Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Дополнительные отыгрыш » Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата


Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Окраины грифоньего каганата. Контролируются войсками одного из наследных принцев, сыновей кагана.
http://discovery-russia.ru/photos/big/abu3.jpg

0

2

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
     Первой проснулась Паддл. Но видят боги, лучше бы она этого не делала. Лежать было неудобно, под боком на твёрдых досках лежал только клок колючей соломы, грязной и пропитанной какой-то вонючей дрянью. Голова раскалывалась, во рту разверзлась пустыня, по которой табунами носились бизоны и, судя по вкусу, активно гадили. Давненько у неё не было такого похмелья.
     Через пару минут, когда она более-менее пришла в себя, стало ясно, что лежит она в крытой повозке, которая куда-то едет по довольно дерьмовой дороге, а амортизаторов у повозки, разумеется, нет. На одной из её задних ног лежала чья-то голова, но её собственная думалка пока была слишком тяжёлой, чтобы смотреть, кто там. Сверху над ней был натянут брезент, сквозь мелкие прорехи в котором палило солнце. Похоже, времени около полудня.
     — О! Ты проснулась! — раздался отвратительно-жизнерадостный, вообще не подходящий моменту голос. Когда каждый камушек на дороге отдаётся в голове болезненным набатом, чей-то громкий оптимизм это последнее, что тебе хочется.
     От этого же возгласа начала просыпаться Соната. После аналогичных нескольких минут страданий, первое, что она поняла — она голая. Ни плаща, ни сумки, ни капюшона, её мышиные крылья валялись за её спиной на соломе как попало и перепонки жутко болели. В них было несколько сквозных ран, таких, что ближайшее время взлететь Соната сможет только разве что во сне.
     — А ну молчать там! — рыкнул кто-то снаружи. Голос незнакомый. Хотя какую-то пользу он принёс, жизнерадостный голос рядом хотя бы перешёл на шёпот.
     — Чтоб ты в могиле молчал, свинина крылатая, — тихо буркнул голос. Затем с его стороны послышался шорох и металлическое звяканье, и всем очнувшимся стало видно его обладателя.
     Как раз к тому моменту разлепила глаза и Анимадриэль, которая лежала на досках спиной к бортику повозки и головой на чём-то мягком. Может быть, это чья-то нога. Всё тело жутко ныло, на роге была какая-то тяжесть, а шерсть неимоверно, люто чесалась. Похоже, все они будут жить теперь не одни, а с паразитами.
      Перед взором троих кобыл очутился оленёнок. Совсем мелкий, с крошечными рожками, которые еле-еле проглядывали через копну растрёпанной гривы. Бледно-рыжий, с зелёными глазами, тонконогий, такой же грязный и побитый, но улыбающийся оленёнок.
     А металлическое звяканье издавала цепь, которая от кандалов на копыте оленёнка шла к точно таким же оковам на копыте Анимадриэль. Аналогично оказались скованы вдвоём Паддл и Соната. У всех четверых под железкой плоть покраснела и была раздражена. Кандалы явно не подбирали по размеру, а взяли те, что потуже.
     — Не вздумайте засыпать назад! Если вас начнут будить эти уродливые педофилы, это понравится вам меньше, чем спать в магической коме на досках. Давайте, давайте, подъём! Разомните ноги, вы спали всю дорогу! Но не тряси телегу! Готовимся к побегу! Ой. Не время петь. Приводите себя в чувство! Насколько сможете...

+3

3

---->Таверна "Дохлая лошадь"
Она не умерла... опять — первая вещь, которую поняла Соната, ведь сознание потихоньку, по капелькам, начало возвращаться к ней. Но, увы, сейчас все было не так радужно, как в прошлый раз, когда она проснулась в шикарной постели, в замке гостеприимной знати. Сейчас фестралка лежала на чем-то жестком и, кажется, крайне вонючем и колючем, видимо, на соломе. Боль пронзала голову, а все тело было тяжелое, как камень. Вставать совсем не хотелось, даже не хотелось открывать глаз, вместо этого очень хотелось снова провалиться в забытье, чтобы хорошенько отоспаться или хотя бы больше не чувствовать эту боль, дискомфорт, которые стремительно подступали, и вонь.
М-может, они меня просто ограбили? - как-то глупо-оптимистично подумала темная, пытаясь расслабиться и опять заснуть, хотя из-за возни рядом, казавшейся просто оглушительной, это было немного трудно, - Вроде никто не трогает, значит в канаву просто бросили...
И вот, погрузившись в свои раздумья, разум мыши начала дрейфовать, потихоньку опускаясь в забвение... но как бы не так.
Послышался до омерзения жизнерадостный и крайне громкий голос, вырвавший темную из дремы. Если кто-то находится рядом, то лучше не валяться, а то мало ли. Поэтому шпионка резко распахнула глаза, удержавшись, чтобы не подорваться, ибо, судя по острой боли в крыльях, это очень плохая идея. Когда все чувства вернулись, предыдущие головные боли были просто легким дискомфортом, сейчас боль, казалось, была сравнима с тем, что в голове засела крыса, которая пытается прогрызть выход наружу. Застонав, крылатая медленно села, позволяя крови отлить от головы, и схватилась копытами за свой большие, пушистые уши, опуская их и прижимая к голове. Выглядело со стороны крайне глупо, но сейчас было не до этого, лишь бы не слышать посторонний шум.
Она ехала в какой-то повозке и при этом не одна! Рядом находилось знакомое тело Анимадриэль и незнакомая пегаска. Отлично, она непонятно где, да еще в одной повозке со светлыми. Было бы не все так плохо, только вот сейчас ночная абсолютно голая, без своего снаряжения, плаща, чтобы скрыть расу от  посторонних глаз. И крылья... они болели странно. Не той тяжелой болью, что бывает, когда отлежишь конечность, а острой, жгучей, будто...
Нет... - отчаянно подумала серая и, с трудом расправив одно крыло, чуть прикрылась им, внимательно рассматривая перепонку. Дыры. Кто-то хорошо поработал ножичком и продырявил ей крылья! Несильно, со временем раны зарастут и Ната снова сможет летать.
Вот только сейчас Лунная об этом не думала, её переполняла злоба и страх, она с долей ужаса смотрела сквозь дыры в своих красивых, нежно-голубых крыльях!
- Уроды! - только яростно вскрикнула кобыла хриплым голосом и раскашлялась.
Ей хотелось заорать высоким мышиным визгом и плевать было на уши поней рядом, надо выпустить злость и страх, но голос снаружи намекнул, что за это вполне можно получить древком копья по зубам. Да и надрывать голос, который, наверное, сейчас является её единственным оружием, крайне неразумно.
Тяжело дыша и почесываясь, разведчица, привлеченная звяканьем, увидела...  маленького олененка, совсем молодого скёрга, если быть точнее.
Они нечасто появляются на эквестрийском материке, но темной пони все-таки однажды повезло встретиться с одним в портовом городе. Приплыл как-то наритский грузовой корабль, чтобы отремонтировать треснутую мачту. Их никто от берега не отгонял, но все-таки темные единороги сделали все быстро, видимо, помня старые обиды, или просто не хотели рисковать долгим присутствием, впрочем, фестралка успела поболтать за кружкой эля с одним матросом, представившегося Медлонаэлем. Служил он на судне очень уже много лет, хотя и по внешности особо нельзя было сказать, рассказал про свой народ — болотников, скёрги, а еще всеми возможными эпитетами расхвалил наритов, что было немудрено, наверное.
И как же такой юный олень, у которого рога едва-едва проклюнулись, очутился в далях?
- Эй, малой, как ты здесь оказался? - неосознанно выпалила Соната с удивлением, - Как-то далековато от земель наритов.
Кобыла решила последовать совету, насчет разминки, и с трудом встала, кряхтя, и чувствуя тяжесть цепей на ноге. Заключенную копыто жгло, кожу раздирали тугие кандалы. Теперь и стало понятно, куда везут, и, честно, Лунная предпочла бы смерть, чем эту унизительную судьбу. Знавала шпионка, что работорговцы любят надевать на рабов тугие кандалы, чтобы они, вызывая боль и раздражение, напоминали носителю его место. Скорее всего везут в Грифоний Каганат, где крупный рынок рабов. Плохо дело. Высокомерные, агрессивные птицетвари хуже пегасов. 
- Уж с дрявыми крыльями я вряд ли засну. - прошептала мышь, чуть подойдя, безвольно волоча за собой крылья, и внимательно рассматривая нового знакомого. Она даже думать не желала, почему он назвал надзирателей педофилами, - Как твое имя?

+2

4

http://i.imgur.com/cWagkQn.jpg   Таверна "Дохлая лошадь"
Попытка сбить концентрацию мага не увенчалась успехом, зато справедливо спровоцировала зебра. Ани приготовилась к честной схватке, ну или по крайней мере ко второй попытке сбить концентрацию мага очередным толчком, однако трущобы Балтимейра имеют свой взгляд на честную битву. Едва Зебр приблизился к Ани, а та встала в оборонительную стойку, как тут же вместо удара последовал плевок дротиком. Ани лишь успела осознать что к чему, как тут же упала без сознания, провалившись в глубокий сон.

***

Следующее, что единорожка смогла осознанно почувствовать, это жуткую слабость во всем теле и в особенности в районе рога. Попытавшись открыть глаза и приподняться, она почти сразу же рухнула обратно на что-то мягкое. Что ж, никогда больше не связываться с этими отбросами общества... И не геройствовать... – сделала мысленную заметку на будущее пони, собираясь с мыслями и силами. Пошевиелив копытом, Ани услышала звяканье, а шерсть крайне неприятно зачесалась под чем-то сдавливающим её на каждом из копыт. И во что я вляпалась? – раздраженно пробубнила пони, приоткрыв глаза и взглянув на ноги и окружение. Пони ожидала себя увидеть в участке жандармерии Балтимейра или в канаве трущоб, но судя по всему она находилась в какой-то повозке, и то что первоначально она посчитала головокружением после яда, оказалось тряской по колдобинам.
– Не вздумайте засыпать назад! Если вас начнут будить эти уродливые педофилы, это понравится вам меньше, чем спать в магической коме на досках, – раздался рядом задорный голос, немного резонувший по ушам.
Ани моментально открыла глаза и буквально подскочила, услышав это, отчего перед глазами какое-то время все сильно поплыло, пока не устаканилось и перед знахаркой не предстали бледно-рыжий пятнистый пони с тонкими длинными ножками, которые тем не менее не добавляли ему большего роста; фестралка с голубой шерсткой и синей гривой, а также с небольшими кровоподтеками в области крыльев и единственная знакомая из всей этой троицы пегаска, являющаяся, как предположила Ани сестрой Эхо. Источником задорного голоса судя по всему был пятнистый жерябенок, присмотревшись к которому, Эля различила на его голове крохотные рожки. Так это олень! – осенило пони.
Не нужно говорить, что представителей данной расы единорожка видела лишь на картинках в книгах, да и то там их скорее изображали сливающимися с деревьями. Конечно, дед Ани говорил, что у настоящих оленей очень мало общего с тем как их изображают эквестрийцы, но все равно увидев их представителя воочию, знахарка была весьма удивлена различием с тем, как они ей представлялись.
Тем временем фестралка начала расспрашивать олененка о том, как он тут оказался, и как его зовут, и её голос смутно показался знакомым единорожке. Нахмурившись, Ани стала смотреть на неё, пытаясь вспомнить, когда она могла встретить фестралку, цвет шерстки также казался смутно знакомым. Переведя взгляд на пегаску и обратно, Ани шыроко раскрыла глаза и взглянула на копыто Фестралки.
– Эхо? – буквально прокричала Знахарка. Однако после, смутившись своего внезапного выкрика, продолжила тише. – А... Впрочем, теперь ясно, зачем та маска и плащ... Кхем, так все же, что произошло? Что-то мне подсказывает, что гриффон, которого ты искала, не простой торговец, не так ли?

