Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Дополнительные отыгрыш » Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата


Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата

Сообщений 31 страница 60 из 67

1

Окраины грифоньего каганата. Контролируются войсками одного из наследных принцев, сыновей кагана.
http://discovery-russia.ru/photos/big/abu3.jpg

0

31

Фестралка с равнодушием слушала бесполезные попытки грифона оправдаться и пристально смотрела ему в глаза. Морда ничего не выражала, только глаза горели злобой. Она, конечно же, не верила словам, кто поверит? И это было буквально написано на её лице. Может, Паддл с Анимадриэль попали сюда, просто оказавшись в ненужное время и в ненужном месте, а вот Соната... от неё, видимо, он хотел так "красиво" избавиться. Но ничего у него не получится, только не с ней. Она же одна из лучших и пора бы это доказать!
Услышав наконец слова пегаски, темная перестала просверливать взглядом дыры в Феликсе и покосилась на грифину, которая сжалась в комок. Хорошо. Только глаза у неё подозрительно метались, будто что-то замышляла.
- Эй, слышь, даже не думай рыпаться, а то быстро с тобой разберемся. - зарычала Ната на грифониху и наконец-таки обратилась к Паддл, - Нет, я вообще редко применяю взлом. Очень. Да и если наш «друг» не врет, то все становится в разы проще, только ключи достать. Ммм... только это придется сделать либо Анимадриэль, либо Лёлику. Мы сейчас заняты кое-чем другим.
Она замолкла, краем глаза заметив парочку клинков, пролетевших мимо неё, в сторону пегаски. Один точно принадлежал ей, впрочем, кидаться за своим оружием разведчица пока не стала, боясь, что если хоть немного ослабить давление, то торгаш сразу же воспользуется этим, да и сейчас необходимости срочно вооружаться Лунная не видела.
Снова пристально посмотрев на Феликса, кобыла внезапно замерла, напрягшись всем телом. Что-то было не так. На секунду точно уловилось  какое-то странное движение со стороны пленника. Темная точно не могла понять какое, но глубины подсознания явственно ей кричали, что это так просто оставлять нельзя. И она послушалась.
- Ты чего удумал, урод пернатый?!
Злобно, угрожающе зашипев по-мышиному, шпионка моментально вцепилась в плечо грифона, в опасной близости от шеи. Острые мелкие зубы без проблем прокусили грифонову шкуру и вонзились в плоть, оставляя довольно глубокую рану. Отпрянув через секунду, Соната помотала немного испачканной мордой, отфыркиваясь от крови.
- Слушай сюда, еще дернешься — вцеплюсь уже в шею. Без тебя разберемся, куда идти, поверь мне. - процедила она сквозь окровавленные зубы, - А теперь говори, где Грасс Шэйд и Мун Шэйд. Ты-то уж точно знаешь, что с ними случилось. И кто был причастен к пропажам в южных деревнях?

+1

32

Кивнув на предложение Эхо обшарить тумбочку с ключами, Анимадриэль быстрым шагом направилась к ней, не спуская настороженного взгляда с троицы на кровати. Скривившись в мордочке, когда Эхо укусила грифона, единорожка отвела взгляд на тумбочку и начала открывать ящик за ящиком, ища ключи и что-нибудь полезное, что могло бы пригодиться бывшим пленникам в побеге. Связка ключей нашлась довольно скоро и Эля, кинув её олененку, еще немного оглядев содержимое ящиков, вновь взглянула на троицу на кровати. Поняв, беглым взглядом, что у ЭХо и Паддл все под контролем, Ани, наконец, обратила внимание на безвольно и бессильно лежащую у кровати, скинутую с ложа грифину. Все еще не теряя бдительности, знахарка подошла поближе к ней и внимательно осмотрела.
Самка грифона лежала и совершенно не двигалась, было явно видно, что она жива по движению глаз, морганию и общему внешнему виду, да и то, что она делала несколько минут назад никак в ней не выдавали мертвеца. Однако что-то в ней показалось Анимадрижль противоестественным. Грифина почти не дышала, по крайней мере это было почти не заметно, а шерстка была совершенно не влажной и даже более того, она была относительно чистой. Хм, интересно... – задумалась пони и, присев рядом с ней осторожно дотронулась до её передних конечностей. Перья и пух над когтистой лапой ощущались совершенно естественно, даже, наверное, слишком, как показалось пони. Грифина же на прикосновение не отреагировала никак: ни вздрогнула, ни перевела взгляд ни повернула голову в сторону знахарки. Она вела себя словно тряпичная кукла, которую бросила хозяйка вдоволь наигравшись со своей игрушкой. Или же словно оставившая её, отвлеченная другими делами. Нервно выдохнув, Ани посмотрела в глаза "куклы", но обнаружила там не безжизненный стеклянный взгляд, а вполне осмысленный и даже в какой-то мере очень живой.
Внучка зебра не по наслышке знала истории про магию вуду и про погружение пони в транс, как и знала, что по большей части все эти истории были выдумкой и очень грязной ложью. Но сейчас она видела перед собой жертву как раз подобной магии, да и если вспомнить, что случилось в таверне в Балтимейре, многое вставало на свои места. Однако же, все-таки, что-то не сходилось во всем этом, что-то казалось пони еще более неправильным. И тут глаз грифины, как показалось пони мигнул зеленым светом. У Анимадриэль по спине пробежали мурашки и она невольно подскочила обратно на копыта.
– Что ты с ней сделал? – грозно спросила знахарка у грифона? – Она же совершенно безвольна и лишена всяких эмоций! Но при этом абсолютно в сознании! Запертая и вынужденная смотреть за тем, что ты вынуждаешь её делать! Не способная даже...
Тут в мозгу единорожки окончательно сложился пазл, и она, вновь присев, приподняла копытом голову грифины, вновь взглянув в её глаза, а после не отводя взгляда, переферическим зрением покосились на уши грифины, которые стали темнее. Глаза Ани широко расширились и сама она, медленно поднимаясь, прошептала Так это правда...
Как... как ты... – начала лепетать Ани, а затем собравшись с мыслями произнесла, обращаясь к Эхо – Она... Грифина под ментальным контролем. Думаю, этому "любовничку" стоит заткнуть пасть во избежание глупых решений с его стороны.

+1

33

"По ошибке, ага. Можно подумать, он бы хоть почесался, если бы нам не повезло освободиться. Придурок." Со злости, она сильнее придавила крыло своей ногой.
На ответ Эхо пегаска досадливо цокнула - теперь либо ключи найдутся здесь, либо им придётся вступать в бой с остальными работорговцами, находясь в кандалах.
А вот Лёлик порадовал. Он подобрал и кинул ей пару кинжалов - не её, ну и ладно. Оба были пойманы хвостом. Один она прямо в нём и оставила, а второй переложила в одной из передних копыт. Оленёнок же, тем временем, успел вооружиться арбалетом, и наставил его теперь на грифона. Замечательно. "Теперь пусть эти курицы только попробуют рыпнуться!"
К счастью, ключи оказались здесь. Если, конечно, верить грифону. А стоит ли ему верить в такой ситуации? Да, если окажется, что он как-то их подставил, то он - труп, и он должен это прекрасно понимать. С другой стороны, он может быть уверен, что он и так уже фактически труп, а какой-нибудь неожиданный трюк мог бы дать ему шанс...
В том, что они рано или поздно убьют его, Паддл не сомневалась - примерно после того, как он им расскажет всё полезное. Они, как она считала, банально не могли оставить его в живых, они будут вынуждены убить тут всех работорговцев, чтобы за нами не завязалась погоня и чтобы снабдить себя припасами. И они явно не могут оставить его тут, связанным или бессознательным - это чёртов грифон, мало ли какие у него есть трюки, а плюс противник в такой ситуации - это не то, на что следует рискнуть.
Внимание Паддл привлекла грифина - она оставалась неподвижной, но её взгляд активно перемещался с грифона на пегаску, а с неё - на ту самую прикроватную тумбочку. Это и её предыдущие сомнения заставили её хорошенько приглядеться к этой тумбочке...
- Ани, стой! - крикнула она единорожке, уже потянувшейся к тумбочке. - Там ловушка! Откроешь не так - шарахнет по нам всем!
Она описала то, что видела, дала пару советов, как, по её мнению, стоит открыть, чтобы было безопасно, и понадеялась, что единорожка, лишённая телекинеза достаточно хорошо манипулирует копытами. К счастью, всё обошлось, и вот Анимадриэль уже кидает связку ключей оленю. "Не стала сначала освобождать себя? Хах."
Паддл удовлетворённо и несколько впечатлённо хмыкнула, когда Эхо хорошо так прокусила грифону плечо. И сама долбанула ему копытом в живот.
А фестралка... по всей видимости, она знала о работорговце что-то, чего не знала пернатая, и теперь жаждала получить от него подробности на эту тему. "Значит, ты с ним как-то связана? Явно не дружбой, да, но... не являешься ли ты, дорогуша, причиной, по которой мы здесь?" Она смотрела на тёмную, не скрывая в своём взгляде подозрительности. "Хотя, сомневаюсь, что ты того хотела, иначе это слишком запутанный и переусложнённый план. Тем не менее, как разберёмся со всем срочным, мы с тобой поговорим."
Она обратилась к грифону:
- Ты какой-то забавный. Сначала говоришь о том, как ты нам нужен, а сразу же после этого ну прямо-таки провоцируешь нас прикончить тебя. И её яростно сверкающие глаза, направленные прямо на него, явно говорили - она совсем не против поддаться на провокацию. Кинжал в копыте надавил на его живот чуть сильнее. - Советую больше финты ушами не выписывать и начать честно сообщать нам полезную информацию, которая, может быть, изменила бы наше мнение на счёт тебя. Где мы? Где ближайший город? Где ближайший порт в Эквестрию, как нам до туда добраться? Чего нам следует опасаться? Чем больше пользы будет от тебя, тем мы будем добрее! И милый оскал на всю морду.
Ещё один странный момент. Любовница работорговца. Она будто бы предупреждала её о ловушке. Зачем? Надеялась заслужить их благосклонность, а вслух не говорила, чтобы грифон не прознал о том, с какой готовностью она к ним переметнулась? Единорожка, вероятно, тоже углядев в грифине нечто странное, приблизилась к ней и начала... ощупывать? Ладно, её дело.
А через некоторое время и третья в их компании начала предъявлять претензии грифону.
"Понять подобное? Неплохо. Нам повезло иметь разбирающуюся пони. И объясняет поведение грифины - как бы не относились к друг другу наши народы, её прямой угнетатель сейчас - вот этот. Ха, не удивлюсь, если у этих тварей подобные отношения - норма!"
- Нам нужен его рот. Да и что он сделает, в любом случае? Глупость с его стороны - и он труп, без шансов. И эту грифину ты, если она дёрнется, прирежешь. На самом деле, она не была совсем уверена, что птицекошка не сможет вывернуться и избежать мгновенного смертельного ранения - она всё же принадлежала к грозному, славящемуся своей физической мощью народу, но не показывать же эту неуверенность врагу! - И, кстати, ты уверена, что он контролирует её исключительно голосом?

