Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности мелких городов » Окрестности крепости "Розовые шипы"


Окрестности крепости "Розовые шипы"

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

https://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/0a/03/77/04/photo0jpg.jpg
    Всё то, что не вошло во внутренний двор крепости, но всё ещё внутри крепостной стены. Здесь выгребная яма, стоянка для телег, и прочие точки, которые тоже надо бы защитить, но во внутренний двор ставить не хотелось.
    Среди прочего именно здесь расположилось местное кладбище. Довольно обширное, но не на всех могилках есть имена. И, если судить по холмикам под святыми знаками, не во всех могилках есть тела.
    Также сюда вынесены огороды, на которых росли те съедобные вещи, что могли расти в климате предгорий. И голубятня, с помощью которой держится связь с центральной Эквестрией. Сейчас всё больше общение происходит магическими вестниками, но для писем семьям солдат, да и в общем на всякий случай, голубятня ещё содержится.

0

2

>>>>> Крепость "Розовые шипы"

Созревшие впечатления при виде возникшей в дверном проходе гостьи трактира были неоднозначными. Первым делом Солер проверил трезвость разума, хотя отчетливо помнил, что и капли алкоголя его язык за столом не касался. Инстинктивно оценивающе он окинул взглядом грациозную розовую фигурку, отметив про себя ее излишнюю худобу, маловероятную способность сражаться и при этом определенную долю привлекательности для кобылки столь необычной наружности.
Долго ломать голову над причинами появления олененка не пришлось. Она прекрасно, так как умеет только один розовый пони, выразила всю суть, сдвинувшись с места так неестественно, что у Солера приподнялась одна бровь. После чего, пробурчав что-то малопонятное, забралась на стол, опрокинув все закуски и выпивку, и громко протяженно и расслабленно выдала то, что вызвало у охотника улыбку и желание выпить. И жажду выбить горе-папаше пару зубов вне зависимости от правдивости его оправданий или упреков дочери. С последним северянин пообещал самому себе потерпеть до лучшего момента или окончания всех вызванных в сию же секунду проблем, а вот выпить собирался в самое ближайшее время и в самом ближайшем трактире, где цены будут более приземленными, чем в нынешней забегаловке.
Оленей Тенебрис встречал давно —  с десяток лет назад —  и за это время совсем позабыл, сколь красива и миролюбива эта раса по одной только своей природе. Этой же красотой не была обделена и дочурка шамана, хотя и имеющая заметно более грубые черты мордочки, доставшиеся по наследству. Сейчас, когда она оказалась в непосредственной близости прямиком на столе, родственное сходство было особенно заметно.     
—  Да, пожалуй, я все еще его друг, —  заглядывая в глаза шамана, процедил сквозь зубы Солер. — Спасибо тебе, дитя, рад, что шрамы до сих пор ценят культуры разных народов.
Долго тратить время на прощания с Фламом и Ранзом Солер не стал и, пожалуй, даже не хотел. Проводя презрительным взглядом однозначно растерявшегося товарища и одобрительно кивнув его дочурке, охотник пожелал нариту успехов на его пути, а к эквестрийцу нагнулся и прошептал:
—  Я еще слабо представляю, какие опасности могут поджидать на вашей земле, но мой тебе совет —  стань сильнее духом. И не теряй бдительности рядом с теми, о ком практически ничего не знаешь.
Окрестности крепости совершенно не были по душе привыкшему к иному виду безопасности северянину. Даже проведя внутри стен крепости несколько дней он не переставал считать ее планировку общей братской могилой с высокими каменными стенами. 
Думаю, нам есть, что обсудить, шаман, —  сбавил Тенебрис прямо перед носом розового пони. — И тебе точно есть, что мне пояснить касательно этой девчонки. Боги нам свидетели, если ты лжешь и все-таки бросил семью на милость судьбы или не пытался их найти, то я засуну тебя в твою же куклу и подожгу на радость Сару. Лучше всего для тебя же, если затею с травкой ты использовал в качестве причины отправиться со мной искать свою семью, ибо я не верю, что настоящий льехо — а ты им безусловно являешься —  мог забыть о собственных близких.

Отредактировано Solaire Tenebris (09-01-2018 20:30:52)

+3

3

<--- Крепость "Розовые шипы"
    Услышав слова собрата, Шэд и сам притормозил, сначала, чтобы дослушать, а потом — от удивления. Да уж, Солер явно не полностью ещё отошёл от медицинских наркоштук. На морде шамана отобразилась смесь удивления и разочарования.
    — Хрен тебе, Солер, в задницу, чтобы голова с лицом красивым крепче держалась. Ты думай своей башкой пропитой, что и кому говоришь. Сколько лет меня знаешь, а всё туда же. Знай я, что они вот тут, что добраться тут пара дней, да мы б с тобой и не познакомились бы даже. Я когда записку эту ляганую получил, думал, всё, абзац, идти топиться. "Шэд, у тебя родилась дочь. Назвали Маруиль. Меня не ищи. Лаира." Всё! Нихрена больше! В конце концов я подумал, что это чья-то дерьмовая шутка!
    Тяжело выдохнув, шаман поплёлся дальше в направлении, в котором их вела Маруся. В смысле не та Маруся... Чёрт.
    — Я тогда недели три ходил не розовый, а зелёный. Искал следы, платил морякам, в конце концов сунулся даже к гадателям — и нифига. Лаира, видать, умеет прятаться. Северная торговка, моталась повсюду, она могла быть везде, хоть на другом материке. Без зацепок её было не найти, а никаких следов найти я не смог. И оставил эту затею, убедив себя, что всё это уродский розыгрыш. Не без помощи вот этой вот трубки себя убедив.
    Шэд перекатил трубку из одного уголка рта в другой и выпустил ноздрями струйки красноватого дыма. Как-то не в жилые кварталы они направлялись. Мало кто живёт за территорией крепости. Только некоторые фермеры да ведьмы. Сам шаман мог тут поселиться — чтобы не нервировать горожан Марусей... В смысле не той Марусей.
    — Э-э-э... Маруся... В смысле, не та Ма... Ох демоны, назвать куклу именем из записки больше не кажется мне хорошей идеей. Всё равно это ни разу не уменьшило размер ежа в моих кишках. В общем, э-э-э... Дочка... Мы куда идём-то? Вы не в крепости осели?... Здесь маловато простых домов.

+2

4

Услышав слова обвиняющие слова, Маруся, так же, как и шаман с варваром, остановилась, но на небольшом расстоянии, тем самым все еще сохраняя дистанцию. Ей хотелось вмешаться, встать на защиту отца, ведь все-таки ей, как якобы «жертве», судить, а не воителю. И, в общем-то, она Шэда ни в чем не винила. Было очевидно: он не лжет и вполне искренен. Впрочем, Маруиль испытывала какой-то детский страх, что попадется под горячее копыто, если встрянет в ссору двух старших пони. Поэтому лишь продолжала топтаться на месте неподалеку, опустив голову и краснея от услышанных ругательств розового.
Когда шаман поплелся, олешка торопливо развернулась, начав снова вести... в сторону кладбища. Маленьких, редких домишек становилось все меньше и меньше, а невдалеке уже вырисовывались силуэты надгробных камней. Сама же полукровка, прислушиваясь к истории отца, становилась все более подавленной. Как жестоко. Почему мама поступила так жестоко, пудрила ей мозги чуть ли не всю жизнь? Она ведь не могла...
После непродолжительной прогулки по кладбищу Маруся в конце-концов остановилась возле могильного камня. Выглядела могила очень ухоженно, чисто. Вокруг было прибрано, а рядом лежали небольшие свежие букеты неких полевых цветов. Кто-то регулярно ухаживал за этим место и, очевидно, этим «кто-то» была сама олешка.
- Мыыы пришлиии. - необычно спокойно протянула она, принявшись поправлять цветы, - Эээто... случииилось гоод назааад. Заболееела. Серьееезно. - замолкнув, Мара начала осматриваться и водить ушами, словно выискивая кого-то, - Мааамааа?
Тихо. Тихо и пусто. Только рядом появились посмотреть причину прихода такого количества живых несколько любопытствующих духа. Маруиль опустила голову, затихнув. Не пришла. Она надеялась, что с приходом отца мать, может быть, появится, но, видимо, трусливая Лаириэль не захотела нести ответственность даже после смерти. 
С невозмутимой мордой оленнок повернулась крупом к надгробию и со всей оленьей дури лягнула его, вложив весь гнев и обиду на мать. Впрочем, удар копыт болезненной олешки не вышел таким сильным, как хотелось бы. Лишь небольшая паутина трещины прошлась по поверхности камня. А затем... она просто наступила копытом на букеты принесенных цветов, растаптывая их.

0

5

Тенебрис слушал молча, не решаясь задавать болезненные для шамана уточнения. Чуть опустив морду, нахмурившись так, будто бы скушал нечто очень кислое или отвратительное, Солер обругал себя, весь мир, шамана и его личную жизнь так смачно, что любой кузнец или сапожник позавидовал обилию красочных ругательств. Продолжать развитие темы северянину не хотелось, как и не сильно хотелось копаться в своеобразном грязном белье личной жизни единственной по близости лохматой морды. Ну, точнее, практически единственной.
Душевная тяжесть шамана наковальней повисла в воздухе, чем нагнетала и без того напряженную атмосферу постепенно пропадающих из виду жилых домов, как и большинства пригодных для ночлега строений.  Миновав поворот за поворотом, скромные улочки и еще пару хилых домиков, дочь Шэда вывела северян к границам кладбища. Неприятное ощущение в душе быстро перерастало в ком плохого предчувствия, когда Мара вместо того, чтобы свернуть и обойти захоронения, двинулась в сторону центра, остановившись около ухоженной могилки с цветами.
Зараза...
Мне очень жаль, — сглотнув противный ком, положив копыто на плечо шамана, тихо проговорил охотник. Жуткая мысль, что мать он может обнаружить в таком же состоянии, не оставила его безразличным.
Прости,  что наговорил тебе такого...Вот же...
Мара вела себя все страннее: от подозрительного спокойствия не осталось и следа, когда она принялась топтать и колотить могилку. Вмешиваться Солер не стал, предоставив все дальнейшие действия на волю товарища, а сам молча начал искать цветы, дабы почтить память незнакомой души и оставить всю семью наедине.

