожи на...
    — Опять демоновы клоуны?! Я щас из вас всех шпагоглотателей сделаю! Подходите давайте! Волчары-каратисты по одному, остальные можно кучей! Кто на розовенького, а?!

+1

18

[AVA]https://i.imgur.com/wuMsFKI.jpg[/AVA][STA]You cannot hear how nature cry out as it dies[/STA][NIC]Вожак стаи[/NIC]

Карта, как просили (с учетом действий, произошедших в этом посте)

https://i.imgur.com/DHF4p5q.jpg

Появление пятерки новых существ, а также то, что они уже были не во власти страха окончательно определило перевес сил не в пользу белого волка. Всего два волка, защищавших вожака и уже принявших на себя по одному удару от охранников кобылки, находящейся сейчас без сознания, не могли сражаться сразу против арбалетных болтов единорожки, меча пегаса, топора Льехо, а также неизвестно какого оружия голема и подоспевших непонятных существ-квазитов, а потому исход битвы был уже очевиден.
Видя, что подоспела подмога, Хенс, что находился между воющим вожаком и одним из волков его защищавших, избрал своей целью именно уже потрепанного волка. В это же самое время то ли услышав и поняв чего хотел от них Ракху, то ли среагировав на агрессивные речи розового, то ли просто почуяв в волках куда большую угрозу, выдвинулись по направлению к шаману и обогнув его, присоединились к атаке Хенса по волку. Дождавшись, когда пегас отвлечет на себя одного из волков, Гретта выпустила очередной двойной залп прямо в вожака, ожидая, что второй волк-защитник либо перехватит оба, либо пропустит хотя бы один. Любой из исходов был крайне положителен для кобылки, поскольку зверь уже истекал кровью после прошлой атаки и следующая атака если и не прикончила бы тварь, то по крайней мере вывела бы её из боя. Хорошенько прицелившись, Гретта выпустила два болта: в голову и сердце вожака и если первый болт успел перехватить волк-защитник, ценой собственной жизни, то вот уже второй попал точно в цель. Белый волк оборвал свой вой хриплым выдохом, и как раз в этот момент Шэд нанес ему удар топором. Бой был окончен: вожак в любой момент должен был упасть замертво, а оставшийся из двух волков-защитников совместными силами квазитов и Хенса был бы также добит за пару ударов. Однако же Этот самый белый волк, вызвавший бурю, не собирался так просто умирать. Издав злобный почти что задыхающийся рык, перешедший в гавк, вожак ударил хвостом по земле и неведомая сила отбросила всех, кто был рядом с ним, а именно Хенса, Шэда, Марусю, Ракху и одного из квазитов, на пару метров назад.
Затем пространство вокруг как будто бы окрасилось в синий и резко похолодало, вожака и абсолютно всех волков, в том числе и тех, кто был убит или находился без сознания и даже того единственного, что еще был жив объяла голубоватая аура сродни цвету глаз вожака. Находящиеся дальше всех от волков и ближе всех к барьеру из вьюги Валес и Терра Мейс могли наблюдать, как метель замедляется, позволяя видеть, что находится за барьером, а сам барьер также охватывает мигающая аура голубоватого света. Однако сформироваться до конца барьер так и не смог и в следующую же секунду последний стоящий на ногах волк бездыханно падает, а несколько из казалось бы убитых волков, испустив слабый скулеж, окончательно умирают и голубоватая аура от них устремляется обратно к вожаку, который уже завалился на бок, еле удерживаясь на полусогнутых лапах. И едва голубая аура достигла вожака, арбалетный болт выпал из его груди, а барьер из метели окончательно спал и теперь снег просто оседал на землю под собственным весом, а вокруг последнего противника разношерстной группы теперь витала призрачная аура холода.
Оскалившись, вожак зарычал, но пока что не предпринимал никаких агрессивных действий. Все еще стоя на полусогнутых лапах он тяжело дышал и со злостью смотрел на присутствующих.

+1

19

Внезапный побег так же внезапно, а ещё весьма неприятно прервался магическими кандалами на копытах. Издав недоумевающее мычание, олешка резко остановилась, едва не уткнувшись носом в грязный снег.
Судя по цвету магии, сотворил тиски главарь каравана, которого Маруиль и одарила непонимающим взглядом, моментально сменившимся, впрочем, на куда более холодный, даже пугающий - если, конечно Феддана могла напугать мелкая розовая олениха - когда стало понятно, что её отца посылают в сторону циклона, источающего странную сильную магию. Одного. Точнее с хилым пегасом и ещё с кем-то, но от этого лучше не становилось. Только Маруся может защитить папу. Ну, может, ещё дядя Солер.
— Чееего? — она возмущённо-вопросительно протянула, — Мооожет, дяяядю Соолера послааать? Он лучше спрааавится! Пааапа - не воооин! — эти слова, в общем-то, больше не имели смысла, потому что импровизированный отряд уже двинулся в сторону аномалии.
Мара только грустно посмотрела вслед, потирая копыта после кандалов. Хотелось побежать следом, только вряд ли это увенчается успехом, Феддан легко мог бы схватить снова.
— Что дальше? Прооосто стоим ждеем?
Она примерно предполагала зачем главарь так поступил: чтобы не оставлять основной караван без защиты, но этот факт все равно не останавливал от ворчания на единорога. А вдруг что-нибудь случится? Только нашла отца - сразу потеряла. Это будет очень несправедливо!
Внезапно послышался шелест со стороны леса. Маруиль повела в его сторону ухом, мгновение и из кущерей выскочили волки. Древесные, словно бы сделанные из переплетения веток и листочков. Доводилось слышать о таких, но видеть, тем более вблизи - никогда.
— Деревяяянные щенооочки! — воскликнула розовая и навела арбалет на троих волков.
Стрелять пока она не торопилась, хотя была наготове. Вдруг они дружелюбны? Если бы хотели напасть - напали бы из кустов сразу, используя как засаду. С другой стороны, кто их знает, неизвестно, что у зверя творится в голове, а у магического зверя - тем более!