+3

5

(Таверна "Дохлая лошадь" ----->)
Когда Паддл выпала из забытья, она некоторое время никак не могла сориентироваться, где она, что происходит, да и кто она тоже приходило в голову очень уж постепенно. Ощущения как с адского похмелья, мутные воспоминания, как она, раздосадованная, летит к таверне... "Чем... чем же я таким налакалась?.."
Через некоторое время она смогла осознать, что периодически разрывающаяся особо сильно болью голова - это не просто странное явление, а это её так трясёт. "Меня куда-то везут?" Мысли текли как-то ужасно лениво, её всё никак не осеняло, что и зачем произошло и происходит в данный момент, и эта неопределённость ужасно напрягала.
Сделав над собой усилие, она открыла глаза.
Да, её действительно везли в какой-то дрянной, ужасно трясущейся и противно воняющей повозке. При этом любая встряска отдавалась острой болью в голове, а трясло её весьма активно и неслабо.
Ещё в глаза бросилась цепь, сковывающая её копыто, тут же ко всем неприятным ощущениям она стала осознавать ещё и тянучую боль от ноги, кандалы на которой были затянуты слишком сильно. И, что немало пугало её, она была совершенно голая! Ни сумки, ни, что самое страшное, кинжалов! Во что же она вляпалась?
Из медленно тянущихся размышлений о тяжкости бытия её вырвал мерзко-жизнерадостный, ужасно громкий голос! Пегаска с ненавистью во взгляде повернулась на звук этого голоса, намереваясь сказать его обладателю пару ласковых слов и, возможно, нежно погладить по голове... И застыла, удивлённо хлопая глазами.
У существа перед ней было четыре ноги с копытами, голова, грива и хвостик. На этом, пожалуй, сходство с пони заканчивалось. Рыжий, мелкий, с двумя рогами на голове, хвост какой-то странный, напоминает заячий, ноги тонкие - какое-то неведомое чудо. Некоторое время она молча смотрела на него, не зная даже, как назвать, пока не пришла по этой внешности ассоциация откуда-то из далёкого детства, сказок, рассказываемых матерью. "Олень? Вообще без понятия, откуда это в моей голове, но пусть будет олень."
Чей-то голос рыкнул на них, мол, молчите. Неизвестность, что это за доброты кусок дал им такой совет, разъедала и без того отягощённую думами голову Паддл, но хотя бы олень стал говорить тише. Он посоветовал попытаться размяться и, кем бы он ни был и какими бы ни было его мотивы, его предложение имело смысл - мысль продолжить тут валяться совершенно не прельщала пегаску. Она стряхнула что-то, лежащее на её ноге, и начала потихоньку подниматься. Первая попытка была неудачной и крайне тяжкой, не более лёгкой была и вторая попытка, но тут она хотя бы умудрилась устоять на своих ногах. И снова свалилась, когда повозку тряхнуло! С сердитым бормотанием она поднялась в третий раз, теперь она уже смогла более-менее прочно встать. И огляделась.
Стряхнула со своей ноги она, как оказалось, голову той болотной единорожки. А ещё рядом была фестралка.
Паддл никогда в жизни до этого момента не видела фестрала, кроме как на картинках. Так что она снова удивлённо застыла. Немного так постояв, она обратилась за помощью к своей голове. Голова ответила "отстань" и заболела ещё сильнее.
Фестралка, не замечая обращённого на неё внимания, обратилась к оленю. "Земли наритов? Тут ещё и другие тёмные замешаны? У-у-у-у!"
Паддл сердито зашипела, когда болотная единорожка громко выкрикнула имя фестралки - её голова всё ещё крайне остро реагировала на подобное. "Так это она - та пони в плаще и маске?"
И вот, они втроём и олень были скованы цепью. И ехали куда-то в повозке. А значит... Пегаска потёрла висок копытом и как-то устало протянула:
- Что вообще происхо-о-о-одит?

+3

6

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
     Чуть придя в себя, трое кобылок смогли осознать всю глубину окружающей ситуации. Во-первых, оковы. Грубые и выглядящие как мусор, тем не менее, они оказались прочными. Замочные скважины на них были непривычной формы, крестообразные. Во-вторых, пока они были без сознания, всех троих сильно ограничили в действиях — крылья Сонаты оказались изранены, перья на крыльях Паддл сильно укоротили грубыми ножницами, так, что вес пегаски они уже не выдержат до смены перьев, на роге Анимадриэль была намотана сложная конструкция из проволоки, зажимов и стяжек, которая напрочь лишала её возможности колдовать, а снять её можно было только со слоем рога. А после такой травмы не то, что колдовать, жить вряд ли удастся. При ближайшем рассмотрении, схожая конструкция была намотана на рога оленёнка. Только вот рожки были слишком мелкие и путы держались на одном грифоньем слове.
     Да и общее состояние их тел и умов не радовало. Конечности затекли и двигались с трудом, копыта под оковами болели, в головах шумело от жары и от остатков дурмана, кроме всего прочего на шкурах ныли мелкие царапины и укусы насекомых.
     — Всеми копытами "за", — оленёнок уже не кричал, а отвечал тихо. — Уроды те ещё. А на первый взгляд были такие интересные! Эх... И я не малой! Меня Лёлилиэль зовут. Можно Лёлик. Выпил я. Не с тем, с кем надо. Очнулся тут. Скоты побоялись травить меня той же дрянью, что заливали в вас. Тоже подумали, мол, хлипкий, мелкий. Ну а я не стал их переубеждать.
     Оленёнок ухмыльнулся, но это была злая усмешка, а не оптимистичная и даже не самодовольная. Кажется, ненавидел Лёлик так же искренне и легко, как и привязывался.
     — Прошлой ночью я смог отвлечь того уродца, что поил вас наркотой, так что вам в глотки влили воду из моей миски, — оленёнок мотнул головой на жестяную тарелку, которая валялась в углу повозки.
     После возгласа единорожки Лёлик на неё зашипел, как крупный кот.
     — Тихо! Они сюда не лезут и во имя всего святого пусть это так и остаётся! Маски... Вот маски и плащи нам понадобятся. Нас везут на рынок рабов, — Лёлик оглянулся на Паддл, задавшую вопрос. — Как я смог понять из разговоров грифонов с наёмниками. Между собой-то они всё больше на своём тарабарят. Нас везут в Тэйларканд и если нас туда довезут, то всё, считай остаток жизни будем клевать зерно с крупа какого-нибудь богатенького петухо-котика. С рабским клеймом из каганата нам не выбраться.
     Лёлик с сожалением глянул на миску в углу. После ночных манипуляций с пробирками наркотиков на эти сутки ему воды не осталось и от болтовни его рот быстро пересох.
     — И времени нет. Мы в дне пути от поселения. Нам очень повезло, что вы очнулись до того, как солнце выйдет в зенит. У них скоро сиеста. Пару часов снаружи будет вообще невозможно находиться, они попрячутся по палаткам. Это наш шанс. Считай, последний. Только вот без воды и каких-никаких накидок мы там скопытимся. Да и по следам на песке за нами сразу после спада жары погоня выйдет.

+2

7

Она то и дело мялась на месте и поочередно с трудом поднимала закованные копыта, пытаясь их размять. Когда наркотики почти окончательно выветрились из головы, фестралка поняла, что на самом деле она чувствует себя куда хуже, чем в моменты пробуждения. Все ныло. Каждая царапинка, каждый укус и ушиб, да, кажется, у неё даже грива болит! Ситуация для Сонаты усугублялась еще тем, что она начала чувствовать, как к больной ноге, которую она поначалу даже не чувствовала, неумолимо начала подкрадываться боль и весьма неслабая.
- Что же, приятно с тобой познакомиться, Лёлик, пусть и в такой ситуации. - тихо и слабо пробурчала темная, - И спасибо, что вывел нас из этой наркотической комы. Мое имя...
И на этом же моменте её прервал громкий удивленный возглас Анимадриэль, из-за чего кобыла упала на круп и, как и Лёлик, недовольно зашипела, зажмурившись. По ощущением казалось, что хорошенько пару раз дали молотком или чем более тяжелым по голове.
- Во имя Всетемнейшего, можно потише? - недовольно прорычала шпионка, потирая виски, - Самой-то хоть приятно свои крики слышать? - фыркнув, она устала провела копытом по морде, вздыхая и стирая пот, - Ага, мое имя Эхо... а еще Мышка и много-много других имен. А торговец самый обычный, только вот друзья у него - не совсем. Впрочем, ты уже сама поняла. - Лунная оглянулась на пернатую, наконец-то с неприятием почувствовав на себе её пристальный взгляд, и улыбнулась, обнажая клыки, - Что-то интересное увидела?
На её вопрос же отвечать не стала, потому что скёрг и так все объяснил, подтверждая догадки разведчицы. Грустную реальность их положения как-то не хотелось лишний раз озвучивать.
- Вот зербиты... - выругалась серая и попыталась встать, чтобы хотя бы осмотреться и разглядеть какую-нибудь лазейку в клетке.
Но, увы, теперь покусанная нога решила дать о себе и Ната почувствовала острую боль по всей ноге, особенно в бедре, словно множество мелких игл воткнулось в плоть. Едва сдерживая удивленный вскрик, она как-то неуклюже пошатнулась и завалилась на круп.
- Для начала стоит вообще как-то выбраться отсюда, а потом снять оковы. Если даже у нас будет все необходимое для путешествия по пустыни, то с этим тяжелым мусором на копытах мы все равно далеко не убежим. Быстро устанем или нас моментально нагонят. - тихо вздохнула мышь, думая, что из всей компании у неё, наверное, не самое выгодное положение. Больная нога, да еще с оковами сильно затруднят её движение, а кошачьи глаза, которые предназначены для ночного зрения, вряд ли выдержат полуденное солнце в пустыне, - Можно попробовать попытаться выкрасть все барахло из одной палатки, но вряд ли это удастся сделать тихо с железяками, - предположила Соната.

