Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Чаща » Заросшая пещера.


Заросшая пещера.

Сообщений 91 страница 120 из 125

1

http://s5.uploads.ru/4Ueu3.jpg
Пещера, которая находится в глубине чащи Вечнодикого леса. Вход сильно зарос зеленью и его практически не видно. Кажется, что никто не заходили в эту пещеру столетиями. Около нее нельзя услышать ни пение птиц, ни гула насекомых или даже шороха. Животные и пони рядом с этой пещерой чувствуют необъяснимый ужас и пытаются поскорее уйти подальше от неё.

0

91

Сколько бы пегас не кричал и даже не пытался убедить тварь, она все равно продолжала остервенело трепать его за копыто, сильнее впиваясь в него зубами. Все эти мольбы были для бывшего Снейка пустым звуком, ведь пусть он и испытывал какую-то ненависть к Лиаму, которая исходила от воспоминаний, казавшимся такими далекими, он уже просто действовал на уровне животных инстинктов... и выполнял ЕЁ приказы. Поэтому все попытки договориться с ним больше походили на попытку завязать дружескую беседу с оголодавшим волком. Бесполезно.
Фортуна... как только это слово долетело до ушей чумного, он замер и отпустил копыто. Казалось, о чем-то задумался. Это слово заставило его загнивающий мозг чуть пошевелиться и в какой-то миг он что-то вспомнил. Но, увы, длилось это недолго, всего какие-то несколько мгновений. Глаза снова стали пустыми, бездумными, а сам Снейк оскалился, только на вора кидаться не стал. Да и зачем, если тот больше не шевелился?
Конечно, Лиам не умер, а всего лишь, больше не выдержав, потерял сознание, когда его копыто отпустила тварь, и перед тем как провалиться в забытье услышал в голове отчаянное "нет". Бесплотный Лорд метался и думал, что делать. Его пронзал страх, острая обида и... злость из-за собственного бессилия, потому что в этой ситуации он был абсолютно бесполезен, не было у него ни тела, ни копыт, чтобы поднять камень и выбить больному пони мозги. Он опять проиграл.
Ещё немного покрутившись вокруг тела крылатого и обнюхав его, Снейк схватил его за подол порванного плащ и потащил сначала вниз по коридору, а затем и по лестнице. Зачем он это делает? Тварь знала, что пернатый не погиб, точнее ЕЁ голос ему подсказывал... и ещё требовал оставить бессознательное тело в покое. Он был тоже заражён, значит надо его где-нибудь спрятать, чтобы другие не позарились на вкусную живую плоть, и дождаться превращения, появления на свет нового брата, нового солдата в ЕЁ армии.
Морг оказался очередной расширенной природной пещерой, которая была буквально завалена понячьими останками. Впрочем, отполированные временем кости не валялись беспорядочно на полу, а были свалены то тут, то там в кучи, маленькие костяные горки. За одной из таких "горок", где-то в дальнем углу пещеры, недопони и оставил Лиама, куда-то уйдя.

0

92

Увы, но слова оказались еще бесполезнее, чем мои попытки отбиться от твари, и хотя мне, кажется, удалось на секунду пронять Снейка словами про Фортуну, но дальнейшего развития событий мне так и не было суждено увидеть, ибо едва я успел произнести её имя и увидеть тень реакции на морде бывшего пегаса, как мой взор закрыла темная пелена и я провалился в забытье.
Говорят, что умирающий в последний миг переживает самые яркие события своей жизни, а после видит свет Тиары, зовущий в царство Всеблагой, я же видел лишь тьму. Было ли причиной тому мои не самые чистые побуждения в жизни, то что я редко, если вообще не никогда не восславлял ни Всеблагой ни Тиары, уповая больше на Зербо, который нынче был оскорблен моими капризами или тому причиной было, что я еще не умер, трудно сказать. Как и трудно сказать, а действительно ли я ничего не видел? То состояние, в котором я пребывал было отдаленно похоже на встречу с НЕЙ, лишь только с тем отличием, что я также не ощущал еще и собственных мыслей. В те минуты, когда ты заснул, но еще не видишь снов, можно почувствовать нечто подобное. И этот сонный паралич распространился по всему моему телу, душе и разуму. Если убрать все, что говорят о загробной жизни после смерти из этих самых рассказов, то примерно и получится то, где я был и что чувствовал. Время для меня остановилось, но и в то же время оно продолжало свой бег, болезненно растягивая минуты моего коматоза.
И тут я увидел тот самый свет, о котором рассказывают, только он был сильно тускнее, чем я его представлял. Следом за ним ко мне стало возвращаться болезненное ощущение во всем теле. Что же это за мир после смерти, где все еще есть боль? И тут мою грудь сдавил спазм, отчего я широко открыл глаза и перевернувшись на бок начал хрипло кашлять, тяжело вдыхая холодный затхлый воздух. Придя в себя, если это так можно назвать, я наконец огляделся по сторонам. Меня окружали голые стены скалы на вроде той, что была у самого входа в пещеру и на этаже под обвалившейся залой. Также меня окружали поняшные остатки и пара операционных столов, отчего моя смерть все казалась более чем реальной, ибо не было никаких сомнений: я был в месте окончательной регистрации граждан. Морге. Тяжело хрипя, я попытался подняться, но жуткая боль в копыте так старательно обгладываемым Снейком, едва не заставила меня взвыть и вновь рухнуть на пол. Так, если раньше я еще на что-то годился, то нынче мои шансы выжить равны абсолютному нулю. Странно, что я вообще до сих пор жив...
Взглянув на покусанную конечность, я решил её перевязать, хотя смысла в этом уже было намного меньше: останавливать кровь уже было поздно, а препятствовать заражению после того, как я не весть сколько валялся среди трупов все равно что тушить пепелище. Впрочем, уж лучше совершить пусть и кажущееся бесполезным дело сейчас, чем сожалеть о не сделанном позже. С трудом стащив здоровой ногой плащ со спины и выудив из сумки кинжал, я крайне слабым и неточным движением вонзил его в ткань и потянул на себя. Оторвав таким образом фиолетовый лоскут, я крайне вяло обвязал его вокруг укуса, затянув посильнее, убрав затем остатки плаща в свою сумку.
– Ну, хоть добрался до морга, пусть и далеко не самым удачным способом... – подумал я, апатично улегшись на спину. – Вот только что с того, ведь даже если я смогу продолжить путь к святилищу, драться я смогу лишь в случае крайне позитивного расположения костей Зербо ко мне... Впрочем, приличным ворам и не надо драться, а надо оставаться незамеченными...

0

93

- Вот именно, - согласился с последней мыслью пегаса Голос, - Впрочем, в этот раз у тебя выбора особого не было. Мне жаль, что я не смог хоть чем-нибудь помочь...
В тоне бесплотного поня действительно слышались нотки сожаления, хотя он скорее больше жалел себя, нежели раненого Лиама, хотя виду не подавал. Ведь единственная надежда на спасение была опять растоптана одним из уродливых, туповатых слуг этой Твари. Все же, Лорд старался не унывать, да, вряд ли с этой раной уже можно драться, но оно и не надо. Лиам показал, что боец из него так себе, теперь проверят его уровень профессионализма и посмотрят, как он сможет прятаться, убегать от искаженных болезнью бывших слуг... с рваной раной на ноге и после предсмертного состояния. Мда, все это не радовало, потому что резко снижало шансы достижения цели. 
- Вставай, - твёрдо сказал нарит, - я понимаю, что тебе сейчас тяжело, но нужно идти дальше, иначе нам не победить ЕЁ. Поторопись, не жди прихода того урода, что чуть не разодрал тебе копыто в клочья, - Голос говорил требовательно, громко, чтобы расшевелить вора и вывести из апатии. Слова неприятно били по распухшему от коматоза разуму, - Рядом с палатами должна находиться лаборатория Реккре. Там можно найти зелья регенерации или что-нибудь помощнее, если повезёт, конечно. А ещё создать лекарство. Ты же не хочешь превратиться в бездумную тварь, лёжа среди трупов?

0

94

Голос в моей голове вновь вернулся и от этого я испытал одновременно и облегчение и некоторую печаль. С одной стороны у меня был проводник по замку, но с другой он напоминал в сколь плачевном состоянии я нахожусь, если даже забыть о ранах.
Я и без тебя знаю, что сидеть на одном месте крайне глупый вариант дальнейших действий! – вяло огрызнулся я, осторожно поднимаясь на три копыта, держа обмотанную конечность на весу. – лучше скажи как много еще подобных тварей здесь шастает, и не поджидает ли меня дальше чего пострашнее. Интересно просто, насколько глубоко я увяз в этой куче сам знаешь чего?
Кране осторожно и медленно я похромал в указанном голосом направлении, превозмогая ноющую боль в разодранном копыте и пульсирующую в расколотом. Все же даже скрытность могла оказаться крайне трудноосуществимой тактикой, но она была всяко лучше еще одного открытого сражения. Конечно, я бы мог еще здоровым копытом метать кинжалы или даже использовать их в ближнем бою, но что-то мне подсказывало, что метательное оружие только разозлит тварей, а ближний бой даже с холодным оружием обернется для меня крайне неблагоприятным исходом. Лучше вообще не попадаться в поле видимости, слышимости и обоняния или же маскировать себя в эхтих полях любым способом.
С большим трудом, но добравшись до дверей из морга, я осторожно приоткрыл дверь и попытался различать наличие силуэтов по ту сторону, а заодно и характенрные звуки шаркующей и временами причмокивающей походки Снейка и подобных ему, внутренне надеясь, что я все же один здесь.

0

95

На огрызания пегаса Лорд лишь тихо вздохнул и закатил глаза... которых давно уже не было.
- Я не знаю сколько их здесь ещё, - честно ответил он, - но я могу хорошо их чувствовать, когда они неподалёку. Даже как-то смог залезть в гнилую голову одного из них, - задумчиво пробубнил голос, - Да-да, это не идеально, зато хоть что-то, поэтому, в случае чего, я смогу тебя предупредить, не волнуйся. Дальше же ждёт... сложно сказать, наверное, то, что с нетерпением ожидает в Святилище твоего рогатого "друга". - проворчал он и затих, тоже рассматривая тьму палат, а может сосредотачиваясь на своих чувствах, - Думаю, тебе не захочется на знать насколько все плохо, - опять замолк, но потом добавил, - нет, в палатах никого нет... пока что, так что пока можешь все спокойно изучать, но будь начеку. Эта тварь, бывшая вором, патрулирует коридоры, откуда мы пришли.
Сами же палаты оказались просторной залой. Были они обставлены крайне бедно: во тьме помещения едва различались силуэты покорёженных коек, разделённые друг от друга наскоро сделанными ширмами. Рядом с некоторыми кроватями стояли небольшие ящики, которые, видимо, заменяли прикроватные столики. Место было пренеприятное. Оно отталкивало не внешне, а скорее странной, пугающей атмосферой отчаяния и боли, запахом смерти, болезни. Это было неудивительно, все-таки пони здесь доживали свои последние часы, мучаясь от страшного заболевания.
- Так... - медленно проговорил нарит, вспоминая - иди вперёд, где-то в самом конце палат должна быть дверь, которая ведёт в лабораторию. Только не споткнись и не наступи на что-нибудь.

0

96

Я облегченно выдохнул, когда признаков обращённых не оказалось за дверью, а голос подтвердил, что не чует их в округе. Оглянувшись последний раз, чтобы осмотреть комнату конечного этапа жизни нормального пони и не приметив ничего стоющего, что могло облегчить мне жизнь, я направился в палаты.
Мои глаза, привыкшие к темноте, а может быть и уже начавшие видоизменяться под ЕЁ влиянием достаточно неплохо могли различать абсолютно все очертания предметов в погружённом в темноту блоке палат. Тут все ещё пахло тем отвратительным смрадом чего-то болезненного и кошмарного. Такой смрад стоит в большинстве отделений захолустных больниц, но этот запах становился ещё ужаснее от того, что он консервировался и концентрировался здесь уже по крайней мере не один десяток лет, а также потому что мне был знаком его источник.И все же этот запах также означал, что где-то среди палат обязательно находится нечто, способное спасти меня хотя бы от части угроз.
Пропустив мимо ушей колкость или же предупреждение голоса про свою неуклюжесть, я хотел вновь огрызнуться, но понял что это совершенно ни к чему не приведёт и от того покорно стал смотреть по сторонам, выискивая ловушки и следя за дорогой. Также это не мешало мне искать столь желанную мной панацею среди столов и тумб. Увы но все было тщетным, и похоже что все нужное, действительно находится в лаборатории и не раньше.
Медленно добираясь до крайней двери, прислушиваясь буквально к каждому шороху и слову голоса, который, впрочем стал куда более неразговорчивым по части ведения меня по палатам. Да и что стоило добавить к сказанному, если от меня требуется просто двигаться прямо?
Все в порядке? - уточнил на всякий случай я, - с лабораторией же все в порядке или моего (не)везения хватит на очередной сюрприз?
Двигаться явно становилось все тяжелее с каждым шагом, то ли о боли, то ли благодаря ЕЙ. если мне не найдётся хотя бы обесболиевающего зелья, я уж промолчу про регенирурующее, то от моего исцеления будет не больше толку чем от козла сырников...

0

97

- Про состояние лаборатории я ничего не знаю, - честно признался голос, - впрочем, дверь в неё приоткрыта... тревожный знак. Остаётся понадеяться, что твари все-таки не заходили в лабораторию и не устроили там погром. Они бывают довольно неуклюжими.
К сожалению, комната за дверью оказалась в довольно плачевном состоянии, царил полный беспорядок: большой, крепкий деревянный стол, на котором, видимо, когда-то проводились опыты, был опрокинут и оборудование, стоявшее на нем, валялось на полу. Большая часть колб, бутылочек и прочего алхимического барахла не выдержали падения, разбившись об пол, усеянного осколками стекла, или повредившись.
После непродолжительной неловкой тишины призрачный хозяин замка сказал:
- Могло быть и хуже... Вон, хоть шкафчики не разворошили. Там должно что-то быть полезное, - и правда, небольшие металлические шкафы, висевшие на стене были абсолютно целые, а дверцы их плотно закрыты, - остаётся понадеяться, что они не заперты. Я вроде бы помню, что Реккре запирал их, чтобы препараты не воровали отчаявшиеся пони. И да, смотри, не наступи на стекло.

0

98

пропустить второй укол в сторону моей неуклюжести я уже не мог. Недовольно вздохнув, я пробурчал себе под нос достаточно тихо, чтобы меня не обнаружили, но и чтобы мой проводник мог слушать:
– Хей, я не всегда такой неуклюжий! и вообще, это все ЕЁ влияние!
Тем не менее я не пренебрег советом голоса и стал максимально осторожно вышагивать в лабораторию, стараясь не поднимать лишнего шума и не наносить своим и без того несчастным копытам еще больше вреда. Однако же, будто бы в насмешку над самим собой, подчиняясь по всей видимости закону подлости, но как бы я не старался выбирать места, где шума от моих шагов должно быть меньше, шум поднимался просто немереный. Скрежет и треск маленьких стеклышек, отлетевших от больший частей, наверное, звучал по громкости сравнимо с колокольной сиреной. Нет, конечно, не будь мой слух столь напряженным, а попытки не направленными на ровно противоположное, я бы охарактеризовал этот шум как несущественный, но наличие твари неподалеку явно расставляло иные приоритеты. Кроме того мелкие осколки то и дело неприятно забивались под повязки, отчего приходилось с трудом сдерживать шипение от боли и отряхивать копыто.
Так или иначе, но после далеко не самого удачного проникновения, я все же оказался у уцелевших стеллажей. Те из них, что были не запертыми, как предположил голос содержали самую непримечательную медицинскую утварь, вроде пинцетов, трубочек, воронок и шпателей, однако также на полке обнаружился крайне скудный, но вполне достаточный для меня набор бинтов и пластырей. Последние, правда, не внушали к себе доверия своим отсыревшим видом, но на всякий случай, я прихватил и того и того.  Но все это не могло сейчас сильно обеспечить моё заживление, а что могло, так это травы и жидкости в чудом не разгромленных и при том запертых шкафчиках Рекке. Увидев примитивные медицинские замки на этих шкафчиках, я почувствовал себя значительно лучше и, ухмульнувшись и достав из сумки свой набор взломщика, принялся за работу. Везло мне в этот раз в разы сильней, ибо потребовалось всего две отмычки, чтобы открыть оба шкафа с склянками. Может, надо мной сжалился Зербо, а может я был не столь близок к центру ЕЁ связи со мной. как в залах, но я был однозначно удовлетворен проделанной работой. Впрочем, после наведенного шума при проникновении, вся моя работа могла ничего не стоить.
– На горизонте все чисто? – мысленно спросил я голос, бегло осматривая колбы, надеясь найти хоть что-то что поможет мне с моим коматозным состоянием. – А, и что из этого стоит взять? Я тут вижу пару ингредиентов, чтоб создать простейший лечебный эликсир, но большую часть не могу вовсе определить. Да и к тому же, как там ты сказал нужно от НЕЁ избавляться?

0

99

Удивительно, но такое неудачное, немного шумное проникновение Лиама никто вовсе не услышал, впрочем, существо, бывшее Снейком, навострило уши, таки едва уловив звуки хруста стекла, и что-то начало подозревать воспаленным мозгом.
- Нет, - коротко ответил голос, - хотя этот пегас заподозрил. Эти твари немного плохо видят, а вот слух у них отличный. Будь осторожней или быстрей, но лучше все вместе.
В шкафчике же находилась часть алхимического оборудования, какие-то пучки трав, чудом выжившие за три века, и целое множество всяких баночек и бутылочек с непонятными жидкостями, некоторые из которых, кажется, едва светились.
- Та-а-ак... - задумчиво пробубнил голос, словно внимательно рассматривая коллекцию, - Вытаскивай все. И оборудование тоже, потому что тем, что разлетелось вдребезги ты вряд ли сможешь что-либо приготовить. Впрочем, на полу можешь еще поискать что-нибудь уцелевшее. - хозяин замка начал бубнить, читая наритские слова на выцветших этикетках бутылочек, - Нужно выпить лекарство, которое Реккре изобрел. То, что ты знаешь, как приготовить эликсир — хорошо. Половина работы для создания лекарства почти сделана, осталось добыть всего два ингредиента, только вот не известно каких. На самом деле все мои знания про это простое, чудесное лекарство ограничиваются лишь тем, что я помню из восторженных возгласов Реккре. У тебя уже, как я понял, есть часть описания лекарства, которую ты нашел в библиотеке. Там целитель много проводил времени за книгами, пытаясь определить болезнь, поэтому, думаю, здесь должна быть вторая часть, потому что он работал и проводил опыты именно в этой комнате... - голос на секунду прервался, - О! Какая удача! Возьми ту черную бутылку.
В самом углу шкафчика скромно стояла довольно высокая бутыль, чуть больше наполовину наполненная плотной черной жидкостью. Если покрутить бутылку в копытах, то можно увидеть, как жижа плотными, желеобразными комками перекатывается в сосуде, оставляя черные следы на стекле. Зрелище немного мерзкое.
- Это зелье регенерации, точнее одна из его вариаций, не будь обманут его неприятным видом, - довольно сообщил нарит, - но, мда, его в таком виде пить невозможно. Нужно подогреть.

0

100

Зашибись! Только мое скрытное перемещение ослабляется травмами, как тут же появляются твари с отличным слухом. Лучше и не придумаешь! – мысленно посетовал я, опасаясь теперь высказывать свое мнение вслух. следующим моим шагом стало максимально быстро, аккуратно и бесшумно изымать алхимическую аппаратуру из стеллажей и расставлять её на ближайшем столе под активные рассуждения голоса. Будь я куда более целым, в особенности в районе копыт, подобное действие, конечно, может быть и вызвало бы затруднение, ведь скорость, точность и бесшумность не так уж хорошо сочетаются, но тем не менее было бы выполнено. Однако ж мы имеем то что имеем: стекла под задними копытами то и дело поскрипывали и похрустывали, колбы опускались на стол не так мягко, как хотелось, а травы частенько крошились на пол. Радовало, что при всем при этом моя манипуляция покалеченными копытами не была такой уж сильной, чтобы разбить что-то, подняв еще больше шума, хотя вздохи и шипения от каждого раза когда приходилось что-то захватывать обмотанной частью весьма не добавляли скрытности.
Наконец, все было подготовлено: для создания лечебного эликсира из имеющегося гербария мне понадобилось бы болотный стручок, хмель и алоэ. Конечно, алоэ уже явно не могло поделиться своим соком, а хмель и болотный стручок достаточной частью полезных веществ, однако как настойка они могли очень и очень сильно облегчить хотя бы боль и ускорить заживления. Но голос нашел нечто иное, что могло бы мне помочь.
– Это?! – недоверчиво и ошарашено спросил я, доставая из стеллажа черную от жижи внутри колбу, едва сдерживая рвотные позывы, представляя, что мне это придется пить. – Даже если её подогреть, я боюсь, меня вырвет от одного только запаха, этой дряни, а судя по её виду и полагаю, сроку её нахождения тут, она воняет похуже стоков Балтимейра на следующий день после праздника урожая! Однако же, у меня выбор был не особо велик, поэтому пробубнив себе под нос что-то вроде "Надеюсь, оно того будет стоить" пробрался к дальнему стеллажу, где стояла горелка. Ожидать наличие спирта в ней, естественно было глупо после стольких лет, как замок был заброшен, но как известно, надежда умирает последней. Что ж, она, действительно умерла, ибо едва я подошел к столу, я мало того что не обнаружил топлива нигде рядом, так еще и услышал столь знакомое мне хлюпанье с порыкиванием за стеной. Снейк рядом! - осознал я.
Судорожно начав оглядываться по сторонам в поисках подходящих идей для плана, я встретился глазами с бутылью, содержащей в себе черную субстанцию для регенерирования. Быстрее, чем я успел взвесить все за и против, я метнулся к ней, уже меньше внимания уделяя бесшумности и больше скорости. Извини, подогреть нечем, а времени явно в обрез! – мысленно произнес я, откупорив бутылку. – Шансов у нас, честно сказать немного, но без лечения их и вовсе может не быть. Быстрым движением я опрокинул в себя эту субстанцию, с трудом глотая и пережевывая, подавляя желание её выплюнуть или выплеснуть, оставалось уповать на всех богов и богинь, которые сейчас еще благоволили мне, чтобы я смог спастись.

0

101

За дверью что-то очень тяжело дышало, фыркало, будто внюхиваясь в воздух, но, что любопытно, шагов слышно не было. Хлюпанье, да, а вот характерного цокота копыт по камню — нет. На секунду все звуки затихли и затем резко последовала пара громких ударов об дверь, после которых все утихло окончательно, позволяя густой тишине снова войти в свои права.
Все это время Голос молчаливо-недоуменно наблюдала за испуганным пегасом, не понимая, почему тот внезапно так подорвался. Ведь в отличие от Лиама хозяин замка совсем ничего не слышал, хотя должен был. Впрочем, после недолгих раздумий он все понял.
- А! - воскликнул бесплотный собеседник, чувствуя какую-то радость и досаду. Как же он раньше не понял? Все ведь так просто, - Никого там нет, Лиам, всего лишь галлюцинация. ЕЁ долгое влияние плохо действует на разум, да и пережитое тобой, наверное, сказывается. - спокойно рассудил нарит, - Не отвлекайся, но все же будь начеку, тебе еще лекарство нужно сделать. А для этого в свою очередь... еще требуется найти рецепт. Ищи, я уже все ранее сказал.
Собеседник затих и оставил вора наедине с собой, считая, что каких-либо объяснений более не требуется. Спустя же несколько мгновений пернатый почувствовал, как по телу разливается тепло, а мелкие царапины с ссадинами начали немного странно зудеть, как при заживлении. Несмотря на свое немного плачевное состояние, зелье все-таки исправно сработало, но, увы, для лечения ранений посерьезней потребуется немного больше времени.

0

102

Зажмурившись, я стал ожидать прихода твари, однако, хотя, вскоре и послышались тяжелые удары в дверь лаборатории, никто так и не стал моим палачем даже спустя пару невыносимо долгих минут. Осторожно приоткрыв глаза, я осмотрелся по сторонам и никого не обнаружил.
- Никого там нет, Лиам, всего лишь галлюцинация. ЕЁ долгое влияние плохо действует на разум, да и пережитое тобой, наверное, сказывается. - пояснил голос в моей голове, заставив меня густо покраснеть и осесть на землю. Смотря в пустоту совершенно безэмоциональным взглядом, я пытался осмыслить все, что со мной приключилось за последние пару часов и в каком состоянии я нахожусь сейчас. Следом с моих уст слетел тихий кашель, который затем сменился смехом, который многие бы посчитали безумным, но мне было все равно, что подумают другие, в особенности, что думать было некому. Я был просто несказанно рад, ощущая, как затягиваются мои раны, а тело наливается силами для дальнейшего пути. И хотя во рту и глотке до сих пор было отвратительное ощущение, буквально выварачивающее меня, я готов был все это терпеть теперь.
– О, Зе... кхм... Всеблагая! – вздохнув произнес я, поднимаясь обратно на копыта. – И во что я только вляпался? До чего довел себя? Никогда более! Никаких руин, замков и искателей затерянных знаний!
Немного пройдясь по комнате и тем самым приведя себя в относительную норму, я был готов искать рецепт, ингредиенты и многое другое. Для сражений я, правда, еще вряд ли годился, но будь я даже в полнейшем здравии, мне бы теперь уж точно не хотелось бы сталкиваться с теми тварями в открытом бою.
– Хм, итак, рецепт, да? И первую часть я видел в библиотеке? – мысленно уточнил я, стараясь вспомнить, что именно мы с единорогом там находили. Увы, но с собой я тогда ничего не успел прихватить, так что опираться я мог только лишь на свою уже более способную к работе память.
– Погоди-ка, первая часть это случаем не письмо о поиске целителя? Не помню, чтобы там что-то было про ингредиенты. Ну, надеюсь вторая часть не сильно будет зависеть от первой...
Вновь пройдясь вдоль стеллажей, но на этот раз уже почти совершенно не привлекая к себе внимание стеклом, я обнаружил в паре из них на полках тонкие листы бумаги с какими-то надписями и, как мне показалось иллюстрациями. Вообще эти листы бумаги, что лежали на 3 полках двух стеллажей сильно напоминали листы газеты, в которых правда использовался мало знакомый мне язык: часть слов что я мог разобрать читались странно, другая часть была едва ли не набором букв, которые и прочесть вслух не смог бы, наверное, ни один эквестриец, не сплетя при этом язык в причудливый узел. Так или иначе, на всякий случай я вытащил эти три листа газеты и положил на стол к прочему оборудованию. Ну, если там нет рецепта, то хоть будет в чем хранить травы... Дальше, в шкафу где лежали колбы, закрытые на замок, я обнаружил в самом углу маленькую, но при этом весьма толстую и при этом, увы, большей частью отсыревшую книжечку, на переплете которой еще можно было различить изображение то ли лилии, то ли языков огня, потерявших свой алый цвет.
– Тааак, мне же нужно искать дневник, или же какие-то обрывки листов? – мысленно уточнил я у голоса, после чего, нагнувшись, посмотрел под столами, не завалялись ли там какие еще бумаги. – На что вообще стоит обратить внимание? Какие там у этого твоего... как там его... Рекке, да? Какие эмблемы, книги он мог тут хранить?

0

103

- Я тоже на это надеюсь... - пробурчал голос, - Как Реккре вел свои записи, было сугубо его делом. В этом я не интересовался и не лез, поэтому не знаю на этот счет. Книги скорее всего хранил, но не думаю, что они нам сильно понадобятся. Думаю, как и любой исследователь, ученый, он все записывал в записную книгу...
Тем временем Лиам, заглядывающий под столами, ничего интересного там не нашел, помимо битого стекла, какого-то мусора и грязи.
- Эй, не трать понапрасну времени! Видел же ту книгу в шкафу, ну. Зачем под столы полез? Иди, возьми книгу, она мне кажется смутно знакомой... - громко скомандовал бесплотный пони, внезапно разрывая тишину, а затем опять затих.
Сама же книжка действительно была в плохом состоянии: некогда красивый крепкий переплет с яркими иллюстрациями сильно потускнел, истерся и понемногу начал отходить от листов, поэтому сразу стало понятно — с книгой стоит обращаться очень аккуратно. Внутри многие листы отсырели, перепачкались странной дрянью, видимо, бывшей некогда неким реагентом, некоторые были порваны или вовсе вырваны. Листая книгу, можно было заметить, что вся она исписана красивым почерком, но все-таки как бы пегас не всматривался в надписи, он не мог разобрать ни слова, написанного непонятным языком, который тщательно скрывал знания наритов об алхимии. Так же то тут, то там мелькали когда-то яркие, искусно нарисованные иллюстрации различных, даже порой диковинных растений... впрочем, большая часть картинок давно превратилась в мазню.
- Бесполезная. - жестко констатировал голос, - Это обычная ботаническая энциклопедия...
Вдруг послышался тихий шелест, прерывающий бывшего хозяина на половине предложения, и из раскрытой книги выпала сильно оборванная сверху бумажка, медленно упавшая на землю.

0

104

– Да та книга развалится у меня в копытах, едва я до неё дотронусь! – мысленно буркнул я, поднимаясь из-под стола, не найдя ничего стоящего.– Ладно-ладно, надеюсь, после всего того кошмара удача мне улыбнется...
И удача, действительно улыбнулась мне. Вытащив осторожным движением дневник из стеллажа и разложив его на столе буквально постранично, я стал изучать ничего не говорящие мне надписи и куда более наглядные, но зачастую до невозможности уничтоженные изображения трав. Хм, готов поспорить, если её и не переведут нариты гильдии, то наверняка она будет весьма полезна для наших травников с алхимиками. Хотя бы в общеобразовательных целях. Хех.
Между тем, изучающий более внимательно голос, сделал окончательный вердикт, что книга бесполезна, однако, когда я перевернул очередную страницу, попутно оторвав её от корешка, из-под него выпала небольшой обрывок бумажки. Так, а это еще что? – почти одновременно с голосом воскликнул я, подняв и развернув обрывок.
– Эгей, да мы на правильном пути! – радостно воскликнул беззвучно я, однако, взглянув на надписи, я также беззвучно выругался. Либо у Рекке был один из самых отвратительных почерков в мире, либо он использовал какую-то систему шифрования записей, либо мой разум вновь начал шалить, но в записях я мог прочесть лишь определенные буквы и небольшие слова.
Это какой-то диалект вашего языка или Рекке страдал дисграфией? Кстати... А что с ним случилось-то в конце-концов? Мне бы очень не хотелось искать его ради какого-то ингредиента. В особенности, что мне что-то подсказывает, что этим мне и придется заняться и что он будет не очень рад поделиться...
Оставив голосу изучение почерка на обрывке, я стал дальше пересматривать книгу в поисках чего-то полезного, постепенно складывая особо сохранившиеся и полезные листы в стопку, то и дело поглядывая на обрывок, чтобы голос мог следить.

0

105

- У Реккре просто был неаккуратный почерк и, кажется, писал он все это второпях... - задумчиво пробурчал голос, а затем резко замолк, - А как ты думаешь, что могло случиться с ним в обвалившемся замке, где почти нет выживших, а те, кто таки остался в живых, превратились в безмозглых рабов неведомой твари из глубин Бездны? - как-то резко он ответил, словно эта тема его задевает за живое, - В общем, тебе не стоит беспокоиться о Реккре, поверь мне, - мрачно добавил бесплотный собеседник и прозвучали эти слова очень и очень зловеще, - а ингредиенты нужные ты и здесь найдешь.
Потребовалось где-то минут пятнадцать, чтобы бывший хозяин смог изучить написанное и переварить информацию.
- А что это делаешь, м? Крадешь знания темного народа? - подметил голос, впрочем, в его голосе скорее звучала какая-то усмешка, нежели враждебность, - Ладно, как я понял по записям, тебе нужно изготовить самый простой эликсир лечения, но в последний момент добавить экстракт глубинного гриба и вороний глаз... странное сочетание. Зато все необходимое уже есть. Полагаю, экстракт глубинного гриба — бутыль со слегка светящейся голубоватой жидкостью, а вороний глаз ты и сам знаешь, как выглядит. Все, тебе осталось только приготовить теперь.

0

106

– Эй, я всего-лишь спросил, не кипятись! – ответил я на резкий тон голоса. – В конце-концов, если болезнь редкая, то и ингредиенты к лекарству от неё требуются, как мне кажется, соответствующие, разве нет? А он бы вряд ли хранил таковые вместе со всеми.
Тем временем особо сохранившееся листы энциклопедии Рекке вместе с переплетом книги, упакованные в газету со стола, переместились в мою сумку под неодобрение голоса, заставившего меня на мгновение вздрогнуть. Что ни говори, но прикарманивание чего бы то ни было вновь наполняло меня жизнью. Конечно, может, все же виной тому было регенерирующее зелье, но теория с клептоманией как-то была более прозаичней и милее на мой взгляд. Голос же, закончив к этому времени изучать записи, подвел итог, подробно описав каждый из ингредиентов.
Подойдя к полкам, я стал искать необходимые травы и соли. Для создания простейшего зелья лечения мне требовались либо алебастровая соль, нить ариадны и целебная сыворотка, либо же водная настойка снежноцвета. Ожидать что хоть что-то из нужных трав будет с необходимыми свойствами, а из настоек и солей вообще готовое к применению в этой алхимической лаборатории не стоило, однако мне судя по всему сильного эффекта и не требовалось. Тут мой взгляд уловил странные луковицы, выглядящие наиболее презентабельными, и в голове сразу всплыло название этого растения.
– Слушай, а вороний глаз это же растение а не сами глаза, да? Ну вон те луковицы то есть? – спросил я у голоса вслух, достав луковицы Вороньего глаза и положив их на стол.
Следующим моим шагом стали колбы с жидкостями, что стояли у дальнего стеллажа рядом с горелкой. Доставая по одной колбе с голубовато-белой жидкостью и осторожно покачивая её, перемешивая содержимое, я пытался найти какой из отваров наиболее подходит под описание глубинного гриба, а какой может быть похож на настойку снежноцвета с отделившейся сывороткой.

Отредактировано Liam (25-09-2017 23:28:07)

0

107

После того, как Лиам задал свой вопрос, голос после недолгой паузы ответил, как-то странно вздыхая, словно глупее вопроса он в своей жизни не слышал:
- Да, луковицы. Что же еще? И сомневаюсь, что вороньи глаза смогли бы сохраниться за три века.
Пока пегас вытаскивал колбы, бесплотный пони молча за ним смотрел, внимательно наблюдая, чтобы подопечный не сделал чего-нибудь глупого. И, когда стало заметно, что крылатый неуверенно смотрит на бутыли, видимо, не зная, что в них является нужным, он снова заговорил:
- Этот экстракт, ровно как и сам гриб, имеет свойство фосфоресцировать в темноте. - начал медленно, буквально чеканя каждое слово, нарит, собирая все свое терпение в несуществующее копыто. Ему уже начинает казаться, что беспомощный эквестриец ничего не может сделать без его руководства, - Впрочем, за время он мог уже немного потускнеть. Полагаю... - он сделал паузу, размышляя, - …на полке стоит, в самом углу.
И действительно, чуть поодаль стояла небольшая бутылка, которую вор еще не успел достать, из прозрачного стекла, внутри неё плескалась жидкость ярко-голубого цвета. Жидкость эта светилась, жалко, слабо разгоняя темноту вокруг себя, наверное, когда-то экстракт светил куда более ярко.

0

108

– Знаешь, я не алхимик и уж тем более не травник, – раздраженно парировал я, – мог бы вовсе не узнать их, а искать гнилые глаза или что-то в этом роде.
Что же касается зелий, то поиск нужных колб стал сильно затягиваться. Почти каждое из перемешанных мной жидкостей в колбе, становясь мутнее меняло свой оттенок и при этом ни одно не светилось и не оставалось прозрачно светло-голубым. Голос не упустил возможности напомнить мне, что  экстракт глубинного гриба должен светиться, отвечать резкостью на его слова вновь уже не было желания, особенно, что он итак должен знать, что я думаю по поводу такого отношения ко мне. И мое терпение было вознаграждено терпением голоса, который вскоре припомнил, где конкретно стоит нужная мне колба. Хотелось расплескаться негодованием и спросить, почему сразу нельзя было сказать этого, но вместо этого я, вновь подавив вспышку гнева, полез в стеллаж за указанной бутылью. Жидкость, действительно, слегка подсвечивала голубым, впрочем, это свечение вполне при беглом осмотре можно было спутать с отблеском белого о голубое содержимое. Слегка взболтнув зелье, я добился более интенсивного сияния. Удовлетворенно хмыкнув, я поставил бутыль на стол и принялся искать настойку из снежноцвета.
– Слушай, а у Рекке же была настойка из снежноцвета? А то боюсь, сам снежноцвет к настоящему моменту уже без всяких сомнений непригоден даже в качестве гербария, – спросил я тихо у голоса – Это по идее должна быть такая полупрозрачная молочно-голубая жидкость, которая... О, да вот же она!
Взболтнув очередную бутыль, я увидел искомый цвет жидкости, после чего, откупорив зубами пробку, принюхался к содержимому. Бррр, определенно настойка и при том явно теперь крайне крепкая, уж по крайней мере крепче воды... Ну, водная настойка или спиртовая, какая в сущности разница... Закупорив колбу обратно, и поставив её к остальным ингредиентам, я осмотрел, все что у меня есть. Порезать луковицы, сохранив сок, кажется, он также используется в лечении. Смешать все это с настойкой снежноцвета и экстрактом глубинного гриба. Хм... Наверное, все сразу стоит готовить в настойке снежноцвета... и мне все же нужен огонь... Задумавшись на несколько секунд, я вскоре ударил себя по лбу копытом, от боли потряся затем им какое-то время. Я балбес! Запаниковал пару минут назад, выдул ту дрянь не разогретой, и даже не догадался проверить любую из склянок на наличие чего угодно горючего. Ну хоть сейчас, додумался до этого.
Вернувшись обратно к стеллажу, я взял парочку случайных бутылок с относительно прозрачными жидкостями и откупорив их, стал принюхиваться к запахим. Спиртом не пахла ни одна из них, однако первая, как мне показалась, пахла чем-то горючим. Пожав плечами, я закупорил две оставшиеся, а содержимое первой вылил в спиртовку на столе, перенеся затем её к остальным предметам. Итак, была не была... Достав из ножн наритский кинжал, а из сумки огниво, я стал чиркать огнивом над фитилем спиртовки.

0

109

Лорд замолк, уже как-то без особого интереса наблюдая за действиями Лиама и слушая его размышления. Но только ему стоило расслабиться, как он понял, что дурной пегас залил горючую жидкость в спиртовку, даже не зная её происхождения.
- СТОЙ! - как-то позорно взвизгнул голос, уже готовясь, как его подопечного, которого он так старательно направлял и кое-как уберегал от опасности, если не разорвет в кровавые ошметки, то точно что-нибудь оторвет осколками. Но все-таки он надеялся, что жеребец успеет среагировать и перестанет заниматься самоубийственными вещами. Впрочем, было уже поздно. Только вор провел очередной раз ножом по огниву, как вспыхнула искра и фитилек спиртовки зажегся. Если бы у бестелесного поня были бы глаза, то он бы зажмурился и вообще бы свернулся в маленький комок разочарования. Несколько мгновений... и ничего не случилось. Не было ни громкого хлопка, не летящих осколков разорвавшейся спиртовки, вонзающихся пернатому в морду и глаза, а только тишина и горящее оборудование готовое к работе.
- У меня нет слов... - тихо сказал бывший нарит, нервно смеясь и вздыхая с заметным облегчением, - Ты хоть знал, что заливал туда? - задал он вопрос, ответ на который уже сам знал, - Конечно нет. Что же, остается радоваться тому, что тебе не оторвало взрывом выступающие части и теперь можно приготовить лекарство.


В это время, пока узник замка возился с зельями, в просторной зале появился гость... Нет, скорее хозяйка этого места, существующая, бесцельно бродящая по темным палатам и коридорам, прилегающим к ним, уже как три века. Была ЕЁ слуга когда-то нариткой, бывшей то ли посудомойкой, то ли поварихой, она уже не помнила, да и все равно ей как-то и было это неважно. Что сейчас действительно важно, так это то, что она явственно ощущала чье-то присутствие, но никак не могла найти источник. А еще слышала шорох с возней. Кошмарно громкий звук, усиливающейся в несколько раз тишиной замка, для твари с невероятно острым слухом. Увы, но определить откуда шел давящий на вспухший разум шум она тоже не была способна. Кажется, он был совсем недалеко, поэтому больной не оставалось ничего, кроме как ковылять по зале в попытках найти свою цель...


- Так, не паникуй, но... - снова начал было лорд, прерывая молчание, - в палаты кто-то пришел и кажется понял, что ты здесь есть. Поэтому советую тебе поторопиться. - он задумался, пытаясь уловить существо, бродившее рядом, - Оно еще не знает, где ты... хорошо, хотя это только вопрос времени.

0

110

Незаметно для голоса, по крайней мере я так считал, я выдохнул с облегчением, когда спиртовка зажглась, а не потухла или взорвалась.
– Пффф, конечно я знал что в этой колбе, – соврал я, – не было никаких причин беспокоиться. И вообще, не принимай меня за идиота! Я отлично знаю что делаю... ну, кроме тех случаев, когда понятия не имею что происходит.
Я усмехнулся и поставив настойку на огонь, стал аккуратно нарезать луковицы Вороньего глаза, чтобы они могли пролезть в колбу. Когда с этим было покончено, настойка уже была теплой, капнув соком вороньего глаза в колбу, а затем перемешивая кинжалом зелье, я задул спиртовку и стал откупоривать второй сосуд с экстрактом. И именно в этот момент в моей голове прозвучал не предвещающий ничего хорошего голос. после слов "не паникуй" я нервно сглотнул, и поставил эссенцию обратно на стол, навострив уши. Дослушав молчаливо предупреждения голоса я мысленно выругался.
– Не паниковать? Ты серьезно? Отсюда всего один выход и он мне перекрыт этой тварью! И даже если я теперь и смогу чисто так гипотетически её отогнать, что-то я не горю желанием вновь ходить с разорванным копытом! Агрх, ладно! Что-нибудь придумаем... Следи за ней! Сейчас главное зелье.
Глубоко вздохнув и выдохнув как можно тише, я вновь взял экстракт и стал медленно выливать его в зелье постепенно помешивая. Вылив четверть колбы экстракта, тем самым получив примерно полную колбу нового зелья, я осторожно убрал все остатки ингредиентов в сторону и закупорил созданный эликсир.
– Итак, все что мне нужно теперь, это просто его выпить, так? Ничего же больше не требуется? И ничего такого не произойдет со мной, чего не стоило бы, чтобы произошло, когда враг рядом? Ну, то есть пуляться там светом во все стороны я не начну?

0

111

- Конечно, Лиам. - вздохнув, ответил с заметным сарказмом голос, которому уже было лень лишний раз напоминать пегасу, что врать сущности, сидящей в голове, бесполезное и глупое занятие, - Да, я серьезно. Если запаникуешь, то наделаешь шуму и чумная бодренько придет сюда. А с малыми габаритами этого помещения лаборатория может превратиться в смертельную ловушку. - бесплотный пони замолк примерно на пять минут, словно куда-то пропав, и затем снова заговорил, - Просто выпей, но перед этим сначала меня выслушай. Если судить по тому, что я помню, разрыв только-только зарождающейся связи этого Исчадия Бездны с пони очень болезненный, поэтому тебя ждет сильная боль, может даже потеря сознания. Боюсь, что все может пройти даже хуже, учитывая, из каких несвежих ингредиентов зелье создано и что твоя болезнь уже на второй стадии, а еще... скорее всего есть вероятность того, что меня просто выкинет из твоей головы. Уж прости, мне очень трудно залезать в головы здоровых пони, хотя... может и повезет. - он сделал паузу, позволяя жеребцу переварить услышанное, - Тварь же... тварь мы отгоним, точнее отпугнем светом. Думаю, здесь найдутся нужные вещества для создания простого факела, огниво у тебя уже есть. Свет от него, конечно, только взбесит больную, но мыслит она сейчас примерно на уровне животного, а любое животное боится огня. Действуй. Впрочем, для начала, перед тем, как принять лекарство, советую заготовить факел.

При принятии лекарства Лиам может почувствовать сначала сильнейшую вспышку головной боли, а затем болезненную судорогу буквально сводящую все тело. В глазах темнеет, будто вот-вот потеряет сознание, а к горлу, кажется, подступает тошнота.

Отредактировано Зербо (29-09-2017 19:10:57)

0

112

В очередной раз мысленно выругавшись, я тихо снял с себя сумку, начав копаться в ней в поисках чего-нибудь для создания факела. Горючая жидкость для него у меня уже была налитой в спиртовку, держателем могла оказаться ножка стола, которая уже была частично отломана от него, но все же издала бы приличную толику шума, если бы я попытался её окончательно отломить. Но вот что делать с негорючей основой я даже не предполагал. В лаборатории совершенно не было ни одной тряпки, возможно, что-то было бы в палатах, но путь туда сейчас для меня был закрыт. Да даже если бы что-то и было из тряпок, все они рано или поздно бы сгорели. Недовольно вздохнув, я извлек из сумки остатки моего плаща, от которого остался едва ли не один капюшон, льняные бинты и пара листов старой наритской газеты. С большой тяжестью на сердце я смотрел на свой плащ и в конце концов, замотав головой убрал его обратно в сумку, оставив бинты. Им я пока не готов пожертвовать окончательно...
Сняв пробку со спиртовки и погрузив в жидкость льняные бинты, я стал осторожно подбираться к перевернутому столу, стараясь не шуметь, обдумывая также каким образом я буду отдирать ножку стола. Почти абсолютно бесшумно добравшись до него, я обнаружил, что не будь рядом твари, я бы вполне спокойно и почти что с легкостью смог бы окончательно отломить её. Однако сейчас требовалось сделать это бесшумно и быстро. Схватив зубами её, я резко дернул за ножку, но так и не смог её оторвать, едва не упав назад. Немного подумав, я схватил её копытами и стал постепенно медленно, но тихо раскачивать и крутить обломок. Спустя долгие, но слава всевышней бесшумные минуты, я наконец, смог отделить её от стола и был готов заготавливать факел.
Увы, но бинты, которые я ожидал, что будут идеальной основой ввиду их плотности и ровности после того как вымокли окончательно отказывались крепиться на ножку. К тому же еще огромной проблемой оказалось вытащить их из колбы. Оказавшись на палке, они больше липли к ней, чем желали обвязываться, кроме того, горючая жидкость отчего-то лилась по палке, а не сохранялась на них самих. Я не один раз проклял свою сентиментальность, не позволившую мне использовать для факела остатки своего плаща. В конце концов, у меня получилось некое подобие факела, способного, как я надеялся, отпугнуть тварь, но почти наверняка не способного освещать местность долгое время. Мне оставалось надеяться, что сбежав из морга я наткнусь вновь на коридоры с факелами на стенах, ну или смогу обходиться без такового, блуждая в темноте. Мысленно помолившись всем богам и отложив факел в сторону, я залез под перевернутый стол и откупорил эликсир.
– Ну, надеюсь ,я не самый фиговый алхимик в этой лаборатории... – вздохнув прошептал я, и прислонившись губами к склянке, разом опрокинул в себя содержимое флакона.
Первое, что я почувствовал – это ужасно кислый вкус, который сменился тошнотворной горечью, но тем не менее я еще смог сдержать содержимое своего желудка. Но вот чего я не смог, так это удержаться на ногах, когда в мою голову ударила резкая вспышка боли, буквально разрывающую её на четыре части изнутри. Боль длилась невыносимо долго распространяясь от головы ко всему телу, то и дело посылая судороги в каждую часть моего тела. Не спрячься я под стол подальше от стекла, я бы наверняка себе что-нибудь умудрился распороть стеклом, даже не заметив этого. Меня бросало в холод и в дрожь, желудок готов был извергнуться наизнанку.

0

113

Существо на секунду замерло, когда внезапно услышало громкий звук, походивший на звук удара тела об каменный пол. Кажется, он исходил от той двери, ведущей... впрочем, как и многие вещи, она уже не помнила, что было за этой дверью, но точно знала, это было что-то живое, со сладкой теплой плотью. Заметно оживившись, тварь встрепенулась и бодро заковыляла в сторону источника шума. Своим уродливым, гнилым копытом она потянулась к дверной ручке и дернула её, но та не поддалась. Заклинило. Квазипони издала злобный утробный рык и начала яростно дергать дверную ручку, которая упорно не подавалась. Почувствовав такое странное чувство досады, больная еще громче зарычала и с размаху ударилась плечом об дверь, надеясь её выбить. Впрочем, по силе удар вышел так себе, разве только шуму навел грохотом.


Пока тварь упорно пыталась проникнуть в лабораторию, Лиам начал потихоньку приходить в себя. Судороги уже отпустили его, немного мутило, но зато от головной боли осталось лишь неприятное воспоминание да несильное головокружение. В общем, пегас чувствовал себя более менее нормально, разве только, как бы это странно не звучало, в голове было совсем тихо. Не было ни ехидного комментария от голоса, ни поздравлений, ни совета, которыми бесплотный пони так любил разбрасываться. Видимо, после исцеления невидимого помощника действительно выкинуло из головы. Но сейчас главной проблемой вора было то, что кто-то сейчас бешено дергал дверную ручку другой стороны и рычал, как злая голодная собака.

0

114

После того как лихорадка с судорогами стала отпускать меня, а голова перестала разрываться на части, сменившись слабостью и небольшим головокружением, я смог услышать, как в запертую дверь кто-то ломится. По спине пробежали мурашки, и я мысленно окликнул голос, чтобы узнать со мной ли он. Ответа не последовало и это было неутешительно: я вновь остался один и должен был со всем разбираться теперь сам. После очередного удара в дверь я вздрогнул, затем вылез из-под стола, схватил факел и осмотрелся по сторонам. У меня был всего одни выход и он был самоубийством чистой воды, однако же альтернативой было зажаться под стол в ожидании своей участи, а это было не в моих правилах.
Глубоко вздохнув и прошептав что-то вроде "Ну, понеслась!", я чиркнул огнивом над факелом, и когда тот зажегся, я схватил его за ножку зубами и побежал к двери. Лягнув со всей силы дверь передними копытами, поскольку она открывалась наружу, о чем к моему счастью тварь, видимо, успела забыть, и тем самым немного оттолкнув монстра, я в следующую секунду махнул факелом перед мордой твари и побежал дальше по коридору, надеясь оторваться от монстра. В случае чего я планировал отмахиваться от преследователя факелом. Также я надеялся, что смогу выбежать к святилищу или смогу найти карту замка.

+1

115

Все случилось неожиданно: и дверь внезапно прилетела прямо в страшную морду, больно ударив, и потенциальная жертва повела себя совсем никак жертва, а наоборот, вопреки ожиданиям чумной, не зажалась под стол, словно кролик, чтобы дождаться своей судьбы, и оказала сопротивление. Затем непонимание резко сменилось настоящим животным ужасом, когда огонь оказался в нескольких сантиметрах от носа, опаляя редкую шерсть на нем и ослепляя глаза. Тварь громко, страшно заверещала, отскакивая от Лиама, чтобы поскорее уйти от страшного огня, и хватаясь передними копытами за морду.
Послышался торопливый перестук копыт, оповещающий о том, что свежее мясо убегает, оставляя ослепленную хозяйку места. Несколько минут она сидела, не шелохнувшись, и прикрывала глаза копытами, но потом, ощущая жгучую ненависть, настолько живую эмоцию к пегасу, что резко подскочила и пустилась в галоп за обидчиком. Впрочем, этот самый обидчик уже успел пробежать приличное расстояние. Квазипони слепо пробежала немного, но остановилась, забросив идею, когда заметила, что цель факел все еще имеет. Получить снова огнем в морду не хотелось.


Лиам же через десять минут бега по коридору, хотя скорее уже тоннелю, вышел к развилке, которая разбивала тоннель еще на два пути. В одном виднелась густая черная тьма да и другой ничем особо не отличался, разве только в нем едва эхом сквозь темень слышался тихий стук чьих-то копыт и то и дело можно было заметить... свечение, вспышки знакомой магической ауры светло-голубого цвета.

0

116

Наконец, в моей судьбе вновь наступила светлая полоса. Оторвавшись от недопони, сильно отпугнув её огнем, я оказался в длинном тоннеле. Мой самодельный факел уже начинал мерцать, затухая, однако теперь это меня почти что не пугало. Подожжя один из факелов со стены тоннеля и отломав его от неё, я бросил мой старый факел догорать на землю. Теперь я мог, наконец оглядеться и убедиться, что я совершенно один. Попытавшись в очередной раз мысленно окликнуть голос в своей голове, я устало вздохнул и побрел вперед. Пока что дорога не имела развилок и являлась по всей видимости переходом из одного блока катакомб под замком в дрогой. Обычно, как я представлял, сеть тоннелей в подвальных помещениях служит либо чтобы отводить и подводить различные коммуникации до конкретных комнат, что в моем случае вряд ли являлось их истинным назначением, либо же чтобы поразвлекать себя владельцу, который создал лабиринт у себя в подвале. Во вторую версию верилось еще меньше чем в первую, но логики в ней, наверное было бы побольше, если учесть что я уже находил пару секретных комнат наверху.
И вот, пока я мысленно рассуждал о том, для чего созданы все эти хитросплетения тоннелей и комнат, я едва не заметил, как оказался у поворота. Вскоре мой слух уловил цокот копыт, что доносился из более освещенного поворота. Спрятавшись за более темным и прикрыв от свечения факел, я стал выжидать. Следом за цоканьем из освещенного тоннеля стало проглядываться светло-голубая аура. Мое сердце сразу же радостно забилось чаще и я уже приготовился выскочить на встречу Стардасту, однако буквально в следующую секунду остановил себя. Не стоит едва избавившись от одного монстра, так беспечно лететь на встречу вероятному другу...
Открыв факел, тем самым позволив ему освещать коридор, я крепко его сжал и развернулся к повороту, откуда доносились шаги и свечение. Стараясь особо не шуметь я направился на встречу, как я надеялся, Стардасту.

0

117

Как только Лиам достаточно прошел, он действительно увидел Стардаста, стоящего посреди коридора, немного боком к нему. Живого, абсолютно здорового на вид, пусть немного грязного и потрепанного. На его одежде была заметна осевшая пыль и каменная крошка, а также... на шее не было защитного амулета. Видимо, как и Лиам, тоже потерял во время бегства от обвала или позже. Стар, с несвойственным для него хмурым выражением внимательно изучал какую-то бесформенную кучу трепья у стены. Глаза его были все такими же умными и чистыми, ничем не замутненными. Только вот голубоватый свет, исходящий от зажженных магическим огнем факелов, придавал морде единорога какую-то мрачность и зловещесть.
- Таки добрался? - холодно спросил Даст почти бесшумно крадущегося пегаса, все не отрывая глаз от предмета изучения. Как он смог заметить его? - А я-то думал, что ты сгинешь здесь, внизу... Жаль, все могло быть проще для нас. - как-то туманно он выразился и, полностью развернувшись, посмотрел на Лиама. В воздухе повисло напряжение и некая враждебность.
Взгляд у единорога был немного странный, какой-то недобрый, но в то же время агрессии видно не было. Скорее он смотрел на вора, как на мелкую преграду, противную только своим внезапным появлением у самого финиша.

0

118

Проигнорировав последние слова единорога, но и при этом не особо расслабляясь, я перехватил факел копытом и сначала взглянул в то место, куда вглядывался единорог, а затем перевел взгляд на него самого. Стардаст выглядел весьма потрепанным и испачканным в каменной крошке, но при этом он был в весьма более хорошей форме, чем я, также в нем я не видел ничего такого, что бы должно меня было заставить насторожиться, но от чего-то я не ощущал прежнего спокойствия от нахождения рядом с другим живым пони.
– И тебе привет! И я тоже рад, что ты жив, – легким язвительным тоном поприветствовал я его. – Как добрался из обвалившегося зала? Без приключений?
Я осмотрелся по сторонам, пристально вглядываясь в дальнюю часть коридора, откуда, вероятно пришел, единорог. В моей памяти сразу всплыл голос "...жадный до власти единорог... выбрался, ему даже повезло больше, чем тебе, обошелся без царапин и повреждений, еще и успел добежать до коридора ведущего прямиком в Святилище" Видимо, голос оказался совершенно прав по части повреждений, не то чтобы я особо не доверял ему, однако видеть доказательство его правоты было весьма обнадеживающе. Так значит, тот коридор ведет в святилище? Хм... Я шел в его сторону, чтобы найти Стардаста и излечиться от болезни. Собственно, я сделал и то и то, надеюсь... но теперь куда? Я вновь перевел взгляд на единорога, недобро изучающего меня, от чего по моей спине невольно пробежали мурашки.
– Кхем, итак... напомни мне, что мы вообще забыли на нижних уровнях замка, а то признаться, с тех пор, как мы сбежали из библиотеки у меня стойкое желание уже возвращаться обратно, коль цель нашей вылазки была выполнена. Куда мы направляемся теперь?

0

119

- Как видишь, вполне благополучно. - ответил единорог и критично осмотрел Лиама, оценивая его внешний вид. - Что нельзя сказать про тебя.
В последней фразе проскользнула недобрая усмешка, а уголки рта Даста едва дернулись, чуть не растянувшись в злорадной улыбке.
Пусть маг и выглядел относительно нормально, но в его поведении явно прослеживались резкие изменения. Не было больше дружелюбного, немного странного, но все же добродушного единорога. И не совсем понятно: ловко ли он скрывался все время, пряча свою настоящую, неприятную сущность. Или же ОНА успела повлиять на него.
- Мы... что мы забыли здесь... - он задумчиво пробурчал, - А это уже так важно? Для меня теперь главное, что Я здесь забыл. «Мы» больше нет. Я доберусь до Святилища и заберу то, чего был достоин всю жизнь. Ты же можешь забирать свои бесполезные, наворованные безделушки и идти, куда хочешь. Хоть в обратно, если можешь, хоть в пасть очередному уроду, хоть уползи в какую-нибудь дыру и сдохни. Последнее самое желательное. Только не мешай мне, иначе пожалеешь.
Стардаст держался уверено и самодовольно смотрел на бывшего партнера, будто тот и вовсе не представлял какой-либо опасности, хотя некое напряжение в теле было заметно.

0

120

– Так вот значит как? – холодно спросил я. – Никаких "Мы", да? Не книги и документы о магии темных, а она сама? Забрать то, чего ты был достоин? Громкие слова для исследователя, отправившегося сюда лишь с исследовательской миссии. Интересно, а а сколько времени ЕЙ потребовалось, чтобы изменить тебя после того как ты потерял амулет?
Я горько усмехнулся, указав факелом на место, где ранее висел амулет единорога, мысленно понимая, что передо мной встал, наверное, самый судьбоносный выбор за последнее время, и что я, возможно, еще пожалею о том, в какую сторону я все же склонился.
– А был ли ты изначально другим? Если вспомнить, как ты обошелся со Снейком. Он, кстати, передает тебе привет, – я указал на свое перевязанное копыто факелом. – извиняй, такие страстные покусывания мне не передать, но думаю ты догадываешься как он рад был бы тебя видеть. Ну, да ладно. Знаешь, сбежав из морга я наивно надеялся, что раз ты выжил, то тебе должно было повезти больше. Но, видимо я ошибался...
Я устало вздохнул и осмотрел коридор еще раз, не отворачиваясь от единорога. После его слов о его желании моей смерти, да и общего весьма враждебного чувства, внушаемого его аурой, самое меньшее, что мне хотелось делатть, так это поворачиваться к нему спиной или терять его из виду. Но мне нужно было понимать, как можно точнее все тонкости окружающего нас пространства.
– Так стало быть ты еще не был в Святилище? – спросил я его, разминая крылья, делая вид, что они сильно устали, что на самом деле было не такой уж и неправдой. Они правда побаливали от ряда царапин и потерянных перьев.
– Забавно, ведь место откуда я пришел было в противоположной стороне Святилищу и того коридора, откуда появился ты. – я холодно и решительно взглянул на моего бывшего спутника. – Ты же направляешься к НЕЙ, не так ли?
Я сделал шаг назад и крепче сжав факел, затем грустно усмехнувшись с горечью посмотрел на единорога.
– Там снаружи, наверняка прекрасная ночка. Совы ухают, цветы покрываются росой... В такие ночи, такие пони как ты... – я пристально посмотрел на Стардаста и, отпрыгнув назад, поднялся над землей. – Впрочем, ты и сам знаешь..

0


Вы здесь » Old Equestria » Чаща » Заросшая пещера.