Отредактировано Solaire Tenebris (24-01-2018 14:40:52)

+1

6


    Ну да. Конечно.
    Когда троица пересекла границу кладбищенской территории и отрицать очевидное стало уже глупо, Шэд заткнулся. Даже на бурчание Солера внимания он не обратил. Ну что ж, в принципе, это было достаточно ожидаемо. Шаман затянулся амфалом так, словно дурманящий дым это последний глоток воздуха в жизни.
    — Всё-таки не успел...
    Шэд плюхнулся на круп возле могилы. Кажется, на сегодня уже хватит. Пожалуйста. Не надо больше. Внезапные находки и не менее внезапные окончательные потери, дурацкие вояки в крепости, дурацкие обвинения Солера, всё, достаточно! Хватит!
    Всё поменялось слишком резко. Час назад он был свободен как ветер, брёл по чужой стране с собратом-варваром, не оглядываясь ни на что. Он мог бить морды тем, кому надо было бить морды, спасать тех, кто заслуживал спасения, пить то, что горит и есть, что дают. А теперь всё встало с копыт на голову.
    Из прострации шамана вывела ярость дочери. Маруся-старшая начала крушить могильный камень и топтать цветы. Не то поведение, которое обычно приветствуется на кладбище. Шэд подскочил и копытом свёл между собой два передних копытца дочери, по сути, стреножив её. Если бы при этом он её не поддерживал, олешка вполне могла бы упасть.
    Он не пытался её удержать, при желании Маруся вполне могла продолжить свой дестрой, но внимание привлечь таким образом было проще всего.
    — Маруся... Хватит, — голос шамана был твёрд, как обычно после выкуренной трубки. Трава вносила в сознание ясность, сейчас так необходимую. — Не надо ломать это место. Оно ни при чём. Оно для живых.
    Шэд отпустил дочь, но не стал отходить, всего лишь повернулся к теперь треснутому надгробию. Да уж, дочь льехо и северной оленихи явно унаследовала нрав от обоих суровых народов. А с виду и не скажешь, что способна ударом камень крошить.
    — Жаль, конечно, что не встретились снова. Я столько мог бы рассказать. Столько выслушать. Наверняка пару раз поругаться да помириться, — шаман тяжело вздохнул, подбирая слова. Не в его манере разговаривать с мертвецами, но сейчас он чувствовал, что вот именно этому мертвецу что-то сказать было нужно. — Ну что, Лаира, я нашёл тебя. И Мару. Не знаю уж, почему ты решила скрыться, но, наверное, так было надо. Я опоздал, чтобы перехватить твоё знамя... Но теперь Маруся не будет одна. Она уже взрослая, чтобы я говорил что-то вроде "я о ней позабочусь", конечно, но... Наверное, я расскажу ей всё, что не успел рассказать тебе.
    Выражение морды шамана было скорее задумчивым, чем грустным. Он смотрел куда-то в пустоту, чуть правее надгробия, смотрел, но ничего не видел.
    — Знаешь, Маруся... — Шэд покусился на куклу, каждый раз реагирующую на своё имя и, кажется, начинающую раздражаться из-за непонимания. — Я не знаю... Да я нифига, в общем-то, сейчас не знаю. Ни куда идём мы, ни какие планы у тебя. Но мне очень не хочется терять тебя, только-только найдя. Я могу остаться здесь, да простит меня Солер. Я могу позвать тебя с собой. Понимаю, что примерным отцом я уже не стану, но чем Хейру не шутит, может, мы с тобой станем хорошими друзьями?
    Шаман одобрительно посмотрел на Солера, собравшего цветов. Мертвым, конечно, ромашки ни к чему, но некоторые символы помогают живым.
    — Спасибо, брат-варяг. Всё внезапно стало так сложно, да? — Шэд всё так же задумчиво усмехнулся. — Искали одно, нашли совсем другое. Впрочем, не то, чтобы я жаловался, но теперь, похоже, твоя очередь. Куда там указывала твоя зацепка?

+1

7

На какое-то время окружающий мир для олешки, всецело отдавшейся неестественной для её натуры ярости, пропал: не было ни отца, печально смотревшего на могильный камень, ни варвара, пыл которого несколько быстро поутих, ни духов, робко наблюдающих за представлением. Впрочем, в один момент Маруиль внезапно почувствовала, что передние ноги сами по себе подкосились. Или нет.
Издав тихий, удивленный выдох с глуповатым выражением лица, она встала на все четыре копыта, а потом вовсе уселась на круп. Было видно, буянить дочурка больше не собиралась, то ли успела все выплеснуть, то ли маленький укол адреналина хорошо отрезвил. Лишь сидела, украдкой слушая разговор отца... с пустотой, в общем-то.
- Хватит. - попыталась прервать монолог Шэда розовая, - Это... издевааательство. - не удержавшись, олениха встала и обеспокоенно потопталась на месте, уже не понимая, как еще выплеснуть эмоции. Ведь для Маруси, привыкшей, что духи к ней постоянно тянутся, это действительно было издевательством, - Она не здееесь. Ушлааа и не возвращааается. Все прихооодят сюдааа. Иногда. А она - неет. Не хочееет со мной говорииить!
Полукровка тяжело выдохнула, видимо, окончательно успокоившись, и внезапно обняла отца.
- Я хочууу уйтиии с тобооой. - протянула она на ухо розовому, сдерживая слезы, - Тяжелооо здесь оставаааться... Все равноо она не придеет.
Сейчас и вправду можно было заметить, что на спину олешки надета небольшая седельная сумка со всяким барахлом, а сбоку висит такой же небольшой арбалет.
Сверкнув двумя рогами, Мара телекинезом забрала цветы у варвара и принялась с сосредоточенно-мрачной мордой укладывать на могилу как-то по-своему, попутно стряхивая растоптанные цветы с каменной крошкой. От этого действия её только отвлекли слова шамана, что-то упомянувшего про мать Солера.
- Вы ищитеее кого-тооо? А куда пропааал? - вопросила Маруиль и посмотрела на северянина, наклонив голову набок. Только вот внимание её после заданного вопроса быстро переключилось на куклу, - Хватит сидееть там. Это нездоровооо.

+1

8

Найти хотя бы пару цветков приличного вида оказалось не так уж просто. Затянувшийся процесс  завел Солера не за одну могилку, отдалив от Шэда и Маруси на приличное расстояние, хотя и все еще в зоне видимости — маленькие могилки и скромные надгробные символы были не в состоянии спрятать кого-либо от чужого взора. Он не мог слышать их разговор, но по задумчивым и печальным мордашкам понял, что удалился в подходящий момент.
На территории кладбища по-прежнему не было более ни души. Одинокая поляна, что была усеяна захоронениями, традиционно не вызывала у варвара никаких эмоций. Он, вдоволь находившись по подобным местам на родине, когда принимал заказы прогнать каких-нибудь поселившихся на святом месте бродяг или мнимых чудовищ, полностью адаптировался к тяжелому фону мест многочисленных погребений.
Он вернулся с небольшим букетиком потрепанных цветочков, которым тут же нашла применение Мара. Тенебрис еле заметно приподнял краешек губ и сделал пару шагов к могиле.
Боги, надеюсь, что вы приняли эту кобылку в свой чертог. И она обрела там заслуженный покой, наслаждаясь великолепным садом или пышным столом, за которым сидит рядом с родными или друзьями. Не волнуйся, за дочерью твоей мы присмотрим и не дадим ее в обиду.
Не за что меня благодарить, шаман. Я рад, что спустя столько времени ты нашел дочь. Одно это уже, пожалуй, означает, что наш поход не является бессмысленным, — северянин кивнул головой и задумался. Рог его засветился. Магией нащупав в кармане свернутый в три раза клочок бумаги, он вытащил его и развернул. Содержимое было исполнено аккуратным, каллиграфическим почерком и представляло лишь краткую информацию сомнительного качества.
Все верно, Мара. Я ищу кое-кого, — отвлекся от текста Солер. — Я ищу…пони, которую видел очень давно. Так давно, что забыл ее внешность. Но надеюсь, что узнаю при первой же встречи, если такая будет. И задам пару вопросов. И должна быть эта пони где-то в центральной части Эквестрии.

+1

9

[NIC]Прохожие[/NIC][STA]Just a face out in the crowd[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/nacXt.jpg[/AVA][SGN]Нужный пони не в том месте... может перевернуть мир[/SGN]Кладбище, где бы оно ни находилось всегда хранит безмолвную атмосферу строжайшего покоя. Старцы говорят, что не стоит тревожить духов умерших, а то они проснутся и пойдут войной на живых. Старцы вообще много чего говорят, и их слова не обязательно должны всегда являться незыблемой истиной. Но, впрочем, что касается тишины на кладбище, то её сохранение было обычной нормой приличия поведения в обществе. Вот только в этот день, кладбищенский сад крепости "Розовые шипы" был явно далек от понятия тишины. И если в одной его части юная розовая полукровка громила надгробия и саму могилу, то неподалеку парочка пони обсуждала что-то на повышенных тонах.
– Да я тебе говорю, погибли все! Такой резни не случалось со времен Великих войн, да и то жертв в пределах одного поселения даже тогда было меньше! Даже темных, и тех в таком количестве не истребляли!
– И что, это прям совсем рядом с Эрикхорном?
– Ты чем, вообще меня слушаешь? День, пол-дня, если быстрой рысью до Эрикхорна. Кошмар! И куда только смотрят наши правители?
– Ну, Стражей же направили туда...
– Ага, и что же они сделают? Ну, оцепили они территорию к югу и северо-западу от деревни, а дальше что? Тут синих плащей звать надо, если не созывать совет инквизиторов, для расследования этой резни.
Следом за столь пламенной речью последовал достаточно громкий и недовольный вздох оппонента, однако же возражать тот не стал, по всей видимости, решив, что продолжать спор с таким упертым единорогом себе дороже. Но первого, такая победа явно совсем не устраивала, и тот продолжил:
– Что, скажешь я не прав? Да в этой бесовщине только они и смогут разобраться!
– Да нет, я не говорю, что ты не прав. Просто слухи могут быть преувеличены. Может там не всю деревню перерезали, а только одну семью. Мало ли, что северяне в бреду дурмана натворят, вспомни хотя бы...
– Погибли все! Ай! Да что с тобой говорить! Не веришь? Можешь проверить! Но я знаю одно: синие плащи или инквизиторы должны об этом узнать! Чтобы в самом центре Эквестрии и случилось такое! Надо срочно послать письмо в дом Илларии! Уж она-то разберется!
Оппонент вновь тяжело вздохнул и махнув копытом отправился куда-то по направлению к таверне, не в силах более выдерживать брюзжания и бредни старого единорога. Впрочем и сам крикливый пони не горел особым желанием продолжать этот спор и ушел в след за своим собеседником. Не ясно только, направлялся он в таверну или же все же в сторону почтовой будки, чтобы написать то самое письмо, о котором грозился своему знакомому. Также сторонний наблюдатель вполне мог бы подумать, что весь этот спор был уж слишком ярым для своей ничтожной темы, словно бы сама суть была не в том, о чем спорили пони, а в том, чтобы делать это как можно громче. Вот только спорящие вряд ли догадывались, что они далеко не одни на кладбище, чтобы для кого-то устраивать представление. Впрочем, то, что произошло в окрестностях Эрикхорна, вдоль Торгового тракта, наверное, действительно, было той еще горячей темой для обсуждения даже в западном сторожевом оплоте крепости "Розовые шипы".