+3

8

Пробубнив, едва слышное "Извините" после упреков оленя и Эхо, Ани старалась вести себя как можно тише, постепенно осознавая всю серьезность ситуации. Меня отравили, похитили, держали в бессознательном состоянии и хотят продать как какую-то вещь? Вот тебе и приключеньенце... На спокойной в прежнее время мордочке знахарки стала отчетливее проявляться гримаса ужаса, с каждой секундой осознания.
– С... Сколько дней мы пробыли в забытьи... – только и смогла вымолвить единорожка.
Это был скорее риторический вопрос, один из многих, что вертелись у неё в голове наряду с кучей способов найти подтверждение нереальности происходящего. Ани просто не могла пока принять полностью, во всей мере то, что с ней происходит. Отчасти из такого оцеппенения её вывели слова олененка про воду.
– Вода у меня есть, пара бутылочек в сум... – пони осеклась, покосившись на свой бок. Анимадриэль была полностью нагой: не было ни накидки ни сумок, едва сдерживая дрожь в копытах, она потянулась к левому уху и не обнаружила также и серьги.
Стоило ожидать... – пробубнила себе под нос лекарь, после чего продолжила громче – Глупо это спрашивать, конечно, но наши вещи уже проданы, или их только собираются продать вместе с нами?
Тон кобылки уже давно потерял те позитивные или отстраненные нотки, часто использующиеся лекарем в общении. Сейчас её голос был неуверенным, слегка дрожащим и даже в некоторой степени обреченным. Примерно в таком же состоянии была и пегаска. Эхо же излучала больше злости, чем страха и обреченности, а Лёлик казался слишком самоуверенным. Тут в голове единорожки будто бы что-то щелкнуло и она широко раскрыв глаза, посмотрела на оленя.
– П... погоди... Как ты говоришь тебя зовут? – данная фраза была сказана громче, чем прошлая, но гораздо тише выкрика, так сильно испугавшая бесстрашный дуэт. Лёлилиэль? Ты же... ну то есть... понятно, что не... но... Кхем, эм... прости, просто я... эм, то есть... Короче, моё имя Анимадриэль...
Среди сидящих в повозке узников осталась лишь одна пони не представленной, и единорожка, чтобы побыстрее замять своё удивление тому, что имя оленя так сильно напоминает имена древних единорогов, в честь которых, как уверяла Лили - мать Эли – была названа сама знахарки, пони тут же обратилась к ней.
– Ну, а тебя как зовут?

+2

9

- О да, как очнулась, всё продолжаю видеть интереснейшие вещи! - оскалившись в ответ на клыкастую улыбку фестралки сказала она. - Хоть вешайся, как интересно.
Олень, тем временем, представившись, посвятил их в подробности чудеснейшей ситуации, в которой они оказались. Оцепенение, смятение и недоумение постепенно отступали, заменяясь злостью и ненавистью.
"Скоты. Скоты. Скоты! Тупые курицы. Убила бы. Всех. Предварительно расчленив. Землю бы жрать заставила... Мрази. И прямо из города посмели! В сговоре с теми, из таверны!" Она начала оглядывать себя и обнаружила подрезанные перья. "Мои крылья!" Не в силах больше удерживать полностью в себе гнев, она глухо зарычала.
Через несколько секунд, впрочем, усилием воли взяв себя в копыта. Сейчас не время, сейчас она может лишь потратить силы и привлечь лишнее внимание. Надо удержать это в себе, сохранить, накопить, превратить в этакий источник энергии, который можно будет использовать потом, брать из него дополнительные силы, которых ещё ой как пригодятся.
Придя таким образом в себя, она попыталась пройтись. Пошатывало, ноги немного подгибались, голова продолжала гудеть и трещать, тело всё ещё ныло после долгого лежания и чесалось от укусов... помимо этого, нормально. Терпимо, жить можно.
"Ричард. Сумел ли он улететь, или эти ублюдки схватили и его тоже? Выберемся - узнаем."
Единорожка выказала на удивление активную реакцию на имя оленя, после чего представилась весьма закрученным именем и спросила его у пегаски. "Почему бы и нет?"
- Пёрпл Паддл.
"Да уж, ситуация." Сама она была не в лучшей форме, но в норме, ещё немного придёт в себя, и будет полностью готова к набиванию чьих-то наглых птичьих морд. Анимадриэль выглядела более подавленной, но она во всяком случае уже показала себя способным на что-то бойцом, а взбодрить, если что, получится. Наверное. Эхо... ну, о фестралах ходило много слухов, и Паддл понятия не имела, что из них было правдой. Завалилась на ногу при попытке встать - возможно, она повреждена. Впрочем, возможен и более позитивный вариант - отлежала. Что может, неизвестно. И Лёлик. Маленький и до подозрительного активный. Но, как бы то ни было, если бы не он, то доехали бы они как миленькие до поселения, где бы их кому-нибудь не менее мило сбагрили. Предположительно, ловкий и юркий.
- Известно, сколько там противников? Сколько вооружены? - конечно, работорговля - это работорговля, и едва ли эти грифоны не побеспокоились о том, чтобы сдержать при необходимости своих рабов. Но вдруг они рассчитывали на свои наркотики и, понадеявшись, что они - надёжное средство, решили взять поменьше народа? - И если кто-то из вас может взломать эти замки, пусть скажет об этом и о том, что ему для этого нужно. Ей говорили, что её копытокинез достаточно точен и чувствителен, чтобы она могла научиться взламывать замки, и она сейчас искренне жалела, что не стала утруждать себя изучением этого навыка.
Ей удалось расходиться, и теперь, когда её шаги были более-менее уверенными, она начала осторожно передвигаться по повозке, внимательно осматривая её. - И если у кого-то из вас есть план, то его тоже лучше озвучить.

+2

10

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
     — Ага. Эхо, Анимадриэль... Хм, а на наших не похожа. Анима. Анима и Паддл. Понял. Эхо права на все вот ваще на все сто! Наши вещи — у торговца. В шатре, со всей добычей. Как шатёр этот выглядит, не знаю, но по слухам, он больше остальных. И да, основная проблема, — он в крайнем раздражении дёрнул ногой, — вот это бряцающее дерьмище.
     Со звоном дёрнулась цепь, соединяющая оленёнка и единорожку. Двое крылатых же были скованы отдельно. Цепи были длиной около пары метров, что, в целом, было достаточно для терпимого передвижения рядом. Но бегать так уже не выйдет.
    — Если красться, надо не звенеть! Был бы телекинез, я б придержал, но эту круповерть с рогов не снять! По крайней мере, копытами я не достаю. Зубами, может, получилось бы... Но ими я тоже не достаю. А вещи добыть надо! Я свой арбалет терять не собираюсь!
     Анимадриэль как маг, и Паддл как военный могли заметить — на мелких рожках оленёнка был кое-как намотан подавитель для одного большого рога, а никак не для двух маленьких. Свою работу он выполнял, но вот закреплён был не очень. Не факт, что выйдет снять, но попробовать стоит.
     — Их там как минимум три грифона и две зебры. Оружие — дрянные копья, другого не видел. Да ещё сам торговец. Это из того, что я видел и слышал. Хотя может быть, это был один зебра, который менял причёску. Я не приглядывался, очень уж от него в глазах рябит, тем более с голодухи. Вы тут только со мной едете почти четверо суток. А откуда вас привезли в Эль-Тайл, тут уж не знаю.
     Тут повозку тряхнуло и они начали тормозить. Ослабевшие копыта всех, включая Лёлика не слишком позволяли удержаться в положении стоя. Оленёнок неловко плюхнулся на круп, чуть ушибившись.
     — Ах ты ж выродки... Вот! Тормозят на полуденный привал! Сейчас один из них сунется сюда, проверить меня, — Лёлик перешёл на громкий шёпот. — Лягте кучей, как лежали! А после этого чуть выждать и будет нужный момент!

+2

11

Ночная была поражена, но в то же время очень рада, что птичье отродье, готовое порвать глотку даже своему сородичу ради выгоды, еще не успели продать все её пожитки, ведь было бы очень жаль потерять тот необычный яд или родной плащик, который был с ней с самого начала службы шпионом.
- Что же, хоть одна хорошая новость, хотя до сих пор удивляет. - пробурчала темная и задумчиво посмотрела на меленькие, почти невидимые рога скёрга, думая как бы ему помочь освободить их. 
Какая-то непонятна груда металла и проволоки едва-едва держались на голове мелкого, что заставляет задуматься над тем, как эта спутанная конструкция сама по себе не отвалилась. Но все же она держалась и, к сожалению, неведомым способом неплохо выполняла свою работу.
- Извини, Лёлик, - покачала головой серая, все безрезультатно пытаясь понять строение, закрепленного на рогах подавителя, - но с таким я не сталкивалась. И да, это действительно круповерть какая-то, ничего не разобрать.
Новость про то, что она провела почти неделю в унизительном состоянии овоща, кобылу, естественно, не обрадовала, даже очень и очень напугала. Впрочем, она всего лишь болезненно поморщилась и потрясла головой, решив не вдумываться в это.
- Думаю, я могу попытаться взломать замок, - подала она голос на вопрос пернатой, задумчиво потирая ногу, - но обычно со взломом я дела не имею, поэтому чудес от меня ждать не стоит. Хм, для этого понадобилась бы отмычка или хотя бы что-то похожее, учитывая нашу ситуацию. План же...
Раздумья серой внезапно прервал встревоженный, хотя в то же время злой шепот Лёлика, и внезапная сильная тряска телеги. Если бы Соната не сидела, то точно бы больно завалилась на бок... опять. Не задумываясь и не обращая внимания на болезненные ощущения, пони сразу же кинулась к вонючей куче сена. Сейчас мешкать было нельзя, если гриффоны поймут, что их «товар» не во время очнулся, то сразу же кинуться это исправлять. А шпионке снова быть накаченной наркотиками совсем не хотелось... С тихим шипением она небрежно раскинула за спиной нещадно жгущие крылья и улеглась на бок, пытаясь как можно точнее принять позу, в которой лежала.