0

20

Неожиданность появления золотистых кандалов, завершивших стремительный галоп, была сравнима с очень подлым ударом в спину, от которого сбивалось как дыхание, так и вся боевая концентрация приходила в состояние полной несобранности и растерянности. Прежде чем полностью остановиться, Солеру пришлось изрядно постараться, чтобы удержать равновесие, не завалившись вперед под весом снаряжения. Когда он увидел оказавшуюся точно в таком же положении Мару и убегающего вперед шамана, то не поскупился вспомнить самые распространенные на родине ругательства, сразу распознав колдующего мага.
Что за? Ты что творишь, Феддан? Опасность для твоего каравана там впереди, а не здесь, — охотник постарался освободиться, но всего лишь безуспешно дернул копытом и раздраженно оскалился, поглядывая на отправленное к шаману подкрепление. Хиленький пегас, который и с кухонным ножом вряд ли бы справился, плюс незнакомая кобылка. Отличная помощь розовому ремесленнику, орудующему ранее исключительно молотком.
Даже Маруся выглядит более грозной, чем твои ребята, — процедил сквозь сжатые зубы единорог, разминая уже освобожденные копыта. — Не волнуйся, Мара, твой отец крепче, чем кажется. В конце концов, он льехо, а значит битва у него в крови. Чего я бы не сказал о тех двоих.
Первое доказательство почему распоряжение Феддана могло оказаться и верным хотя бы с точки зрения безопасности каравана проявило себя достаточно скоро: кто-то очень отчаянно пытался выбежать из леса прямиком на тропинку, где остановились повозки. Пока Мара заряжала свой арбалет, Солер, выставив щит вперед, занял место чуть впереди около одной из повозок. Нападающими оказались три древесных волка, один из которых, видимо не посчитав проявить осторожность и снизить скорость, столкнулся с повозкой.
Солер прикрыл голову от пары полетевших в его сторону щепок и веток. Рог его светился от магической заряженности, а за спиной был спрятан уже подготовленный к бою топор, — идеально подходящий для рубки деревьев, но нападать льехо не спешил. Не было уверенности, что нападавшие волки действительно так неумело охотились, а не убегали от кого-нибудь или чего-нибудь пострашнее.
Кажется, что сегодня вечером искать дрова нам нет нужды.   

0

21

- Ты с ке… ой нет, не вздумай! Эфирные за нас! – Невольно аж вскрикнул Ракху, услышав возмущенную ругань розового мохнатого пони.
«Черт побери, вот только этого не хватало – я не хочу драться с теми, кого послал Сарах на мою собственную просьбу!» – С этими мыслями пёс наконец добежал до белого волка, от которого уже отлетел пегас. Ну и хорошо, не надо будет волноваться, что можно случайно стукнуть союзника…
Не пытаясь тормозить заранее, Ракху лишь перед самым вожаком откинулся слегка назад, перенося вес на задние лапы. Перехватить меч передней и тут же длинным выпадом продолжить движение, вкладывая в него весь свой вес. Получивший не самый слабый удар по ребрам белый волк ещё мог бы, пожалуй, огрызнуться, но в этот же момент ему в грудь прилетел арбалетный болт, заставивший тварь судорожно отшатнулся назад… Ровно под тяжело опустившийся топор розового пони.
Ракху не успел даже восстановить равновесие после резкого торможения, как белый волк, решивший, видимо, сыграть в какую-нибудь бессмертную тварь из фольклора, толи гавкнул, толи рыкнул, и Ракху все-таки упал на землю, отброшенный на пару метров назад. Торопливо перекатившись, пёс вскочил на ноги, как раз вовремя, чтобы обнаружить, а) что отбросило не только его, а вообще всех, кто окружал белого волка, и б) что вокруг последнего возник новый синий барьер, да ещё и вместе со странной аурой под цвет глаз. Печально.
Коротко оглядевшись, Ракху заметил, что такой же аурой покрылись и все остальные волки, и живые, и мертвые. Правда, очень ненадолго – в следующий момент аура от волков втянулась в белого… И если судить по глухому стуку сзади, где упал либо пони (с чего бы), либо его челюсть, либо волк – аура утекла с жизнями.
«А можно, это все-таки будет челюсть удивленного единорога? Ну вдруг телосложение пони такое позволяет, а?»
Из белой твари выпал арбалетный болт, да и в целом волк выглядел поживее. И позлее.
– Да ну Зербо побери, а… Ладно, по крайней мере, он один. Эй, парень, не хочешь свалить? А то нас тут много, мы большие и зубас… сильные. И с оружием, – предпринял на всякий случай попытку пробудить у магического создания инстинкт самосохранения Ракху. Тем не менее, меч он держал крепко, находился в боевой стойке и вообще был готов к немирному исходу переговоров. В конце концов, те же создания Леса вполне могут и плюнуть и просто напасть этого белого – и даже будут в своем праве, в общем-то. Наверное.