+2

10


    Если бы Шэд представлял себе воссоединение с дочерью, он бы явно представлял его каким-то более весёлым. А сейчас... Кладбище, мрачные разговоры. Вот что ей ответить? Мару, мёртвые не возвращаются? Или выкопать тело и оживить его, чтобы показать, что это пустая оболочка? Никто не говорил, что с детьми так сложно!
    — Ну что ж, если она не приходит, нам здесь тоже делать нечего. — В тоне шамана проскользнула неуверенность, Он не любил играть словами, недоговаривая, а сейчас ему приходилось делать именно это. Потому что выяснять сейчас, что именно Маруиль имела в виду, было не к месту. Да и непонятно. — Если ты со мной, то собирай вещи. Из рассчёта на длительную дорогу, бери то, что нельзя быстро найти в пути или купить у местных. То, что можешь унести сама, плюс частично можно будет загрузить Марусю... В смы... Так, мне определённо нужно придумать, как вас звать по-разному. В общем, голему по барабану, сколько тащить груза, главное, чтобы копыта переставлять могла.
    Означенный голем же с интересом, насколько она вообще могла проявлять интерес, водила мордой в сторону Маруси-старшей. В отсутствие функциональных глаз, она ориентировалась на чувство магии вокруг, и сейчас то, что она чуяла в этой новой морде, казалось ей странным и интересным. Приказа стоять на месте не было, и кукла сделала пару шагов в сторону этой интересности.
    — Она не умеет говорить, — прокомментировал это Шэд. — И вроде как она не сидит, а стоит? Может быть, вас я тоже должен познакомить? Маруся, это Маруся. Вас зовут одинаково, так вышло. Эта Маруся — просто голем. Самоходная деревяшка, в которую я напихал дополнительно арматуры, ножей, рун и всякого такого. Кое-что уже и не помню. Весьма своенравна, не всегда слушается, за что каждый раз я грожусь отправить её в топку и собрать себе куклу заново, но она, кажется, знает, что я этого не сделаю. Ума не приложу, что пошло не так в её рунной программе, но я привык относиться к ней как к спутнице, а не как к табуретке, которой она когда-то была.
    Шэд встал с холодной кладбищенской земли, пару раз топнув задними копытами, чтобы стряхнуть грязь. Самому ему сумка была не нужна — вода, амфал, инструменты и пара зелий, купленных тут же, прекрасно уместились в полостях Маруси-младшей, а небольшая булава-молоток, которой шаман заменил свою обычную киянку после последних событий, висела на его боку. Прав Солер — на чужой земле безоружным ходить не дело. Только рун ещё надо будет нарисовать на молоточке...
    — Солер, тебе есть чего забирать из больниц или из комнат? Давай побыстрее отсюда свалим. Здесь, конечно, неплохо, но всё-таки, это чужое логово. Не хватает свободы большой дороги. Хотя местные нас уважают, слышишь? "Северяне в бреду дурмана"! Прямо про меня! Только это не я. Слышишь, эй, там! Северянин никого не резал, северянин тут сидел!
    Последнее шаман крикнул в сторону оставшегося спорщика. А уж услышал он или не услышал, дело его. Шаман не воин. Это скорее Солеру.

+2

11

Розовая, приподняв чуткие оленьи уши, заинтересованно посмотрела в сторону Солера, вслушиваясь в его слова. Найти кого-то? Ей нравится искать. Искать интересно, особенно что-то для духов. Найти трость тому доброму дедушке на кладбище или отыскать куклу, которую потеряла девчонка, живущая под лестницей. Но все же искать кого-то звучит намного интересней, чем искать что-то.
- Люблююю искааать. - протянула олешка и беспардонно уткнулась носом в развернутую варваром бумажку, - Хорошааая играаа. Жааль, чтооо такооой грууустный пооовод в неё играаать.
Она толком и не успела ничего прочесть на смятом пергаменте, ибо внимание рассеянной Маруиль сразу же переключилось на двух громко спорящих пони. Суть их разговора, в принципе, ничем её не заинтересовала. Не в первой олешке слышать новости про всякие нападения. Вот что действительно приковало её внимание, так это с какой громкостью, показушностью спорили те пони.
- Как невееежливо. Тут спааать пытаааются, а они орууут. - проворчала недовольно она, морща нос и провожая взглядом спорщиков. - Но... но.. навернооое... - расстроенно выдохнула она, услышав слова отца, - Хорошооо, хотяяя я ужее все собрааала.
Маруся с интересом и некой опаской посмотрела на голема и несильно стукнула того по лбу копытом.
- Я обращааалась не к ходяяячей клееетке, а к тому, ктоо сидиит внутри неё! Он спосообен говорить. - она опустила уши, задумавшись, как объяснить яснее, - Внутрии Маруууси сииидит и почемууу-то не ухооодит. Не слууушается, потому чтооо... руууны не подчиииняют? Не разбираааюсь в рунах.
Косясь на куклу, Мара обошла ей несколько раз, пристально рассматривая. Недобро так рассматривая, словно что-то замышляет против второй «Маруси».

+1

12

В центральной части Эквестрии… — Солер, буркнув себе под нос, свернул бумагу и с хмурым выражением гримасы убрал ее обратно в карман, задрав к мрачному небу голову, прекрасно понимая, что даже имея полное представление о масштабах упомянутой центральной части, зная расположение всех деревушек и городов, дорог и тропинок, задача найти одну пони в чужом мире  практически недостижима. И хотя прямо перед его глазами произошла чудесная по своей сущности незапланированная встреча Шэда и Мары, все нутро северянина кричало о невозможности такого повторного везения и необходимости предпринять какие-либо действия по достижению своей цели.
В конце концов, оставаться на кладбище как-то не хотелось, а возвращаться в родные края слишком уже поздно.
Согласен, Мара. Поиски это хорошая игра. Особенно, когда знаешь правила и имеешь определенный опыт. Думаю, начать нам стоит…
Голоса незнакомцев увлеченный своими мыслями и разговором Тенебрис услышал не сразу. Сначала до его ушей доходили лишь обрывки фраз, но вскоре по мере приближения спорщиков суть диалога становилась более внятной и интересной, ведь касалась именно центра Эквестрии. Что это? Посланный богами знак или случайное стечение обстоятельств? Вскоре это и предстояло узнать.
Большая часть моего снаряжения осталась в комнате. — Под большей частью Солер понимал самое необходимое защитное снаряжение, с которым не привык расставаться никогда и только потом уже всякие мелочи.  — Но прежде, пожалуй, надо бы узнать, в чем дело, раз уже дорога нам предстоит  в том направлении. Эй ты! Бродяга, не расскажешь ли нам о том, что произошло? Подожди. Что?! — Среагировал моментально единорог, когда Мара подошла к рунной кукле. — Я не понял, шаман. Что она сейчас сказала?

Отредактировано Solaire Tenebris (31-03-2018 09:58:44)

+1

13

[NIC]Прохожие[/NIC][STA]Just a face out in the crowd[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/nacXt.jpg[/AVA][SGN]Нужный пони не в том месте... может перевернуть мир[/SGN]Услышав оклик в свою сторону, менее крикливый и уходящий медленнее своего товарища по спору пегас, слегка вздрогнув, ускорил шаг прочь от необычной компании собравшихся на кладбище северян. Однако вот второй оклик уже заставил того остановиться и, несколько испуганно оглядевшись, нехотя направиться к троице стоящих у надгробия похороненной давно оленихи.
– Что? Вы мне? А, ну, так эта новость уже весь западный торговый тракт на уши поставила. Да и сам Эрикхорн, уж чего греха таить. – коротко усмехнувшись, произнес он. – Тут под Эрикхорном, всего в полудне пути, вырезали целую деревню под чистую. Ну, вернее так говорят, а вот что там на самом деле тот еще вопрос. Лично мне кажется, что там всего-то кто-то напился до ифритовой звезды, да и уган... кхем... прибил кого-то из местных. А сарафанное радио этих глупых кобыл, да трусов с глубоковерующими раздуло всю эту историю до огромной трагедии.
Жеребец разочарованно вздохнув, пнул копытцем камушек, покачав затем устало головой и продолжил с большой грустью в голосе.
– И что же теперь? Никто из каравана и носа не думает сунуть на тракт. Боятся, что их всех перережет злобный Сторфилдский маньяк, тьфу, ну что за идиоты! Теперь вот застрянем тут, пока они не перестанут дрожать под юбкой местных официанток, да блудниц. А мне домой надо! Да и товар хорошо бы доставить. Но кто уж теперь их убедит, что путь безопасен. Эх...
Серый пегас вновь, в-сердцах, махнул копытом, разочарованно топнув, и, развернувшись, направился, куда изначально хотел идти: в таверну. Затем, пройдя пару шагов, он все же обернулся и бросил напоследок:
– Вот только если бы их убедить, что до Эрикхорна возможно добраться безопасно, или что им ничего на тракте не угрожает. В крайнем случае, можно же и охрану каравана нанять. Эх, ну что это сейчас говорить, воздух сотрясать. Это им надо втолковывать!
И вот теперь, когда пегас покинул кладбище, а "троица северян" закончила громить надгробия, место упокоения жеребцов и кобыл наполнилось свойственной ему тишиной. Так и не представившийся пегас направлялся по всей видимости в таверну к остальным "прячущимся под юбки официанток" торговцам заглянувшего в крепость "Розовые шипы" торгового каравана. Насколько собеседник был прав или ошибался по части Сторфилда, пожалуй никто из присутствующих в крепости не знал, поскольку, как он сам сказал, слухи о резне пришли в крепость именно слухами, а не рассказом очевидцев.