+3

12

Название города, а точнее абсолютно ничего не говорящее это самое название, от которого повозка добиралась уже четыре дня сделало знахарку еще более угрюмой. Ани понятия не имела даже примерно где она находится и как будет возвращаться обратно. Хуже всего было то, что голубая пегаска, которую Ани посчитала напуганной, на самом деле пылала гневом и нисколько, видимо, не была смущена ситуацией, в которой оказалась, если судить по тону и содержанию её слов. В такой ситуации Эля явно выделялась из этой троицы своей неуверенностью в своих силах.
Глубоко вздохнув, успокаивая разгорающееся пламя паники, Ани попыталась рационально оценить ситуацию и придумать хоть подобие какого-то плана в ответ на слова Паддл. Особо помогало в данной ситуации представить, что все вокруг происходит не с знахаркой, её пациенткой, "сестрой" и маленьким оленем, а с какими-то героями любимых книг Ани. Это же помогало успокоиться.
– Что ж, думаю план у нас пока что будет следующий: выбраться отсюда не привлекая внимания, раздобыть наши вещи, избавиться от всех этих металлических штук, – Ани обвела взглядом кандалы и глушилки магии, стараясь сохранять ровный голос при дальнейшем описании плана. – причем сделать это, вероятно нужно даже до побега как-то, ну и наконец каким-то образом выбраться из этой страны. Как по мне идеальный план... С крайне проблематичной реализацией...
Знахарка печально тихо хихикнула, прикидывая, какова вероятность выполнить хоть один из пунктов данного плана.
– Ну, будем действовать по обстоятельствам тогда? – последовала очередная глупая усмешка и единорожка обратила свой взор на оленя и фестралку, которая внимательно осматривала механизм на рогах первого. – Дай я посмотрю, все же хотелось бы знать, какого рода набалдашник на нас надет и есть ли у него хоть какой-то изъян?
На самом деле кобылка понятия не имела, как работают глушилки магии и даже более того, никогда не видела даже чего-то подобного, но Ани надеялась, что её знаний по части зачарований и магического лечения должно хватить, чтобы внести хоть какую-то лепту в общее дело. Кроме того Анимадриэль не желала быть единственной в этой повозке, кто излучает ауру безнадеги. Однако, едва она собиралась подобраться к оленю поближе, как тот скомандовал притаиться и притвориться спящей, ибо повозка резко замедлила свой ход. Рухнув обратно на круп Паддл, Анимадриэль закрыла глаза и затаила дыхание, стараясь ничем себя не выдать.

+3

13

Пройтись далеко, впрочем, не получилось - цепь, сковывающая её с фестралкой, была недлинной.
Пятеро. Плохо. Кровь Паддл кипела, и ей хотелось просто пойти и навалять этим проклятым курицам и полосатым, но шансы их троих, ослабленных, безоружных и скованных цепями, были не очень велики. С другой стороны, и не отсутствующими полностью. Лучше найти другой путь решения проблемы, но если что, атака - это не обязательно гарантированное самоубийство. Всего лишь скорее всего.
Пегаска внимательно осмотрела глушитель магии, прикреплённый к маленьким рожкам оленя.
- Выглядит ненадёжно. Можно попытаться просто стащить. Конечно, существовали замысловатые глушилки, которые и прикреплялись с дополнительной магией, которые делали какие-то пакости, если их снимали неподлежащим образом, воздействие которых сохранялось ещё некоторое время после снятия, но что-то более функциональное, чем "пока надет на рог, блокирует его магию", встречал относительно нечасто, так что можно было просто понадеяться, что сейчас они имеют дело не с таким экземпляром.
План оказался у единорожки, и Паддл прислушалась. Увы, говорила рогатая только совершенно очевидные вещи, упуская важные моменты. Реализацию, например. Видимо, она и сама прекрасно понимала это - она печально хихикнула над своими же словами.
Хорошая новость - среди них была пони, способная на вскрытие на замков. Плохая - на это ей был нужен соответствующий инструмент. "Ну да, а чего я ожидала? Что она способна сделать это голыми копытами? Хотя, кто знает этих... фестралов..." Она заоглядывалась в поисках чего подходящего. "Да, конечно, наши пленители совершенно случайно оставили с нами вещь, с помощью которой мы все можем освободиться, да. Впрочем, они не ожидают, что мы выберемся, так что что-то может найтись вне этой повозки. Будем внимательны."
Неожиданно их тряхнуло так, что пегаска едва устояла на ногах. В немалой степени в этом ей помогли крылья - пусть и подрезанные, хоть какой-то эффект они оказать могли. Причина тряски была проста - повозка останавливалась. По словам Лёлика, это был тот самый привал, во время которого у них появится шанс на побег, но вместе с этим их должны были проверить их сторожа. Кивнув, Паддл быстро кинулась обратно туда, где лежала, и закрыла глаза и замерла в позе, в которой она чуть ранее очнулась. Мгновением позднее кто-то грохнулся ей на круп - вероятно, Анимадриэль вернулась на своё прежнее место.

Отредактировано Purple Puddle (17-09-2017 22:16:37)

+2

14

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
     Последняя из троицы пленниц едва успела плюхнуться в общую потную и грязную кучу тел, когда брезент повозки дёрнулся, откинулся, и внутрь сунулся ещё один полосатый нос. С точки зрения Лёлика, зебр друг от друга можно было отличить только по причёскам и по поведению, а так как оба караванных зебры вели себя одинаково паршиво, отличие оставалось одно. Этот — лохматый, с каким-то подобием дред на голове, но больше это смахивало на причёску "я проснулся неудачно сто пятнадцать раз подряд".
     Как только морда появилась в области видимости, в неё тут же полетела ловко кинутая оленьим копытцем миска из-под воды.
     — Снова ты, Швабра! — возмущённо воскликнул оленёнок. — Что, устал тащить колесницу для своего хозяина, а? Раб, который помогает ловить рабов!
     Зебра, видимо, ожидал того, что будет атакован, и жестяная тарелка не врезалась грубым бортиком в полосатую морду, а была отбита затянутым в светлую ткань копытом. Вообще большая часть его тела была закрыта светло-жёлто-серой накидкой, которая, вероятно, когда-то была белой. Зебра ругнулся на ужасной смеси грифоньего и своего диалекта, лишь Паддл, которая за свою военную карьеру успела пообщаться с птицекошками, смогла разобрать пару слов, означавших грубое доминирование во время брачных игр. Однако оленёнка зебра не тронул.
     — Ну чего ты! Давай, объясняйся! Тебе же платят и всё такое! Клейма нет! Типа ты не раб, как и весь твой народ! Тупой табун дерьмовых отравителей! Давай, попробуй ещё раз меня заткнуть, я с удовольствием послушаю, как тебя наказывают снаружи! Да один мой рог стоит дороже, чем ты весь! И я с радостью бы его отдал, чтобы посмотреть, как тебя привяжут к кактусу и оставят гнить на солнце!
     Глаз зебры нервно дёрнулся, но на провокации тот не поддался, лишь грубо швырнул назад на пол повозки миску и опустошил в неё свою кожаную флягу, половину воды пролив на доски. После чего он бегло осмотрел кобыл, ощупав их шеи и проверив пульс. Нащупанное ему не очень понравилось — учащённое сердцебиение отличалось от обычной инертности коматозных тел. Но здесь что-либо решать было не в его праве, так что оставалось лишь передать сведения господину. А вовсе не хозяину!
     — Разницу между слугой и рабом тебе объяснит палач в первый же день после прибытия в город, мелкая дрянь, — буркнул зебра уже на ломаном эквестрийском. — Даже добрейший из сыновей кагана сразу же прикажет отрезать тебе язык.
     — Гляди-ка, а у тебя не фальцет! Я думал, что тебя оскопили, когда ты родился, потому что твоей мамаше стало противно даже мыслить о том, что вылезло из её тела и что у этого, — тонкое копытце обвело силуэт зебры, — может быть потомство!
     — Ах ты... — рыкнул было полосатый, но тут же осёкся. Нельзя. Решительным шагом он протопал к краю телеги и скрылся за брезентом.
     — Давай, иди, твой хозяин скучает без своей любимой шлю... — когда стало ясно, что зебра отдалился на достаточное расстояние от них, оленёнок тут же сменил тему, не позаботившись даже закончить слово. — С этого момента у нас есть около двух часов. По моему субъективному времени, уж извиняйте, точных приборов нет. Что ты там говорила про эту дрянь на моих рогах?
     Дрянь на рогах действительно была толком не закреплена, а скорее запутана. Если аккуратно разделить все усики проволоки, то после размыкания контура эта конструкция станет бесполезным и безвкусным украшением. Другое дело, что точные манипуляции без привычного Анимадриэли телекинеза... Нетривиально.
     — И да, вы, кажется, друг другу не верите и всё такое. Ваше право, только есть один нюанс... Мы с вами сейчас не то, чтобы в одной лодке, а скорее цепляемся за игрушечный кораблик, который смывают в сортир и его вот-вот затянет в дерьмовую бездну. Поэтому давайте пока что — мы друг другу сёстры и братья. В одиночку никто из нас отсюда не сбежит, даже если бы не было цепей. Вряд ли кто из вас знает, куда бежать, и в каком городе каганата вас не сунут в другую клетку. Да и я особо не знаю, я вообще не сюда шёл! Но мне, по крайней мере, известны слухи.
     Устроившись поудобнее, Лёлик продолжил:
     — Итак, у нас имеется — бряцающие цепи, затёкшие ноги, проткнутые крылья. У нас не имеется — наших вещей, накидок от солнца, еды и воды. И свободы. Минут десять, пока караванщики разбредаются по укрытиям, у нас есть на планирование. У кого какие идеи?

+3

15

Как только стало понятно, что надзиратель ушел или скорее был прогнан нападками оленя, Соната медленно встала, потягиваясь.
- Мда, а я вижу, с тобой шутки плохи, да? - усмехнулась она обратившись к оленю.
На самом деле темную даже немного ошарашил факт того, что кто-то такой с виду хрупкий и молодой знает столько ругательств, наверное, даже побольше самой шпионки, и не боится применять их в сторону обидчика. Кажется, Лёлик ненавидит работорговцев посильнее трех пленниц вместе взятых.
После вдохновляющей речи скёрга фестралка покосилась на рогатую и пегаску. Общаться со светлыми... так себе занятие, но мелкий все-таки был прав, сейчас у них всех одна серьезная беда и один враг в виде птицетварей, а что же так хорошо не сближает самых разных пони, как не общие проблемы и объекты ненависти? Лучше уж сработаться на небольшой срок с солнцелюбами, чем всю жизнь с клеймом на заднице унизительно прислуживаться перед каким-нибудь котиком.
- Я все же хочу для начала избавиться от цепей. - сказала разведчица, - Конечно, с ними вполне можно попытаться раздобыть вещи, но с большим трудом.
Встав, Ната стала тихо ходить, прихрамывая и рыская по клетке в поисках чего-нибудь полезного. Увы, но в пустой повозке было мало чего интересного, разве только грязь и солома.
Мне много не надо, всего лишь что-нибудь длинное и острое, чтобы влезло в замок!
Краем зоркого глаза ночная приметила маленькую гнилую щепку, отходящую от досок... вряд ли может подойти, впрочем, выбора особого нет. Брезгливо поморщившись, она ухватилась клыками за деревяшку и, чуть дернувшись, с тихим хрустом отломала её. И вот, усевшись на круп, серая начала внимательно, нахмурившись и крепко держа щепку зубами, ковырять замок кандалов на переднем копыте.
Какой-то он странный... крестовый? - недовольно пронеслось у неё в голове, - Никогда с такими не сталкивалась.
Одно неловкое движение и импровизированная отмычка разломалась пополам, отдалив взломщицу на один шажок от желанной свободы. Больше всего злило и вызывало чувство досады то, что все окружение: клетка, те подавители, кандалы выглядели, как мусор, который вот-вот рассыпется, но в то же время умудрялись так умело удерживать пленников.
- Зербиты! - не удержавшись, выругалась крылатая и выплюнула уже бесполезный кусочек дерева, - Не нужны отмычки, нужен ключ. Даже с хорошими инструментами, взлом таких крестовых замков займет слишком много времени. По-хорошему, стоит снять этот мусор с головы скёрга, иначе у нас уже совсем не будет шансов. - задумавшись, она добавила, - Лёлик, а что с выходом из телеги? Там, за брезентом, решетка?