+1

22

На нашей стороне? Сколько тут сторон, какая из них наша, и кто вообще "мы" — это был большой вопрос для шамана, даже с учётом отсутствия отходняка от амфала. Он знал точно только одно — его сюда позвал кто-то из псовых. Пони не воют.
То есть союзником мог быть любой на этой поляне, кроме трёх поней. Атаковать поней?
— Слышь, а чего они тогда на циркачей похожи, если они за нас?! Ты что, тоже из циркачей?
Впрочем, алмазник был единственным, кто вообще что-то говорил. Это делало его первым кандидатом на роль хитроумного злодея. Атаковать пса?
— Какое свалить, а?! Эфирные, видите ли, за нас, беленький свалить, а кого рубить-то надо? И вообще я его шкуру уже мысленно на Солера надел. Поздно! Вон он как пырится. Чё палишь, блоховоз? Лови куклу!
Шкурный интерес решил всё. Ну действительно, Шэд явился на зов, что автоматически присваивало ему статус наёмника. А он считал себя дорогим наёмником. Уникальным и великолепным. Так что белая шкура должна достаться ему. Нафиг Солера, кто не успел, тот опоздал. На Марусе-деревянной шкура будет смотреться смешнее, её можно будет выдавать за ручного волчонка. Хм. Ну по крайней мере за ручного волчонка-дебила.
Волчара же увлечённо жрал своих. Козёл. И пускай он волк на самом деле. Позорный. Шэд многое мог понять и простить, насилие над кобылами, геноцид светлых, даже любовь к лимонному мороженому! Но предать, добить и пожрать своих же?! Трындец коту Ваське. И пускай он волк на самом деле.
— Маруся! Этот блондинистый Васька-каннибал носит нашу шкуру! Фас!
В вожака прилетело сразу две атаки с двух сторон — прыжок голема с ножами и бросок бомбочки шамана, который самолично приближаться уже не спешил. Нападение Маруси получилось не очень, но свою цель — отвлечение — она выполнила. Зато вот рунная бомба попала в цель и, одновременно с торжествующим "топ" копыта шамана по мёрзлой земле, прогремел взрыв. Наверное, псу и остальным повезло, что никто не успел приблизиться, потому что Шэд очень уж увлёкся и только потом вспомнил, что мог задеть кого-то из ближнебойных.
— Не знаю, пробило ли щит, но что-то там дымится.

+2

23

об этом не просили, но вот карта местности у каравана

https://i.imgur.com/057vQ7k.jpg

[STA]Успешный торговец[/STA][NIC]Феддан[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/vUy3R.png[/AVA][SGN]Есть ли более безопасное место, чем лагерь наш?[/SGN]
– Так, угомонились, вы двое! – скомандовал торговец, когда Маруся и Солер начали возмущаться, что оставили именно их. – Если там что-то серьезное, Валес примчится и сообщит об этом. Уж что-что, а быстро драпать он умеет.
Когда же послышались шорохи из кустов и Феддан скомандовал жестами быть готовыми, напряглись не только нанятые пони, но и сами пони каравана: все кобылки спешно попрятались, а жеребцы стали озираться по сторонам с куда менее пугливыми резкими движениями. Видимо это уже был отработанный прием, и авторитет Бодика смог перебороть ауру страха, что все еще вызывал протяжный вой со стороны образовавшейся снежной воронки. И когда на поляне появились волки, никто даже почти и не вздрогнул, даже старьевщик, в которого отлетело несколько щепок то ли повозки, то ли самого волка, остался недвижим. Жеребцы стали очень недовольно смотреть на волков, но также как и северянин с полукровкой, также как и сами волки пока ничего более не делали.
Пока троица созданий леса скалилась на присутствующих то ли из-за одышки, весьма спорно свойственной магическим существам, то ли из-за потаенной злобы на эквестрийцев, то ли еще из-за чего, Маруиль и в особенности Тенебрис, как стоящий ближе, могли внимательно осмотреть волков. Первый из них, что как раз и врезался в повозку был относительно целым, не считая нескольких потерянных в схватке с транспортом веточек, а также царапин на древесине. Также он выглядел куда более рассредоточенным, нежели его союзники. Второй, тот что стоял прямо за первым с левой стороны уже был примечателен хотя бы тем, что не имел одной из задних лап, а передняя правая представляла из себя буквально одну единственную веточку чудом выдерживающую вес всего тела волка. Также он не имел части челюсти, которая была как бы вырвана, а точнее отломлена от самого волка. Последний из них едва стоял на ногах и с него то и дело сыпались маленькие веточки и даже иногда довольно крупные ветви. Пожалуй, будь это волк из плоти и крови, то он бы был явно не жилец, ну или по крайне мере такое зрелище было бы противно даже самым крепким желудкам. Пожалуй, тот, кто видел настоящую битву, без труда мог предположить, что эти представители древесного рода только что сбежали из подобной. И хотя эта свора прибежала откуда-то с юга-юго-запада, предчувствие, а может и сами духи могли подсказать розовой полукровке, что её отец, убежавший на юго-восток может как раз оказаться морда к морде с этой самой битвой. Добавляло тревог еще и то, что лес тянущийся с юго-востока на запад почти до самой крепости "розовых шипов" как раз становился реже к тому месту, куда побежал розовый Шаман.
Спустя пару минут напряженной игры в гляделки между пони и волками, дальний древесный волк издал рычаще-гавкающий звук и в тот же момент рассыпался после того, как в него попала магическая стрела Феддана. Два других, не ожидая такой атаки, сперва переглянулись между собой, а потом побежали в сторону Феддана, совершенно не учитывая, что на их пути был, во-первых, суровый воин со щитом, а во вторых, что на них был нацелен арбалет Маруси. Троица торговцев-жеребцов, что замыкала колонну каравана, а также повар, как по команде, после атаки Феддана выстроились в оборонительные стойки, готовые защищать тылы, пока охранники, которых специально для этого наняли, будут разбираться с настоящей угрозой, которая вот-вот намеревалась прорваться сквозь них. Однако тут, вой, наводящий прежде ужас на пони, прекратился, а кто смотрел в сторону погодного завихрения, мог заметить, что вьюга прекращается, тем же, кто был более сосредоточен на древесных волках могли заметить, что те, немного замешкались прежде чем продолжить свой прорыв к предводителю каравана. Белому вожаку, что и издавал тот вой ужаса была нанесена смертельная рана.

