Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Драконий хребет » Северные вершины


Северные вершины

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://fc01.deviantart.net/fs70/i/2013/338/f/5/land_beyond_the_frozen_hike_by_jowybean-d6wr5db.jpg
Лучше гор могут быть только горы, и здесь их предостаточно. В этих горах, которые дальше к северу, чем вся остальная гряда, нет пони. По крайней мере, пони не живут здесь постоянно. Нет таких смельчаков. Жуткий холод, звери и твари, да и делать-то там, в общем, нечего.
Кое-где тут встречаются пещеры, которые могут послужить укрытием для путников, но далеко не все из них пусты. Снежные волки, каменные звери-элементали, да даже простые горные козлы могут представлять опасность для неосторожного путника, достаточно глупого, чтобы забраться на эту высоту.
На некоторых из горных пиков порой даже сложно дышать, а днём яркое солнце отражается от снега и льда так, что разглядеть что-то становится почти нереально. Однако то и дело находится упрямый мул, которому всё-таки приспичивает пройти через один из горных перевалов.

+1

2

~ Начало игры ~

Прошло несколько дней спустя побега Флама из поместья. Он не знал местности, ведь за последние двенадцать лет его не выпускали ни на шаг за пределы храма. Ему хотелось лишь как можно дальше убраться от этого места. Но Фламу все же следовало хоть как-то подготовиться к этой вылазке, а не бежать куда глаза глядят. Его путь привел его в горы, холодные, ветреные и заснеженные. И он бы рад согреть себя, но за ним могли выслать семейных ищеек, а они и по естественному теплу тела выследили бы его без особого труда. Напротив — Флам пытался еще сильнее опустить температуру и подмораживать снег под копытами, чтобы следы были менее заметны.
Еда, которую он брал с собой закончилась уже пару часов назад. И хоть угроза преследования была, но хвоста не было видно эти несколько дней. Поэтому единорог все же решился сделать небольшую остановку где-нибудь, чтобы согреться. Неподалеку была небольшая пещерка, в которой можно было укрыться от ветра. По пути к ней Флам набрал немного хворостины для розжига.
Внутри он сбросил с себя сумки, смастерил из веток какой-никакой костерок и поджег его, расположившись о огня. Только сейчас он по-настоящему почувствовал, как все его тело промерзло. Флам начал жадно загребать тепло из воздуха и от огня, чтобы согреть конечности. Лучшим решением было бы в скором времени спуститься в места более теплые. И найти еду. Но сперва надо все же согреться, чем Флам и предпочел заняться ближайшее время.

Отредактировано Фламвиззн (26-10-2016 08:52:37)

+1

3

Звенящую тишину гор нарушал только ледянистый треск смерзшегося снега под копытами, который изредка сменялся шелестом потревоженного неосторожным шагом гравия. Час за часом, день за днем. Ранз уже не помнил, сколько он так идет, то вверх, то вниз, заплутав в совершенно незнакомой местности. А горы словно издевались над наритом, стоило ему, казалось бы отыскать нужное направление, как на пути неизменно возникал обрыв, пропасть, или тропа, завернушись немыслимой спиралью, уводила еще дальше в горы. Несколько раз темному везло спускаться в долины, где было довольно тепло, где можно было найти или поймать еду и хоть немного отдохнуть, но после таких кратких перерывов все труднее было снова уходить в горы, на поиски спуска к плодородной земле. Но страх не давал остановиться надолго, гнал все дальше и дальше, пока есть силы, не давал уснуть, отуплял, путал дороги.
Ранз тряхнул головой, надеясь, что после этого два совершенно одинаковых горных склона наконец сольются воедино, помогло мало. От многодневной бессонницы голова шла кругом, а копыта подгибались, то и дело норовя заплестись витиеватой косичкой. Сейчас же... нет, все было по-прежнему плохо, но, что-то изменилось. Нарит повел носом, словно пытаясь уловить какой-то манящий запах и... точно! Тень шевельнулась в подсознании, почуяв биение живой души. Совсем рядом, чуть выше по склону, в пещере, откуда так маняще тянет теплом живого огня.
Мортарион, грязный и всклокоченный, подобно живому трупу из ткаких-нибудь баек возник в проеме пещеры и, сощурившись, принюхался. Там внутри... точно кто-то был.
Окликнуть? Да... его надо сначала окликнуть... а то еще примет за нежить...
Ранз издал странный хрипящий звук, тут же перешедший в надсадный кашель. Пересохшее горло отказывалось издавать хоть сколько-то осмысленные звуки.
Твою мать!

0

4

Флам, согревшийся, расслабившийся и обмякший у огня потерял какую бы то ни было бдительность. Уже не имело значения, придут ли за ним или нет. По крайней мере он сам так думал. Единорог не торопился наружу, чтобы продолжить путь, хотя чувство голода начинало потихоньку напоминать о себе. И не смотря на то что солнце снаружи светило довольно ярко, единорога так и клонило в сон от последних, практически бессонных ночей.
Однако внезапный шум, эхом разнесшийся по всей пещере не мог быть не услышан. Низких тонов хрип и что-то напоминающее рычание раздалось позади. Жеребец резко повернул свою голову, боясь даже предположить, что он может там увидеть. В проеме стояла крупная фигура, напоминающая пони. И без того темная, в свете солнечных лучей, она становилась для наблюдателя абсолютно черной, лишь силуэтом ее обладателя.
Неужели именно так смерть приходит за теми, кому уже пора на покой?..
Длиннохвостый попятился, опустив уши и не вставая с земли, и не мог ни выдавить из себя ни звука, ни даже просто вдохнуть, будто кто-то забрал весь воздух. Он, практически не раздумывая, магией вытащил из костра одну из горящих веток и выставил перед собой для отчаянной защиты от, как он думал, неминуемой участи.
Он на пару секунд замер в таком положении, после чего все же кое-как разглядел в фигуре вполне себе обыкновенного нарита... Нарита. Флам, быть может, и начал было успокаиваться, но удивление его все же не покинуло. Не каждый день встречаешь представителя темной расы...
— П-... Приветствую? — наконец неуверенно он выдавил из себя, восстановив дыхание. Однако горящая палка так и застыла в воздухе, направленная на незнакомца.

0

5

Прокашлявшись Ранз снова поднял голову, вглядываясь в глубину пещеры. До обостренного до предела слуха донесся сначала испуганный шелест кого-то живого, а потом и прерывистый испуганный голос, поприветствовавший его. Нариту потребовалось какое-то время прежде чем ему удалось сократить количество кружащихся друг вокруг друга сначала до четырех, а потом и до двух совершенно одинаковых единорогов со странными львиными хвостами.
- Приветствую, - хриплым эхом отозвался жеребец, переводя мутный взгляд на пылающую ветку, которой незнакомец пытался отгородиться от встрепанной черной фигуры. - Я... я не горный лев. И не волк..- отчего-то решил уточнить темный. - И не причиню зла.
Он сделал несколько шагов вглубь пещеры, откуда веяло теплом костра и сладким живым испугом.
Так и есть, пони, единорог, один... Снаряжение не из лучших, судя по испугу при виде безоружного отощавшего нарита - нечасто выбирается в мир. Впрочем, испуг достаточно быстро сменялся настороженным удивлением...
- Мое имя Ранз ди'Хроон, - представился жеребец, разглядывая незнакомца. - И несколько... заплутал в горах. Позволите ли погреться у огня?

0

6

Флам глубоко облегченно выдохнул с характерным звуком. Ему всегда говорили, что нужно быть постоянно начеку, но ни один совет не сравнится с практическим опытом. Повезло еще, что отвлеченность обошлась единорогу лишь легким испугом. Слов нарита было вполне достаточно, чтобы единорог поверил ему. Он опустил ветку обратно туда, где ей сейчас место - в пламя, да подвинулся, освобождая место для незваного гостя. Правда гость - слишком громко сказано, учитывая, что Флам и сам тут не был особо хозяином.
- Мое имя Ранз ди'Хроон. И несколько... заплутал в горах. Позволите ли погреться у огня?
- Конечно, присаживайтесь. Снаружи довольно холодно... Я Фламвиззн Бёрнинфайер. Я тут... Решил воздухом подышать...
"Ранз Ди'Хроон... Я вроде что-то читал о доме Хроон-Нар..."
У Флама не было никакой предвзятости к какой-либо расе, впрочем, как и у большинства членов его семьи, чтущих свои традиции. Они верили в святость жизни и что никто не должен быть гоним просто за то, кто он есть.
Дождавшись, пока темный усядется у огня, Флам смог повнимательнее рассмотреть его. Это был самый обыкновенный на первый взгляд нарит. Правда, похоже, весьма истощенный. Похоже, что он нормально не ел уже какое-то время.
"Смотри, Флам, твоя выходка выльется тебе в такое же состояние. Ушел, выбросившись на произвол судьбы, и уже без каких-либо запасов."
- Позвольте спросить, как же Вас занесло в такую глушь?.. Вы выглядите совсем плохо... - единорог несколько виновато опустил уши, бросив взгляд на почти пустые сумки, - мне бы хотелось с Вами чем-то поделиться, кроме огня, но увы... Флам вновь перевел любопытно-изучающий взор на Ранза. Он еще раз тщательно осмотрел его, на этот раз остановившись на медальоне, что висел у темного на шее. Символ изображенный на нем напомнил о картинке из книги. Обвитые змеей песочные часы. Единорог сопоставил свои воспоминания и несколько полученных в последние минуты фактов, после чего его глаза немного широко раскрылись, а периодически взмахиваемый из стороны в сторону хвост завис в воздухе вместо окончания движения.
- Вы ведь... Вы ведь из рода хранителей истории? У Вас, откуда Вы пришли, наверное, куча исторических книг! Это же так здорово! Я бы хотел познакомиться с трудами, - восхищенный голос писаря вдруг начал затихать по мере того, как возбужденность сменилась реальностью, в которой "откуда Вы пришли" было разорено около трехсот лет назад, если верить истории, - Вашей семьи... Я... Прошу прощения... - он поджал хвост под бок и опустил взгляд на огонь. Ранзу сейчас и без того плохо, судя по его виду, а напоминать о ранах, вырезанных мечом, чуть не погубившим целый народ...

0

7

Вздох облегчения, изданный единорогами был слишком явным и слегка не укладывался в картину мироздания уставшего нарита. Он был готов, что при виде темного единорога незнакомец запустит в него головней, а то и чем-нибудь посерьезнее, вроде огненного шара. Ну или колдуну придется долго и безуспешно убеждать того, что он не причинит вреда и всего-навсего хочет погреться у костра... или хотя бы поспать в дальней части пещерки... чтобы хоть кто-то живой был рядом. Тут же Мортариона с такой готовностью позвали к костру, что он в первую минуту даже не знал что ответить. Впрочем измученное тело уже без контроля со стороны головы само уселось возле огня, разве что не забравшись в него копытами.
- Б-б-благод-д-дарю в-вас,- почувствовав тепло огня, Ранз только сейчас понял, насколько же сильно он замерз. Тело начала бить крупная дрожь, а зубы стучали как разболтанные створки капкана, отчего речь стала еще более невнятной. - О-ог-гня и в-ваш-шего п-пр-рисут-т-тствия в-вполне д-д-достат-точ-но.... - нарит попытался улыбнуться, что вышло на редкость скверно. Ему было плохо, плохо от мерзкого холода и голода, рвущего желудок, от чувства беспомощности, страха и отупляющей усталости, и от нежданного чувства благодарности к светлому пони - по сути врагу. - Я... я... - надо что-то сказать. Как-то объяснить свое здесь появление и бедственное состояние. Что сказать? "Живу здесь"? - какая нелепая ложь. "Заблудился?" - откуда тогда шел? - Я... не знаю, как здесь ок-казался. Это... сложно... П-простите...
Ранз до боли сжал гудящую голову. пытаясь хоть как-то привести мысли в порядок. Выходило плохо, а меж тем... единорог заметил его медальон... и опознал род! Нарит вскинул голову, напрягшись всем телом. Он ожидал чего угодно - удара, магической атаки, брани, проклятий, но... но никак не восторженных слов. Этот странный рыжий единорог продолжал удивлять.
- Т-ты... - нарит невольно вздрогнул, вспоминая то место "откуда он пришел". - Ты правда не хочешь там оказаться... просто поверь, хорошо?
Чернокнижник обхватил себя копытами, пытаясь одновременно согреться и отгородиться от мерзких темных воспоминаниях о собственном заключении и самозванном тюремщике. Живое тело... болело, дрожало и страдало, желало есть и пить, чего почти не было в Бездне, если не думать об этих чувствах. Здесь это не работало. Здесь.... здесь надо было вспоминать о том, что когда-то было совершенно обыденным.
- У тебя... вас... не найдется немного воды? - через силу спросил Ранз, облизав пересохшим языком растрескавшиеся губы. Голод еще можно было терпеть, его заглушали боль, холод и усталость, а вот жажда жгла изнутри, и терпеть становилось все сложнее.

0

8

"Ох, да он до костей промерз... Сколько же он бродил по этому холоду?"
Флам внимательно наблюдал за собеседником, с любопытством оценивая каждую его реакцию. Он явно отчего-то нервничал и испытывал некий дискомфорт. Не только от только что закончившегося холода, но еще и от некоего морального конфуза. Единорог, обучаясь в храме, практически в изоляции от внешнего мира, не мог трезво это оценить. Хоть он и знал историю, даже такие детали, про которые в курсе лишь немногие, но жил в каком-то своем мире.
- Т-ты... Ты правда не хочешь там оказаться... просто поверь, хорошо?
Юный пирокинетик с пониманием кивнул. Он много читал и слышал разных историй про Вечнодикий Лес, произрастающий на останках некогда могучей родины темных единорогов. Опасный и более неизвестный, чем любая другая часть Эквестрии...
- А Вы были там?.. Вы там все еще живете? - Летописец смотрел на Ранза завороженно, ожидая услышать историю про таинственный лес из первых уст. Он вновь позабыл, что нарит был не в самой лучшей форме, уставший и истощенный...
- Воды? - Флам немного замешкался, ища взглядом сумку. Найдя ее, он кинулся к ней за флягой, в которой воды осталось уже совсем немного. Единорог протянул флягу темному и продолжил смотреть на него, будто в ожидании "награды", в виде рассказа. Но через мгновение до него дошло, что воды совсем мало и путнику, быть может, этого может не хватить.
- Я... Я, если что, могу сходить набрать снега и растопить над огнем... - неловко, даже немного виновато произнес Флам. А еще было бы неплохо найти чем накормить костер, а то будет не над чем топить снег...

0

9

- Т...там? Там это где? - Ранзу становилось все труднее понимать единорога. Была ли это вина самого пони.... Фламвизн кажется... или проблема заключалась в страшной усталости нарита - жеребец не знал. Из последних сил он пытался поддерживать хоть какое-то подобие связной беседы, чувствуя себя обязанным ответить хотя бы на самые основные вопросы. Если бы только единорог задавал их, а не спрашивал что-то непонятное. - Я... нет, не живу. Боюсь... у меня больше нет... дома...
Ему дали флягу с водой. Дрожащими копытами Ранз принял баклажку и единым глотком осушил до дна, едва при этом не захлебнувшись. Воды там было немного, всего-то несколько глотков. Тем не менее для измученного пони даже эта малость показалась манной небесной, жить стало ненамного, но легче. Механически-аккуратно Ранз положил флягу на землю рядом с собой, искренне надеясь, что когда твердь качнется еще раз, та не улетит куда-нибудь и не укатится с горы. А то не хорошо будет.
- Я... я буду благодарен, - запинаясь проговорил нарит на предложение растопить еще воды из снега. - Я... могу... помочь...
Он кажется сумел встать... кажется... Ранз бы сейчас не поручился даже за то, что стоящий перед ним пони один и он действительно рыжий. Земля качнулась особенно сильно, и нарит, не удержав равновесие плавно завалился на бок в ворох тянущихся откуда-то из темноты теней. Сознание конвульсивно дернулось, последним усилием пытаясь вырваться, но всего через миг погасло и оно.

Тело нарита безвольной кучей упало на холодный пол пещеры, лишь чудом не угодив мордой в костер. Он жив, но похоже находится в глубоком обмороке или просто уснул на ходу. Тело безвольно и инертно, дыхание медленное, едва прощупывается, и если не приглядываться, можно подумать, что пони внезапно умер. Он не реагирует ни на голос, ни на другие попытки разбудить и только болезненно вздрагивает, если кто-то посторонний касается его шкуры.

0

10

Нарит, кажется, не совсем понимал вопросов единорога, будто подобно Фламу он был изолирован от общества... Пирокинетик даже немного опешил. Но ответить на уточняющий вопрос тот не успел. Видимо Ранз и сам понял, что имелось ввиду... Единорог опустил уши, услышав такое. Было жаль нарита, пусть он и не был сильно знакомым или близким пони. Потерять дом это, наверное, очень грустно. Только вот Флам на эту потерю пошел добровольно.
После того, как путник осушил флягу, единорог немного приободрился, что хоть что-то хорошее произошло. И вроде даже Ранзу стало немного полегче, что он решил через силу встать и помочь. Флам хотел было остановить его и усадить обратно, но нарит уже упал, в конец изможденный. Пирокинетик, естественно, не на шутку перепугался за него и подскочил к темному. Он дышал. Сердце билось. Флам робко коснулся копытом путника и тут же отдернул его. Хоть и без сознания, но Ранз отреагировал на прикосновение не самым лучшим образом.
Единорог вновь выдохнул с облегчением. Просто надо было дать нариту отдохнуть и не замерзнуть. Флам недолго думая вышел наружу, набрал снега с сугробов, с трудом запихав его в флягу, после чего практически безуспешно искал подходящего топлива для поддержки костра. Он решил, что природе не станет хуже, если позаимствовать у нее немного тепла для себя, что он и сделал. Вскоре единорог вернулся в пещеру, принося с собой и воду, и тепло. Ранз все еще лежал, не приходя в себя. Флам решил не торопить события, разжечь пламя за счет своих сил и прогревать воздух вокруг нарита, чтобы ему было хоть немного комфортнее. Судя по всему, придется здесь заночевать... Условия не сахар, да еще и не о себе одном думать теперь. Единорог достал из сумки свой небольшой журнал, перо и решил сделать несколько пометок об этом дне, после чего вместе с этим же журналом и прикорнул у огня.

0

11

Это было похоже на падение. Не то жуткое и стремительное, во время которого ледяная петля сковывает твои внутренности и неумолимо сжимает горло, а ты только и можешь, что беспомощно барахтаться, увлекаемый навстречу с каменной плахой. Нет… Это было похоже… сложно объяснить… словно падение – то самое жуткое и беспощадное продолжается настолько долго, что ты уже просто привык к нему, инстинкты молчат, и на смену ужасу пришло тупое смирение, в котором уже даже не проскальзывает мысль о приближающемся дне. А есть ли вообще это дно?
Ответа на этот вопрос Мортарион так и не узнал, гораздо раньше его разбудил холод. Костер, заботливо разведенный давешним единорогом, вспомнить бы его имя, погас, оставив за собой едва тлеющие угли. Сам он, свернувшись калачиком, спал на другой стороне от кострища, подложив под голову слега смятый телом журнал. В пещеру пробивались прозрачные лучи еще неверного утреннего света – чуда, к которому Ранз еще не успел привыкнуть и которого, снедаемый страхом и усталостью, до сих пор не замечал.
Нарит встал и, слегка покачиваясь на онемевших от холода и голодной слабости ногах, вышел наружу. Утро разлилось над горами подобно молоку из крынки. Небо казалось абсолютно белым из-за подсвеченной солнечными лучами облачной дымки. Не за что было взгляду зацепиться в небесах – не видно были ни знаменитого рассвета, ни слепящих солнечных радуг, ни воспетых поэтами переливов божественной Авроры – творения златокудрой Тиары. Тем не менее, Ранз надолго замер на пороге, не в силах оторваться от неприветливого белесого неба, пусть глаза практически сразу начали слезиться от слишком яркого для темного существа света. Прошло достаточно много времени, когда Мортарион наконец смог выйти из похожего на оцепенение благоговейного состояния пони, много лет не видевшего ни неба, ни солнца, ни звезд.
Ранз долго, с остервенением, ел снег, отплевываясь мелкими кусками камня и песком. Жажду это не утолило, стало лишь еще холоднее, однако теперь пони хотя бы мог терпеть свое состояние. Закончив с этим, он отправился на поиски хвороста, чтобы хоть как-то оживить костер и согреться, прежде чем продолжить путь. К тому же, стоило проверить, как там его невольный товарищ. Нарит помимо воли испытывал некую благодарность к этому светлому пони, который приютил его у своего огня и потом не бросил одного и не убил спящего. И… признаться… Ранз сам не знал, поступил бы он так же, окажись на месте рыжего единорога. От этого на душе было скверно – сложно ненавидеть того, кто спас тебя… так же сложно как простить целому народу чужой грех.
Примерно с такими мыслями чернокнижник возвращался в пещеру, неся в телекинетической хватке целую связку покрытых инеем веток. Было бы легче, если бы рыжий к тому моменту ушел, но… Ранзу так не хотелось снова оставаться в одиночестве… пожалуй, еще и поэтому он все-таки вернулся обратно.

0

12

Флам спал довольно крепко, хоть и несильно привык ночевать на твердой почве. Костер, отчасти поддерживаемый единорогом, через некоторое время потух, а тепло от углей термокинетик невольно подгребал себе, когда ему становилось прохладно. Разум же не был обременен ни снами, ни какими бы то ни было подсознательными размышлениями, как такое иногда случается, - отдых вышел что надо.
Библиотекарь даже хвостом не повел, когда Ранз отлучился за хворостом, попросту не учуяв ничего. Лишь когда тот вернулся и лучи солнца начали пробивать уже до единорога, он удосужился неспешно распахнуть глаза, просыпаясь. Флам потянулся в полудреме, сладко позевывая, да поглядел на нарита, добродушно улыбнувшись тому.
- Доброго Вам утра, Ранз, - Флам, усевшись, перехватил часть веток, укладывая на остывшее кострище, и через пару минут они уже полыхали огнем. Так как разжечь костер магией может почти каждый единорог, пирокинетик не беспокоился, что может раскрыть свою тайну. Он отряхнул свой журнал и спрятал его обратно в сумку.
- Вы не представляете, как я рад, что с Вами все в порядке. Вечером Вы так внезапно потеряли сознание... Вы, судя по всему, очень сильно устали.
Писарь обеспокоенно смотрел на темного. Падать без сил вот так вот - это... Это надо, очень сильно измотаться, как минимум. Вслед за окончательно проснувшимся сознанием огненного начал просыпаться и весь остальной организм. Первым о себе заявило чувство голода стягивающим ощущением в районе желудка и усиливающимся эхом пещеры урчанием.
- Кхм... Думаю, нам не стоит тут надолго задерживаться. Вы давно не ели, да и я не отказался бы поесть чего, а тут в горах сильно не попируешь. Так что... Будем искать спуск, вестимо. Чутка погреемся и пойдем, я думаю, - Флам говорил скорее о нарите, потому что самому ему было довольно тепло. Он прошелся чуть ближе к выходу, посмотреть на горные пейзажи, пока ситуация располагает к тому. Новая жизнь оказалась немного сложнее, чем он предполагал, хотя ничего необычного еще не произошло...

+1

13

Когда нарит вернулся, рыжий еще спал, зашевелившись лишь когда Ранз подошел чуть ближе. По виду нельзя было сказать, что единорогу шибко холодно, однако сам Мортарион, успевший продрогнуть почти до костей, поэтому первое что он начал делать по возвращению - разложил костер.
- Доброе, - нарит невольно улыбнулся на приветствие Фламвиззна. Что уж говорить, сегодня оно в кои-то веки и впрямь было добрым.
От заклинания товарища по пещере слегка подледеневший хворост быстро занялся, и веселые язычки пламени почти без дыма начали пожирать предоставленную им пищу.
А этот маг неплох, - невольно отметил Ранз, покосившись на рыжего пони. - Я бы над этими ветками минимум полчаса провозился бы, пока они просохли б.
- Извини, если напугал. Я не спал несколько суток... - несколько смущенно признался нарит. После он задумчиво посмотрел на собеседника и со вздохом произнес: - Спасибо. И... может перейдем на "ты"? А то я нелвко чувствую себя, когда ко мне обращаются во множественном числе.
Ранз протянул копыта к огню, с наслаждением чувствуя как живое тепло распространяется по телу. И даже судорожная дрожь и стучащие зубы пополам с болезненными мурашками казались чем-то волшебным - он живой, он дышит, он чувствует. Это ли не чудо?
- Ты прав, - кивнул нарит, неохотно поднимаясь на копыта. - Если ты не сильно замерз, то ждать не стоит, движение согреет куда эффективнее. А на огонь не только бабочки летят.
Получив ответ, Ранз заклинанием погасил пламя и направился к выходу. Вчерашняя хромающая походка после хорошего сна сменилась на ровную рысцу, позволяющую сохранить хорошую скорость при минимальных затратах энергии.
- Кстати, - спросил он, оглядываясь на нежданного товарища, - а куда ты идешь?

---- Рано или поздно на Змеиный тракт--->>>

0

14

— Да, конечно. Просто я... Мне казалось это немного бестактно. Вот...
”А еще потому что ты первый пони извне, которого я встретил. Не так часто у меня такое случается, знаешь ли...”
Флам пару раз неспешно стукнул хвостом по земле, оглядывая Эквестрийские просторы со снежной высоты. Иногда он и раньше поднимался в горы, но не настолько далеко и высоко, сюда уже не пускали. Боялись, что потеряются, а потом — ищи. В чем—то они были правы. И единорог надеялся, что хотя бы некоторое время его не найдут.
Когда Ранз окликнул пирокинетика, тот немного встрепенулся, отвлекшись от размышлений. Флам не отставал от темного, но не старался вырваться вперед, так как его умение ориентироваться в горах оставляло желать лучшего.
— Куда я иду?.. — единорог несколько опешил, явно не ожидая подобного вопроса, хотя его очень даже стоило ожидать — куда приведет дорога, туда и иду. Сейчас у меня нет какой-либо конечной цели. Но с тобой я бы сказал, куда нам лучше не идти. Я не особо уверен, как нынче могут отреагировать на нарита в городе. А если еще и вскроется твое родовое происхождение... Ну, скажем так, не каждый так отреагирует на эту встречу, как я, наверное, — Флам чутка сбавил скорости, уткнувшись в снег, но быстро вновь догнал Ранза. Пока он жил в семейном поместье он не раз перечитывал о войне из различных источников. В том числе и со стороны Наритов была, хоть и не так много, информация. Историк просто не мог понять этой беспричинной жестокости, унесшей за собой столько жизней и до сих пор оставившей ненависть между народами.
>>> Змеиный тракт

0

15

И грянул гром. Но не тот что раскалывает небо пополам, неприменно разнося в мелкие щепки вековые дубы и внушая страх своим величием. И не тот гром, вспоминая который, деды будут рассказывать легенды, утверждая что стали свидетелем сошествия бога на землю. А вполне себе раскатистый, но явно далёкий гром, максимум подпаливший крону одному из сотен тысяч деревьев где-то километрах в двадцати отсюда. А за ним, неуверенно, заморосил дождь, словно жеребёнок, которого сверстники толкают на какую-то неприятную пакость, из разряда "А тебе что, слабо пойти и яблоко с яблони украсть? Слабак!". И вот он сначала робко, а затем и посмелее подкрадывается к яблоне. Всё ближе и ближе. И вот уже почтииии!.. ГРААХ! И он, не помня себя от страха, припускает во весь опор, стараясь скрыться из чужого сада, быстро быстро переставляя копытцами!
А дождь усиливался... Тяжёлыми, крупными капшями он стучал о широкополую шляпу, мерно шагающей пони в чёрном плаще, что скрывал под собой почти весь её силуэт. И запах ночного леса щекотал её ноздри через маску, скрывающую от всего мира её мордашку.
- Наставник, может остановимся на привал? Скоро совсем стемнеет.
И это были её первые слова где-то за... Часов, наверное девять пути. А. Нет, вру. На дневной остановке она попросила мастера передать ей хлеб. Но как бы то ни было, голос у неё был приятный. Мягкий, тихий и спокойный. Подстать местным пейзажам.
- Или вы хотите успеть добраться до Эрикхорна за ночной переход?

+1

16

Фигура облаченная в черный плащ и широкополую шляму остановилась. С шляпы неустанно капала вода, приносимая на ее поверхность дождем. Медленно голова фигуры повернулась , посмотрев на идущую следом  кобылку своим единственным пурпурным глазом из под полов шляпы . Ему уже была привычна молчаливость его ученицы, все таки зная ее прошлое, не трудно было понять причину подобной замкнутости в себе. В прочем охотнику и не положено много говорить, его основная задача- делать свое дело, и что важно, делать его хорошо, излишняя болтовня же рассредотачивает.
Устала ?
Коротко спросил он, своим низким, подернутым хрипцой голосом, обращаясь к аколиту. Голос был ровен и спокоен, а в прочем он был таким практически всегда. Она наверное ни разу не видела своего наставника раздраженным или испуганным, даже когда наверное ему стоило быть таким. И сейчас он смотрел на нее, своим неизменным, спокойным взором, в котором чувствовалось нечто благосклонное и по отечески теплое.

Отредактировано Аякс Венатор (15-06-2017 00:03:09)

0

17

- Нет, мастер Аякс. - И зная её, наставник действительно с полной уверенностью положиться на то что она не врёт. - Если вы решите идти дальше, это ничуть меня не затруднит. И я помню что мы собирались сделать привал, но стоит ли спать под таким дождём?
А дождь и вправду, во истину, был именно что таким. Уверенным, прохладным дождём. Полноправным носителем этого имени, хотя и не претендующий ни на что более этого. Он барабанил по спине пони, стекая по плащу резвыми дорожками мокрых капелек, огибая сёдельные сумки, предусмотрительно спрятанные под плащ, а так же ещё что-то, скрываемое под ним же. судя по конурам - достаточно крупный арбалет. А ведь с виду приличная пони, а тут с арбалетами по лесам в дождь бродит... Ох времена... Ох нравы.

Отредактировано Ярнам (15-06-2017 00:17:25)

0

18

- если нет, то идем дальше. Отдохнем в столице.
Кивнув, единорог продолжил идти вперед.
И они шли всю ночь, не взирая на сырость и мрак, что вскоре заполонили собой этот лес. Пробираясь по узким лесным тропинкам сквозь чащу леса, пони наконец вышли  из него, попав на большую дорогу, что вела к столице. Было это уже ближе к утру, и вскоре небо начало светлеть. Постепенно и неспешно ночь переходила в утренние сумерки, а те , в свою очередь, уступали место поднимающемуся из за горизонта светилу. Дождь, к этому времени, почти кончился и лишь слегка моросил. Когда вдалеке стал виден Эрикхорн, небо уже во всю горело оранжевыми и алыми оттенками, а яркий диск солнца завис невысоко над горизонтом и во всю слепил оранжевыми лучами, заставляя отводить от него взгляд . Еще через часа полтора, они прибыли к стенам столицы.
Шел единорог молча, явно погруженный в свои мысли, но при этом не забывая следить за окружающим его пространством, и за наличием по близости Ярнам. Большую часть пути он освещал свою дорогу висящим в поле телекинеза, крупным фонарем. Когда стало светать, фонарь , что логично, был погашен.

Отредактировано Аякс Венатор (15-06-2017 01:09:32)

0

19

Прошла ночь, снимая с мира тёмное бархатистое покрывало, забрезжил свет, пронизывая облака золотистыми иглами восхода, дождь постепенно сошёл на нет, а пони всё шла. И наконец усталость стала давать о себе знать. Походка стала чуть шаркающей, движения несколько смазались, шея медленно но верно спускала голову пониже к земле, но в целом Ярнам неплохо держалась. Ещё в детстве она уяснила одну крайне занятную вещь. Чтобы дойти нужно просто не останавливаться. Не сбивать шаг, поймать ритм и тогда можно идти хоть весь день напролёт, а то и все два. Неторопливо, но уверенно переставлять в копытца в сторону своей цели.
А впереди уже показался Эрикхорн. Большой, величественный и... Шумный. Совсем не тот тип городов что дороги сердцу юной кобылки. Правда и книги в таких городах достать куда проще. Да и к тому же было у этого города одно весомое достоинство в сравнении со всеми прочими городами. Он был совсем близко и приближался с каждым шагом. И как бы Ярнам этого не хотелось, не думать о том что вскоре она сможет лечь на мягкую кроватку, а перед этим, быть может, даже принять ванну у неё не получалось.
И вот уже перед ними городские ворота, стражники, похожие на сонных мух, бродят туда-сюда, а трактир всё ближе и ближе.

Переход в локацию Эрикхорн - жилой квартал. Главные ворота.

Отредактировано Ярнам (15-06-2017 20:09:46)

+1

20

Единорог шел, не смотря на зарождавшееся где то внутри него желание вздремнуть. Рассвет... Возможно для большинства-встающее по утру солнце было символом конца кошмара, что длился долгую и темную ночь. Рассвет знаменующий что призраки ночи, ее ужасы, уползают в свои норы, знаменующий что наконец можно вздохнуть полной грудью и порадоваться маленькой победе. Возможно сейчас где то, какой то жеребчик или кобылка, наконец достанут головы из под подушки и зачарованно будут смотреть на этот рассвет. Страх их постепенно выветрится, и то что пугало ночью, вновь будет радовать днем. И ведь когда то рассвет воспринимался им точно так же... Ныне рассвет для него знаменовал лишь краткую передышку пред новой ночью охоты, знаменовал что ты пережил эту ночь, но лишь эту. А иногда случалось так, что рассвет и вовсе давал лишь небольшое преимущество в продолжавшейся и с его наступлением, охоте.
- неплохая выдержка, даже не смотря на внешнюю немощность
Мысленно отметил магистр глядя на свою ученицу, которая уже явно начинала уставать, о чем ясно говорило ее тело. Мыслями же поняшечка явно уже была где то не здесь. Не трудно было догадаться где именно, учитывая что и сам Аякс сейчас не отказался бы от постели, однако подобные "полеты фантазии " в их деле были не слишком полезны, потому что им было свое время, и оно было точно не сейчас.

Переход в локацию Эрикхорн-жилой квартал. Главные ворота.

Отредактировано Аякс Венатор (16-06-2017 15:34:09)

0


Вы здесь » Old Equestria » Драконий хребет » Северные вершины