+2

16

Флегматичная по своей натуре знахарка в обычной жизни вполне могла успешно скрывать свои эмоции и сохранять спокойствие долгое время. Однако же тут, в повозке, в дали от родных земель, лишенная всего, включая магию, сохранять спокойствие было ой как трудно. Не помогало ситуации и то, что ей необходимо скрывать все возможные эмоции, что так и пытались литься нескончаемым потоком из кобылки, когда остановилась повозка. И если тогда Ани испытывала в основном лишь нервозность и растерянность, то едва в их повозку заглянул кто-то, и в этого кого-то полетело что-то жестяное, а следом за ним и словесно-острое от олененка, как к эмоциям добавился страх, смятение и задор от меткого языка оставшегося в сознании. Сердце Ани колотилось просто бешено от всего этого стресса и бури эмоций, а прикосновения копыта к шее и вовсе выбило холодный пот на спине единорожки. Эля уже стало быть подумала, что весь их план провалился даже не успев появиться, натолкнувшись на проверку стражником, однако зебр, как стало понятно единорожке из его выговора и слов олененка лишь предприняв попытку то ли успокоить, то ли припугнуть буяна, вскоре ушел так ничего и не подметив открыто про состояние пони.
По команде Лёлилиэля, Анимадриэль очнулась, тяжело переведя дыхание. Чуть не попались... – мысленно произнесла единорожка, оглядывая своих невольных спутников, которые выглядели куда менее обеспокоенными, нежели ощущала себя знахарка. Так, если я планирую выбраться, а я определенно планирую это сделать и как можно скорее и безопаснее, нужно сохранять хотя бы такое же спокойствие, как и они... Я же всегда была рассудительна. Ну, покрайней мере последние года моей самостоятельной взрослой жизни... Неужели я не смогу справиться с чем-то подобным? Как-то в гиблых улочках я особо не беспокоилась со своим никому не нужным геройством!
Между тем, Олень также подметил отстраненность троих пони и начал говорить что-то о том, чтобы отбросить предрассудки, ведь все пони повозки буквально скованы одной цепью. И хотя Ани первоначально хотела узнать к чему он это сказал, ведь по мнению знахарки тут и речи не могло быть о вражде с самого начала, но колебания на лице Эхо, да и нечто сродни им на мордочке Паддл явно навели на мысль, что олень видимо был прав на счет спутниц Эли. Поэтому кивнув его словам, пони пододвинулась поближе к Лёлики, чтобы осмотреть его рог.
– Хм, действительно, почти на соплях держится, – подтвердила кобылка слова пегаски и, машинально захотев зажечь рог, чтобы попытаться снять набалдашник с рогов оленя, почти сразу же ощутила сильный удар в голову и пульсирующую, давящую боль вокруг собственного рога.
– Фффф... –негромко зашипела от боли единорожка, – Чего вот не скажешь о моем... Так, предлагаю тогда разобраться с тем, чем можем. Из вас двоих, – пони обвела взглядом кобылок-соседок, – сможет кто снять эту штуку с Лёлилиэля и с меня? А то моим копытам не хватает практики по манипулированию с мелкими вещами.
Головная боль между тем потихоньку начинала отступать, однако давящее чувство в роге не проходило, ну или по крайней мере оно явно гораздо медленнее возвращалось к норме. Что в свою очередь крайне нехорошо сказывалось на мыслительных процессах знахарки.
– Так, если говорить о более подробном плане, чем просто выбраться, то у меня следующие идеи: мы избавляемся от этих штук на наших рогах, по крайней мере на рогах Лёлилиэля, затем избавляемся от цепей, – кобылка сделала паузу, раздумывая над чем-то. – Кстати, ты сможешь как-то разорвать  или хотя бы повредить наши цепи? Расплавить или быть может состарить коррозией? Ну, когда вернуться магические способности, естественно. Потому что если нет, то нам придется как-то с наименьшим шумом добираться с ними до наших вещей.
Задумавшись еще немного после слов фестралки, Ани затем добавила.
– Ну, или нам как-то нужно будет украсть ключи от оков. Хм... и что-то мне подсказывает, что сделать это можно будет телекинезом. Слушай, а кто вообще в караване сейчас? Одни зебры, да? Или еще есть единороги?

+3

17

Пегаска с чувством мстительного удовлетворения слушала, как мелкий самозабвенно поливает зашедшего проверить их грязью. И, судя по реакции негодяя, слова Лёлика метко попадали в цель! Да, мелочь, да, едва ли эта брань вызвала что-то выше "неприятно" у их пленителя, но всё равно приятно.
Но всё это удовлетворение мигом вылетело, когда она поняла - зебр - раз стук копыт, а из их сопровождения тут только грифоны и зебры, значит, зебр - подходит к ним, видимо, чтобы проверить пленников. И, зараза такая, стал прощупывать пульс! Она неплохо контролировала своё тело, но, к сожалению, заставить своё сердце биться так, будто она лежит в отключке, она была не способна, пытаться сохранять спокойствие, чтобы пульс хотя бы не стал ненормально быстрым - вот её верх. "Всё." Паддл мысленно приготовилась в любой момент вступить в схватку.
Но, кажется, пронесло - пони не стал, как было опасалась пернатая, тут же выдавать ей удар по голове с намерением исправить то, что она тут вполне себе в сознании, не стал ничего говорить и вообще что-либо делать с ней. "Неужели не заметил?" На её товарищей по несчастью он тоже не выказал никакой особой реакции, а вскоре вообще ушёл, сопровождаемый оскорбительными криками Лёлика.
Паддл ощутила некоторую симпатию пацанёнку. Да, он был из какого-то совершенно странного вида существ, но вёл себя достойно ситуации, и она ощущала себя полностью солидарной с каждым его словом в сторону скотов, что решили попытаться продать их всех в рабство.
Услышав от оленя, что всё чисто, она открыла глаза и поднялась на копыта.
Фестралка, по всей видимости, разделяла с ней одобрение гневных нападок Лёлика. "Кто бы мог подумать, что я сойдусь во мнениях... с фестралкой!"
А пацанёнок вообще любил почесать языком - он выдал целую речь на тему того, какие они теперь, сроднившись в опасности, братья и сёстры, и как им стоит держаться вместе.
Паддл совершенно нормально, с соответствующим ситуации сочувствием, относилась к Анимадриэль. С чего бы быть иначе, собственно? Она - самый что ни на есть нормальный единорог, ещё и способный на что-то не только за счёт своей рогатости, за что она заслужила в глазах пегаски дополнительный плюсик. Олень был, безусловно, странным, и, даже оказавшись с ним в подобной ситуации, не стоило терять бдительности - мало ли, что именно творится в этой его оленьей голове, но никакой неприязни она к нему не испытывала - напротив, тем чудесным словесным окунанием в грязь проклятого полосатика он заслужил в её глазах уважение. А вот фестралка...
Тёмная. Это сразу же определяло отношение к ней. Точнее... должно было определять. Это всегда работало - в рассказах пернатой всегда было достаточно услышать, что кто-то там - Тёмный, чтобы понять, кто тут злодей, встречалась она с тёмными и вживую - проклятые нариты, чьи неестественные изогнутые рога и зрачки как у кошки тут же отторгали от себя, не говоря уже об особой распространяемой всеми ими ауре, отталкивающую любое нормальное существо. И вот, казалось бы - перед ней пони, выглядящая ну совершенно ненормально, пони, совершенно явно тёмная.
Понятно, почему она не ощутила в себе никакого негатива к ней, когда только очнулась - не до того было, свалились вещи и поважнее. Однако сейчас она была адекватна, у неё было мыслительное пространство для обращения внимания именно на эту Эхо, она могла совершенно спокойно оценить своё отношение к ней. Никакого, казалось бы, естественного отторжения при взгляде в голубые глаза с тонкой линией зрачка посередине или на кисточки на ушах, а перепончатые крылья, порванные тут и там, и вовсе вызывали... сострадание?
Это было странно, странно и подозрительно. И вызывало в пегаске куда большую тревогу, чем если бы с ней просто сидел потенциальный враг-тёмный. И к этому вопросу определённо стоило вернуться. Но потом, сейчас есть более срочные дела.
Обобщая, совсем уж довериться из всей этой компании Паддл была готова одной пони, не совсем пони в этой компании не вызывал столь же большого доверия, но она и не видела причин, по которым он стал бы сейчас действовать против неё, а последняя пони была уж совсем тёмной для неё - сразу же в двух смыслах.
В любом случае, Лёлик был прав. Они оказались вместе в очень неприятной ситуации. Сценарии, в которых на самом деле среди её невольных спутников были те, кто бы предал её сейчас или в ближайшее время, при всех её подозрениях в сторону фестралки, казались какими-то уж слишком бредовыми. В общем, надо сотрудничать, причём сотрудничать с максимальной эффективностью.
Только сейчас кобылка обратила внимание на то, что всё время своих напряжённых размышлений она в упор разглядывала Эхо; поняв это, пегаска фыркнула и повернулась к Лёлику. Ани как раз в этот момент попыталась снять с него глушилку магии, благополучно забыв о том, что и сама имела такую на своём роге, за что, судя по шипению и невероятно "радостной" мордочке, и поплатилась.
На обращение единорожки за помощью Паддл ухмыльнулась. Естественно, не будучи единорогом, она озаботилась тем, чтобы развить тонкие взаимодействия посредством копыт, и, насколько она знала, у неё это получилось получше, чем у многих иных. Она подошла к оленю и, поразглядывав немного прикреплённую к его рожкам конструкцию, начала ловко расплетать удерживающую её проволоку.
- Лёлик, а что ты вообще из себя представляешь в магическом плане? Было бы крайне удобно, если бы он владел заклинаниями в духе "замки отворятус", "грифонов на изнанку выворачиватус" или "в Эквестрию возвращатус", но, даже если на это он не способен, любая помощь сейчас пригодится.
Несколько минут работы - и всё, и до того как на соплях держащаяся глушилка сейчас уже сама почти что отваливалась, пегаска лишь помогла ей, стащив её зубами. Закончив с этим, она удовлетворённо кивнула и оценивающе оглядела глушилку на роге единорожки.
- На тебе эта штука сидит крепко, - она раздражённо мотнула головой. - Такой замок и с отмычкой обычной фиг снимешь. А силовыми методами... скорее рог тебе сломаю, чем успешно эту штуковину сниму.
Фестралка, тем временем, попыталась как-то взломать замок на своих оковах, но не преуспела в этом занятии, и сообщила им всем - без ключей кирдык.
- Все эти рассуждения - сначала то, сначала сё - несколько пусты, пока мы не представляем себе ситуации. Эти сволочи могут усиленно охранять ключи, но более спокойно отнестись к вещам, могут и наоборот, могут внимательно следить за всем, а могут забить на всё болт и дрыхнуть себе спокойно. Так что, какими бы ни были наши желания, наши последующие действия полностью зависят от неизвестных нам пока обстоятельств. Так что... придётся вылезать, а там уже смотреть.