0

24

[AVA]https://i.imgur.com/wuMsFKI.jpg[/AVA][STA]You cannot hear how nature cry out as it dies[/STA][NIC]Вожак стаи[/NIC]

Карта, как просили (с учетом действий, произошедших в этом посте)

https://i.imgur.com/EC6GRvc.png

На возглас пса, Волк к его удивлению отреагировал весьма осмысленно, попытавшись встать поровнее и вообще внешне немного расслабился, будто бы готовый к переговорам. Вот только пацифизм Ракху увы, разделяли разве что Валес и Терра стоявшие поодаль. Пегас и единорожка охранявшие прежде земную пони будто бы и не слыша слов двуногого пса нацелились на белого вожака, желая как можно быстрее прикончить эту тварь. Двое существ, которых розовый льехо окрестил циркачами по всей видимости так и вовсе не понимали поньчьей речи и следовали своему животному или монстро-магическому инстинкту и на то, что вожак откинул их прошлой атакой решили как следует дать ему сдачи. Розовый же со своей куклой, так и вовсе хотел получить шкуру и отомстить за павших волков. Одним словом, переговоры были сорваны, не успев даже начаться. Вожак, осознав что переговоров не будет вновь напрягся и даже уже приготовился к прыжку, однако именно в этот момент на него напал голем шамана. И хотя благодаря голубой ауре вокруг белого волка, тот можно сказать отделался лишь легкой царапиной вместо очередного крупного ранения, атака отнюдь была не ради самой атаки, а ради привлечения внимания к голему и отвлечения от окружения. Правда это отвлечение подействовало и на других, так пегас, вновь взмыв в воздух чтобы с размаху ударить вожака мечом, не заметил, как под него розовый уже кинул бомбочку.
Последствия последующего взрыва оказались весьма и весьма презабавными. Для начала эта самая атака, а также очередные два выстрела из арбалета, которые на этот раз некому было блокировать и суммарная атака квазитов разом нанесли такой урон, что барьер волка не сумел поглотить весь вошедший урон, и его одновременно пронзило два арбалетных болта, подожгло взрывом и изрешетило шипами. Волк был на последнем издыхании. Однако же взрыв, что подпалил вожака еще и задел самого пегаса, ослепив его, оглушив и серьезно ранив отброшенными осколками камней и оплавившейся земли из-под волка. Потеряв концентрацию, Хенс вместо того, чтобы вонзить меч прямо в вожака кинул его чуть правее и попал в голема. Не сказать, что это нанесло Марусе ощутимый урон, но застрявшая металлическая штука в боку, как минимум теперь нарушала равновесие голема, а как максимум могла повредить часть хитроумных механизмов и хранящуюся внутри куклы часть инвентаря шамана.
Вожак, на которого уже было больно смотреть не смотря на все свои повреждения тем не менее еще был жив, хотя теперь барьер из вьюги совсем спал, а вокруг него самого уже не было ничго магического или сверхъестественного, теперь это был самый обыкновенный загнаный зверь, которого охотники пытались убить особо извращенными методами. И все же он был жив, и был в ярости, как от предательства со стороны пса, хотя тот ничего и не мог сделать, так и от бездушной куклы, что отвлекла его в столь ответственный момент. И именно к ней, стоявшей ближе всего белый, а точнее уже красный от крови, волк и устремился, из последних сил вонзив зубы в шею кукле. И это стало роковой ошибкой, поскольку та, едва сомкнулись зубы на шее тут же выпустила из своего тела шипы, которые и добили бедного волка. Вожак упал на землю и его глаза медленно покинуло голубое сияние. Бой был окончен.
– Ты совсем к Зербо звезданутый? – пронеслись на всю долину слова пегаса, который после того как откашлялся попытался встать. – Меня что, лягать, так трудно заметить? Или у тебя правило такое - взрывать, а потом думать, а есть ли рядом  союзники?
Несомненно, Хенс обращался к розовому и тот, наверняка теперь желал сильнее всего, чтобы с ним как прежде общался только пес. В сторону льехо еще какое-то время лилась отборнейшая ругань, которую не стоит слышать кобылкам и жеребятам, и не прекращалась она даже после того, как к пегасу подскочила единорожка и стала осматривать его раны. Впрочем, Шэда это вряд ли сильно заботило, ибо шкура белого волка была крайне сильно испорчена, чтобы преподнести такой подарок Солеру. Впрочем, на поляне было еще семь трупов обыкновенных волков, которых убили куда менее жестоким образом.

0

25

- Да о ком ты говоришь? Какой Солер, кого поджигают, какой Васька?! – взвыл Ракху, окончательно перестав понимать, что несет этот розовый мохнач. Наверное, хорошо, что он решил отвлечься на переговоры со вроде-бы-союзником, вместо того, чтобы поддерживать в очередной раз атаку. По крайней мере, взрыв под лапами волка (а ведь он, вроде бы, даже был готов поболтать…) всего лишь сдул шерсть назад, устанавливая особую прическу. Судя по тому, по какой красивой траектории улетел пегас, окажись пёс поблизости в момент взрыва, он научился бы летать – и пофиг на неподходящую анатомию.
Волк, наконец, умер, пегас орал и матерился, единорожка, кинувшаяся его лечить, вроде как молчала – но очень подозрительно ругательно молчала, кукла поскрипывала мечом, создания Леса, вроде как, тоже молчали, но Ракху с нервов казалось, что тоже матерно… отлично повеселились, что сказать.
Вздохнув, пес попробовал засунуть меч в ножны, но не преуспел за полным отсутствием последних. Обидно, досадно, ну ладно – из каких-нибудь веревок временную перевязь сделать можно. А бегать, судя по размеру получившейся в итоге команды, особо много не понадобится… хотя вопрос с командой открыт – с чего он вообще взял, что кому-то нужен тут? Впрочем, это можно решить позднее. А пока надо заняться выживанием. Оглядевшись и обнаружив лежащую в сторонке земнопони, Ракху быстрым шагом двинулся к ней, по ходу дела слегка потыкивая в лежащих волков задней лапой – на всякий случай, мало ли, вдруг все-таки живы?.. Конечно, серьезным (и даже хорошим, в отсутствии-то лечебных трав и мазей) лекарем пса назвать было нельзя, но вот посмотреть, что с этой пони не так и прикинуть, как это лечится, он вполне мог.