+1

14


    Если так сравнивать, то было бы неудивительно, если кукла ведёт себя как непонятно что именно потому, что названа в честь его дочери. Они знакомы всего ничего, но "с ней ещё ничего не понятно" уже стремительно превращалось в "с ней уже ничего не понятно". Внутри голема деревяшки, железки да камушки. Никого там не сидит! Если, конечно, она не почуяла какого-нибудь таракана.
    — Я понятия не имею, о чём ты, Маруся, — перекатив трубку в другой уголок рта, протянул Шэд, отвечая сразу и дочери и варвару. — Руны действительно не подчиняют. И не должны. Они деревяшки двигают. Вправо-влево, да? Кого им подчинять-то? Жуков-древоточцев? Так нет их там. Холодно им. И кто пытается спать? Мёртвые? Я не уверен, что им есть дело до прохожих...
    "Он способен говорить" — это было преувеличение. Дух, заключённый глубоко внутри куклы мог издавать скорее нечто схожее с сонным бормотанием. Он проявлял свою волю редко, и сейчас был, видать, не тот момент, когда он мог бы заявить что-то связное. Но только сам шаман и вовсе не знал про его наличие. Всё-таки он рунник, а не спиритист.
    А вот выражение морды Маруси-старшей шаману не понравилось. Он прекрасно знал его по себе. "Меня что-то заинтересовало и сейчас надо залезть внутрь этой штуки, чтобы посмотреть, как оно работает". Но вот только-только пересобранного голема, напичканного ножами отдавать дилетанту на переборку? Нет уж! Хотя... Дилетанту ли?
    — Маруся, ко мне! — скомандовал Шэд. Сейчас это указание не расходилось с мыслями голема и кукла выполнила приказ неукоснительно. — Дочка, давай, прежде, чем ты попытаешься её открыть, мы придём в мастерскую и я буду рядом. Всё-таки, она сложная и в ней полно острых клинков.
    Может быть, его речь звучала глупо, особенно про острые ножики, но он не знал, как вести себя с дочерью. Внезапно взрослой дочерью. И непонятной. И вообще лучше прохожего послушать.
    — Говорят, в охрану караванов набирают тех, кто скорее всего представлял для этих караванов наибольшую опасность. Значит, для того, чтобы себя зарекомендовать, надо разнести трактир. А уж это, брат-варвар, мы умеем. Звучит как план!
    И шаман с куклой не спеша направился в тот трактир, что по странной прихоти владельца был рядом с кладбищем. Впрочем, свою аудиторию он имел — отсюда было недалеко до стоянки караванов или чего-то подобного. Интересно, если стул швырнуть, до стоянки долетит?

+2

15

Маруиль скривилась - что выглядело весьма странно на постоянно равнодушно-спокойной мордочке - тем самым показывая, что непонимание отца не на шутку расстроило её, ведь она уже и так и эдак ему объяснила! Чего не понятного? Для неё все было предельно ясно и розовая не совсем осознавала, что такими расплывчатыми объяснениями путала шамана с варваром только сильнее. А то и вовсе пугала.
- Нет, оно... - олешка выдохнула, пытаясь еще что-то сказать, только вот выкрик Шэда, подозвавшего куклу сбил её с толку и та, немного потупив, подошла к нему.
Было уже понятно: голема так же звали Марусей, просто вышло оно как-то само по себе...
- Как ты узнаал? - смутилась она на слова шамана. Действительно, когда он успел понять, что дочка хочет раздербанить куклу? - Хорошооо! - сразу же оживилась олешка, выглядевшая несколько секунд назад весьма расстроенно, - Я покааажу, что внууутри неё кто-то есть! - Мара бодрым шагом потопала за отцом, - Папа, почему ты назвал... её именно Марусей? - неожиданно выпалила она и глянула на куклу с неприязнью. Очевидно, факт того, что ей приходится делить имя с жуткой куклой-клеткой, не очень радовал.

+1

16

Мнение Мары могло быть вызвано аномальной фантазией обычно свойственной её возрасту. Однако все отложившиеся в памяти случаи своевольного поведения Маруси-голема подталкивали к серьезным размышлениям, которые раннее казались абсурдными. Чем мотивировался кусок погоревшего дерева, когда он помог мне подняться во время битвы с тварью трех стихий на Змеином тракте, полностью ослушавшись приказа создателя? Поломанными рунами, которые восприняли приказ шамана с точностью наоборот? Или часто возникающие задержки перед выполнением любого действия,  словно у голема есть собственные мозговые извилины? Чем дольше Тенебрис присматривался к рунной кукле, тем больше подобных воспоминаний он откапывал в закромах своей черепной коробки. Сопоставляя факты, соединяя логические цепочки, размышления его отвели на некоторые события назад, до сравнения Маруси-голема с рунными артистами что могли обладать такой же волей, но в силу мощного эффект рун не могли сопротивляться приказам. Это сходство могло и стать причиной их заинтересованности в големе на площади, но тогда…Не является ли сам шаман, пусть того и не осознавая, тварью не менее противной, чем создатель рунных циркачей?
Солер с отвращением покачал головой и сплюнул на землю. Нет, должно быть что-то иное.
Давайте вы разберетесь с куклой потом, когда узнаем, в чем вся суть предложения торговцев. К тому же, вступление в охрану каравана позволит нам не только дойти до того поселения не заблудившись, но и позволит пополнить кошель звоном местных монет, а они здесь расходятся крайне быстро. И я хотел бы надеяться, что доставать оружие нам не придется. Хватило крови.
Вздохнув поглубже, прогоняя остаточные мысли о заточения внутри голема нематериальной сущности, хмурый северянин пошел вслед за отцом и дочерью обратно в сторону трактира.

0

17

[NIC]Валес[/NIC][STA]Same Pony[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/sjOr7.png[/AVA][SGN]В том ли месте?[/SGN]Трактиры принято строить ближе всего к месту где усталый путник может как можно скорее бросить свой зудящий с дороги круп в постель той или иной степени паршивости, и чаще всего эти заведения располагают на той самой главной большой улице, что проходит прямиком через все поселение. Конечно, будь в крепости больше одного трактира, то возможно нашёлся бы и ещё один трактир, находящийся в темных подворотнях и далекий от сквозного тракта и как следствие не находящийся на пути к кладбищу. Вот только что же делать, когда населенный пункт мал, а кладбище должно быть за городской чертой? Что делать, если там же, рядом с питейным заведением обычно останавливается караван торговцев, а ныне он должен лицезреть поле мертвых? Впрочем, в Розовых Шипах все было не так уж плохо как может показаться из такого описания: торговцы остановились с другой стороны трактира со стороны подворотен, не мешая своими бричками жителям и путникам, а также не дрожа от замогильного холода, а трактирщик не так уж сильно горевал, ибо из окон его трактира были видны в основном лишь деревья кладбищенского сада и равнины долины под крепостью, а не могильные плиты.
Пара северян вместе с необычной полукровкой нагнали общительного торговца уже у самой стоянки. Там он о чем-то переговаривался с каким-то пони в разы крупнее и накаченнее его самого, но пожалуй сравнимым по крепости с Солером. В тени домов и пока торговец никуда не спешил, троица, наконец, смогла рассмотреть этого Пегаса получше. Для начала это был весьма худой, даже для своей крылатой расы, жеребец с не слишком длинной коричневой гривой и таким же длинным хвостом. Все его тело закрывал чёрный кафтан торговца, в который он сильнее кутался, явно страдая от холода. Оставались открытыми разве что серый части копыт чуть ниже колен, как спереди, так и сзади. Но что сильнее всего сейчас бросилось бы в глаза северянам, так это то, что цвет левого и правого глаз пегаса разнился. Правый имел светло-зеленую радужку, в то время как левый светло-голубую. При ярком освещении это, наверное, было бы даже не заметно, если не знать о такой особенности торговца, но вот в тени это выделялось гораздо ярче.
Также одно из задних копыт было перевязано какой-то тряпкой. Был ли это какой-то опознавательный знак или лечебная повязка трудно сказать, но по крайней мере Пегас держался ровно и вроде бы особо не хромал, когда уходил от северян. Заметив их, он весело помахал им передним копытом и крикнул
— О, вы тоже решили посетить трактир... — он оглянулся, чтобы посмотреть на название трактира, и не увидев его, продолжил — ... этой крепости?