+2

18

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    — Да нет там нихвоста, какая решётка? В зарешёченную кого помощнее бы посадили, а не троих коматозников с оленёнком. Не буду врать, что я не пытался смыться сам, но из-за цепи... Я не смог тебя утащить. Без обид, но тебе бы похудеть. — Лёлик с извиняющейся ухмылкой глянул на Анимадриэль.
    Лёлик подскочил, брякнув упомянутой цепью, и принялся тянуться, как только что проснувшийся кот. Сейчас ему понадобится вся его ловкость, чтобы не попасться.
    — Нет-нет-нет, дамы, дамы, я не маг! Телекинезом уметь владею, но никаких плавлений-растворений! Это вон к Старшим и прочим особо рогатым! — он ткнул копытцем в единорожку. — А я менестрель! Бард! Трубадур, если хотите! Без арбалета могу жечь только глаголом. А и лира, и арбалет, и стрелы — у них. Ох, если эти недоноски испортили лиру, я им перья повыдёргиваю да соломы повтыкаю туда, куда они крепиться должны!
    Он яростно фыркнул, но быстро унялся и замер, давая Паддл осмотреть его голову. Удобно быть мелким — и наклоняться не надо, чтобы пегаска потрогала за рожки...
    — Ай! За гриву! За гриву не дёргай! — громким шёпотом возопил оленёнок, когда пегаска начала стаскивать с его головы нежеланное украшение. — Фух! Сразу словно кастрюлю с головы сняли. Спасибо.
    Первым, на чём Лёлик опробовал свежевозвращённый телекинез, была миска. Скёрг поднял её к морде и осторожно отпил, скорее, чтобы смочить глотку, нежели чтобы напиться.
    — Эх, теперь ныть будут не пойми сколько, — он попытался покоситься на собственные рога. Выглядело это забавно. — Кто-нибудь пить будет? Тут немного, но до момента, как мы отберём воду у грифонов, хватит. По паре глотков. Вам, конечно, отбивали голод и жажду наркотиком, но это фальшивая сытость.
    Оленёнок осторожно подошёл к краю повозки и чуть сдвинул брезент в сторону, чтобы выглянуть наружу.
    — Кажись, разбрелись. Никогда не думал, что буду рад тому, что с пернатый выродок нормально обращается со своими полосатыми рабами. Если бы он оставил их под открытым тентом, они бы могли нас заметить. Но нет, все по запахнутым шатрам сидят.
    Те, кто высунется наружу вслед за Лёликом, увидят, что действительно, солнце вышло в зенит, и караван встал на привал. Вокруг раскинулась сухая полупустыня, очертания предметов и ландшафта рябили из-за марева горячего воздуха, поднимающегося от земли. Вдоль грунтовой дороги среди редких пучков жёлтой сухой травы стояло два закрытых шатра и три повозки, одна из которых выглядела куда удобнее и дороже, чем остальные. Ни из одного укрытия не высовывалось ни одной морды.

+3

19

Фестралка пожала плечами, когда поняла, что из Лёлика маг так себе, и осторожно подняла копытами миску, чтобы не расплескать ценную воду.
- Что же... кто сказал, что будет легко? - облизнув пересохшие, немного потрескавшиеся губы, задала риторический вопрос Соната, - Освобождение рогов скёрга уже можно считать подарком судьбы, просить больше будет наглостью.
Олень был прав, пить действительно не хотелось, что было, конечно, опасным обманом наркотиков, жажда не чувствуется, но недостаток воды рано или поздно даст о себе знать самым неприятным образом и, как обычно бывает, в самый неподходящий момент. Она поднесла тарелку к морде и на миг почувствовала приятный освежающий запах воды, а затем сделала пару небольших глотков.
Сейчас бы искупаться...
Какого-либо насыщения не было, зато Ната почувствовала себя как-то бодрее, боль чуть поутихла, и стало не так жарко. Стерев копытом капельки воды с морды, она отодвинула от себя воду, к двум другим пленницам.
Ну, была не была! - мысленно подбодрила себя кобылка и встала, разминая копыта и давая время сделать свой глоток воды прикованной к ней пегаске, которая, кстати, как-то упорно её некоторое время разглядывала.
Шпионке не нужно было даже смотреть на порхалку, чтобы убедиться в своем предположении. Из-за своей профессии, да и скрытной природы очень уж хорошо она чувствует взгляды на себе. Хотелось сказать что-нибудь острое, но пони прикусила язык, поняв, что в данной ситуации это будет совсем неуместно, тем более и в гудящую голову ничего толкового не лезло...
Прикрыв морду крылом, Лунная осторожно выбралась наружу. Солнце уже было в зените и нещадно светило своим мерзким, ужасно-ужасно ярким светом, будто норовя выжечь глаза темной. Когда она более мене адаптировалась к слепящему свету, позволила себе, сильно щурясь, осмотреться. Степь. Вокруг небольшого караван на многие километры раскинулась степь, даже скорее пустыня, которая могла похвастаться только сухой землей да полудохлыми деревьями с редкими пучками травы. На секунду разведчицу кольнула отчаянная мысль, что они не смогут. Если и выберутся со всем необходимым, то скорее всего помрут в беспощадной пустыне. Впрочем, для себялюбивой Сонате лучше уж сдохнуть где-нибудь от истощения, чем с клеймом раба прислуживать кому-то, поэтому пугающие размышления она быстро отбросила и спрыгнула с повозки, грузно приземлившись на горячую землю.
Серая сразу приметила три повозки: одна вычурная, хорошая, походит скорее на карету, видимо, там расселась главная птицетварь. Две другие же разительно отличались от шикарной кареты. Самые обычные, брезентовые, скорее всего там находится будущий товар рынка рабов.
Про них можно сразу забыть. - холодно рассудила Ната, - Нам свои крупы надо спасать.
Оставалась еще парочка шатров. Там скорее всего сидят слуги, но она же только одним глазком глянет. Едва переставляя ноги в кандалах, кобыла побрела в сторону шатров. На улице стояло пекло, жарило голову и спину, в целом, фестралке казалось, что она вот-вот приплавится к горячей земле. Теперь было неудивительно, почему работорговцы готовы бросить пленников без присмотра ради своей сиесты, на улице в это время просто невозможно находиться! Уже на подходе чуткий слух уловил какой-то непонятный гвалт со стороны шатров. Крылатой хватило только мельком заглянуть в небольшой просвет, чтобы кое-что понять и обрадоваться.
- Сидят, - шепотом сказала она, повернувшись товарищам по несчастью, - сидят полосатые ублюдки, жрут и трындят, не слыша собственных мыслей. В общем, о них можно пока не беспокоиться. - она задумчиво посмотрела в сторону богатой повозке и ткнула в неё еле как поднявшимся копытом, - Думаю, это наша главная цель. Наверное, там отсиживает свой пернатый зад главарь всей этой братии. Если у него не вещи, то точно связка с ключами.

+2

20

Анимадриэль недовольно фыркнула на замечание олененка про её вес, пробубнив себе под нос что-то про измельчавших жеребцов, не способных даже кобылку через порог дома перенести, после чего предоставила свой рог для осмотра пегаске. Как и ожидалось, набалдашник сидел крепко, что в обозримом будущем сулило скорее всего множество неудобств и проблем. Затем, выпив после фестралки из миски и оставив для пегаски примерно треть жидкости, пони высунулась вслед за Эхо и Лёликом из повозки. Тихо присвистнув от представившейся ей картины, Ани вновь вернулась в повозку.,
– Я бы на месте работорговцев сильнее охраняла живой товар, чем вещи – с пренебрежением ответила единорожка на мысли Паддл. – Впрочем, если они считают, что от похищенных не стоит ждать ничего такого вплоть до прибытия на рынок, то вещи будут сторожить сильнее ключей. Ну, или же ключи будут там же где и вещи.
Пока знахарка высказывала свои предположения относительно того, где именно могут находиться ключи от кандалов, Эхо спрыгнула с повозки. Скованная с ней Паддл вынуждена была вскоре последовать за ней, ровно как и Анимадриэль за своими попутчиками.
– Так все же, – тихо обратилась она к олененку, оказавшись на горячем песке пустыни – в караване есть, кто обладает магией или тут только зебры да грифоны? Не хотелось бы внезапно столкнуться с кем-то, у кого явное магическое преимущество..
Разговор скованных существ был резко прерван остановившейся и подавшей знак Эхо, которая сообщила остальным что смогла обнаружить.
– а в остальных повозках стало быть наши собратья по несчастью? – уточнила пони, спрашивая то ли у Лелилиэля, то ли у фестралки, то ли у двоих вместе. – Думаю, сперва нам стоит освободить их. Они же еще не прониклись фанатичной преданностью к их мучителям?
На самом деле, едва произнеся этот вопрос, пони осознала, что возможно, если в повозках и были прочие пони, они бы были без сознания, как и сами кобылки до того, как Лелик спас их подменив содержимое пойла, которым опаивали его соседок. Эли оставалось надеяться, что и в прочих повозках нашелся бы такой же удачливый герой.

+2

21

Как выяснилось, магического таланта в Лёлике не было. Это было удручающим, потому как выдающимися физическими показателями он, по всей видимости, также не обладал. Конечно, не судите книгу по обложке и всё такое, но Паддл сомневалась, что малец сможет уложить хотя бы захудалую зебру, что уж говорить о мощных, сильных грифонах. А против них, на минуточку, три грифона и две зебры! "Что-нибудь придумаем. В конце-концов, едва ли они, не ожидающие нападения, все вместе, верно? Вот и перебьём по частям."
Она приняла миску и в пару энергичных глотков выпила остатки воды, после чего поставила посудину на пол. В качестве оружия она, увы, как-то уж совсем не годилась.
Анимадриэль отреагировала на её слова... с пренебрежением? Внутри пегаски поднялось раздражение - кому же понравится такое отношение к тебе? Поднялось и было оперативно направлено на подпитку злости против грифонов. Она была не самой спокойно на всё реагирующей пегаской, но и она понимала, насколько сейчас не время собачиться с товарищем по несчастью.
Она кивнула на слова оленёнка - то, что их враги сидели по закрытым шатрам, действительно было везением.
Паддл, следуя за Эхо, выбралась из повозки, стараясь двигаться максимально аккуратно, после чего огляделась по сторонам.
Они были посреди чёртовой пустыни! Ничего кругом, кроме пустыни! Полупустыни, но неважно. На другом, Зербо его раздери, материке! Она скована цепью ни с кем иным, как с фестралкой, а перья на её крыльях поцокали! Она подняла копыто... и мягко его опустила. Совсем скоро ей будет, куда приложить всю эту злость.
Прищурившись, она посмотрела на единорожку.
- Он же сказал - три грифона, две зебры, - прошептала она. - Хотя, - на её мордочке появился оскал, - знаешь, я слышала о грифонах, вполне могущих шмальнуть магией. Да и зебры на кое-что могут быть способны.
Они приблизились к шатру. Эхо заглянула в него и доложила, что работорговцы благополучно там сидят.
Когда Ани высказала своё предложение, Паддл вновь с прищуром посмотрела на неё.
- Ага. И как ты себе представляешь их освобождение, если мы и себя пока не освободили? Да если они в сознании и не идиоты, они бы и так сами сейчас повылезали с теми же целями, что и мы! Нет. Я согласна с Эхо - направляемся к этой богатой повозке. С этими словами она решительно двинулась в сторону обозначенной цели, ожидая, что все последуют за ней. При этом пегаска старалась передвигаться осторожно и не делая лишнего шума, что в сочетании с непривычный ей передвижением по горячему, рассыпающемуся под копытами песку, и изменённой из-за цепей на ногах походкой смотрелось несколько комично. Направление она избрала так, чтобы подойти к повозке с краю - на случай, если там засел внимательный наблюдатель.