+1

26

Прибежавшие волки... выглядели не очень, мягко говоря. С каждой секундой становилось очевидно, что древесные существа на самом деле убегали от чего-то, а каравану просто не повезло оказаться на пути их побега.
Маруиль забеспокоилась: у неё внезапно появилось неприятное предчувствие, что, источник того циклона, куда побежал отец, мог оказаться виновником такого плачевного, жуткого состояния волков. Тревога нарастала, извиваясь в груди, хотелось бросить арбалет и ринуться на помощь Шэду или просто расстрелять волков, не жалея болтов. Со стороны стало заметно напряжение полукровки: как она затряслась, силой сжимая арбалет телекинетической хваткой. И все же... несмотря на всю экстремальность ситуации, ей удалось, собрав волю, не сорваться.
Когда волки ринулись было в атаку, Маруиль благодаря своему сосредоточению и хладнокровию даже не шелохнулась, лишь, подняв арбалет, выстрелила одной из тварей под лапы, чтобы отпугнуть от каравана. Впрочем, этого не потребовалось, потому что существа сами остановились, замешкались в неуверенности, услышав, что вой вдалеке внезапно оборвалась. Сама олешка тоже впала в ступор на секунду и навострила уши, вслушиваясь в какой-то степени траурную тишину. Почему-то стало грустно и в то же время спокойно. Тянуло повернуть голову, глянуть в сторону циклона, но, удержавшись от порыва, Мара не отрывала взгляда от древесных. Может, сейчас сработает? Как-то было немного жаль убивать древесных щеночков.
— Тииише, древееесные щеночки... — как можно более успокаивающе начала она и опустила арбалет, показывая свои намерения, — Вас не порааанят... —  предприняла олешка попытку успокоить волков.

+1

27

Интуиция не подвела меня, — оскалился варвар, полностью скрывая копыта и часть тела под прочным щитом. На месте любого бы зверя, встретив вооруженного и хорошо защищенного противника, Солер бы калечил копыта, пытаясь обезоружить и лишить добычу возможности убежать, а потом вцепился бы зубами в шею. К счастью, древесным волкам было похоже не до продумывания плана…
Пока медленно тянулось время, продолжалась игра в гляделки, Тенебрис перемещая взгляд с одного существа на другое все больше убеждался в своих догадках. Внешний вид всех волков свидетельствовал о том, что караван не был их целью. И выбежали они на дорогу не потому, что охотились, а просто скоротечно покинули место последней битвы, где им очень хорошо намяли бока: кто-то лишился челюсти, лап, кто-то же вообще с трудом удерживал равновесие. Более того, было абсолютно ясно, что волки не совсем понимали, что им делать и как вести себя в сложившейся патовой ситуации.
Но вот один из дальних волков, отреагировав рычанием, в яркой вспышке магического потока рассыпался на маленькие обугленные частички, заставив остальных перейти к решительным действиям и понестись прямиком на обидчика — главаря каравана.
Солер напрягся пружинкой, вспомнив нанимателя красочной речью, после чего сделал скачковый выпад вперед, поднимая щит чуть выше по направлению к морде одной из тварей. Тут же сбоку просвистел арбалетный болт, — следовательно, Мара тоже перешла к решительным действиям, позволив северянину подобраться еще ближе к ошарашенным волкам. Сократив дистанцию в два счета пробежкой, Тенебрис ударил щитом наотмашь в область покалеченной пасти одной из твари, а потом с силой рубанул топором по лапам. Воспользовавшись траекторией движения, Солер пируэтом отскочил назад, выставляя впереди щит, и применил магию воздушного потока, чтобы отбросить второго волка назад, если бы тот решился броситься в контратаку.   
Можно и еще раз магией долбануть тогда уж по ним!
И только, когда собственный голос затих, единорог понял, что волки-то  замешкались не столько от арбалетного выстрела, сколько из-за отсутствия воя, который до сего момента доносился со стороны, куда убежал Шэд. Победа или же...?

Отредактировано Solaire Tenebris (10-11-2018 16:42:28)

+1

28

[NIC]Шэд[/NIC][STA]Рунный графоман[/STA][AVA]http://forumavatars.ru/img/avatars/0014/8f/ec/92-1530441158.png[/AVA][SGN]С уважением, розовенький поник.[/SGN]

Ущелье группы Ракху

(рядом с Ракху должна быть Терра Мейс, но я её забыл показать на карте)
https://i.imgur.com/bK8k5kT.png