+1

34

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    От укуса передняя лапа грифона, которая плавно тянулась к подушке, дёрнулась, и на пол, звякнув, упал грифоний нож, покоившийся до этого под подушкой. Торговец тихо выматерился сквозь сжатый клюв. Нет, ну это надо было, какая-то мелкая дрянь пачкает зубы его кровью! Эх, не будь их тут четверо...
    — Хэй, хэй, тихо, какой шэйд, лапуля... Я понятия не имею, о чём ты говоришь. Какие пропажи? Я скромный торговец! Не похититель! Я не в курсе, кого мне привозят! За что купил, за то и продаю!
    Окрик Паддл оказался правдивым — в тумбочке действительно оказался хитрый механизм, который срабатывал, если распахнуть дверцу, не зажав маленькую пластинку сбоку. Однако стоило перерезать пару тонких лесок — и бутыль с каким-то алхимическим ядом оказалась безвредна. Грифон, уже собиравшийся задержать дыхание, чтобы не вдохнуть отравы, раздражённо выдохнул. Всё шло не по плану. Даже не по запасному плану. Оставалось только с размаху воткнуть когти в глотку этой наглой мыши, но трое других скорее всего его добьют. Закричать? Охрана подумает, что он просто продолжает то, чем и занимался. Да даже для того, чтобы среагировать на затишье в палатке, эти полосатые слишком тупы!
    Ключи, отданные Лёлику, действительно подошли к замку на роге. Оленёнок на минуту отложил свой арбалет и уже второй ключ из связки телекинетической хваткой воткнулся в замок до конца. Щелчок — и только в этот момент Анимадриэль поняла, насколько глушила эта штука её чувства. Пожалуй, это было для неё существенным ударом, когда океан магии, все эти потоки и ауры, линии силы и искры колдовства, ворвались в её сознание, дополняя и наполняя реальность собой.
    И самой "магичной" тут выглядела грифина — контролирующее заклятье опутывало её как паутина муху, контролировало все её действия, сжимало в своих тисках, только глаза торчали из-под ниток силы. Но вот завязано оно было не на грифона, а на какой-то предмет в той же тумбочке, что и ключи. Тотем, вырезанный из дерева, видимо, служил "пультом управления" к грифине. Оставалось только понять — грифина на стороне беглецов или это у них такой фетиш и как только оковы будут сняты, птицекошка начнёт спасать любовника.
    — Слушай, я серьёзно не помню имён! Если ты про ваших, гладкокрылых, то их покупал сын кагана! Извини, но назад ты их уже не достанешь, он не расстаётся со своей добычей. Не парься, им там неплохо живётся. По сути работают курьерами, едят хорошо, если работают нормально, то и гри... кобыл им дают. Чего ещё надо-то?!
    Ещё два щелчка — и две пары пленников теперь четыре отдельных свободных пони. У каждого из них шкура под обручем выглядела плохо — воспаление, мокрая шерсть, бисеринки крови. Но хуже было у Лёлика — он несколько дней не лежал поленом в повозке, а искренне старался освободиться. На его копыте краснела сильно драная рана с каплями гноя. Сам оленёнок по этому поводу выругался на каком-то непонятном языке. Только Соната могла в нём узнать нотки наритского наречия, узнать нотки, но не понять смысл. Хотя с такой интонацией ничего кроме ругани обычно не произносят.
    — Окей, вы победили, — увидев, что кандалы больше не мешают этим бешеным кобылам, грифон действительно перестал дёргаться. — Я уважаю вашу силу. Забирайте, что хотите. Бабло, шмотьё, рабов, что нужно. Я не буду вас преследовать. Даю слово. Портов тут нет, мы далеко от берега. Но из Тэйларканда ходят караваны до портальной станции, оттуда можно попасть на ваш материк.

+2

35

- Ох! - недобро, саркастично усмехнулась Соната, - Скромный торговец, который везет караван рабов и применяет Бездна знает какую магию на своей партнерше! - она фыркнула и на секунду глянула в сторону грифины. Ну, что за безобразие? Как можно подобное творить с собственным сородичем?! Теперь Ната больше склонялась к тому, что грифина скорее была такой же жертвой урода, как и все они, пусть это и было поразительно, - Может, ты и не похититель, но твои «друзья» точно. Думаешь, я не знаю? - она, разминая освобожденное переднее копыто, которое нещадно жгло, чуть повернула голову и, с удивлением приметив свой клинок в хвосте Паддл, выхватила его и приставила к птичьему горлу, - И даже когда тебя уже окончательно прижучили, смеешь врать прямо в морду. Как мило. - зашипела фестралка сквозь зубы.
Соната очень сильно сомневалась в правдивости слов торгаша. Про судьбу Шэйдов он либо не знает и наспех придумал сказочку, что якобы пони в неволе живут хорошо, чтобы она отвязалась, либо просто соврал. Про свою непричастность к пропажам... может быть, грифон никого и не похищал, но с похитителями точно работает, что делало его уже причастным. Впрочем, выпытывать из него правду не имело смысла. Феликс знал: ему конец и в живых его не оставят в любом случае, пусть и до самого конца пытался выкрутиться. Поэтому своим убийцам ценную информацию давать не будет. Ну, и ладно. Остается понадеяться, здесь найдутся какие-нибудь бумаги.
Шпионка вопросительно глянула сначала на Анимадриэль, а потом и на Паддл. Ей этот комок перьев уже не нужен, но, может, сестры по несчастью захотят спросить чего-нибудь?

+2

36

На оклик пегаски, знахарка недоуменно повернула голову. Какая еще ловушка? кто ставит ловушки на прикроватные шкафчики? – подумала пони, но когда Паддл обратила внимание на торчащую пластинку над дверцей, Анимадриэль вся замерла, покрывшись потом. Да этот грифон больной параноик! Медленно выдохнув, пони принялась обезвреживать механизм при помощи зубов и копыт. Получалось это не столь умело и аккуратно, как, наверное, у какой-нибудь любой другой пони, обделенной рогом, но тем не менее в конце концов ключи были извлечены. На прочие предметы в столе знахарка не обратила внимания.
***
Когда же рог Анимадриэль, наконец, оказался на свободе, стремительный поток чувств и магического опьянения заполнил голову единорожки. Она даже немного присела не способная удержаться на ногах. Рог на короткое мгновение вспыхнул, освобождая начавшееся, но не исполненное заклинание левитации, которое без концентрации и настройки на конкретный предмет обратилось в обыкновенную слабую вспышку магии.
– Все... все в порядке... – поспешила заверить пони своих спутниц, когда отошла от первичного магического прилива.
Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, единорожка, прикрыв глаза, помассировала виски и зажгла рог просто чтоб проверить, что все функционирует нормально. Неожиданно для себя сразу после этого Ани обнаружила сильный источник магии совсем рядом открыв глаза, пони осмотрелась и обнаружила, сильное завихрение магии вокруг грифонши и пульсации у тумбочки. Вообще, не будь пони без магии столь долгое время, она бы, наверное, не смогла бы так ярко ощутить магические линии в помещении, но сейчас, подобно тому, как даже самый пасмурный день может ослепить ночные создания, так и Ани могла ощутить столь слабые проявления магии.
Более-менее восстановив порядок мыслей, кобылка поднялась на копыта, несколько неуверенной походкой подошла к сваленным сумкам, нашла там свою явно несколько раз вывернутую и тщательно осмотренную сумку, затем немного покопавшись выудила бутыль с водой. Сделав несколько глотков, она передала её Паддл и направилась вновь к тумбочке.
– Нет, – наконец, смогла заговорить единорожка, обращаясь к Паддл, – Он контролирует её чем-то, что лежит в этой тумбе. Понятно теперь, для чего такие меры предосторожности!
Осмотрев на этот раз тумбу внимательнее, чем в первый раз, Эля осторожно открыла дверцу, достала склянку с по всей видимости жидкостью, обладающей быстрым и ядовитым испарением и начала осматривать прочую утварь, содержащуюся в ящиках. Довольно скоро глаз, да и рог Ани заприметил деревянный тотем, пульсирующий магией. Его силу пони ощущала уже куда слабее, постепенно адаптируясь обратно к магии вокруг, но он все еще ощущался весьма сильным артефактом. Таким, который вполне способен пленить пони и других существ. осторожно коснувшись его магией, чтоб убедиться, что грифон не наложил каких-то дополнительных защитных чар на него, кобылка, убедившись, что артефакт по большей мере безопасен, достала его из тумбочки.
Поднявшись с ним в одном копыте и положив меч рядом, кобылка пристально посмотрела на грифона каким-то совсем недобрым взглядом. Зажжя рог темно-салатовой аурой, знакомой фестралке по процедуре лечения копыта, Ани посмотрела на грифона.
– Так значит ты любишь, когда твой партнер обездвижен да? – холодно спросила кобылка, усиливая сияние рога и концентрируя заклинание анестезии на грифоне.
Это заклинание помогающее при лечебных процедурах как обезболивающее, при должной настройке могло работать как парализующее или частично парализующее. Пациент терял бы способность чувствовать то место, куда было приложено заклинание и не мог бы им пошевелить, при этом для объекта заклинания не было бы никакого вреда. Анимадриээль планировала парализовать грифона ниже шеи настолько на долго, на сколько могла, однако поскольку кобылка долгое время не использовала свою магию, сейчас была под действием легкого опьянения от потока магии и последствия наркотиков, да и никогда раньше не использовала таких заклинаний на грифона, все что ей удалось, это заставить его чувствовать усталость во всем теле и не более. Тяжело выдохнув, пони погасила рог и молча направилась к грифине. Нагнувшись к ней, Ани прошептала так, чтобы её могла слышать только пленница.
– Я тебя освобожу, едва мы будем в безопасности от него и его приспешников. А по поводу того, кто ты... – единорожка замялась. Теперь после того, как магия вернулась к ней, её подозрения еще сильнее подтвердились, хотя она и не была все же окончательно уверена в своей теории.
– Я постараюсь сохранить твой секрет. Уверена, истории о вас, настолько же сильно разнятся с истиной, как и истории о зебрах. Хотя, здешние зебры скорее подтверждают тот стереотип, чем опровергают...
Вернувшись к тумбочке и захватив склянку с ядом и меч, Ани направилась обратно к вещам, где немного порывшись и отыскав все свои вещи, а затем и собрав их в свои сумки, положила туда склянку с ядом и тотем. Осуществив быструю экипировку и вновь перехватив меч копытом, единорожка подошла к остальным, не спуская взгляда с грифона.

+1

37

"А. Да. Ей самой то не шибко удобно было бы открывать эту загогулину на роге."
Стоило только рогу болотной кобылки освободиться, как из него полились искры, а сама единорожка явно испытала сильные... ощущения. Паддл знала, что подобные блокираторы препятствуют не только колдовству, но и чувству магии, однако представляла себе это довольно смутно. "А ведь некоторые не-единороги тоже способны к магии. Чем они ощущают магию, что им нужно заблокировать, чтобы они потеряли эту чувствительность? Крылья? Голову целиком? Или у всех индивидуально?" Вопрос был, на самом деле, важен даже в практическом плане - авось наткнётся на такого нестандартного колдуна, и что тогда делать, что ему ломать, а?
Копытам, освобождённым от кандалов, было одновременно приятно и больно. Она с ненавистью разглядела воспалённые полоски кожи. "Мерзко. Как у раба. А ведь немного добди эти заразы, им бы и стала!" От этих мыслей внутри поднялась буря... которая уткнулась во что-то твёрдое и холодное. "Нет. Умерла бы, а не стала. Без вариантов."
Когда фестралка потянулась, чтобы забрать кинжал из хвоста Паддл, она было дёрнула им, но остановила себя и позволила той забрать оружие - зубы у этой Эхо, конечно, огого, однако гораздо лучше держать у горло противник кинжал. "А удобно, когда зубы - это ещё и оружие." Ей говорили, что у неё остренькие зубки, но с этим чудом природы она не шла ни в какое сравнение!
С благодарностью приняв от единорожки флягу с водой, она сделала несколько глотков и подвесила её на хвосте рядом с фестралкой. Она подозревала, что, возможно, та не захочет отвлекаться от грифона, пока подлец жив, но если она всё же сочтёт, что сможет извернуться - вода совсем близко к ней.
По словам Анимадриэль, то, что контролировало грифину, лежало в той самой прикроватной тумбочке. Вскоре болотная залезла туда и вытащила наружу деревянный тотем. А потом зачем-то наклонилась к той самой грифине. "Снова что-то проверяет? Пусть. Больше полезной информации - лучше. Хотя, что ещё из этой курицы можно выудить?"
Осознание ударило Паддл, и она грязно выругалась себе под нос. Со всеми этими сбивающими эмоциями и мыслями она забыла!..
- Ко-о-отик, а, котик, ты не знаешь, где Ричард? Моргнув, она добавила. - Ворон, был со мной.