0

18


    Шэд ухмыльнулся, отчего трубка в его рту дёрнулась вверх, едва не сыпанув тлеющими листьями амфала ему же в морду. Всё-таки с дочерью спеться можно. Хейру её знает, чего она там углядела в этой кукле, но так и сам шаман порой не вдупляет, почему эта деревяшка делает то, чего уметь не должна. Глядишь, когда-нибудь сядут они вдвоём за стол в мастерской да сделают что-нибудь интересное вдвоём! С нуля или с куклы — неважно. Может, из Маруси-деревянной получится суровый Афанасий. Железный.
    — По выражению морды. У меня оно примерно такое же перед тем, как я отчекрыживаю от неё ногу или причекрыживаю ещё парочку. Или вот... Зубы добавил.
    А вот вопрос про имя шамана напряг. Из-за амфала это было даже заметнее — расслабленный наркоша вдруг подобрался и жевательным движением крутанул трубкой. Не будь трубки — скрипнули бы зубы.
    — Ну понимаешь... Имя это всё, что я про тебя знал. Если бы не цвет, я бы узнал тебя далеко-о-о не сразу. Ты очень похожа на Лаиру, да. Но цвет мой, — в голосе шамана слышалась гордость. — А когда я после пары трубок начал переделывать стол в самоходный агрегат, то решил, что по такому имени мне будет приятнее обращаться к помощнику. Ну и привык.
    Не рассказывать же, что трубок там было не пара, а пара десятков, сам процесс поименования Шэд хоть режь, не помнил, а судя по лежащему тогда рядом письму Лаиры, это было просто имя, которое попалось ему на глаза. А вот потом переименовывать всё более и более похожую на пони куклу он не стал, чтобы не забыть имя дочери. Письмо-то давно потерялось.
    — Я могу её переделать, чтобы откликалась на другое имя. Если ты хочешь, конечно. Привык я к ней, но... Привычки всё-таки надо менять. Хотя бы иногда. Но Солер прав, сейчас не время и не место. Мы добрались сюда через большую драку и судя по всему, выбираться придётся так же. Всё-таки, ничего конкретного нам ещё никто не предлагал...
    Пегас с гетерохромией, встретивший их в окрестностях забегаловки, был глуповат. Зачем спрашивать подходящих к трактиру пони, решили ли они зайти в трактир? Первое, о чём подумал Шэд — что один глаз стеклянный, и в попытке разглядеть, какой именно, левый или правый, шаман в течение полуминуты очень пристально всматривался в глаза незнакомца.
    — Если ты хочешь, чтобы мы не шли в трактир, а остались тут, на стоянке, тебе надо нас заинтересовать. Судя по твоему виду, у тебя нет силы, но есть деньги. Какое совпадение. У нас наоборот. Смекаешь?

+1

19

- Нооо... - Маруся прижала свои крупные пушистые уши к голове от обиды, когда услышала слова варвара.
Потом? А когда потом? Она хотела прямо сейчас! Прямо сейчас отправиться в мастерскую крепости и разворошить непонятную, странную и от того очень жуткую куклу. Она было хотела поспорить с Солером, но... устала. Кажется, весь её эмоциональный запал иссяк после кладбища, поэтому Маруся снова опустилась в свое флегматично-ленивое состояние, из которого могло вывести какое-нибудь очередное потрясение. Да и какой смысл спорить и препираться, если отец будет за идею товарища? Пристально посмотрев на Шэда, олешка начала ожидать, что он скажет.
- Огооо... - протянула она, попутно потрогав свое лицо. Странно, но приятно осознавать, что с отцом делит не только окрас шерсти. Маруиль прищурилась, всматриваясь в выражение морды шамана, который внезапно как-то напрягся. Выглядело забавно, - Нет. Неее надо менять ииимя. - отказалась она. Носить одно с куклой имя, конечно, было не очень, но заставлять отца менять имя, к которому он привык, на другое тоже не хотелось, - А чеем ты воообще занимаааешься? Ну, мааама говорииила, что ты воооин... но не похоож на вооина... - пояснила олешка, - Вот по дядь Сооолеру вииидно, что он дерееется... - когда Солер успел переименоваться в «дядь Солера», было непонятно, - Что за драака? У дядь Соолера бок был обожжееен, а у рыжего копыыто пробиито... - откуда она знает? Впрочем, варвар мог вспомнить розовое пятно, иногда мелькающее в госпитале, и ответить на вопрос. Новость же о том, что куклу удастся разобрать намного позже, совсем не обрадовала, впрочем, Мауриль уже приготовилась к подобному исходу и поэтому уже не особо расстроилась.
В итоге, троица наткнулась на непонятного пегаса, ошивающегося около трактира, и Шэд сразу же приступил к делу.
- У вас глааза разные. Красииво. - только протянула она и более не показала никакой заинтересованности. Пусть взрослые разбираются с подобными делами, ведь олешка, противно растягивающая слова, вряд ли годилась для такого.

0

20

Пока за спиной постепенно исчезали из поля виденья надгробия, прикрытые хмурыми деревьями, Шаман и Мара не упускали любой возможности наладить отношения, в результате чего обратная дорога до указанного трактира показалась Солеру куда более быстрой и менее омраченной тенью таинственности. Наблюдение же со стороны за ходом беседы между отцом и дочерью вызывало эмоции, которые можно было бы сравнить только с просмотром многоэпизодного представления о личной жизни совершенно случайно выбранной семьи, где были и неудобные для отца вопросы ребенка, и открытия фактов его жизни.
О, он настоящий воин, Мара, — усмехнулся "дядя Солер", который был сильно удивлен новому статусу. Дочери шамана он не приходился абсолютно никем, был совершенно чужим единорогом, хотя с обратной стороны — являлся давним другом её отцу и вполне возможно, что в будущем еще долго будет проводить время вместе с этой семьей. Да ладно. Чем бы дитя не тешилось, только бы не плакало, в конце концов.Видела бы ты его на тракте, когда мы бились. Он дрался как настоящая мантикора! Только без когтей. А если серьезно, то твой отец прекрасный мастер на создание всяких штучек и починки.
Напоминание о ране заставило Солера заскрипеть зубами. Оказанная помощь в крепости была крайне необходима, а благодаря мастерству лекарей охотник встал на копыта значительно раньше, сумев отделаться одним жутким шрамом. -
Точно. Вроде бы я видел тебя пару раз, когда лежал под присмотром лекарей. Что ты там делала, Мара?
Ответ пришлось отложить на потом, потому что впереди показалось здание трактира и знакомый торговец, оказавшийся при нормальном рассмотрении худым пегасом с разноцветными глазами.  Рядом с ним же стоял неизвестный Солеру крупный пони. Двоица однозначно была занята каким-то обсуждением.
Полегче, Шэд, — поравнялся с шаманом Тенебрис, прикрывая собой Мару.  — Я так понимаю, вы ищете себе защиту? — Взор голубых глаз с вызовом покосился на незнакомого пони, после чего вернулся к пегасу.

+1

21

[NIC]Валес[/NIC][STA]Same Pony[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/sjOr7.png[/AVA][SGN]В том ли месте?[/SGN]Валес, так звали хилого пегаса, уже давно привык, что его особенность глаз вызывает множество вопросов и внимания со стороны жеребят не знакомых с ним. Взрослые пони, конечно, тожеудивленно поднимали бровь и откровенно порой пялились на его глаза, стараясь скрыть своё удивление, но в целом сохраняли своё поведение в рамках приличия. Розовый же шаман, буквально залезший в морду пегаса, явно был менее скован рамками приемлемого поведения, чем и смутил Валеса. Смутило его и резкое обращение шамана, заставившее жеребца даже невольно попятиться, а зрачки в страхе сжаться.
— Ч...Чего? — промямлил серый, переглядываясь между розовым, полукровкой и своим товарищем.—Смекаю, что... эм, вообще-то не смекаю.
В недоумении скривился и собеседник пегаса, который к тому же ещё и крайне неодобрительно посматривал на компанию, подошедшую к трактиру. Вообще, он и до слов Шэда поглядывал неодобрительно на северян, то ли от того что недолюбливал гостей в крепости, то ли потому что не испытывал теплых чувств к любому пони. Был одет крупный жеребец кстати совершенно иначе, чем пегас, отчего становилось понятно, что либо он не из каравана или вовсе не торговец.
Вполне возможно что надуманный конфликт перерос бы во что-нибудь серьезное, да телесно-травматическое, но слова Солера несколько разбавили градус негатива. Валес облегченно выдохнул и улыбнулся, ну а крупный земной пони стал менее суровым, хотя не прекращал спускать глаз с пришедших.
— А, да! На самом деле я почти уверен, что защищать нас будет не от кого, но думаю охрана каравана убедит остальных все же отправиться в путь.
Земной же на реплику пегаса лишь многозначительно хмыкнул и, развернувшись побрел куда-то в центр крепости.
— Ох, вы его извините, он не очень общителен с пришельцами. Ну да не суть, думаю Док будет рад услышать, что мы можем продолжить наш путь! Хм... так, до Эрикхорна два дня пути, так что полагаю, 10 больших в день на вас дво... хм... — торговец ненадолго призадумался, когда заметил голема и прикинул возраст полукровки. Вряд ли эти двое сгодились бы на хороших охранников, чтобы убедить главу каравана, что им нужно платить, но Валес надеялся убедить его хотя бы на полцены для них
— Так, 12 больших в день на вас всех будет приемлемой ценой? Ну или мы можем выбить вам какую-нибудь скидку в нашем караване.