Вслушиваться в какие-то шумные обвинения и в вопросы, касаемо того, что несет шаман, да еще и на пухнущую после амфала голову совершенно не хотелось, а хотелось вновь затянуться приятной северной травкой. И нет, у шамана были проблемы не с "обезболивающим", а с болью. Хотя, кто знает... Ведь Шед был малость обдолбан, чтобы понять. Так или иначе, решив что остроумные комментарии и советы по жизни могут подождать, розовый понник направился к своему голему за трубкой, чтобы только обнаружить, что Маруся стала героем легенды о короле Камеллота, а точнее камнем (или в данном случае тумбочкой) с вонзенным в неё мечом. Когда же шаман попытался вытащить этот самый меч, розовый еще сильнее убедился, что Маруся хочет почувствовать себя героем той самой легенды, ибо меч похоже застрял там намертво. Впрочем, Шэд тоже был далеко не когтем деланный, а потому приложил все возможные и не возможные, адекватные и не очень способы доказать, что он достоин стать королем выдуманной страны с верблюдом в названии, однако же "Экскалибур" Хенсапосчитал, что шаман все же не достоин такой чести.
Пока розовый вытворял немыслимые вещи с големом, отчего пегас, который недавно материл его, потерял дар речи, дав тем самым единорожке как следует осмотреть и обработать его раны, алмазный пес, окончательно убедившись, что все семь волков и вожак не планируют оживать, подошел к земной пони, о которой по всей видимости все забыли. Хотя надо сказать, что забыли не только о ней, Валес и Терра Мейс, что простояли весь завершающий этап битвы с вожаком у самой границы снежного купола, сейчас как будто бы по закону притягивания незначительных пони друг к другу, а может и потому что стояли ближе всего к лежащей земной пони, также как и Ракху подошли к ней. Хорошей новостью было то, что пони, лежащая на земле дышала, и это было заметно даже если особо не приглядываться, да и вообще по внешним признакам становилось очевидно, что Лакки была без сознания. Плохой же новостью было то, что не такие уж и серьезные раны, что ей успели нанести волки, в отсутствие ухода стали весьма серьезной травмой. По всей видимости укусы, а может и даже и удары волчьих когтей задели вену кобылки, отчего за то недолгое время, что шла битва, под земной пони уже успела образоваться весьма ощутимая лужа крови. Лаки требовалась срочная перевязка и что-то, что могло бы остановить кровотечение. Радовало то, что рана была не особо глубокой, а значит вполне сможет рано или поздно затянуться сама, если остановить кровь.
– Эй, рыжий! – крикнул Шэд Хенсу, – Ты это, как пырнул, так и выпыривай свою тыкалку! У меня Маруся голем порядочный, а в неё тут всякие незнакомцы свои клинки тыкают. Да еще и так, что и не вытащишь! Жениться заставлю!
Хенс, да и Гретта вытаращили глаза на розового, не понимая до конца, это он так шутит или, действительно хочет поженить своего голема и пегаса за то что последний проткнул её мечом.
– Эээээ... а ты ничего не... ты вообще нормальный? – единственное что смог ответить пегас на требования розового. Тот в свою очередь, пропустив такую реакцию мимо ушей, еще раз попробовав вытащить меч и провалившись в этой затее плюнул и, вздохнув, попытался открыть тайные отделения куклы. И слабая толика грусти проступила на лице шамана, ибо часть механизмов-ловушек пришла в негодность, а значит придется воспользоваться услугами этого хилого кузнеца намного раньше. Также, когда Шэд заглянул в тайные карманы куклы, он обнаружил, что меч Хенса проткнул флягу с водой, а также две из великого множества склянки с амфалом, также на еще одной появилась трещинка.
– Эй, слушай! С тебя еще деньги надо взять! ты мне не только голема попортил во всех смыслах, так еще и склянки мои побил! Ты мне должен будешь!
– Чего, лягать? – воскликнул Хенс, употребив более нецензурную версию последнего слова.
– Ну начинаааается! "Щаман твоя не понимает. Какие деньги? Я тебе ничего не должен." Ладно, Сарах с тобой! Заберу меч, только вытащи ты его уже! А то если я Солера позову, то тебе это не понравится. У него терпения куда меньше моего.
Морда Хенса выражала строчку известного поэта: "Кипит наш разум возмущенный" и при том скорее всего помимо этого у пегаса наверняка закрадывалась мысль этим самым мечом как следует огреть розового, но пегас пока что сдерживался в своих порывах и все же направился к Марусе вытаскивать свое орудие. Шэд же, удовлетворенный покорностью пегаса пошел обыскивать труппы волков.
– Эм... тут кобылка кровью истекает, ей бы не помешала помощь... – робко подал голос Валес.
– Что? – в ужасе в один голос воскликнули Хенс и Гретта, переглянувшись между собой.
– Ох, всеблагая! Где тут ближайшее поселение? Потребуется куда более опытный врач, чем я! – затараторила Гретта обращаясь ко всем сразу.
– Эм, ну... Крепость розовые шипы... – неуверенно ответил Валес, из-за того, как запаниковала кобылка
– Розовые шипы?! До них же полтора дня пути, а с раненой, так и вовсе два! – с еще большей паникой воскликнула Гретта и посмотрела безумными глазами на Валеса
– А ближе? – стараясь сохранять спокойствие уточнил Хенс.
– Полтора-два дня? Вы шутите?  Мы всего пару часов, как вышли оттуда! – встрял Шэд, и Валес кивком головы подтвердил, что несмотря на все предыдущие речи шамана, в этот раз розовый совершенно точно прямолинеен. – Но, действительно, зачем слушать Шамана, да?
– П-пару часов? – все еще не веря словам розового проговорила единорожка, начав оглядываться по сторонам.
Ракху, который не знал где именно находится эта крепость, но в то же время прекрасно понимавший, что если он о ней не слышал, то она явно не может находиться в паре часов от этого места также маг осмотреться по сторонам. И первое что бросилось двум охранникам и псу в глаза было то, что снежный барьер, укрывавший до этого деревья на границе опушки на самом деле укрывал еще и череду холмов, образовывающих подобие подковы. Для каждого из этой троицы было очевидно, что когда на них напали волки, да и даже когда сам вожак вышел откуда-то из леса никаких холмов не было. Ракху же, который знал лес как свои пальцы на лапе, также однозначно мог сказать, что это не его края. Следующее что ударило ощущением по троице путников было то, что даже после того как снежная буря спала, теплее вокруг как-то не становилось, будто бы в округе резко изменился климат на более холодный. Ну, и, наконец, третье, что Ракху и остальные могли заметить, так это то, что кусты из которых появился вожак стали гуще, а та тварь, похожая на барана просто исчезла, будто бы её и не было на поляне, ставшей теперь ущельем.
Внезапно раздался звук упавшего на землю тела и тихие проклятья розового. Повернув голову в сторону этих звуков, все присутствующие могли заметить весьма смешную картину того, как розовый шаман под тушей волка пытается подняться вместе с ней но бессильно падает и затем спустя несколько секунд пытается вновь. Причем, судя по всему первоначально Шэду удалось закинуть на себя тушу, но вот сделать с ней пару шагов розовый уже не смог и сейчас она стала для него словно панцирь для улитки, который собственно и позволял шаману пока что перемещаться только ползком и то с большими усилиями.
– Тааак.... Фух... Все же придется звать Солера.... Фух... Ээээ.... Кузнец.... как тебя там....  – тяжело дыша Шаман обратился к Валесу. – Сгоняй по-брацки к каравану, скажи что мне нужна помощь... Фух... Только прошу не уточняй, с чем именно... Фух... Пусть будет сюрприз для брата-варяга... Фух.... ну и тяжелые же эти волки! Добротная выделка будет!
– Заодно и про раненную скажу! – бойко произнес пегас и, раскрыв крылья, рванул из ущелья к каравану.
Едва пегас улетел, Ракху мог почувствовать, что о его ногу трется что-то пушистое. Взглянув на источник этого возмущения, пес мог увидеть двух среднего размера зверей, отдаленно напоминающих кроликов, первый из которых был рыже-фиолетовый с синими глазами, а второй сине-фиолетовый с красными, при всем при этом от них исходила знакомая псу аура монстров, что вышли на поляну с приходом розового шамана. Да и по цвету они чем-то были похожи на этих квазитов, но вот облик был совершенно другим.