+1

38

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    — Вот ещё я ворон туда-сюда не возил. Его купили ещё там, в Балтимэйре. Хозяйка той таверны, где вас взяли.
    Грифон повернулся к фестралке.
    — Серьёзно, лапуля, мы можем договориться. Я, может, и торгую рабами и наркотиками, но своя честь у меня имеется. Вы меня одолели. За сохранение своей жизни я вам помогу. Потому что сейчас наружу вы не выйдете из-за пекла, а когда солнце выйдет из зенита, сюда придут полосатые. А даже если уйдёте — у вас на мордах написано, что вы тут не с религиозной миссией. А на копытах написано — вы либо рабы, либо беглые преступники, — он кивнул на следы от кандалов. И грифоньего золота у вас нет.
    Грифон действительно не дёргался. Он слишком полагался на наркотик. Поплатился. Не первый раз. Хотя стоило признать, это самый эпичный его провал.
    — В моей комнате вы, конечно, найдёте воды, но не на четверых. То есть вы не дойдёте даже до города. Припасы у зебр. Без моей команды они вам их не отдадут.
    Птицелев смотрел прямо в морду Сонаты. Не то, чтобы совсем бесстрашно — его зрачки подрагивали, да и в целом выглядел он так себе. Но в его положении даже взглянуть судьбе в фестралью морду было храбростью.
    — Не вздумай её...! Она ж всех порвёт! И ваших и наших! — когда Анимадриэль выудила из тумбочки контроль-тотем, грифон с искренним испугом посмотрел на знахарку. — Ты не знаешь, что творишь!
    В ответ на реплику Анимадриэль грифина зыркнула на неё пронзающим взглядом, но осталась неподвижна. Приказа шевелиться не было.
    ...Тырц!!
    Грифон дёрнулся и вскрикнул. В колене его задней лапы торчал короткий арбалетный болт. Пока они беседовали с пленницами, Лёлик активно покопался в вещах и извлёк из кучи хлама какую-то... штуку. Штука была похожа на гусли, в которые зачем-то вделали точильное колесо. Струны на ней были порваны когтями — на лакированной поверхности штуки остались три параллельные глубокие царапины.
    — Ты, сын кукушки, мне лиру испортил! — в голосе Лёлика было больше удивления и возмущения, чем гнева, но он явно успешно себя накручивал. — Ты, кошачий выкидыш, вообще знаешь, кто мне её подарил и сколько она стоит?!
    По злобному шипению грифона было ясно — не знает. Лёлика это не устроило и он шевельнул арбалетом, досылая болт в ложе. Только сейчас остальные могли приглядеться к его оружию. Паддл, как милитарист, могла на месте понять — это ох какой шикарный арбалет. За него любой из стрелкового корпуса отдал бы левое копыто — когда твоё оружие посылает шесть болтов в цель очередью, а ещё двадцать четыре в барабане ждут следующих нажатий на курок, да на кой ляд тебе это копыто! Если лира оленёнка хотя бы сравнима по стоимости с этой игрушкой — то красть его самого смысла не было. Лира и арбалет стоят больше.
    ...Тырц!!
    Вторая стрела в бедре вызвала ещё один вскрик Феликса и ещё один ручеёк крови на кровати. Если у кого-то есть вопросы к грифону или же кому-то всё-таки нужна его помощь — Лёлика стоит остановить. К тому же с улицы начали доноситься возгласы на зебринском. Чёрт их знает, о чём тарабарят, но явно о чём-то недобром для пленников.
    Грифине же очевидно нравились страдания торговца. Если бы её морда сейчас могла шевелиться, она наверняка бы улыбалась и подбадривала Лёлика.

+1

39

Фестралка, нахмурившись, слушала Феликса. Он все не унималась и надеялся, что случится чудо. Не случится. Потому что она не могла представить ни одного обстоятельства, при котором ей может взбрести в голову отпустить цель. И даже убедительные слова торгаша не могли заставить Сонату поменять своего решения. Она уже скорее сдохнет в пустыне или будет убита зебрами, бандитами, грифонами, но свое задание сделает.
Хватит позориться... - сказала мысленно себе темная, едва надавив клинком на птичье горло, - Будь уже профессионалом, а не тупой соплячкой.
Да и, в конце-концов, откуда знать, что все сказанное им — правда? Любой прижатый в угол начнет соловьем петь про честь и прочее, чтобы выжить, выкрутиться, поэтому разведчица уверена, что едва они расслабятся, как он вонзит нож или бросит обратно в клетку. А если действительно не брешет, то... что уж... будут решать эти проблемы. Смогли выбраться из клетки — смогут и до Эквестрии доползти.
Облизнув губы, она уже хотела было что-то сказать. Ну, так, что-нибудь пафосное на прощание, но вздрогнула, услышав громкий щелчок и ругань Лелика вперемешку с криками грифона. Снова щелчок, и, поведя ушами, Ната удивленно уставилась на олененка с арбалетом. С неплохим таким арбалетом, хотя шпионка особо не разбиралась в подобном оружии.
Усмехнувшись, фестралка снова посмотрела на Феликса, глянув прямо ему в глаза. Да, болт в бедро дарит не самые приятные ощущения.
- Извини, голубок, но нам не по пути. Я предпочитаю выполнять свою работу при любых обстоятельствах.
Резкое, четкое движение клинком, и брызнула кровь. Глотка грифона была перерезана. Наверное, он даже поначалу не понял, что случилось. Соната же пока не собиралась слезать с него. Ощущая прилив эйфории, она с неприкрытым удовольствием наблюдала за агонией Феликса, за тем, как он, бьется в предсмертных судорогах и хрипит, задыхаясь. Лунная не была палачом, ей вообще подобные задания не нравились, она ведь шпион, а не убийца. Всегда старалась не марать копыта, не пересекаться с жертвой хоть взглядом. Но сейчас она чувствовала удовлетворение, ведь через столько ей пришлось пройти, чтобы наконец-то созерцать момент смерти ненавистного грифона. А еще несколько агентов до Наты провалили это задание, а она — нет, значит не зря считается лучшей. Не зря считается профессионалом.
Прямо камень с плеч. — подумала мышь и уже соизволила слезть с тела.
Разминая затекшие от неудобного положения плечи и крылья, «Эхо» спокойной потянулась, будто бы она вовсе никого не убивала несколько минут назад, и брезгливо провела копытом по простыне кровати, стирая кровь.
Теперь, когда волна радости триумфа сошла, голову спустившейся с седьмого неба фестралки забили уже более насущные мысли. Надо бы для начала покопаться в бумагах покойника да поискать какую-нибудь информацию про пропавших братьев и работорговничью деятельность в целом. Для Шаал-Дуна  другая информация, помимо шпионов-фестралов, не нужна. Но мало ли... А еще надо разобраться с любовницей Феликса.
- Слушайте, а что мы будем делать с грифиной? - спросила она спутников, поглядывая на ту самую грифину, - Вы уверены, что её стоит освобождать? Я понимаю, что никто не заслуживает такого плена, но очень уж Феликс испугался при мысли её выхода из-под контроля. - но все же, секунду подумав, она добавила, - А, впрочем, ладно.
Все-таки вчетвером они как-нибудь справятся со одной проституткой, какой бы свирепой она не оказалась. Махнув копытом, мышка, помня опыт Анимадриэль, начала осторожно, чтобы не схлопотать ловушку, копаться в немногочисленных ящиках в поисках каких-нибудь бумаг с ценной информацией.

+1

40

На боязливые восклицания грифона, кобылка лишь ответила ехидной самодовольной улыбкой, которая сохранялась еще некоторое время, пока совсем рядом не раздался свистящий звук освободившейся туго натянутой тетивы, сменившийся вскоре болезненным криком Феликса. Инстинктивно повернувшись к источнику шума, Ани обнаружила в копытах олененка весьма недурно сделанный арбалет. Улыбка стала сходить с мордочки пони. Резко развернувшись обратно к грифону, пони заметила то что именно вызвало столько шума.
Небольшого размера арбалетный болт торчал из задней лапы грифона, едва ли не пригвоздив её к кровати. Сочащаяся из раны кровь, достаточно быстро портила дорогие шелка постели торговца. Конечно, подобная рана не являлась смертельной, но довольно-таки скоро могла в неё превратиться, потому что, олененок по всей видимости попал по одной из крупных вен грифона. Всякое подобие улыбки окончательно сошло с лица пони, а алая жидкость все цело сконцентрировала на себе ей внимание, вызвав своим видом крайне неприятные ощущения. Знахарке стало душновато, а живот скрутила неприятная слабость, по спине пробежали мурашки и кобылка тут же зажмурившись отвернулась, стараясь подавить легкую панику и тошноту. Сделав пару глубоких вдохов, пони открыла глаза и уже крайне не спокойно, даже с некоторым писком в голосе прошипела олененку:
– Лелилиэль, какого сена ты творишь?
Но вместо ответа, Лёлик запустил второй болт в грифона, который тут же отозвался еще более болезненным вскриком птицы. Ани вздрогнула, но даже не решилась обернуться в его сторону, но она, буквально слышала, как новая струя начала стекать из раны орлольва на перину. Определенно, это было скорее её разыгравшееся воображение от панической атаки, чем реально очень громкий звук, но для Ани это определенно так и звучало. И это несомненно бросало её в дрожь и вселяло самый что ни на есть ужас, хоть ничем и необоснованный.
– Что если его крики услышат и воспримут уже далеко не как брачные? – почти-что пропищала целиком всю фразу пони, вся сжавшись и немного подрагивая. Зажмурившись она присела на пол, стараясь успокоиться и выкинуть из головы картины, которое сознание особенно красочно дополнило весьма живыми оттенками. Сперва заключение в рабство, затем сковывание магии и нахождение в совершенно далеком месте, потом факт того, что тут сделали с грифиной и, наконец, вид крови нанесли весьма мощный удар по выдержке и самообладанию единорожки, однако сейчас она была почти на краю. Попытка отрешиться от всего, когда она оказалась в шатре грифона по всей видимости не особо помогла знахарке, которая впервые в своей жизни столкнулась с большим спектром "прелестей" жизни искателя приключений на свой круп. Все это пробуждало не самые приятные воспоминания Эли прямиком из её кобылячьих лет, пробуждала те воспоминания, которые она надеялась глубоко похоронить в своей памяти.
И тут до ушей единорожки донеслись слова фестралки. Подскочив, Ани хотела остановить ночную пони, крикнув что-то вроде "Стой!", но было уже поздно. Кинжал точным движением вонзился в шею торговца и продвинулся по ней, перерезая артерию. Большой поток крови окропил алым цветом шелка, на которые из последних сил цепляясь за свою жизнь опустилось уже бездыханное тело работорговца. Фонтанирующий поток, что вырвался из-под кинжала задел не только постель, но и убийцу, а также застывшую в безмолвном крике стоящую рядом Анимадриэль. Её глаза сейчас были широко открыты, в то время как зрачки буквально превратились в две маленькие точки, слегка приоткрытый рот подрагивал, также как и все тело, а сама мордочка не выражала совершенно никаких более эмоций. Выронив меч, кобылка попятилась назад, а перед глазами у неё все расплылось алым пятном: и туша грифона, и перепачканная фестралка и перепачканное белье кровати. Совершенно без эмоций и буквально не осознавая ничего вокруг, пони плюхнулась на круп смотря перед собой в одну точку.

+2

41

"Значит, Ричард у той гадины... Что же. Ещё один хороший повод её навестить."
Паддл повернулась к грифону с нескрываемой иронией на морде. "Да. Конечно. Есть у него честь. Поможет он нам. Не ударит в спину в первый же удобный для него момент, что вы, не будет тратить все свои мысленные усилия на то, чтобы придумать, как отомстить нам за такую подставу. Интересно, он действительно надеется на спасение или просто тянет время?" Сотрудничать с грифоном-работорговцем? Вариант даже не рассматривался.
Когда грифон с явным испугом отреагировал на действия Анимадриэль, пегаска по-новому, оценивающе посмотрела на его любовницу. Сейчас у него был другой, довольно серьёзный повод для беспокойства, и если угроза выхода из-под контроля тотема так его взволновала, то последствия этого должны быть действительно неприятными. "Что же за чудо ты держишь в качестве рабыни, котик?"
Когда раздался щелчок арбалета, Паддл взрогнула, резко присела и обернулась в сторону звука. Как оказалось, напрягалась зря - это Лёлик, нашедший арбалет среди вещей, всадил в грифона болт. А, выдав гневную реплику, и ещё один. Глянув на оружие оленя, она едва не присвистнула - больно шикарная... нет, "вещь" - неподходящее слово для этого великолепия, это - шедевр военного искусства! Она сразу же перенесла оленя из разряда "слишком слабый, чтобы представлять кому-либо угрозу" в "может хорошо присадить очень-очень хорошим арбалетом". Под вопросом оставалась его меткость, конечно, но, к счастью, он тут не один. Пока остальные связывают противников ближним боем, он, даже если стрелок так себе (хотя обладать таким арбалетом с низким навыком стрельбы - это просто кощунство), может просто подойти на расстояние нескольких шагов и выстрелить врагам прямо в их головы. "Если, конечно, не истратит все свои болты на безусловно приятную, но помимо этого - совершенно бессмысленную месть. Хотел бы причинить боль - взял бы кинжал и резанул, или просто лягнул копытами. А вот так вот, с расстояния - ну какое это удовольствие?"
Единорожка же, съёжившись отчего-то, то ли прошипела, то ли пропищала слова опасения. В некоторой степени пегаска их разделяла - они не в том положении, чтобы измываться над этим куском помёта, с ним нужно просто и быстро кончать.
Словно услышав её мысли, фестралка выдала фразу, которая окончательно закрепила подозрения Паддл, что эта Эхо тут не спроста - точно надо будет поговорить с ней, как будет время! - и просто резанула кинжалом по его горлу. К счастью, не содержащий в себе более никаких сюрпризов, грифон, как и полагается в таких случаях, захрипел, забился в агонии и вскоре замер. Умер. Она с мрачным удовлетворением оглядела труп. Предпочла бы, конечно, покончить с ним сама, но и так сойдёт.
Анимадриэль стояла, уставившись на это дело узкими зрачками, с приоткрытым ртом и явно подрагивала. Сначала пегаска замерла в непонимании, а потом её накрыла досада. "Чёрт возьми! Я думала, ты - воин! Я рассчитывала на тебя в нашем дальнейшем освобождении! Ну вот и как ты будешь убивать, если ты даже того, как кто-то другой убивает на твоих глазах, вынести не можешь?!" Она постаралась не выдавать своих эмоций - могли бы сделать только хуже - однако она никогда не была хороша в подобном, и заметить, что она думала о ситуации на самом деле, было не так уж и сложно.
Паддл спрыгнула с трупа и пошла к вещам. А фестралка, тем временем, задала неплохой и актуальный вопрос.
- Если бы она встала на нашу сторону, то это было бы очень полезно - нам бы очень не помешал ещё один боец. А уж если она сможет помочь нам в коммуникации с другими грифонами, когда мы до них доберёмся, как-нибудь сгладить ситуацию - то это вообще подарок. Как ныне покойный верно заметил, если они, такие замечательные, просто пойдут своей дружной компашкой к грифонам, у них могут возникнуть большие проблемы. - Но я не знаю, как мы в принципе можем быть уверены в том, что в критический момент она не повернётся на нас - Зербо её знает, какое у неё вообще положение среди грифонов. Говоря, она крепила к себе ремни с ножнами и засовывала в них свои кинжалы. С каждым новым кинжалом рядом она ощущала себя всё спокойнее, всё более собой. - Кроме того, помните его реакцию? Он мог, конечно, и обманывать, чтобы мы не обзавелись новым союзником, но это как минимум следует принять во внимание. Последний кинжал занял свое место. Она удовлетворённо улыбнулась и развернулась, оглядывая всю компанию. - Вот что я считаю. Приставляем кинжал к горлу, освобождаем из-под влияния. Буйная - сразу убиваем. Иначе - быстро узнаём, что она думает о своём месте в этой ситуации. Если она покажет свою готовность к сотрудничеству, выпускаем. Соблюдая, разумеется, осторожности. Подойдя к рабыне, она извлекла один из своих кинжалов и, собственно, приставила его к её горлу. - Согласны?
Немного подумав, она возобновила речь:
- И нам нужно быстро решать, что делать дальше. Если эта, - копыто указало на грифину, - сможет удачно разрулить проблему с остальными членами этой чудной банды работорговцев - в чём у меня есть сомнения - то замечательно. Но если нет или если они появятся раньше, чем мы этот момент проясним - у нас не будет выхода, кроме как вынести их. Но! - нам нужен хотя бы кто-то живой, для дополнительной информации и, возможно, некоторых услуг. Хотя этот момент зависит от того, что может грифина - может быть, она сделает всё необходимое... В любом случае! Лёлик! Паддл повернулась к оленю. - Когда ты говорил о трёх грифонах в отряде, ты считал среди них этого покойничка? А его любовь?

+1

42

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Грифон успел перед смертью издать хриплый булькающий клёкот и сильно дёрнулся, но не смог сбросить с себя фестралку. Агония его продлилась недолго — мозг без кровоснабжения отключился фактически через полминуты. Соната оказалась сильно испачкана кровью, особенно грудь и частично брюхо, которые в сидячей позе были подставлены брызгам мясного сока.
    — Туда его и надо! Сарах уже рассудит, достоин ли он следующую жизнь провести в теле таракана! — заявил Лёлик. — Нет, ну вот надо было ублюдку лиру портить! Чинить задолбаюсь! Только шум-струны и целы. Ну хоть ритм сыграть если что удастся.
    Возгласы снаружи становились громче. Кто-то из зебр явно приближался к карете. Голоса были встревоженными, но не паникующими. Говорили они на зебринском между собой и на повышенных тонах, но из-за расстояния и преграды в виде закрытой двери кареты, даже Паддл не смогла разобрать сути разговора.
    А грифина была довольна. Она всё ещё не могла шелохнуться, приказа старого владельца никто не отменял. Но смерть Феликса явно доставила ей радости. Даже кинжал у глотки этого не омрачал. Тот, кто её унижал, мёртв!
    — Ладно. Линять надо. Не знаю, в какую сторону и куда мы хотим прибежать, но явно отсюда надо линять. Если все полосатые уродцы так же тупы, как и тот, что носил мне воду, то сейчас тут будет такой гомон, словно стая голубей нашла хлеба.
    Лёлик пару раз щёлкнул арбалетом, переводя оружие в безопасный режим, чтобы не пальнуть случайно. После этого и арбалет и лира повисли на его боках. На первый взгляд весили эти два устройства чуть ли не с самого оленёнка, но каких-то проблем с этим Лёлик явно не испытывал. Наверное, ему так даже проще — ветром не сдует.
    — О! А вот сумку не разодрали! Хотя монеты свистнули, во уроды. Ищите свои вещи! Времени мало. Эй, Анима! Ты бы пернатую эту хоть разговорила... Э-э-э... Анима! Аллё!
    Оленёнок подошёл к сидящей единорожке и помахал копытцем у её носа. Хотя из-за его роста получилось скорее под её носом.
    — Та-а-ак...  Понятно. Шок. Щас мы тебя...
    Как ни странно, Лёлик снял с бока лиру и начал пытаться что-то на ней исполнить, но неисправность инструмента сводила на нет все попытки барда. Гипнотический ритм не складывался.
    — Чтоб тебе в реке душ икалось, мразина! — буркнул оленёнок в сторону остывающего грифона. — Ладно. Пойдём другим путём.
    Лёлик обошёл Анимадриэль сбоку и с разбегу боднул её маленькими острыми рожками. Вреда это ей не причинило, но боль отрезвляла.
    — Аллё, Анима, нам валить надо! Грифонов там ещё двое. Покойника я считал, а про пленницу не знал, — сказал он в сторону Паддл. — Но я в целом не всё видел. Там может быть ещё хоть десяток их, зебры своим гвалтом всё заглушают.

+2

43

- И что тут у нас? - пробурчала фестралка, довольно оскалившись, и вытащила из очередного ящика книгу.
Книга эта на деле оказалась увесистым таким толстым журналом, объем которому хорошо прибавляли вклеенные листы бумаги. Раскрыв его, Соната начала довольно быстро листать, особо не вчитываясь. Слабое знание языка позволяло ей понять, что надписи и числа, мелькавшие на страницах, были списком проданного и купленного, а также выручка за проданный товар. В общем, это был самый обычный торговый лог, ну, не совсем обычный, учитывая, кем был его покойный владелец. Впрочем, среди вещей мелькали и чьи-то имена... на последней же странице были записаны имена и их компаний.
- «Что он там говорил? По ошибке нас в рабство захапал? Настолько по ошибке, что заранее написал наши имена в лог товара. Как мило.» - фыркнув, подумала шпионка.
Не совсем то, что она рассчитывала найти, но тоже крайне полезная вещь. Лог толстый, очевидно, велся долгое время, поэтому по нему можно будет отследить большую часть торговой деятельности Феликса, его друзей и как эта деятельность еще могла отразиться на фестральей контрабанде. Впрочем, это уже работа других разведчиков в Шаал-Дуне. Сонате требуется найти в списках имена братьев и понять, куда их сбагрили. Но заняться этим стоит в более спокойной обстановке.
Ибо в карету вот-вот начнут ломиться зебры.
- Что, крики стали слишком уж подозрительными? - проворчала Ната и бегом кинулась к сваленной куче вещей в углу кареты.
Найти барахло было не сложно, потому что оно было «заботливо» свалено в её плащ, как в узелок. Нельзя терять время. Недовольно шикнув, темная развязала узел и натянула на себя ремни, на которые закрепила два коротких меча, накинула плащ, попутно распихав по карманам кучу ядов с мелочью. В довершении она спрятала где-то в складках торговый лог. Весь процесс не занял у шпионки и минуты, все-таки страх делал свое дело, подгоняя её, заставляя действовать быстрее. Хотя... наличие любимых скляночек в карманах придавали уверенность.
- При всем желании мы не сможем вот так вот просто «вынести» их. - повернулась серая к пегаске, нахмурившись, - Нас четверо... ладно, пятеро, но их больше, намного. Еще стоит учитывать неопределенное количество грифонов... - она повертела головой, - а еще мы в углу. Здесь негде маневрировать. Если попытаемся выбежать, то есть шанс, что полосатики нас зажмут обратно и тогда уж забьют, как животных. Этой работорговлей заправляет очень темная организация, думаю, они позаботились обеспечить своих «работников» артефактами и магией, о которой мы даже не знаем. - поблуждав еще секунду взглядом, её глаза наткнулись на небольшое окно, расположенное противоположно от входа. И как она его раньше не заметила? - Вот. - ткнула темная копытом в окно, - Берем вещи и выпрыгиваем. Либо сможем убежать втихую, либо все-таки внезапно нанести удар, пока они ничего не поняли. - Соната окинула взглядом присутствующих. Она и Паддл легко выскочат благодаря габаритам и природной ловкости. Лелик тоже, так как мелкий. Под вопросом рогатая и грифина, которые могут не пролезть из-за размеров или недостаточной ловкости. Впрочем, попробовать стоит. И грифину освободить тоже стоит, - Анимадриэль, ты сможешь снять чары с грифины? Анима...?
Единорожка сидела в оцепенении, словно пребывала в очень глубоком шоке, но из-за чего? Воздействие незнакомой магии? Сейчас Лунная вот совсем не могла понять и, вообще, вовремя знахарка тут решила посидеть в трансе! Она хотела было подойти, дать отрезвительную пощечину, только олень её опередил с разгону боднув рогатую в бок.
«Ну, здесь тогда моя помощь не нужна.»

+1

44

Удар олененка, как нельзя лучше подействовал на единорожку, а оклики, как друзей, так и врагов за дверью, довершили свое дело и кобылка выдохнула. В глазах проявилось сознание, но взгляд все еще оставался стеклянным. Возможно, со временем, единорожка окончательно придет в себя, но сейчас не было того самого требующегося времени. Первое, что сделала пони, вернув себе каплю самообладания, она отвернулась от бездыханного тела Феликса и стерла копытом капли крови, попавшие на неё. Затем, ничего не говоря, она зажгла рог оранжеватым сиянием и развернулась к двери. Кобылка явно хотела что-то сколдовать, однако, едва она сконцентрировала свой взгляд на двери, концентрация сбилась, а сама пони слегка осела на подкосившихся копытах, но вовремя смогла опереться на бок Лелика. Медленно моргнув и глубоко вздохнув, Ани подняла с пола выроненный меч, закрепив его за свою сумку. Далее, сохраняя безмолвие, знахарка подошла к грифине и отстранила копытом кинжал пегаски, покачав головой. Не хватало еще одной жертвы! – мысленно произнесла она, не способная пока произнести хоть слово.
А шум за дверью усиливался, давая понять, что времени как-либо приводить себя в порядок или хотя бы подготовиться к бою совершенно нет. Не было времени и проверить состояние лежащей рядом, прежде чем пытаться снять с неё ментальный контроль. Однако же, если им придется драться, то лишний боец не помешает. Ну, а если сбегать, то уменьшить груз, который придется тащить также. С небольшой дрожью в копытах, единорожка достала из сумки тотем пленницы и, сжав его крепко в копыте, дала мысленную команду грифине: Встань, пожалуйста и помоги нам защищаться, если сможешь. Нам сейчас понадобится любая помощь. Подождав несколько секунд, егдинорожка разжала копыто и подошла к Эхо, пребывая в состоянии подобном трансу или сильной сонливости не до конца проснувшегося пони и стараясь при этом не смотреть на её окропленную грифоней кровью шкурку. Попытавшись вновь применить магию, зажгя на этот раз светло-зеленую ауру вокруг рога, пони развеяла её еще быстрее чем оранжевую Все же, когда ты в шоке, не совсем получается сконцентрироваться даже на простых заклинаниях. Интересно, как скоро я приду в себя?
Опять медленно моргнув, пони осмотрела оставшиеся вещи, раздумывая есть ли среди них что-то еще ценное и стоит ли их забрать? Все упиралось в то сколько времени было у компании перед побегом и как много удалось бы унести. Факт того, что это будет кражей почему-то не стеснял прежде законопослушную Ани. Видно отчаянные времена могут изменить любого.

+2

45

Паддл продолжала сидеть, удерживая кинжал возле горла грифины, и с каждым словом фестралки её взгляд становился всё мрачнее и мрачнее. Как бы ей не хотелось признавать этого, как бы ей не хотелось просто взять и перерезать всех чёртовых работорговцев, тёмная всё же была права. Их противников неопределённо много, а этот вагончик ну никак не был лучшим местом для драки. Да, возможно, первых идиотов, что сунутся сюда, они и прирежут - благо, проход неширокий, как раз по одному забьют - но вот дальше такого счастья им никто не даст. Закинут какую-нибудь гадость внутрь, и всё, кидрык! Или снова в цепи, и тогда уже выбраться не получится практически наверняка - в любом случае, отвратительная перспектива.
Олень решил вывести из шока единорожку старым добрым способом - болью - банально пойдя на таран своим рогом. И это сработало, пони явно пришла в себя и даже попыталась что-то сотворить своим рогом - увы, неудачно. "Всё ещё в шоке или это - последствия от того блокиратора?" В любом случае, магией ей, видимо, сейчас не помогут. Плохо, помощь сейчас нужна любая.
Затем Анимадриэль подошла к пегаске и, покачав головой, отстранила её кинжал от горла грифины. Пернатая вопросительно посмотрела и, когда ответа не последовало, пожала плечами и убрала кинжал в хвост. "Она права, вероятно. Даже если эта грифина какая-то особо буйная, в первую очередь она скорее будет драть тех, кто помогал её угнетателю, чем тех, кто этого угнетателя прирезал. А уж там разберёмся!" Кивнув своим мыслям, она рванула к куче, где были свалены вещи.
Надевание на себя ремней не заняло много времени - уже привычно - а вскоре и её кинжалы заняли привычные места. В седельной сумке не было ничего особо полезного, но она всё равно взвалила её на себя, как она была, при необходимости ненужное всегда можно вывалить потом. И на этом, собственно, её вещи и заканчивались. Она заозиралась.
Рядом лежала какая-то странная кожаная броня. Могла бы быть полезной, но разбираться с ней, сейчас? Пара мечей с рукоятками. Куча каких-то тухловатых накидок... о, накидки! Грязные, рваные, частично испачканные в крови, но зато светлые и хоть как-то смогут защитить их от пекла!
- Тут есть белые накидки, - сказала она своим, уже натягивая одну из них. Не проблема - в кучке оставалось ещё семь штук. На всякий случай она запихнула одну из них себе в сумку.
Покончив с этим, пернатая выглянула в окно, в которое указала фестралка.
"Зербо тебя подери! Ничего! Пустыня чёртова! Ну и куда нам валить, а?!" Она уже хотела развернуться и выдать красочную тираду, но тут заметила в стороне овраг. Из-за чёртовой жары воздух искажался, и было совершенно непонятно, каких именно он размеров, но, может быть, сработает, как укрытие?
- Там виден овраг, может статься, удастся ненадолго укрыться. С другой стороны... "Это мало что нам даёт - когда эти заразы начнут нас искать, он будет очевидным вариантом, который надо будет проверить. И у нас всё ещё практически нет припасов, мы всё ещё понятия не имеем, куда идти, нас всё ещё могут засечь просто по следам... Ладно, оставаться здесь - всё равно едва ли вариант." Она аккуратно, стараясь не шуметь, приоткрыла окно и отошла в сторону, освобождая путь для других - как способная дать активный отпор, она должна была уходить одной из последних.
- Так что, если ни у кого не образовалось каких-то других прекрасных планов, все на выход!

+1

46

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Время кончалось. Пока бывшие пленники разбирали свои вещи и копались в чужих шмотках, в дверь начали стучать и звать Феликса. С какой именно целью его звали, оставалось неясным — зебры всё ещё не научились нормально балакать на эквестрийском вместо смеси грифоньего и зебринского.
    Грифина на манипуляции Анимадриэль не отреагировала. Тотем провозглашал единорожку новым хозяином, да, но ни тотем, ни грифина мысли читать не умели.
    Лёлик тоже не терял времени и успел вытащить откуда-то из-под кровати с трупом двухлитровый кожаный бурдюк с какой-то жидкостью. Впрочем, жидкость, несмотря на правило "не тащить в рот не пойми что" была оленёнком опробована и признана вкусной холодной водой. Ну почти холодной. В тени под кроватью лежала всё-таки. А потом на барда, уже гружёного лирой и арбалетом, упала Анима.
    Такой подставы Лёлик не ожидал, и, когда Анимадриэль решила опереться на него, чуть было не рухнул на пол повозки сам.
    — Анима, шож ты делаешь-то, коняга рогатая! — сипло, сдерживаясь, чтобы не вопить, заверещал он. — Ты ж весишь как два меня да плюс задница сверху, зачем ты на меня падаешь!
    Кое-как он выбрался боком, спихнув с себя вес единорожки, благо, что за несколько секунд, которые ему для этого понадобились, Анима, кажется, успела восстановить координацию в пространстве. Ну и хвала Сараху, нечего скёргов давить!
    — Накидки? Отлично. Фу, ну и грязные же тряпки. На беженцев похожи будем. Ладно, после той повозки всё равно всяких вшей из шкуры выводить, хуже не будет.
    Бурдюк плюхнулся на спину Паддл, когда Лёлик подошёл к окну и, привстав на задние копытца, еле-еле достал носом выглянуть на улицу.
    — Овраг оврагом, других вариантов у нас нет. Прыгаем!
    И он хотел уже было, нагло воспользовавшись Паддл как ступенькой, вылезать наружу, но случилось непредвиденное.
    В самом начале этого задания, когда Соната покупала у мелкого проныры Сэнди данные на этого самого Феликса, она упустила один момент. Кажется, что это было уже так давно, но тем не менее, тогда, уходя от весёлой отравительницы, оставшейся лежать в катакомбах, она не успела дослушать собрата-фестрала. И он не успел рассказать ей о питомцах грифона.
    Кровь Феликса щедрыми струйками капала с кровати на пол, впитываясь в доски повозки, и под этими самыми досками начиналось какое-то шебуршание и писк, слышимые чуткому фестральему уху. Однако не успела Соната прислушаться к возне, как ногу Паддл пронзила резкая боль. У основания её заднего копыта в правую ногу её вцепился мангуст! И ещё несколько таких же юркими молниями выбирались из-под пола, вереща и облизывая мордочки, перепачканные в грифоньей крови. Пока что было ясно, что они умеют очень крепко вцепляться, но что они умеют ещё?

+2

47

Соната с сомнением покосилась на грязно-белые тряпки, сваленные в кучу, размышляя. Надевать это вонючее и тем более безвкусное нечто совсем не хотелось, да и сомнительно, что у них столь же удобные карманы для барахла, как у её плаща.
Впрочем, от размышлений отвлек возмущенный визг Лёлика, отчего фестралка резко развернулась навострив уши. Картина того, как нагруженная единорожка, решив лишь легонько опереться, случайно придавила олененка, была довольно комична, но Ната, зная пугающую хрупкость скёргов, приготовилась к звуку хруста переломанных ребер мелкого товарища, даже сделала шаг, чтобы убрать Ани от Лёлика.
- Ты... ты больше так не делай! - выдохнула с облегчением шпионка, заметив, что проблема решилась сама собой, - Пополам бы его переломила и что потом пришлось бы с ним делать?
«Только добить» - добавила она уже мысленно. Озвучивать такое при олененке — идея так себе.
Соната снова повернулась к кучу вещей. Времени переодеваться уже нет, нужно забрать плащ, а потом уже одеться в более спокойном месте. Да, все-таки сейчас было не до выпендрежа, вшей Ната и так заработала, тем более белая накидка будет более эффективна в пустыне, нежели темная. Только вот не может же она впихнуть плащ в карман другого плаща! Будет мешаться и выглядеть при этом нелепо. Даже не понятно, что хуже. Взгляд пал на скромную небольшую сумку. Проверив сумку на наличие неприятных сюрпризов, Лунная положила плащ в неё, а потом водрузила поклажу на спину. Вот так вот.
Теперь осталось вылезти через окно и свобода! Относительная. Только Соната подошла к окну, как услышала едва различимый шорох под полом. Она оцепенела в недоумении, пытаясь понять источник шума, но не успела отреагировать. Внезапно что-то прямо из пола вцепилось в копыто Паддл! Действуя скорее инстинктивно из-за внезапного страха, фестралка испуганно зашипела и силой пнула передним копытом прицепившеюся штуку.
«Ты, Зербо тебя подери, издеваешься?! Мангусты?! Откуда вообще? Какого Зербо он держал под повозкой мангустов?!» - темная попятилась назад и вытащила кинжал, готовясь обороняться. - «Ну, Феликс, умудрился нагадить даже после смерти. Поразительно.»
К своему удивлению кобыла поняла, что убегать не собирается, ведь в повозке оставались существа, не способные активно обороняться: контуженная Анимадриэль и грифина, еще не отошедшая от влияния тотема. Раньше она бы с легкостью выпрыгнула в окно и дала деру.

+1

48

То ли крики скерга и фестралки, то ли охранников за дверью повозки, то ли общий накал ситуации, а может и прошествие достаточного времени заставили единорожку, наконец прийти в себя. Все еще ощущая слабость и заторможенность мыслей, она смогла здраво взглянуть на ситуацию. А она была следующей: в двери ломятся стражи, владелец этих апартаментов мертв, а его рабыня продолжает лежать бездвижно на полу, в то время как остальные герои пытаются сбежать в окно. Наклонившись к грифине, Анимадриель, сжала тотем контроля и произнесла вслух.
Ты же можешь скопировать голос? Крикни, будь любезна, тем зебрам за дверью голосом Феликса, что все в порядке и им стоит свалить поскорее отсюда, – достаточно слабым, но уверенным голосом произнесла она, затем немного задумавшись, добавила, – А вообще, если у тебя не получится подменить  голос этого мертвого грифона, встань и помоги нам отбиться, будь любезна. Нам понадобится любая помощь. Я не хочу, чтобы кто-то пострадал, но пусть уж пострадают они, чем кто-то из нас.
Закончив разговор с Гифиной, Ани убрала тотем обратно в сумку и, прикрыв глаза сделала несколько глубоких вдохов и долгих выдохов, постепенно зажигая свой рог светло-изумрудным светом. Магическая концентрация постепенно возвращалась к единорожке, позволяя ей сотворить из сконцентрированной энергии нужное заклятье. Если никто вновь не прервет заклятье или сама кобылка не захочет прервать собственное наложение чар, то Анимадриэль удастся создать заклинание лечения.
Появление мангустов, не смотря на свою внезапность не развеяло заклинание Ани, хотя и сильно напугало её, чуть сбив настрой и заставив её отпрыгнуть, едва не споткнувшись о Лелилиэля. Подобно фестралке, единорожка откинула в страхе одного из окрававленных, приближающихся к ней зверьков и выхватила меч. Сейчас либо её нужно было либо биться с мангустами, либо кинуться к двери и сделать что-то чтобы зебры не вошли, если их не удалось обмануть грифине, либо же, перенаправить потоки энергии творимого заклинания, чтобы вместо лечения попытаться создать что-то, что позволит избавиться от подступающих врагов. Для долгой битвы единорожка чувствовала себя довольно слабо: её хватит, пожалуй, на одно-два заклятья, если она не планирует потерять сознание или чтобы пробежать расстояние меньше километра без должного отдыха. Что до копытопашного боя, то с мелкими тварями из под полы у неё, пожалуй, найдутся силы, если их там только не целый выводок из целой тьмы особей, а вот долго сражаться с Зебрами кобылка явно не рассчитывала. Впрочем, оказать поддержку своим подругам по несчастью и оленю, она несомненно могла бы, не являясь для них обузой, как несколько минут назад, пребывая в кататоническом трансе.

+2

49

В дверь уже стучались, но всё, что могла делать Паддл - это беспокойно ёрзать на месте и буравить своих спутников серьёзным взглядом, чтобы те поторапливались. Помогало не очень.
Анимадриэль грохнулась на Лёлика, чуть того не придавив, чем вызвала его возмущённое сипение. "Да что она, всё ещё не отошла, что ли?"
Впрочем, через пару мгновений единорожка уже вполне вменяемым голосом повелевала грифине через тотем вполне разумные вещи. Оставалось лишь надеяться, что тотем не был привязан к ныне мёртвому грифону, не был защищён каким-то паролем, ну и вообще, действительно просто заставит грифину повиноваться им. Иначе у них станет на одну проблему больше, а у них этого добра сейчас и так хватает!
А далее она зажгла свой рог, и на этот раз он не погас сразу же после этого. "Ладно, думаю, выбраться сама сможет. Хорошо. Не хватало бы ещё её на себе тащить!"
Паддл начала нервно постукивать копытом по полу. "Ну давайте уже, давайте!" Оценив свободное место в сумке, она запихнула в неё ещё одну накидку - весили они всего ничего, пригодиться вполне может, а при необходимости всегда можно выкинуть.
"Пахнет отвратно."
Лёлик закинул ей на спину какой-то бурдюк - вероятно, с водой, хотя чёрт его на самом деле знает, и уже собрался было выбираться через окно, как Паддл резко дёрнулась и зашипела сквозь зубы - одну из её ног пронзила острая боль.
Причиной оказался мелкий, противный и перепачканный в крови мангуст. С глухим рычанием она попыталась долбануть его копытом, но промахнулась - заразина оказался юрким. И, как будто этого было мало, из-под кровати выбралась ещё стайка! "Издеваетесь?!"
Следом за копытом в мангуста устремился подцепленный хвостом кинжал, но тот мало того, что не попал по цели, так ещё и встрял в полу. Яростно тряся ногой, чтобы скинуть мелкого, она копытом вытянула кинжал и приготовилась вновь попытаться всадить его в напавшего.

+1

50

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Указание Анимадриэли попало прямо в цель. Это было ясно даже по одобрительному взгляду самой грифины.
    — Клю шай еала-а! Проваливайте к духам! Ма йарам! Хана йитеам алхайуанати. Отбросы полосатые, идите в тень! Альдхахаб йилаа аль-арвах! Вайастамиру альфасил!
    Из её глотки раздался отнюдь не женский голос. Это был один в один, вплоть до тембра, голос мёртвого Феликса. И зебры по ту сторону купились. Выкрики на их тягучем наречии мгновенно стихли, а спустя десяток секунд послышались шаги и бурчание уходящих прочь зебр. Хоть в чём-то повезло!
    Но оставались питомцы Феликса. Пинок Сонаты не причинил вреда мангусту, только отбросил его в сторону. Укушенная Паддл лишь зазря махнула ножом, от острой боли она даже рядом не попала по мангусту, а лишь воткнула клинок в доски днища телеги. Тем временем из ниши выбрались все они, пять быстрых и юрких грызунов. Трое из них бросались на Паддл, они выбрали тактику "укусил и отскочил", больше не вцеплялись в плоть. Четвёртый налетел на Сонату, а пятый выбрал целью кого поменьше — Лёлика.
    После своего выкрика грифина махнула лапой в попытке схватить грызуна. Она и в общем оживилась — исчезло остолбенение, её движения плавно ускорялись по мере того, как затёкшие мышцы разминались. В ней уже можно было угадать хищницу, всё ещё пленённую, посаженную на поводок, но хищницу.
    — Да что ж такое-то, то блохи, то глисты, а после сегодняшнего так всё сразу! — шипящим шёпотом выругался Лёлик, вскидывая свой арбалетик и выцеливая мангуста. Но то ли виновато покачивание арбалета, то ли скорость мангуста, но выпущенные очередью шесть стрел — все шесть! — ушли в молоко, с глухим стуком вонзившись в доски пола. А оленёнок получил свою первую дырку в шкуре — мангуст-таки добрался до него.


    Соната, Паддл — прошу бросок воли. Штраф -2 за наркотики.
    Анимадрель — тот же бросок с бонусом +4 (ты была готова к этому).
    Если значение броска меньше 10, вы тратите часть хода на шок от того, что мёртвый грифон трындит.

+2

51

Ната скорее от непонимания происходящего повела чуткими ушами по сторонам, когда услышала знакомый голос. Голос мертвого Феликса. Впрочем, слава богам, опытной шпионка хватило воли не впасть в шок от услышанного, ведь вовремя поняла, что голос пугающе хорошо имитировала грифина, а Феликс, как лежал мертвой тушей на кровати, так и лежал. Хотя жутко все равно было.
«Что за?.. Как ей вообще это удалось?» - недоумевала она, - «Это благодаря птичьей голове? Все-таки птицы хорошо известны своей способностью имитировать звуки. Может, грифоны тоже так умеют...» - до чего же глупые размышления! Но Соната просто-напросто не могла найти другого объяснения, да и Ветреный знает этих грифонов. Вдруг действительно способны на такое? - «Ладно, зато хоть полосатых отпугнула.»
Ната с облегчением вздохнула, услышав ворчание за дверью и звуки спешно удаляющихся зебр. На одну проблему стало меньше... и пять новых выползло из-под полы.
- Ну, давай, подойди, тварь! - прошипела она в сторону мангуста, решившего напасть на неё, и приподнялась на задние, замахнувшись клинком.
Как только зверюшка подскочила достаточно близко, чтобы укусить, фестралка, вовремя отреагировав, ловко нанесла клинком удар сверху, тем самым всадив его в спину мангуста. Рана вышла довольно серьезной, тем более для такого мелкого зверька, поэтому кобыла, отпнув тушку в сторону, решила помочь Паддл, которая оказалась целью большей части маленьких хищников.
Зарычав и прицелившись, разведчица попыталась рубануть мечом одного из мангустов, но то ли из-за невезения, то ли из-за действия наркотиков удар вышел совсем плохой. Разве только годился для того, чтобы переключить внимание части соперников с пегаски на Сонату.

+3

52

Совершенно не удивленная тому, что грифине удалось повторить голос Феликса, Анимадриэль облегченно выдохнула, когда зебры повинуясь приказанию лидера поспешно стали уходить от двери. Одной проблемой меньше. Хоть какая-то светлая полоса.
Заклинание лечение было подготовлено и теперь просто нуждалось в цели своего применения. Слегка усилив свечение своего рога, знахарка объяла чуть более светлой аурой крылья обеих своих подруг их копыта на несколько секунд, в течение которых пони могли почувствовать приятный холодок и легкое покалывание. Применение регенерирующего заклинания сразу на несколько целей почти ничем не отличалось от такого же заклинания только на одну цель, единственным отличием было это возможность разделить силу заклинания на несколько участков, и такая манипуляция с магией требовала от Ани достаточной концентрации. Как единарогу, поднимающему в воздух сразу несколько предметов, и ограниченному в этом плане их количеством и суммарным весом, так и лекарю приходилось идти на небольшие жертвы, когда он хотел выиграть в количестве. Наложенное заклинание было слабее того, что когда-то применила Ани к ноге Занзаара, однако его суммарная эффективность, несомненно, во много раз превышала тот уровень. Каждое из мест, что было объято аурой кобылки, начинало заживляться: раны затягивались, кода в крыльях фестралки медленно зарастала, а перья крыльев пегаски стимулировались к росту. По сути, заклинание произвело заживление ран, которые сами затягивались бы пару дней. Конечно, это было далеко не идеальное лечение, но как средство первой помощи сгодится.
Увы, но применение лечения отняло предостаточно сил и времени, а потому, когда Лелилиэль получил рану, Анимадриэль не успела наложить подобные чары и на его копыта. Вместо этого она крепче схватив меч попыталась отбить им этих тварей от Лелика. Однако же, мангусты оказались быстрее, а знахарка все еще достаточно медлительная, как от наркотиков, так и применения заклятья, так что все что удалось Ани, так это сделать пару царапин на деревянном полу. Приняв защитную стойку, чтобы отбиться от грядущей атаки мелких тварей, кобылка выкрикнула грифине:
– Спасибо, нам бы теперь от этих мелких паразитов избавиться! – обращение было сделано без тотема, поскольку до него тянуться было долго, да и к тому же, Анимадриэль, не хотела лишний раз заставлять пернатую что-то делать, пусть даже её желания и совпадали с желанием самой кобылки. Кроме того, Эля надеялась, что хоть какую-то свободу воли тотем оставлял рабыне, чтобы та могла действовать в интересах своей или своего хозяина безопасности вне зависимости от того, держит владелец тотем в копыте или нет.

+2

53

Паддл занесла ногу, в которой удерживала кинжал, чтобы как следует рубануть по мангустам, как неожиданно раздался голос мертвеца.
"Нет! Этого не может быть! Ему чёртово горло вспороли!"
Находясь в какой-то прострации, уже почти что ожидая увидеть в действии какую-то тёмную, жуткую магию, поднимающую мёртвых, Паддл повернулась к грифону. Грифон так и лежал, недвижимым трупом. Она моргнула, озадаченная. И где-то на краю сознания она начала было растекаться мыслью, что произошло, но тело уже начало действовать. Плевать на то, что видят глаза - она уже была научена, что их легко можно обмануть. Пегаска резко прыгнула на грифона и с яростью начала кромсать ему кинжалом шею. Несколько сильных ударов - и голова отсоединилась от тела. Паддл выдохнула. Как бы то ни было, каким бы заковыристым заклятие не было, их учили, что большая их часть снимается или хотя бы теряет в эффективности, если отрубить применяющему его голову.
И тут произошло сразу же две вещи. По всему телу прошлось приятное покалывание, и она прямо ощутила, как уменьшается усталость и вялость, а раны закрываются. Магия лечения.
И, одновременно с этим, на неё понеслись сразу же три мангуста! К счастью, здесь кобылка была не одна, и Эхо отвлекла одного из зверьков на себя. Пегаска не стала терять времени и быстрым движением кинжала проткнула отвлёкшегося мелкого насквозь.
Поудобнее ухватив оружие копытом, она сделала выпад в сторону второго из двинувшихся к ней. Зверёк вновь продемонстрировал ловкость мангустов и ушёл от атаки, продолжая наступать на Паддл. В ярости, она замахнулась ещё раз, но пусть эмоции и помогали бить сильнее, с тем, чтобы улучшить точность, у них были проблемы - мангуст увернулся и в этот раз.
Вконец разозлённая, она быстро схватила один из своих кинжалов в зубы, а ещё один - в хвост, и, встав в стойку, злобно зарычала.

+1

54

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Заклятие исцеления начало действовать, но именно "начало". На крыльях Сонаты заросла парочка совсем мелких прорех, которые по размеру не превышали пары сантиметров, но основные раны, очевидно, нужно лечить дольше. Крылья перестали болеть, это да, но летать... Пока не выйдет. У Паддл же заклинание действительно помимо прочего стимулировало рост новых перьев вместо повреждённых, и теперь её крылья чесались. Даже не так, они ЧЕСАЛИСЬ, ЧЁРТ ПОБЕРИ!
    Юркие зверьки доставляли проблем. Грифина, кажется, ещё не пришла в себя, или тоже была чем-то накачана, но "птичьи инстинкты" у неё не сработали. Она грациозно подскочила к Паддл, но как-то неловко двинула лапой, словно хотела не схватить добычу, а топнуть, раздавить её, и ловкая тварюшка от неё увернулась. На шипение Сонаты ни один мангуст не отозвался, двое из них были заняты пегаской, а третий словил очередь из арбалета оленёнка. Несмотря на то, что стрелял он почти в упор, грызун дёрнулся-скакнул в сторону, почти уйдя от всех стрел, но только почти. Одна из шести прибила тельце к полу. А больше ему и не надо было.
    Когда очумевшая пегаска отчекрыжила трупу голову, на мангустов это сработало получше, чем фестралье шипение. Один из грызунов успел вцепиться в ляжку Паддл, оставив на ней новую рану, а вот второй — с такой же энергичностью ринулся жрать грифонью башку.
    — Эти полосатые недоумки просто офонареют, когда всё-таки вломятся сюда, — заявил Лёлик, выцеливая арбалетом того мангуста, что нападал на пегаску. — Эх, была бы бомбочка, можно было бы под тело сунуть, чтобы взорвалась, когда поднимут.
    Беспечность оленёнка! Кому кровища и укусы, а кому хитрые планы, азарт стрелка и обида на зебр. Ну во всяком случае, это лучше, чем если бы он сдался и заплакал. Тогда пленницы и вовсе не проснулись бы до самого рынка рабов.
    — Сломай фокус! — уже своим, женским голосом клёкотнула грифина, продолжая попытки топнуть на мангуста около Паддл. — Или дай мне воли! Сложно!
    Хоть и смотрела она на бешеных хомячков, обращалась явно к Анимадриэль.

+2

55

Соната была слегка... шокирована, когда увидела, как яростно психопатичная пегаска начала кромсать тело, а потом и вообще отрубила мертвой туше голову. Скорее всего имитация голоса мертвого Феликса напугала её, вот и взбесилась так. Может, оно и к лучшему, вдруг у этого урода пернатого не только тотем с мангустами запрятан... В любом случае, фестралка запомнила: Паддл бесить не стоит.
Разведчице, бывшей в ступоре, повезло, что оставшиеся мангусты были заняты товарищами, иначе бы без куска ноги точно бы осталась. Только вот, к сожалению, сами товарищи все не могли добить зверьков. Из всего происходящего цирка одно хорошо было: Анимадриэль успела применить лечащие чары, отчего по телу разлилось приятное тепло, а крылья начали слегка покалывать, говоря о том, что дырки в них стали постепенно зарастать. Постепенно. Процесс был долгий, поэтому зарасти успели только маленькие прорехи. Впрочем, заклинание сняло жгучую боль, что прибавляло сил и уверенности.
- Да что ж за мрази-то такие неубиваемые?! - зарычала она и подскочила к Паддл, которую опять успели укусить, - Хватит сопли жевать!
Фыркнув, Ната приподняла переднюю ногу и, вовремя отреагировав, ударила копытом по мангусту, переломив тому хребет. Не долго думая, она оставила уже мертвую тушку и выхватила клинок, разворачиваясь к мангусту, успевшего заприметить себе грифину для атаки. Молниеносный удар, и меч вошел в пол повозки, прибивая мангуста к дереву.
- В-вот и все... Вроде бы... - пробурчала фестралка и, кое-как отдышавшись после таких пируэтов, схватила клинок копытами и с трудом выдернула его, - Все живы?
Кобылица взяла оружие покрепче и осмотрелась. Вдруг еще что-нибудь вылезет?

+1

56

Находясь в защитной стойке знахарка только и успела что краем глаза увидеть, как пегаска запрыгнула на кровать. Смотреть в ту сторону единорожке не хотелось по понятным причинам, однако если опасность придёт от туда, она понимала, что все же придётся пересилить себя и быть бдительной по всем фронтам.
— Что случилось? — только и успела спросить Ани, как Паддл начала кромсать шею Феликса. На этот раз реакция рогатой кобылки была куда более быстрой, а сознание ясным, чтоб успеть отвернуться от ужасающей картины. Те капли крови, спинного мозга и прочих биологических жидкостей что разлетались во все стороны, пока грифона лишали головы, и которые, закономерно, попадали на шерстку Ани, она наивно или, быть может, все-таки с надеждой принимала за выступивший холодный пот. Замечание же оленёнка окончательно спустили спокойную прежде знахарку с тормозов
— Вы совсем офонарели что ли? — вскричала она, старательно не смотря в сторону кровавого ужаса на кровати, — Без зазрения совести, без колебаний, сотворить такое, да ещё и обсуждать еще более страшные вещи, что можно было бы натворить с телом этого птицельва? Вы вообще разумные? Или я оказалась среди жестоких хищников, напяливших маски пони? Что он такого сделал, что заслужил такую участь? Умереть таким способом, да ещё и чтоб над трупом надругались!
Про то, что она сама хотела сделать с Феликсом, когда обнаружила секрет Гриффины и не смогла применить обездвиживающее заклятье на грифона, Анимадриэль предпочла умолчать и забыть. Хотя, пожалуй, мысли, что витали в тот момент в ее голове, были, наверное, примерно соразмеримы с тем, что в итоге сделали с бедной птицей.
Когда пернатая рабыня попыталась что-то сказать единорожке, та почти ничего не смогла понять из того, чего хочет грифина. Нет, конечно, было очевидно, что свободы, но как именно ей её дать Ани так и не поняла. Но благо бой с мелкими тварями кончился быстрее чем понадобилось бы в срочном порядке разбираться. Осмотревшись по сторонам, избегая постели, и не обнаружив потенциальной угрозы, Ани злобно прошипела:
— Во имя Всеблагой, прикройте чем-нибудь то что там творится на постели, а то если я это увижу, то меня или вырвет или вырубит. И я не уверена, от чего больше: от вида крови или того, что это натворили вы.
Сделав несколько глубоких успокаивающих вдохов, кобылка подошла к грифонше и внимательно осмотрела её на наличие ран или ещё каких повреждений, предварительно спокойно попросив дать её осмотреть. Закончив осмотр и задумчиво хмыкнув себе под нос, знахарка обратилась уже к ней громче:
— Так, под каким именно ментальным контролем ты находишься и как его снять? Если я сломаю тотем это поможет или сделает только хуже? — затем значительно понизив голос, чтобы Ани могла слышать только пернатая рабыня, она продолжила. — Не заставляет ли тотем тебя оставаться грифиной?

+2

57

Пока остальные члены компании с переменным успехом били мангустов, один из них вцепился пегаске в ляжку. Прежде чем Паддл успела вдарить по нему кинжалом, к ней подскочила Эхо и одним ударом сломала тому хребет.
Паддл быстро оглядела вагончик, но, пока она тут возилась, остальных тварюшек успели перебить. На всякий случай не теряя бдительности и продолжая внимательно осматривать всё вокруг, она всё же позволила себе выдохнуть.
Когда после беглого осмотра никаких больше сюрпризов не обнаружилось, она засунула в крепления на ремнях кинжалы и обратила, наконец, внимание на себя. Тело неприятно ныло в нескольких местах - мангусты кусали крепко - и не менее сильно раздражали адски зачесавшиеся крылья. Она недовольно дёрнула ими. А потом ещё раз и ещё раз. "Зато у нас неплохие шансы на то, что в нашем отряде будет два летуна. Ух, я уже боялась, что неизвестно насколько без полётов останусь! Но как же, зара-а-аза, чешется!" Не удержавшись, она всё же почесала одно из крыльев копытом.
- Да, кажись, порядок. Только эти мелкие засранцы кусачими были, жуть!
Высказывание Лёлика вызвало у неё добродушную усмешку - мелкий определённо продолжал ей нравиться. А потом она встретилась с исполненным праведного гнева взглядом единорожки.
Поначалу прибалдев от такой пламенной речи, кобылка ощутила злость. Она накапливалось и накапливалось с каждым словом Анимадриэль, и, достигнув своего пика под конец её речи...
- Чем он заслужил?! - полупрошипела Паддл - какие бы эмоции в ней не бушевали, нельзя было, чтобы только-только ушедшие зебры услышали что подозрительное. - Грифон? Наркоторговец? Работорговец?! Который всех нас и ещё бесчётное количество пони продал бы в чью-то вечную собственность и глазом бы не моргнул? - пегаска, не отдавая себе в том отчёта, стала надвигаться на болотную кобылку, грозно расправив крылья и сверкая глазами. - Говоришь, участь ужасная? Да он легко отделался! - остановившись вплотную к Ани, она решительно толпнула копытом. - За такое ему бы следовало обрубить все конечности, ослепить, кастрировать и бросить жить с свиньями, следя, чтобы он не сдох слишком быстро! Да я... - Паддл осекла себя, вспомнив, что перед ней - вероятно, совершенно мирная пони - возможно, одна из тех чудиков, что верят в доброе и светлое во всех. - В общем, всё он заслужил, - недовольно буркнула она под конец и, развернувшись, начала почёсывать второе крыло.
На новое высказывание Ани она фыркнула, но всё же подобрала одну из найденных ей ранее накидок, вытерла ей свою запачканную во время кромсания грифона морду и накрыла ею наиболее зрелищную часть.
- Ани. Паддл чувствовала себя несколько неловко после вспышки злости, но постаралась не показывать этого. - Как думаешь, сможешь поставить меня с Эхо на крылья? И, эта... - она мотнула мордой в сторону грифины, - может посвятить нас в детали? И ещё, вы, рогатики! Как сильно вы можете облегчить себя левитацией?

+1

58

[NIC]Лёлик[/NIC][STA]Перломонтёр[/STA][AVA]https://i.imgur.com/noBTOH9.png[/AVA]
    Поняв, что зверья на виду больше нет, Лёлик начал быстро перезаряжать арбалет, шпигуя барабан болтами, выдёргиваемыми из пола, грифона и мангустов. Три стрелки оказались сломаны и, срезав наконечники, оленёнок убрал их в сумку, из которой достал новые целые.
    — Не-е-е... Со свиньями нельзя. Они же всеядные, один раз забудешь покормить — и раненого обглодают за ночь до смерти, — задумчиво протянул Лёлик, также оглядывая комнату на предмет новых сюрпризов. — И вообще чего такого в хищничестве? Вон Старшая-Младшая подтвердит. А с телом его глумиться никто и не собирается, зачем? Ловушка на живых делается. Которые его найдут и будут поднимать-уносить. Анима, пожалуйста, не надо вот этого чистоплюйства. Мы сейчас обречены по колени в крови искупнуться, вопрос только в том, в чьей — во вражьей, или в крови невиновных, или в нашей собственной. И вообще он мне лиру попортил! Козёл он, а не птицелев!
    Под "старшей-младшей" подразумевалась Соната, однако для всех, кроме неё самой, это было отнюдь не очевидно. Лёлик не стал это пояснять, а, используя свой малый рост, сунулся под кровать и извлёк оттуда деревянный короб, похожий на футляр для шахмат, только без клеток, зато с отверстиями и украшенный очень характерным символом, который Соната видела как печать на многих страницах дневника Феликса. Золочёный серп, срезающий чернильно-чёрный пучок травы.
    — Серпарь! — довольно воскликнул он. И действительно, все трое могли узнать общепринятый символ гильдии Золотого Серпа. Прожжёных торгашей, которые ценят золото больше чести. За сходную цену продадут даже родную мать и это не шутка. — Ничего удивительного!
    Заявив второе, Лёлик даже не стал открывать короб, а бросил его на пол. Короб звякнул приятным звуком монет, а оленёнок снова улькнул под кровать. Ещё полминуты шебуршания, и он вытащил оттуда же здоровенный скомканный шерстяной плед. Судя по вони, и короб и плед были в логове мангустов. Плед оленёнок тут же швырнул в голову грифона, прикрыв место её разделения с шеей, но оставив торчать пузо и задние лапы.
    Грифина же оказалась в целом здорова, хоть и весьма истощена, примерно так же, как и остальные пленники. Определённые повреждения наблюдались в районе крупа, но большая их часть, за исключением совсем уж свежих трещин, была залечена, причём неплохо. Видать, торгаш кое-как, но заботился о своей личной игрушке.  Хотя остаётся загадкой целостность её разума. Не может быть, чтобы ментальное рабство прошло бесследно для её рассудка.
    — Ломай! — нормальным голосом заявила грифина, которой теперь не приходилось продираться сквозь заклятие, чтобы говорить. — Это подавляющие императивы, завязаны на эту некротическую гадость. Внутри деревяшки чьи-то там кости. Сломаешь дерево — кости сместятся — императивы слетят.
    После этого грифина прищурилась и, кивнув в одобрение того, что Анимадриэль не стала раскрывать её маленький секрет, так же негромко ответила:
    — Всё, что меня держит — его устные приказы. Так ему и надо, извращенцу, выродку ущербному, правильно вы его. Хоть и грязно... Но надо собираться. Валить. Солнце скоро выйдет из зенита, и сюда придут двое этих. Старших стражей. Кабиров, на их наречии. Они не такие тупые, их не отпугнёшь подделкой голоса.

+2

59

Раздался возмущенный крик. Со стороны Анимадриэль. И Соната даже не знала, что её больше всего испугало и удивило: внезапность самой тирады или факт того, что она исходила со стороны флегматичной единорожки. Она вздрогнула, а затем взглянула на возмущающуюся кобылицу. Злобно, обидчиво и не менее возмущенно. Фестралка насупилась и зубами крепко, до боли сжала клинок, всем своим видом показывая, что слова Ани не на шутку её задели. Пусть ругательства шли в сторону всей группы, пусть она даже не хотела всего этого выкрикивать, но в порыве эмоции Ната, не размышляя над ситуацией, восприняла это как личное оскорбление и уже приготовилась распустить острый язык для того, чтобы задеть занахарку как можно больнее. Только вот Паддл опередила её.
Вздохнув скорее устало, чем раздраженно, разведчица убрала клинок в ножны, поняв, что опасности рядом нет. Пока что.
- В защиту пегаски хочу сказать, что этот кошак под полом может держать не только мангустов, а еще чего-нибудь похуже. - спокойно подала голос фестралка, когда Паддл успокоилась, - К примеру, артефакт небольших размеров, способный поднимать мертвецов, ну или просто защитное заклинание с таким же эффектом. И пришлось бы нам еще возиться с дохлым-недохлым телом. Бррр... Безголовым он вряд ли уже выдаст неприятный сюрприз. - продолжила она флегматично рассуждать. Зла на знахарку больше не держала, все-таки вряд ли бедняге хоть раз в жизни приходилось сталкиваться с подобным... варварством да и, честно говоря, саму Сонату поступок пегаски тоже слегка напугал, - А за свои деяния он должен был расплатиться в разы хуже, да. В мире все не черное и белое, но этот грифон был явным ублюдком, продавшим в рабство, сломавшим множество судеб. Вместо перечисленных извращений я бы просто предпочла его самого отдать в рабство, чтобы на своей шкуре прочувствовал... вместе с его семейкой. Да-да, у Феликса есть дочка и жена, хотя это не мешало ему изменять. - она мило улыбнулась, не понимая зачем брякнула вещь, которая могла распалить Анимадриэль еще сильнее. Наверное, мерзонькая часть души все-таки просилась наружу, - В рабстве с тобой могут делать все, что угодно. Использовать для своих утех, заставлять заниматься тяжелейшим грязным трудом, калечить, уродовать, потому что раб — не больше, чем товар, безвольная вещь.... - попутно Ната подошла к коробу, со стороны которого раздалось звяканье, и взяла в копыта, - И да, я хищник, точнее всеядная. В любом случае, Лёлик, Анимадриэль имела в виду нечто другое.
Шпионка наконец-таки заткнулась, когда поняла, что сильно затянула с болтовней. Причем бесполезной болтовней. Наверное, знахарка, как все они, и без неё все отлично понимала, просто не смогла справиться со стрессом, вот и выдала гневную пургу.
«Действительно серпарь...» - недоуменно подумала она, крутя в копытах шкатулку, - «Как так? Я думала, он работает на других. Двойной агент? Или я просто не поняла информации? Ох, плохо дело. Перебегать дорогу серпарям не стоит.»
Отношения между фестралами и гильдией торговцев были... никакие. Фестралы старались делать дела по-тихому и не соприкасаться с серпарями вообще. Соната, как и её сородичи, не сомневалась: если они перебегут дорогу торгашам, то и так малочисленных темных пегасов и вовсе не останется на свете. Гильдия могущественна, очень. У них множество связей по всему миру, на каждом континенте, поэтому выследить логово фестралов и зачистить его не составит им особого труда. Это не на шутку пугало.
Но разведчица пока решила отбросить тревожные мысли и узнать содержимое короба. Аккуратно открыв его копытами, она глянула.
- О, тут деньги. - сообщила темная и, вывалив содержимое на пол, принялась считать, - Семь золотых, четыре серебряных и тридцать девять медяков... хм... - она пошарила копытом, - ...тут еще две долговые расписки на десять золотых в сумме и непонятная пыль в мензурке... Неплохо! - Соната схватила мензурку когтем на крыле и потрясла, вглядываясь. Колбочка была плотно закрыта и пробовать открыть её кобыла не решилась. Мало ли, - Итак. - подвела она итог, сгребая крылом все обратно в коробку, - Если вы мне доверяете, то я могу нести коробку. Если нет — отдадим её кому-нибудь другому или поделим между собой. Но я лично считаю, что пока мы здесь, все это бабло общее и лучше держать его в одном месте. - она не относилась к деньгам слишком уж трепетно, но четко осознавала, что позже деньги всем им будут жизненно необходимы.
Кобыла пока оставила шкатулку на полу, предпочитая остальным решить, что с ней делать, а сама пошла дальше шариться в карете в поисках чего-нибудь лечащего. Ани со своими навыками весьма полезна, но не может постоянно лечить всех. Так и до истощения недалеко. В итоге было найдено два зелья регенерации средней мощи, судя по этикетке, прикрепленной к бутылям, и один антидот от ядов.
- Отлично. Пора идти, а то скоро их сиеста закончится. Паддл, как укусы? Глубокие? Может, их стоит залечить или закрыть чем-то? А то получить заражение посреди пустыни — так себе. Я нашла несколько зелий, но думала приберечь на что-то более серьезное... И еще... - темная, прищурившись, посмотрела в сторону Анимадриэль и грифины, которые все шушукались между собой, - Анимадриэль, а ты не хочешь поведать нам, о чем говоришь с грифиной? Нам всем интересно это узнать.
Соната до этого тоже видела, как знахарка с грифиной о чем-то тихо переговаривались. Вряд ли они могли что-то замышлять против них и вообще сейчас было чертовски неподходящее время для подобных разборок, но осторожность не помешает.

+2

60

На громкие выпады со стороны пегаски Анимадриэль предпочла не реагировать также шумно, как раньше, а лишь злобно фыркнула себе под нос что-то вроде "Дикарка!" А вот слова фестралки уже заставили поумерить свой пыл и взглянуть на ситуацию с другой стороны. Действительно, омерзительное мертвое тело кошкоптицы было бы куда страшнее и противнее для единорожки ,чем сама сцена его обезглавливания. Да и сказывался общий ощутимый опыт её спутниц, довлеющий над неопытной в делах, связанных с клинком, кобылкой. Впрочем, в том, что Феликс заслужил такую участь Ани еще пока что не до конца уверилась, но до этого оставались считанные минуты.
Осмотр грифины проходил достаточно обыденно, и хотя, знахарка никогда ранее не имела дела с представителями вида кошкоптиц или кого-то еще, похожего но не являющегося пони, в целом её знание анатомии и физиологии пони позволяло ей осмотреть грифину с почти таким же профессионализмом. Было заметно сильное истощение, а также множественные порезы и синяки, которые только добавляли весомости словам оппонентам знахарки. Особенно много повреждений оказалось в районе крупа, и Ани, зажжа рог сканирующим заклинанием провела магией в том месте, чтобы оценить серьезность повреждений. На первый взгляд, все было вроде бы в порядке, но глаз знахарки зацепился за какую-то шишку с внутренней стороны бедра. Нахмурившись, она перенесла ауру на неё и не сильно сжала, ощупав телекинезом эту шишку. Осознание пришло не сразу, но когда бедная пони поняла, что щупает, у неё буквально вылезли глаза из орбит и она отскочила от "грифины". Немного задыхаясь и покрываясь краской, какой позавидовали бы помидоры, она произнесла громче, чем хотела:
У ТЕБЯ ТАМ... ЧТО? ХЕР!?
Осознав, что это прозвучало гораздо громче, чем она рассчитывала, Ани раскраснелась еще сильнее. И тут пришло второе осознание: В какой позе беглецы застали Феликса и эту, то есть этого грифона. Вся та злоба на своих сообщниц, все то стеснение что она испытывала, все то негодование, что чувствовала знахарка, когда увидела что именно сделал торговец с бедным существом сейчас вспыхнули в Эли с небывалой силой. И вместе с этим вспыхнул её рог, схвативший тотем управления "грифонихой". Немного дергающейся, но стремительной походкой единорожка направилась к трупу этого живодера, содомита и просто неприятного существа, игнорируя и кровь и своих сообщников, она приблизилась к трупу и прошипела:
– Ну все, это была последняя капля, ты огребаешь! – после чего, она рывком подняла хвост птицы и вонзила ему прямо промеж ягодиц в пока еще не отвердевшее анальное кольцо деревянный тотем, явно не рассчитанный под такие диаметры. Совершив несколько поступательных движений лишь отдаленно похожим на фаллический символ тотемом, единорожка выдернула его и прошипев что-то вроде: "Жаль, ты не можешь это почувствовать на самом деле!" – вогнала его в прямую кишку копытом наполовину, переломив им же устройство надвое. Немного отдышавшись, она развернулась к остальным, все еще горя безумными глазами и удерживая темно-зеленое сияние на роге.
Он это, действительно, заслужил! – бросила она в сторону Паддл и Эхо, а затем все еще пребывая в неком полу-яростном, полу-безумном состоянии, вернулась к живому грифону, тихо прошептав ему. – Извини... и за то что сорвалась тоже...
Наложив заклинание регенерации на пернатого, благо, что оно само определяло как клеткам правильнее всего восстанавливаться, не обязуя единорожку разбираться в тонкостях строения различных существ, Анимадриэль более менее успокоилась, хотя и утомилась, чтобы накладывать еще одно заклинание на другую пернатую. О чем и сообщила ей:
– Извини, мне нужно немного передохнуть. Да и регенерация, что я на вас наложила уже делает свое дело. Я могу разве что, после того как отдохну, попытаться восстановить наши силы. Точнее ваши, сама-то я буквально устану настолько же, насколько вы отдохнете. Могу правда еще избавить от зуда, который ты, наверняка, чувствуешь, но тогда ты не сможешь летать в это время.
На вопрос фестралки же, кобылка предпочла пока не отвечать, да и то, что она только что устроила, скорее всего, заставило бы Эхо передумать получать ответ пока что. Вот только знахарку крайне заинтересовало содержимое склянки, что обнаружила фестралка. Пыль в ней была совершенно незнакомой Эле, знакомой с алхимией на приличном уровне, однако, ей определенно казалось, что это какой-то реагент, просто она никогда о нем не слышала. Ну или все же это была обычная пыль. Беглым взглядом нельзя было определить достаточно точно.

+5


Вы здесь » Old Equestria » Дополнительные отыгрыш » Тэйларканд. Пограничье Грифоньего каганата