+1

22


    Ну вот. Глупый попался, не смекает. Лишние вещи надо отдавать. Если у них лишние деньги, а у нас лишняя энергия, то разумеется, нам надо на них поработать! Ладно, Солер смог это выразить в формах, более доступных глупому пегасу. И ногу ему наверняка за глупость жахнули. Или по глупости.
    — О, шаман умеет защищать. Шаман защищал. Два раза, — доверительно сообщил Шэд пегасу.
    А вот рассуждения о стоимости ему не понравились. Особенно, когда этот тонкокостный мажорчик начал сомневаться в Марусях. Они обе, знаете ли, для шамана значили ого-го! Хоть одну из них он и знал всего ничего. Но она ж розовая, как можно сомневаться в полезности розовых?! Он издевается над его окрасом! Ну всё. Руны, оживляющие тележку! Вперемешку с пошлыми анекдотами, чтобы характер придать! Шаман воинственно встопорщил бородку.
    — Э, слушай! Во-первых, нас тут трое, да? Ты хочешь сказать, что вот ей вместо пяти монет две? Если ты хочешь ей платить вполсилы, то и в случае чего, она тебя будет зашивать вполсилы? Представь так, тебя наполовину залечили, а из половины дырки половина печёнки торчит, да? Вдруг на ней кто углём голу... чего неприличного нарисует? Ну так, случайно мимоходом.
    Ага, защищать их не от кого. Конечно. А ещё рунные рабы в горах не водятся и северные варвары сидят на своём полуострове, не высовываясь. А если в их караване все такие же тощие и тонкошкурые, как этот летун, то их от каждого лесного зайца спасать надо будет! Нет, ну у него же реально шерсти толком нет, кожу почти видать! Пошутила природа на южанах, видать.
    — И во-вторых, у меня инструмент — во! — шаман ухватил Марусю-деревянную и придвинул её к себе так, чтобы пегасу её было видно сквозь оба его глаза разными цветами. — За это тоже надбавку надо, ибо она считай в драке как целый наёмник, а жрать не просит. Почти. Так что семнадцать! И плюс монету за гарантию того, что мы сами вас не ограбим!
    Шаман что-то пошерудил в правой подмышке голема и ну-вот-совсем-не-демонстративно стал выдвигать и проверять клинки и шипы, спрятанные в копыте и грудине куклы, тихо это комментируя какими-то командами и бурча больше в сторону Солера, чем на пегаса.
    — Вы посмотрите только на этого пижона, а! Не узнал, кто что может! Не оценил благонадёжность! Можт мы четверо — пираты?! И на суше ничего не можем, да и руководствуемся только жаждой наживы и куревом?! А он уже цену назначил и считай договорился о найме!
    Последнюю фразу Шэд подтвердил значимым взмахом трубки в зубах. Почему-то ему захотелось повозмущаться. Накопленное напряжение требовало выхода — и кто же виноват в том, что под горячее копыто попался тощий пегас?

+2

23

С ответом на вопрос Солера действительно пришлось повременить, ведь вроде бы обычное обсуждение дел начало накаляться, грозясь перерасти во что-то нехорошое. Хорошо, что варвар своими словами смог снизить напряжение. Ненадолго, впрочем.
Как только слова долетели до ушей Маруси, её морда довольно заметно скривилась - хотя вряд ли это было видно за спиной Солера - а сама олешка слегка копнула копытцем землю, ощущая уколы раздражения. До чего же этот пегас был не прав! Начиная с того, что их караван никто не тронет, и заканчивая оценки полезности Маруиль в две монеты. 
Может, сказывались недавние события, может, настроение отца, который еще пуще налетел на пегаса, но полукровка, встрепенувшись, вышла из-за спины Солера с мрачно-серьезной моськой. Выглядело это в какой-то степени забавно.
- Неприееемлемо! - топнула она копытом, воскликнув и распушив мех, чтобы казаться больше, - И вы абсооолютно не прааавы. Вокруг крееепости обширная террииитория проклятых земееель, через которые каравааану в любом случааае придется идтиии! - начала медленно и плавно надвигаться Мара на торговца, вперившись в него немигающим взглядом, - Вряяяд ли кто-то напааадет. Из живых. А вот духи, искаженные проклятьями призрааки и мооонстры из друуугих измерений — запросто. Хотяяят души, хотят снова почувствовать себяяя живыми или прооосто зляятся. - она действительно не лгала. Дикие земли вокруг крепости просто кишели тонкими тварями разной степенью опасности. Олешке даже несколько раз приходилось брать на себя роль ассистента и помогать своему наставнику изгонять особо упрямых или особо сильных духов из очередного бедолаги, тело которого выбрали новым пристанищем, - Ни мечом, ни обыычной магией с ними не спрааавятся. - Маруиль нахмурилась и глянула в сторону уходящего земнопони, успевшего почти пропасть из поля зрения, - Он. - ткнула копытом в сторону земного, - Он живееет в крепооости? Что-то я его раааньше не вииидела. Если живет, то доолжен знать, что я никакааая не чууужачка, а учениица спиритииста, живущего здеесь! Вот! Я могу помооочь со злыыми духаами. Поговорить, изгнаать, упокоооить или вообще развоплотить. - розовая снова двинулась в сторону пегаса и подошла почти вплотную. Тонкого жеребца накрыло какой-то волной неестественного холода, пролезающего под самую шкурку и вонзающего острыми ледяными иглами в плоть. Это шло от Мурзика — духа, привязавшегося к Марусе. Проснулся, когда ощутил непривычные эмоциональные всплески от хозяйки, и воплотился, чтобы посмотреть на шумиху. Окружающие не могли его видеть, а вот чувствовать — вполне. И сейчас хилому бедолаге приходилось испытывать на себе присутствие духа, настроенного не очень дружелюбно. Да, Мурзик не собирался нападать без команды, но был готов, - Поэээтому я буду стоить побооольше двух монет. А мооожет и больше пятиии. Не думаааю, что здееесь найдется еще один спиритииист помимо меня и моееего учителяяя.  - потупив, она отошла, освобождая личное пространство Валеса, и достала арбалет небольших размеров, - Еще я умею стрелять.
Маре на самом деле было плевать на деньги, ей просто хотелось доказать, что она не пень с горы какой-то, стоящий две монеты, а талантливая ученица спиритиста!
Сегодняшний день был весьма странен: встретила отца, пришедшего в крепость по чистой случайности, и вывалила целую тираду на незнакомца-взрослого. Еще совсем недавно такое количество слов она произносила за дня два. Кажется, именно с этого дня жизнь Маруиль изменилась, и это не могло не радовать.

+1

24

Понять причину скованной реакции пегаса на обострившееся отношение к его хрупкой пернатой персоне труда не составило.  Именно поэтому Солер задумал вмешаться прежде, чем попытка добраться до деревни и обзавестись парой монет перерастет в кровавое нашествие и ограбление каравана. А именно так, скорее всего, была бы охарактеризована потасовка между караванщиками и северянами. Кроме того, немногословность и отличное от одеяний торговца снаряжение земного пони выдавали в нем далеко не обычного проходимца. У Тенебриса, повидавшего многих пони самой разной категории, пожалуй, вполне обосновано развилось чутье на проблемы, которые всякие подозрительные личности могли ему доставить. К сожалению, проверить в сию же минуту истинную деятельность незнакомого пони не получилось – он явно недовольный появлением северян в спешке удалился.
Столь бурную реакцию сразу всего семейства розовых не ожидал не только трусливый пегас, но и сам Солер. В тот момент, когда он уже собирался заключить с торговцем соглашение, Шэду захотелось продемонстрировать свою грозность северного воителя с трубкой во рту, от чего он все больше и больше напоминал пирата. Его волну недовольства очень скоро подхватила и явно чем-то тронутая до глубины души Мара, смело начавшая запугивать беднягу возможными опасностями на большом тракте и демонстрацией арбалета. А еще охотник был готов поклясться, что от неё исходило дыхание самой смерти, которое следовало бы обсудить.
Холера. Такими темпами мы не то, что до центра не доберемся, а и дальше крепости не уйдем, потому что сядем в кандалы или будем объявлены налетчиками.
Думаю, что ответ на ваше предложение вполне понятный. Мои друзья считают такую плату за гарантию вашей безопасности очень обидной. К тому же, как уже верно было подмечено, все мы прекрасно понимаем, что опасностей вне крепости вполне достаточно. Иначе бы караванщики не стали расходовать часть прибыли на свою защиту. А еще, мне кажется, что других вариантов у вас просто нет. Одного того наемника вам вряд ли будет достаточно, чтобы обезопасить себя. А среди всех прочих в крепости — только мы имеем опыт и желание покинуть безопасные стены крепости и пойти с вами.

0

25

[NIC]Валес[/NIC][STA]Same Pony[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/sjOr7.png[/AVA][SGN]В том ли месте?[/SGN]Валес догадывался, что варвары захотят поторговаться на счет цены, но он даже не представлял, как сильно возымеет реакция северян на то, что им всем будут платить по 4 монеты в день вместо 5 монет охранникам и бесплатного содержания остальным путешествующим с ними. Все же и сами торговцы могли за себя постоять, но почему-то не решались двигаться в путь. И Валес уже было согласился бы повысить цену до 13 монет на всех, однако розовый озвучил цену в 17 и еще одну как гарантию что они не ограбят их. И вот повышение цены до семнадцати пегас еще бы проглотил ,но такая наглость, как заявлять прямым текстом что их собираются грабить уже была выше его достоинства.
– Чтобы не ограбили!? А это что по вашему, не грабеж? Мы вас будем обеспечивать и жильем и кровом на протяжении всего пути, так еще и доплатим за путешествие с нами, а вы нас еще и грабить собрались!? – пегас, агрессивно расправил крылья и недовольно фыркнул. Однако вид боеспособного голема, демонстрирующего свои приблуды, несколько поостудили пыл торговца
Ладно! Однако же, твоя... твое... что бы это ни было, ни спит, ни ест, и деньги потратить не может. Но, думаю за обслуживание... этого... можно накинуть 1 большую... хотя фиг с вами, 2 больших в день. Ну а что же до кобылки, то не думаю, что...
Но договорить ему не дало резкое похолодание вокруг него и крайне недружелюбный взгляд этой самой кобылки, которая, удерживая это недовольное выражение лица, быстрым шагом приближалась к пегасу, заставив того, невольно попятиться на пару шагов. А следом последовала огромная и громкая тирада, в которую Велес даже и слова вставить не мог, хотя категорически не был согласен с тем, о чем говорила розовая. Он, да и вообще весь караван не первый раз проходили по тракту и знали прекрасно, каких мест стоит избегать, а где можно идти, да и в призраков он не особо верил. И не выгляди эта странная полукровка столь угрожающе и столь сердитой, пегас бы несомненно, вс еэто ей высказал в лицо, но от Маруиль веяло не только страхом, но и жутким холодом, который вполне можно было бы посчитать разыгравшимся воображением, если бы с губ пегаса не срывался видимый пар при дыхании, а сам он не кутался в свой кафтан от кусающего ощущения мороза. Что-то невнятно стараясь, ответить, и постепенно пятясь назад, Валес не спускал с розовой взгляд, пока не уперся крупом в стену, от чего даже слабо подпрыгнул.
– Х-хорошо... семнадцать, так семнадцать. Шесть спиритисту, две – штуке с лезвиями, и по 4,5 на остальных. – с дрожью в голосе согласился пегас, взглядом ища, куда бы поскорей смыться от разбойников с севера. – Н...н...надо только согласовать это с главой каравана... Он-то как раз и согласует все обязанности с вами. Ну, я полетел!
Валес, прижатый розовой кобылкой к стене, уже хотел было взлететь, но был пригвозден её же взглядом. Нервно сглотнув, он стал искать поддержки в лице хотя бы третьего путника, который казался наиболее благоразумным. Однако и он оставался весьма устрашающим, в новом свете.
– Да я думаю, что это в крепости опасно, а не там, на давно изученных тропах. Там ты хотя бы знаешь, кого и что ожидать! – ответил он Солеру. – Я бы сделал все, чтобы мы уже снялись с этого богами забытого места и поскорее вернулись в родные земли! И я очень надеюсь, что глава каравана согласится на подобные траты, и мы уже покинем крепость!
И прежде, чем жеребцы и в особенности кобылка успели бы что-то сказать ему, Валес, упорхнул от северян, скрывшись, где-то за трактиром. Оставив северян и полукровку гадать, действительно ли он полетел за главой каравана или сбежал от разбойников к страже.

+1

26


    Ученица спиритиста?
    Шаман слышал про этих колдунов. Необычные они. Не то, чтобы странности удивляли шамана, но те из них, кто достаточно близко общался со смертью и мёртвыми, порой теряли связь с живыми. Это, если подумать, многое объясняло — и необычные манеры Маруси, и её взгляды в пустоту, и реплики на кладбище. Интересно, каково это — видеть ушедших? Она тогда сказала, что Лаира не приходит. Все приходят, а она нет, да?
    Шэд со смешанными чувствами на морде смотрел на дочь. Караванщики вместе с их деньгами уже вылетели у него из головы. Где-то в грудине образовался тугой узел, в который завязалось что-то мрачное и грустное. Глумливая скотина судьба! Какого лешего?! Почему он должен узнавать о талантах собственной дочери вот так — мимоходом, в какой-то брошенной богами крепости, около занюханной забегаловки, на фоне какого-то тощего крылана?! Да что ж он за отец такой?!
    Шаман шумно выдохнул дым куда-то в землю. Успокоиться. А то вон уже руны в Марусе-деревянной реагировать начали.
    Шэд защёлкнул клинки назад в тело голема и бессознательно провёл копытом по её загривку. Как же долго, как же мучительно долго он заменял дочь деревяшкой! Тупой куклой! Считал, что решил проблему! Сдался! Когда всё это время она была вот тут! В трёх! Ляганых! Днях пути! А теперь, чтобы вот так же погладить дочь, а не деревяшку, шаману потребуется вся его смелость, и это уж точно не сейчас.
    Кукла начала дёргаться, словно её ударило током. Вдохнуть дым. Успокоиться. Выдохнуть дым. Красные огоньки впитать в себя. Эмоции впитать в себя и закрутить внутри. На морду — улыбочку. Плевать, пускай она глупая. Мышцы лица толком не подчиняются мозгу от курева. Пускай. Зато нет истерики.
    — Ну не то, чтобы живых там вовсе не было... — протянул шаман. Сейчас он сам медлил со словами, а не из-за амфала. — Когда мы шли сюда, нас пытались прирезать вполне себе живые акробаты. Подчинённые, но живые. Они были не очень умные.
    А ведь ещё она говорила, что в кукле кто-то сидит. Спиритист сказал, что кукла имеет душу. Что за глупости! Шэд сам её собирал из досок стола! Нет там никого! Не мог же он создать по накурке дух из дурацкой комбинации рун. Или мог... Ай, ладно! Всё потом.
    — Понял, брат-варяг? Мы с тобой на полторы монеты дешевле Маруси. И я даже не знаю, гордиться или завидовать... Но Маруся, ты угощаешь!.. Да не ты, деревянная. Ты меня амфалом угощаешь. А дочка — в таверне пивом. Всё равно ждать теперь этого... Голову каравана. Эээ... Маруся, ты ведь любишь пиво?
    Уж эта-то черта должна была унаследоваться! Глупость, конечно, но лучше уж думать об этом, а не накручиваться дальше.

+1

27

Проследив взглядом за буквально убежавшим пегасом, Маруся, пребывая в неком замешательстве, уселась на холодную землю. Она сказала что-то не так? Чего пугаться-то так? Из задумчивости вывел Мурзик, который все это время крутился у ног, безустанно размахивая призрачным хвостом. Кажется, он был весьма доволен испугом хилого торговца.
- Мууурзик, чего проснууулся? - как-то по-доброму проворчала олешка и взяла на копыта щенка, - Еще холооод тут развеел... - теперь-то она почувствовала жуткий мороз вокруг себя. Точнее, для окружающих это был кусачий мороз, а для самой Мары скорее сквозняк. Сказывалась природная устойчивость к холоду и факт того, что враждебность была направлена не в её сторону, - Я бы и сама спрааавилась на самом деле!
Тем не менее, несмотря на ворчание, она продолжала сюсюкаться с «щенком», обнимая одним копытом, а вторым поглаживая. Со стороны это выглядело весьма... странно, да еще передние ноги Маруиль в некоторых местах, где касался призрак, слегка покрылись инеем, говоря о том, что все-таки розовая тискает не совсем пустое место.
- Надо было попросииить денег еще и за Мууурзика. - серьезно сказала она, глянув на Шэда, - Он полееезный и милый. - на вопрос же отца олешка не спешила ответить, задумавшись с неуверенным видом, - Не знаааю. Я не пробовалааа пиво. Мама не разрешала, говорила, что врееедно. - она помрачнела. Хотелось попробовать, интересно, но вдруг, когда Маруся попытается выпить пиво, мама внезапно появится? - Но я вас угооощу! - навострила рогатая уши, - Когда будут дееньги...

0

28

Так, пернатый, ты начинаешь меня конкретно бесить. То есть конкретно хочется челюсть сломать, а из зубов ожерелье сделать.
Находить в себе силы сдерживать вырывающиеся эмоции становилось с каждым словом пегаса, разбивающимся подобно противному гулу барабана в ушах, все сложнее. А потому Солер с облегчением выдохнул, когда представитель торговой гильдии, в испуге поджав хвост перед северянами, а в частности перед Марой и её способностями, перелетел через крышу трактира и скрылся из виду. Кажется, список не самых любимых встреч только что пополнился на одну строчку.
Что же, тем не менее, все лучше, чем полный ноль в кармане. Остается только проследить за тем, чтобы пегас нас не обдурил и уладил все самостоятельно со своим вожаком. — Единорог взглянул на свою компанию. Шаман явно был чем-то озадачен или даже расстроен — столь нервно перебирая во рту трубкой, он выглядел достаточно нелепо. Мара же начала беседовать с воздухом и гладить неизвестное существо, будто бы воображаемую собаку. И, честно говоря, Солер бы так и подумал, ибо в концепции ее личности и в силу факта отцовской крови заведение себе воображаемого друга совсем не выглядело чем-то необычным. Однако же воображаемые друзья не могут испускать волну такого холода, что даже льехо, живущие в условиях постоянной минусовой температуры, невольно ежится.
Деньги меня сейчас волнуют меньше всего, брат-шаман. К тому же, если большак и правда полон призраками, то её завышенная плата вполне обоснована. Мы с тобой только мешаться будем, если масла специальные не раздобудем. Меня больше тревожит другое. Мара, твой Мурзик, это добрый дух или злой? И можешь ли ты его контролировать?
А пиво сейчас было бы очень кстати. Мягкое, душистое, с приятным привкусом. Холера. А здесь только помои наливают. Эти эквестрийцы совсем не умеют пить и готовить.
Предлагаю вот что. Дадим Маре денег и зайдем в трактир, где она нас угостит местным…пойлом. А как только получит деньги от торговцев — вернет нам как полагается взрослой наемнице. К тому же, мне нужно забрать оставшееся снаряжение перед выходом из крепости, а оно осталось как раз в съемных комнатах неподалеку.

Отредактировано Solaire Tenebris (05-05-2018 13:48:01)

0

29

[STA]Успешный торговец[/STA][NIC]Феддан[/NIC][AVA]http://sh.uploads.ru/vUy3R.png[/AVA][SGN]Есть ли более безопасное место, чем лагерь наш?[/SGN]Напугавшая пегаса троица ожидала возвращения Валеса достаточно долго. Прошло, наверное, около получаса, прежде чем из темной подворотни меж трактиром и еще каким-то зданием не появился крупный единорог с коричневато-серой шерсткой и пепельной гривой. Такая необычная серость объяснялась уже далеко не молодым возрастом рогатого, однако же, морщины по большей части не омрачили его лицо своим появлением, а сама его походка была такой же уверенной и бодрой, как и у большинства пони средних лет. Облачен этот единорог был в легкий кожаный доспех с стальными пластинами, защищающими суставы его передних копыт и грудину. Поверх этого доспеха был накинут бело-золотой плащ с эмблемой серпа, вышитой золотыми нитками. Впрочем, о белоснежности его плаща было сложно говорить, поскольку может когда-то он и был белым, но ныне его покрывал серо-бежевый слой въевшейся пыли и грязи, отчего ткань утратила былую белизну. Единорог вышагивал уверенной походкой и хмурым выражением лица, смотря себе под ноги, а за ним семенил знакомый путникам пегас, который о чем-то заканчивал сообщать единорогу.
– ... Ну, и поэтому, я думаю это будет хорошая идея. О, а вот и они! – произнес Валес то ли вновь поприветствовав путников, то ли указав на них рогатому, а то ли и то, и другое одновременно. – Вот наш главный, я ему сообщил о нашей договоренности. Но вот только...
Пегас несколько сжался, когда вновь осмотрел тех, кто ему угрожал, и сглотнув, посмотрел на коричневого крупного пони, стоящего рядом, который в этот момент тоже осматривал северян и Марусю. Точнее Марусь, ибо, когда его взгляд упал на голема, тот весьма оживился и даже приподнял заинтересовано бровь. Валес  тяжело вздохнул и продолжил:
– В общем, у одной из наших повозок отвалилось заднее левое колесо, так что сей же момент не получится выехать. – в словах пегаса чувствовалась большая обида от того, что не получится выехать, чем от того, что сломалось колесо. – Ну, зато у вас будет предостаточно времени, чтобы обо всем договориться и сделать последние дела в Розовых шипах, пока мы будем её ремонтировать.
Неловко усмехнувшись, пегас махнул копытом путникам и расправив копыта, полетел куда-то в город, вероятнее всего за материалами для ремонта повозки. Оставшийся же пони, окончательно завершив изучение будущих стражей его каравана улыбнулся вялой усталой улыбкой и несколько устало вздохнув, произнес своим немного хриплым поскрипывающим голосом:
– Что же, приветствую вас. Я Феддан Бодук, можете обращаться ко мне просто Феддан, – он вяло поднял копыто для пожатия, скорее чисто ради формальности, нежели, действительно, хотел поздороваться с кем-то из присутствующих. – Я вроде как являюсь лидером нашего каравана, хотя у нас тут каждый сам себе вожак и сам собой командует, так что о чем бы мы не договорились, и что бы вы не сделали, окончательное решение по делам каравана принимаю не я, а совет. Впрочем, в данной ситуации совет будет лишь формальностью, ибо как верно предположил Валес, охрана нам требуется, а потому возражать против вашего присутствия в большинстве никто не будет. Однако же...
Единорог выдохнул через ноздри и жестом указал подойти к нему и следовать за ним.
– Могут возникнуть прения по цене, которую вы предлагаете и тому, кем вы являетесь. Семнадцать серебряных в день, когда нам идти два-три дня, сумма небольшая, но и немалая, в особенности, когда распределяется между двумя опытными по виду северянами и одной молодой, но обладающей талантом полукровкой. Лично я, как несущий ответственность за благополучие нашей торговой семьи понимаю, куда могут пойти эти деньги, и понимаю цену нашего благополучия. Но... – единорог обвел глазами троицу и задержал свой взгляд на кукле. – Даже для меня кажется странным платить две монеты в день оружию, которое в малой вероятности, но может даже не понадобиться. Поймите меня правильно, две монеты в день превратятся в четыре, а то и в шесть к моменту нашего прибытия в Эрикхорн, а это три-четыре десятка стрел или пара неплохих метательных кинжалов. Кроме того, оплата износа оружия уже включается в эти пять больших в день: вы можете пользоваться услугами по ремонту у нашего кузнеца, питаться общей похлебкой и спать у огня. Надеюсь, вы примите мои доводы, хотя при всем при этом хочу отметить, что ваша кукла весьма интересный экземпляр, чтобы оплачивать её аренду, так сказать. Но, боюсь, совет будет куда менее прозорлив на её счет.
Оказавшись у дверей трактира, единорог развернулся к путникам и приглашающим жестом предложил зайти вместе с ним.
– Не стоит обсуждать наши дела стоя на холоде, когда есть прекрасная возможность выпить в тепле. Ну, так вот, это что касается цены. Что же до вашего происхождения, то мне все равно откуда вы и чем занимаетесь. Все равно, до той поры, пока ваше присутствие не является большей опасностью, чем та, от которой вы должны нас защищать, – единорог пристально посмотрел на розовое семейство и продолжил, обращаясь уже непосредственно к Шэду, а не ко всей троице. – Знаете, Валес весьма пугливый и робкий жеребец, ну по крайней мере, у меня сложилось такое впечатление о нем за те несколько дней, как я его знаю, но он далеко не глуп и не страдает паранойей, чтобы по одному вашему виду решить, что вы можете нас ограбить. И уж тем более он бы не стал бы мне предлагать в охрану наемников, которые хотят меня ограбить, а не охранять. А потому, я надеясь на вашу честность и на то, что вы не воспользуетесь бедным пегасом. Прошу, скажите кто вы есть и как оказались в Розовых Шипах? Ты, Маруиль можешь не отвечать, с тобой мы заочно знакомы через рассказы о единственном полу-олене в Эквестрии. Также, хотелось бы услышать о ваших планах на наш поход: Зачем вы предложили свою помощь Валесу?

+3

30


    Предложение Солера звучало логично, если не задумываться о том, следует ли отцу и дочери вообще разделять капиталы. Шэд уже очень давно не думал о ком-то как о "семье", но всё-таки считал, что внутри семьи не стоит париться по поводу того, кто за что платит и кто кому сколько должен. Деньги — главная причина разногласий, а уж чего шаман не хотел так это ссор.
    Но с другой стороны они знакомы всего ничего. Если вообще можно назвать "знакомцами" двух пони, которые друг о друге ничего толком не знают. Шаман ещё раз затянулся дымом и отметил, что амфал почти прогорел. Ничто не вечно. Как всё-таки непросто, когда в одной пони совпадают категории "семья" и "незнакомка". Шэд не любил выходить из градации "чёрное-белое". Чужой-свой. Друг-враг. А тут получалось ни то, ни то. Нечто серое. Это надо было исправлять.
    Воспользовавшись отсутствием варвара, шаман решил сообщить дочери великую тайну трактиров.
    — На самом деле, всё, что в тавернах "вредное" — вредно только начиная от какого-то количества. Разумеется, если ты выпьешь стакан креплёной настойки, от которой глотка горит, тебе станет плохо. Или если полбочонка пива или эля уговоришь. Тогда ещё и в сор... туалет бегать будешь. Но фишка в том, что в хорошей компании тебе и не надо столько пить. Стакан эля или рюмка крепкого — самое то, чтобы расслабить мозг. А если больше, то оно только помешает беседе. Центр внимания всё-таки не на пойле, а на собеседниках. Так что я — не мама, я запрещать ничего не буду. Да и нет у меня права такого, если быть честным. Пей хоть пиво, хоть компотик, что больше нравится. Но вот это учитывай. И Солеру не говори. Он считает, что если ты вышел из трактира, не шатаясь, то потратил деньги зря.
    Ещё на пару дымных колец амфала хватит. А дальше уже получится, что шаман дышит пеплом.
    — Значит, спиритизм, смерти и привидения? Тебе это нравится? И, как я полагаю, где-то тут крутится дух... Кота? Это ведь кошачье имя? Вот демоны, я же даже не знаю, любишь ли ты домашних животных. Нам о стольком надо поговорить...
    Когда варвар вернулся, шаман уже докурил, поговорил с дочерью и даже закончил думать о том, не набить ли ещё одну.
    — Да, пожалуй, пойти в таверну звучит как план! — с улыбкой кивнул Шэд, выбивая пепел из трубки о собственную подкову. План. Точно. Ему просто надо определиться. Разбить рунную магию на отдельные слова. Разбить мутное будущее на отдельные задачи. — Тем более, что вон тот вон, которого позвал хиляк, явно хочет нас занять и можно свалить, пока он не подошёл... А, ну вот. Уже подошёл. Здорово.
    Похоже, тонкокостный пегасёныш привёл большого братика. По крайней мере, рогатый производил впечатление куда лучше, чем тот... спичка-спичка-огуречик с крыльями. Во взгляде шамана отразилось уважение и, увидев протянутое копыто, Шэд всё-таки утрудил себя парой шагов вперёд и ответил на пожатие.
    — Устроили тут власть советам, — скептично пробурчал шаман. — У змеи должна быть одна голова! Не знает шаман никаких советов, шаман тебя слушать будет. А чтоб колёса не ломались — их рунами надо укреплять. Хотя, конечно, смотря где ездить... Может выйти так, что руны сожгут колесо раньше, чем оно сломалось бы.
    Удовлетворившись чистотой чаши трубки и смахнув пепел с дороги куда-то вбок, Шэд убрал курительную принадлежность в Марусю-деревянную. Она не обратила особого внимания на появившегося единорога — после проверки клинков она в целом нечасто проявляла инициативность. Может, какая-то настройка сбивалась... Поди там разберись без ещё одной трубки.
    — То есть ты позволяешь потратить вашего кузнеца на обслуживание Маруси? Ой, то есть ваш металл. Это совсем другой разговор! Тогда действительно долю деревянной дурынды можно зачесть за это. А если ваш мастер сможет правильно выгравировать на металле руны, которые я укажу, то и мне монет можно будет поменьше давать. А то после дороги сюда советы Солера о том, что мне нужно оружие помимо деревянной Маруси, становятся какими-то здравыми.
    Вот этот караванщик уже звучит адекватнее. Интересуется, кто такие северяне, чего они могут, а главное, чего они хотят. С этим и идти приятнее будет. Ну их, эти монеты. Сколько скажет, столько пусть и платит.
    — Меня зовут Шэд Патчворк. Шаман. Могу рисовать руны. Иногда полезно. Могу кидаться рунами. Иногда фатально. Это — Маруся-деревянная. Деревянная потому что от живой надо отличать... Ну и потому что сделана из стола. Может резать, может обнимать. И то и другое фатально. Сюда мы пришли из Сентарона. Сначала плыли, а потом шли. Тоже с караваном. Из городка на западе, через тракт змеиный. И вот тот караван мы как раз и вырезали полным составом...
    На этой фразе Шэду в голову пришла мысль, и мысль вызвала паузу в речи. Может, не стоило так вот заявлять не пойми кому о той резне... Хотя если эти чудики тоже служат этому Мастеру, то... Шаман осмотрел копыто, которым приветствовал единорога. Не осталось ли на нём грима? А хотя какая разница. Вот если бы можно было отсказать сказанное...
    — Да-а... Тварями они оказались. Рабами злобной силы. Фу прям. И хотели приобщить нас к своему ковену. Солера тогда подожгло, а мне жопу ушибло. Но у меня были бомбочки и Маруся-деревянная, а их было всего... Э-э-э... Семеро? Солер? О, ты пришёл уже. Сколько этих додиков рунных было? Вот они там устроили чёрную магию, а мы их ограбили на целую башку каменную. Я её на амулеты пустил. Так что по поводу грабить, охранять и разницы между этими словами... Зависит от того, не захотите ли вы нас пленять!

+2


Вы здесь » Old Equestria » Окрестности мелких городов » Окрестности крепости "Розовые шипы"