+3

29

Попинав всех волков и убедившись в том, что они, словно те странные неукладываемые жеребячьи игрушки, не собираются вскочить и куда-нибудь побежать, Ракху наконец подошел к пони – и сразу же понял, что идти следовало гораздо, гораздо быстрее. А лучше – бежать и тащить за собой единорожку, потому что из таких маленьких пони, если они собираются жить долго, не вытекают такие большие лужи крови. К счастью, конкретно эта пони ещё дышала, и это даже можно было заметить, не используя зеркало – так что, вероятно, все было не так уж и ужасно.
Присев рядом с кобылкой, пёс довольно быстро убедился в том, что вся кровь под ней вытекла из-за повреждения вены над копытом. Ещё бы знать, что с этим теперь делать… В голове пса вертелись какие-то испуганные ошметки рассказов шамана и стариков, большую часть которых занимал короткий указ «Бегом в деревню за старшими». В какую деревню бежатьи кого взрослый пёс должен считать старшим память не подсказывала.
Пегас, видимо, пришедший вместе с розовым-и-мохнатым, также заметил не самое лучшее состояние лежащей пони, и решил проинформировать об этом остальных:
– Эм... тут кобылка кровью истекает, ей бы не помешала помощь...
– Что? - буквально в один голос воскликнули единорожка и улетевший от взрыва пегас. Ах да, они же, судя по поведению, должны были защищать эту пони…
– Ох, всеблагая! Где тут ближайшее поселение? Потребуется куда более опытный врач, чем я! - единорожка явно запаниковала, вскочив на ноги, она нервно поворачивалась туда-обратно, видимо, надеясь обнаружить лекаря.
Ракху вновь сосредоточился на ране пони, пытаясь вспомнить, что в таких случаях делали пресловутые старшие. По-хорошему, все раны чистят и перевязывают… Чистить эту рану уже особо не надо, наверное – кровь все вымыла. Кстати насчет крови – приглядевшись, пёс заметил, что почти вся она течет из одной точки. Кажется, это вена? В памяти, наконец, всплыло что-то подходящее случаю, а именно «туго забинтовать» и «через пару часов снять повязку, чтобы лапа не отвалилась». Судорожный обыск подсумков на предмет какой-нибудь тряпки обнаружил целое ничего – не считать же перевязочным материалом огниво и флягу с водой! Идея отправиться налегке внезапно начала казаться не такой уж хорошей – но сейчас с этим уже ничего не поделать. Перевязывать рану жилетом не слишком-то хотелось, конечно, но не оставлять кобылку истекать кровью? Так что, крепко сжав одной лапой ногу кобылки над раной и приостановив тем самым кровь, Ракху старательно полил рану водой – благо, её хватило. Следующим пунктом стояла перевязка – та ещё задачка, если ты ни разу этим не занимался и из тряпок имеешь только жилетку! Впрочем, через пару минут мучений и прибинтовываний к чужой лапе своих пальцев, кусочков подсумок, листьев, веточек и прочего лесного хлама, Ракху умудрился довольно крепко пережать рану – по крайней мере, кровь больше не текла. Передняя конечность пони, правда, теперь была замотана так, что толщиной сравнялась с тремя здоровыми – ну да ладно.
Довольно взглянув на результат своих трудов, Ракху внезапно подумал, что большая часть проблем решалась несколько проще – можно было тупо попросить единорожку почистить рану, уж это-то она явно умела делать, и её же попросить замотать ногу телекинезом. И резать жилет на бинты до перевязки, а не во время. А если бы ещё подложить под перевязь что-нибудь жесткое, то мотать пришлось бы в меньшее количество слоев…
- Арргх. Это было глупо, - звучно хлопнул себя по лбу пёс, и указал на пони. - Я перевязал её, через часа два надо будет снять повязку, чтобы нога не отмерла… а мы где?
Обратив, наконец, внимание на происходящее вокруг, Ракху следом за остальными принялся оглядываться. Результаты… настораживали.
Ладно, как объяснить появление странноватой гряды холмов, пёс представлял, в конце концов, он не то чтобы активно осматривался, когда вбегал на полянку.
Почему так резко похолодало объяснить было сложнее – но, в конце концов, можно было попробовать сказать, что это последствия магии того неумирающего волка.
Но вот куда делся прибитый ещё в самом начале псом кровавый козел – вот это был хороший вопрос! А ещё, если подумать, розовый-и-лохматый и его спутники говорили о какой-то крепости, которая, мол, в нескольких часах пути – и Ракху ни разу такое название не слышал! Конечно, это был уже не его лес, но все же он был достаточно близко к родным местам, чтобы хотя бы на слуху иметь названия всех крупных и важных точек. Целая крепость к крупным и важным относилась.
Впрочем, через пару мгновений Ракху вновь отвлекся от созерцаний вида и попыток выяснить, куда и как их с копытными занесло. Два «кролика» не совсем нормальных для кроликов расцветок и размеров сами по себе достаточно сильно привлекают внимания. Два «кролика» с аурами существ, пришедших на поляну после его просьбы о помощи… ну, Ракху был не так чтобы слишком далек от реакции «тыкать пальцем и вопить». От несдержанной грубости удерживало только несколько странное ощущение «нитей», ведущих к этим существам. И если подумать, это были точно такие же нити, какие Ракху ощущал, когда подчинял себе какое-то создания Вечнодикого.
- Так. Ага. Это вы, типа… теперь верны мне? – Существа молчали, но теперь, когда пёс сформулировал мысли вслух, сомнения в них больше не было. - Ого.
Сейчас, сосредоточившись, Ракху мог примерно понять, что это за существа – ну, по крайней мере, описать их чуть лучше, чем «странных кроликов» или «странных волков».
Во-первых, это, все-таки, были все-таки звери – правда, с явным преобладанием магии над «мясом». Магия при этом, как и положено магии созданий Вечнодикого Леса, была потрясающей смесью из природной, светлой и темной, что, возможно, давало некоторый иммунитет к магическому воздействию. Во-вторых, эти «кролики» были теми же самыми существами, что атаковали белого волка, а значит, могли менять облик. В-третьих, на них можно было «разглядеть» слабую метку Сараха. Отсюда росла довольно отчетливое подозрение (почти уверенность) пса в том, что часть верности этих созданий обеспечивала его неловкая попытка примириться с тем белым волком.
- Офигеть, - себе под нос пробормотал пёс, присев на корточки и почесывая существ. - Надо бы как-то вас называть… А знаете, вы похожи на мой клан. Ну, не так чтобы очень… Ну, шипастые? Шипастые. Похожи на собако-волков? Похожи! По крайней мере в одной форме. Хм. Буду называть вас дикими братьями… Тц, нет, я плох в названиях. Мм… Э[к]хпире? Да, пойдет. Кхм, - кашлянул пёс, привлекая внимание. - В общем, это – экпире. Они хорошие. Они мне подчинены. Не обижайте их, пожалуйста, я не уверен, кто в таком случае будет жевать вашу шею…

+2

30

тропа каравана

https://i.imgur.com/8ysUIyX.jpg

[STA]Успешный торговец[/STA][NIC]Феддан[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/vUy3R.png[/AVA][SGN]Есть ли более безопасное место, чем лагерь наш?[/SGN]То что произошло в следующие секунды после выстрела Феддана едва ли можно было осознать ввиду того, как быстро стали развиваться события. Вот волки бегут мимо полукровки и льехо, а едва кончается вой где-то позади охранниов, будто бы пробуждаясь от транса, слегка притормаживают и в тот же момент один из них получает весьма сильный удар щитом в корпус, а второму по ноге по касательной бьет арбалетная стрела полукровки. Волки еще более растеряны, чем прежде, но инстинкты подсказывают им, что то что их атакует явно не настроено дружелюбно. Однако сразу же звучит мелодичный и отего-то неизмеримо успокаивающе действующий на древесных голос розовой, и оба волка встают как вкопанные. Последовавший затем удар топора Солера не может вывести их из этого состояния, хотя казалось бы, когда оба древесных волка потеряли уже буквально каждый по конечности и обладали ныне весьма ощутимым сквозняком промеж груди, уж стоило бы если не продолжать атаку, то хотя бы отступить. Но нет, волки остановились, а спустя какое-то время сели, как по команде "Сидеть", смотря на Марусю.
– Какого сена! – прохрипел Феддан, осторожно подходя к охранникам и вставая между ними чуть поодаль. – Они что... просто остановились?
Волки, действительно, были недвижимы и никто не мог понять, что произошло. Ну, за исключением розовой полукровки, которая могла понять, что волки почему-то подчинились ей, став тихими. Наряду с этим пониманием пришло и чувство привязанности к ним, а потому, когда Феддан произнес: "Эм... Может их добить, пока не очухались?" Маруиль захотелось этому посмешать и защитить бедных зверей, от которых исходила аура отдаленно напоминающая ауру Мурзика.
Спустя какое-то время, когда ситуация с волками вроде бы относительно разрешилась и те пони, что замыкали колонну каравана вышли на поляну, оставаясь правда еще немного поодаль, Феддан и некоторые из особо любопытных и бесстрашных торговцев решили осмотреть чудных древесных волков повнимательнее, причем осмотреть всех троих, включая развалившегося третьего, который ныне представлял из себя скорее голову на груде щепок, однако же как и его собратья не проявлял агрессии. Северянин и полукровка, также могли бы осмотреть волков, если считали бы нужным, однако наверняка в первую очередь им стоило не ослаблять своей бдительности в случае, если эти твари все же оживут.
Караван, увлеченный древесными волками не сразу заметил, как к ним с юго-востока, минуя верхушки деревьев вернулся знакомый заместитель кузнеца каравана и просто пегас, побаивающийся Маруси, Валес. Приземлившись, не снижая скорость, немного пропахав копытцами лесной почвы, пегас сложил крылья и уже хотел начать что-то протараторить, однако встретился взглядом с древесными тварями и, вскрикнув, вновь взмыл в воздух. Уже там он заметил, что никого присутствие этих существ особо не смущает, осторожно приземлился и, немного запыхаясь, произнес:
– Воу... И у вас тут волки! Так... Там розовый... и еще кобылка... ранена... Этот, как его там... В общем шаман просил помощи... И земной тоже нужна помощь... лекаря.

+1


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности Эрикхорна » Западный Королевский Тракт