+1

22

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    В тот короткий миг, когда фестралка решила заглянуть в шёлку шатра, она успела разглядеть немного. Плюхнутый прямо на землю ковёр, на котором сидело несколько полосатых, какая-то доска, служившая им столом, и глаза. Глаза одного из зебр-слуг, направленные прямо на выход из шатра. Взгляды зебры и Сонаты встретились. Шансов, что он их не заметил, не было.
    — А? Ма хааза? Харидж ла'ахадэ? — на своём диалекте что-то воскликнул зебр внутри. — Даэна надхахаб ванараа ма яхдас хунака. Вайилаа, янкхадии 'арвах алсахари.
    Вот и всё. Теперь не было у беглецов "нескольких часов", прежде, чем караванщики обнаружат их пропажу. Зашуршали копыта в палатке, в которую сунулись пленники, пара голосов на непонятном наречии переругивались между собой, и, похоже, зебры были готовы поднять тревогу.
    — Ну я ж говорил, что вещи у главаря! Зачем в палатку-то! Назад, назад! Если они сейчас закипешуют, надо хотя бы успеть достать оружие! Сейчас или нам конец! Беглых рабов грифоны не прощают!
    Лёлик отпустил цепи, которые придерживал телекинезом. Теперь уже звяканье металла не имело значения. На это уже не было времени. Оленёнок скакнул в сторону более цветастой кареты, только вот добежать до неё он не сможет, если его начинание не поддержит Анимадриэль. Веса не хватит её утащить.
     — Вот дерьмо, да даже с оружием... Ай, ладно, без него мы точно обречены!
    На возгласы зебр пока не среагировали ни слуги из другого шатра, ни кто-нибудь из кареты самого караванщика, но это всё было лишь делом времени. Теперь, пожалуй, даже Зербо не скажет точно, сколько воды осталось в клепсидре пленников.

+2

23

Соната раздраженно фыркнула, показывая свое явное недовольство на расспросы Анимадриэль насчет расовой принадлежности работорговцев.
- Да какая разница, торчат ли у них из лбов волшебные костяшки или нет?! Перн... - она на секунду задумалась, силясь вспомнить имя прикованной пегаски, - …кхм, Паддл права. Не только единороги способны управлять магией, все могут. Главное, найти лазейку и хорошего учителя. Насчет грифонов не знаю, а вот полосатики — отличные шаманы, всем это известно. И применяют они таку-у-ую магию, что вам, козлам однорогим, и не снилось. - Ната резко замолкла, поняв, что зашла немного далеко, и могла своими словами задеть знахарку. Впрочем, с каких пор её стали интересовать чувства светлых?! Она-то толком ничего со своими не может поделать. Очень уж её раздражает высокомерие единорогов, считающих, что если у них есть рог, то значит с ними никто не сравнится в магии. Может, это все-таки правда, может, она просто завидует. - Даже... чего только та пегаска - типа - травница стоила. Сделала куклу из трепья и волос — получила власть над разумом. - уже более спокойно добавила шпионка и, плетясь за Паддл, посмотрела в сторону других повозок с рабами. Говорить свое «фи» насчет идеи освобождения рабов она не стала. Пегаска и так все доходчиво объяснила, да и не хотелось еще больше травить и так затюканную Ани, которая в силу своего милосердия, черты, присущей всем хорошим целителям, хочет помочь другим. По её тщательной скрываемым нервозности и страха видно, что за всю жизнь в таких ситуациях она не была, вот совсем... или не готова.
Но все-таки... стило бы проверить повозки. Ведь ей поручено не только убить это зербового Феликса, но и узнать судьбу Грасс Шэйда и Мун Шэйда — братьев и тоже фестральих шпионов.
Скорее тоже уведены в рабство, раз они пропали во время волн похищения. - посудила темная, - Только сомневаюсь, что они здесь. Наверное, они уже на рынке или проданы, но это вряд ли. Фестралы пусть и экзотика, но кобылы выше ценятся, особенно симпатичные. Хотя Зербо знает этих больных пернатых тварей!
Не успела компания отойти достаточно далеко от шатра, как гвалт из него стал... более обеспокоенным. И, судя по паническим словам Лёлика, это поняла не только Соната.
- Зербиты! Заметили! - воскликнула кобыла и уже со всех сил припустилась в галоп в сторону богатой повозки. Уже было плевать на бесшумность, сейчас главное — скорость.
Бездна! Я же только хотела посмотреть! Даже морду туда не совала! Как так, ну?! - досадно подумала разведчица. Что-то она в последнее время не доказывает свою репутацию отличного шпиона, а скорее наоборот. Неужели она уже стара для своей работы? Бред! Ей только двадцать пять лет! Или это задание оказалось ей не по зубам? - Тот зебра посмотрел в мою сторону, да, но не думала, что он успел хоть что-то различить... - Чем больше разведчица думала о своих провалах, идущих один за других, о тупых промахах, тем сильнее в ней поднимался стыд, который в свою очередь вызывал отчаяние и злобу на саму себя. Как она могла так подвести себя, других? Теперь они точно обреченны.
С Паддл на привязи она подскочила к двери повозки и, ухватившись копытом за ручку, резко, как-то яростно дернула, пытаясь открыть. Только вот дверка не поддалась. Мешал замок. Маленький, хлипкий, висел чисто для формальности. Достаточно парочки эффективных  ударов утяжеленным от кандалов копытом по нему, чтобы разбить.

+3

24

– Про шаманов зебров можешь мне не рассказывать, – спокойно ответила пони на слова фестралки, –Уж я-то хорошо знаю их способности...
Однако же объяснить почему именно Ани прекрасно знает, что умеют зебры шаманы, она не успела, поскольку вскоре из шатра послышались выкрики отдаленно знакомые знахарке, и её напарник по цепям припустил прочь. Пони была вынуждена последовать за ним, впрочем не будь она скована цепями, то пожалуй, тоже бы не особо хотела бы оставаться на месте. Однако, все еще ощущающая легкую слабость после наркотиков, скованная и не слишком привыкшая быстро маневрировать по песку пони весьма сильно отставала от оленя, вынуждая тем самым его бежать не в полную мощь. Благо, что требовалось лишь совершить небольшой маневр, а не долго улепетывать от стражей. Добравшись же вместе со второй группой беглецов до цветастой повозки, которая внезапно остановилась у самых дверей, Анимадриэль, увидев на двери замок, не долго думая, крутанулась вокруг своей оси и лягнула со всей силы по нему, надеясь выбить его с первого удара, сэкономив столь важные сейчас мгновения. Но оценка сил оказалась слегка самонадеянной для знахарки: слабость еще ощущалась, да и дополнительного импульса от разгона не удалось вложить в удар. Впрочем, все было не так плохо, поскольку замок поддался лишь со второго удара, а на третий окончательно отлетел в сторону и освободив проход беглецам.
– Надеюсь, оружие здесь, – громко прошипела пони, забегая внутрь следом за Леликом, – или хотя бы ключи от кандалов или что-то, чтоб снять эту штуку...
Рог под набалдашником продолжал гудеть и чесаться, вызывая далеко не самые приятные ощущения у его обладателя. Но что более неприятное для знахарки, так это то, что без магии она чувствовала себя крайне уязвимой даже при условии того, что обычно полагалась на свои копыта или посох, когда дело касалось драк. Возможно, она подсознательно боялась, что не сможет помочь другим в самый ответственный момент, боялась, что одних копыт будет недостаточно.

+2

25

"Хо, даже моё имя вспомнила! Неужели всё настолько плохо? Хотя... Зербо этих фестралов знает, что у них вообще норма и что не норма."
"Ладно, не это важно сейчас. Всё же повезло нам, что эти идиоты во всём на свою наркоту положились, а! Можно сказать, что пока что всё идёт довольно удачно. Может быть, даже слишком удачно... нет, это уже паранойя. Ладно, не стоит забывать, что даже если этот этап пройдён без сучка и задоринки, перед нами всё ещё будет стоять большая, даже огромная и очень, очень толстая проблема."
Она уже начала своё движение, когда из шатра раздался обеспокоенный гвалт. Пегаска резко дёрнулась, обернувшись. С её позиции ей не было видно, что происходит в палатке, но олень и фестралка и так подтвердили её опасения. "Кочергу тебе под хвост, ну какого лешего тебя клюнуло заглянуть в эту идиотскую палатку?" Ей очень сильно захотелось долбануть Эхо за такую замечательную подставу прямо по башке, но, к сожалению, её копыта были заняты. Бегом к повозке - настолько быстрым, насколько позволяли кандалы и совершенно неудобно рассыпающийся при каждом шаге песок. Не то, чтобы их не учили бегать по непривычным поверхностям, но, к сожалению, учили недостаточно, чтобы она себя непринуждённо чувствовала на этом сыпучем песке.
Добравшись до повозки, она увидела, что от их предположительного спасения беглецов отделяет замок. Достаточно хлипкий, чтобы...
Её опередили - единорожка, крутанившусь, вдарила по замку. Не поддавшийся поначалу, он слетел с третьего удара. "Не стоит беспоко-о-оиться, судя по всему, совсем скоро я получу возможность выместить больше гнева, чем способна изначально вместить!" Стоило двери открыться, как Паддл ввалилась в повозку и быстро заозиралась по сторонам.

+1

26

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Несмотря на исключительную внимательность двоих из отряда зебр, которые сидели в палатке, силы интеллекта у них всё-таки не хватало. Вместо того, чтобы выскочить на улицу они принялись бурно о чём-то спорить на своём наречии, поминая духов пустынь, Зербо и местную травяную бормотуху. Когда с улицы донеслась долбёжка копытами в дверь, зебры засуетились вновь и, после нескольких витиеватых сравнений оппонентов с отродьем бесполосых гряземесов, тот из них, что изначально заметил фестралку, всё-таки выглянул наружу. Но было уже поздно, пленники скрылись в просторной карете торговца, а до распахнутой двери туповатым слугам дела не было — мало ли, чем там хозяин балуется.
    Хозяин же, тем временем, действительно баловался. Влетевшие в карету беглецы могли наблюдать грифона, который на спине, раскинув крылья, лежал на здоровенной кровати. Открытость тела грифона позволяла Сонате определённо сказать — да, это Феликс, подходит подо все ориентировки. А на торговце в весьма откровенной позе восседала его партнёрша, пыльно-серая грифина с белым брюхом. Её крылья также были распахнуты и прикрывали самый сок происходящего, зато вот обе грифоньи морды были повёрнуты к так некстати вломившимся эквестрийцам. В глазах караванщика плескалось удивление и нарастающий страх, а вот на морде самки сквозь удивление плавно проступала надежда.
    В углу повозки-кареты лежала куча всякого хлама. Тут были все вещи пленников, и, похоже, ещё и шмотьё тех, кто был в другой повозке, два набора кожаных доспехов, пара длинных мечей с не-единорожьими рукоятями, целая связка маленьких круглых склянок с зельями, похожая на гроздь винограда, и какой-то помятый вещмешок.
    — А теперь, граждане туристы, по правое копыто мы с вами видим замечательную композицию "Не ждали". Наша компания надеется, что всем в этой повозке уже есть сорок лет, иначе несовершеннолетних просьба выйти наружу...
    Абсолютно офонаревший от происходящего грифон раскрыл было клюв, чтобы закричать, но дурацкая реплика оленёнка продлила его шок на те бесценные три секунды, которые и были нужны остальным, чтобы не допустить тревоги.

+2

27

Соната на секунду оторопела от столь... пикантной сцены, представшей перед глазами, но быстро взяла себя  в копыта, не маленькая уже. И резко, буквально в пару прыжков добралась до Феликса и его любовницы. Чувствовала себя темная сейчас странно, все её тело наполняла ярость, гнев, которые, впрочем, были ледяными. Не туманили голову и не заставляли дергаться копыта в желании взбить объект ненависти в кровавую кашу, а наоборот, отрезвляли, наполняли эти копыта силой, делая движения твердыми, четкими. Может, это было еще действие наркотиков, а может в голове Наты что-то щелкнуло, перемкнуло, когда после всего пережитого, она наконец-то встретилась со своей целью, лежащей буквально на блюдечки, мордой к морде. Ей не хотелось упускать такого шанса из-за тупых чувств.
Поэтому шпионка под этим странным порывом, как только очутилась рядом с ложем, одним сильным толчком спихнула мешающеюся грифину и залезла на край кровати. Горло Феликса сразу же было придавлено передним копытом. Не сильно, нет, пока его убивать не стоило, но довольно ощутимо. Второе копыто Лунная поставила на бок клюва и прижала к кровати. На всякий случай она уперлась еще и задним в грифоний живот.
- Паддл, помоги мне. - тяжело выдохнула Соната. Пусть торговец и находился в таком неудобном положении, но грифоны известны своей физической мощностью, поэтому мелкую фестралку он вполне может скинуть. Хотя со стороны пернатого это может вылиться в ошибку, ведь ночная не совсем безоружна. Пасть её забита пусть и мелкими, но довольно острыми зубами, которые она не побоится применить при любом подозрительном движении. Ната на мгновение бросила взгляд в сторону грифины. Кто она? Судя по выражению морды, не похоже, чтобы прерванное занятие доставляло ей особое удовольствие... значит не любовница. Проститутка? Или рабыня? А грифоны держат своих рабами? Кем бы она не была, поворачивать спину все-равно не стоит... и недооценивать тоже. Самка или самец — значения не имеет, пернатые твари одинакового опасны, - И присмотри одним глазком за этой курицей. - она фыркнула и затем уже обратилась к Феликсу, оскалившись, - Итак, что же будем с тобой делать?
Честно, Лунной не хотелось разрываться глупой и длинной тирадой, ведь с её удачей ситуация может моментально перевеситься в другую сторону из-за любой замешки. На самом деле ей много чего хотелось бы узнать от торгаша, только, увы, нет гарантии, что он не заорет при первой же возможности.

+2

28

Заскочив внутрь, Анимадриэль, как и все на некоторое время растерялась от откровенности сцены, однако профессия знахаря позволяла единорожке видеть и более пикантные места, правда все же не грифонов а пони. Не долго думая, едва глаз Ани заприметил кучу вещей в которой также находился меч, она подскочила к нему. Выбив его из кучи, она перехватила его копытом и приняла боевую стойку.
Анимадриэль крайне редко пользовалась мечами, да если говорить на чистоту, она и сражалась-то не так уж и часто, хоть и неплохо умела использовать посохи и свои собственные копыта. Однако сейчас ей скорее нужно было внушить опасения в противника, чем на самом деле пустить меч в ход. К тому же её сестры по несчастью довольно быстро взяли ситуацию под контроль, прижав врага к кровати. Не сказать, что Ани испытала наслаждение, когда их пленитель сам оказался пленен кобылками, однако некое чувство злорадства в ней присутствовало, проступув легкой ухмылкой на мордочке.
– Что ж, – обратилась знахарка к присутствующим, посматривая на грифину, не теряя бдительности и не выходя из боевой стойки.  – Думаю стоны и крики, доносящиеся отсюда, не должны были бы насторожить охрану, если учесть что мы только что прервали. Однако, все же прошу вас не совершать глупостей и не кричать.
Сказанное кобылкой, прозвучало настолько спокойно, что могло сложиться впечатление, что она каждый день прерывает подобные сцены. Естественно, это было не так, и Ани просто мысленно отрешилась от происходящего, стараясь соответствовать какому-то выдуманному герою из прочитанных ею книг. Насколько это получалось удачно можно было судить по реакции грифонов и её спутников.

+2

29

Первое, что отметила Паддл - грифоны здесь действительно были, сразу же две штуки. Второе - вещи были тут, все свалены вместе! То, что вместе с ними не было Ричарда, одновременно внушало надежду и тревожило. Это могло значить, что ему удалось сбежать, а могло...
И уже после этого она смогла обратить внимание на не столь важные вещи. На положение, в котором находились грифоны, например, и на то, чем они с таким увлечением занимались, пока компания пони не ворвалась в повозку. В первое мгновение пегаска была ошеломлена.
А потом в ней поднялся гнев. Не то, чтобы он уходил из неё с тех пор, как она пришла в себя и поняла, что происходит, но с этим переполохом с зебрами тревога на некоторое время вытеснила его, теперь же он вновь успешно занял главное место. Она без колебаний рванула за фестралкой на кровать. "Пока мы там... они тут... агрх!"
Одно заднее копыто прижимает крыло уже частично зафиксированного грифона, другое наступает ему на живот, а передние копыта с силой, напитанной всем тем гневом, что до того сдерживала в себе воительница, вдарили по грифине, после чего она прижала ими задние лапы грифона - она сделала бы всё это и без призыва Эхо. Тем временем, единорожка промчалась вперёд, к лежащим в углу вещах, выхватила оттуда меч, и теперь угрожала им птицекошкам.
За несколько секунд они, воспользовавшись положением своих врагов, заняли безусловно выигрышное положение.
Пегаска злорадно оскалилась и сильнее придавила тушу под собой одним из копыт.
- Ну, для начала, нам быстренько расскажут, где ключи от этих чёртовых кандалов. Не так ли?
А потом они их убьют. Естественно, это не то, что следовало говорить вслух - если они явно покажут это своё намерение, уже ничто не остановит чёртовых куриц от ора. Это решение казалось очевидным Паддл. Даже если бы она не хотела убивать, просто оставлять их здесь, скажем, оглушёнными или связанными было опасно, грифоны славились своими крепостью и силой, мало ли, оправились бы и освободились? И просто отпустить, очевидно, не вариант. А Паддл убивать сейчас очень даже хотела.
Промелькнула мысль, что грифина здесь находится в неизвестно каком положении, возможно, подневольном - вспомнилось её выражение лица, когда они только ворвались. Но пегаске могло и показаться, а если и не показалось, причины той странности могли быть различнейшие. И, в любом случае, оставлять дополнительный риск для их жизней из-за грифины?
- Эхо, у тебя в вещах есть инструменты для взлома? Или, может, просто из находящегося здесь подойдёт, чтобы вскрыть кандалы? И, раз уж он как раз рядом с вещами, вместе с Анимадриэль... - Лёлик, можешь передать мне несколько кинжалов?

+1

30

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Сначала, когда на грифоне вместо партнёрши оказалась Соната, он попытался её схватить. Наглая мелочь, сама вдвое легче него, а пытается типа прижимать его к кровати! Но когда на него насела вторая рабыня, выдавливая из груди воздух и лишила возможности шевелить крылом, наступив на самое его основание, торговец мысленно признал, что этот раунд за ними.
    — Хэй, хэй! — грифон попытался поднять передние лапы в примирительном жесте, но сообразил, что этих психованных лучше пока не раздражать лишними жестами. — Спокойно! Давайте поговорим как взрослые гри... пони. Чего вам надо? Свободу? Так чего ж вы сразу не сказали? Наверное, вас послали мне по ошибке! Хорошо, что мы ещё не добрались до палачей, а? — грифон натянуто хохотнул. — С клеймом вам было бы ещё сложнее выбраться отсюда, чем сейчас.
    Грифина же, сброшенная пинком на пол кареты, повела себя как мешок мяса. Только взгляд — цепкий, выразительный — выдавал судорожную работу интеллекта. Упав, она затихла, буквально замерла, лишь подобрала под себя лапы, чтобы не занимать много места. Её глаза метались с торговца на Паддл, а с пегаски на прикроватную тумбочку, которая стояла у изголовья грифоньего ложа. В остальном она не дёргалась.
    Лёлик, всё ещё ограниченный расстоянием в несколько шагов от единорожки, был обречён копаться в сумках, сваленных у стены. Но вот одна сумка была ему очень знакома... Спустя несколько секунд примерно в сторону Паддл отправились в полёт навесом пара кинжалов, уж насколько позволяла меткость оленёнка. Один из ножиков принадлежал Сонате, второй оказался непонятно чьим.
    — А вот теперь, ты, мерзкий похотливый урод, — Лёлик поднял в воздух телекинезом необычного вида арбалет, — мы с тобой поворим на языке бардов скёргов!
    Грифон, не ожидавший такого быстрого вооружения всего отряда, быстро пролепетал:
    — Убьёте меня — и останетесь посреди пустыни, не зная, куда идти. Ключи... Ключи в ящике у кровати, — он указал взглядом на ту самую тумбочку, на которую так яростно косилась грифина.

+2


Вы здесь » Old Equestria » Дополнительные отыгрыш » Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата