Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Гиблые места » Тайный улей


Тайный улей

Сообщений 1 страница 30 из 99

1

За лесом виднеются горы. Но если путник думает, что они станут для него спасением - он ошибается. В глубине этих гор затаились чейнжлинги.
Улей практически невозможно заметить даже тому, кто перебирается через него,не говоря уж о том, чтобы разглядеть с высоты . Вроде обычная гора, что поменьше ее окружающих, но внутри ... внутри все изрыто туннелями. по которым снуют эти неуловимые существа.

Устройство улья

Гора изрытая изнутри переходами , но тем не менее разделена на 4 основных составляющих зоны интересов. Те в свою очередь поделены на конкретные задачи и там уж идут отдельные комнаты-пещеры.
Зона 1 – Главная пещера.(Г1)
Эта пещера является единственным широким входом в улей, о котором знают все чейнжлинги без исключения. Сама она вытянута и довольно широка, чтобы туда могли поместиться две повозки в ширину, три повозки в длину и даже две в высоту. Входом служит полукруг той же ширины и высоты и имеет механизм ворот, который по сути является широкой плитой толщиной в полтора пони. Текстура плиты напоминает камень, но если присмотреться, можно заметить, что это обтесанные соты. Эта плита благодаря простейшим противовесам, может подниматься, чтобы закрыть весь вход и большую часть времени и пребывает в таком состоянии. Главное свойство плиты, это возможность поглощать заклинания преобразуя полученную энергию в силовую стену отражающую заклинания ровно на атакующего.
Так же в этой пещере есть два ответвления:
  Хранилище (Г2)
Здесь хранятся неупотребляемые припасы, вроде камня, древесины и так далее… так же здесь стоят похищенные повозки, и несколько боевых гусениц созданных по памяти, а потому еще ни разу не проверявшиеся в бою.
  Загон (Г3)
Здесь содержится «живой» скот – редко похищаемые представители других рас. В основном там пони в постоянном гипнозе и из них особым камнем в центре. Что сделан из того же материала, что и входная стена, перекачивается энергия из скота в жилую зону.

Зона 2 - Проход
Спираль  уходящая вверх и вниз по горе. Отделена от главной пещеры массивной дверью все из того же материала и с тем же механизмом подъёма. По всей длине спирали можно увидеть соты чейнжлингов – дыры в стенах на разной высоте, разной формы и размера. По которым перемещаются рабочие, воины и трутни. Ближе к верху уже есть и просто арочные проходы, созданные для удобства Найпера, хоть он и сам может проползти по некоторым проходам.
Так же в  проходе установлены ряд ловушек – в основном шипы по всем поверхностям, но есть и нажимные панели, которые позволяют всем этим шипам выстрелить.

Зона 3 – Мозг улья
Это зона названа потому, что здесь находится сам Найпер и его приближенные, а так же ту находится Тронный зал, Библиотека и Алхимическая Лаборатория.
Тронный зал (М1)
Чтобы попасть в него нужно пройти проход до самой верхушки, минуя ряд арок. Тогда вы упретесь в большую комнату, в котором стоит Трон. Он создан из того же материала, что и входная дверь, но в некоторых местах отшлифован до блеска. Так же пока Глава улья в нем сидит он используется как магическая подпитка и усилитель. По периметру комнаты установлены Обелиски. Они так же созданы из того же материала. Но вот в отличие от остальных вещей их формы болезненно изогнуты и местами изломаны, что нагоняет мрачность на весь тронный зал. Так чтобы нагонять страх своим антуражем. За троном идет маленькая неприметная арочка, ведущая в личные покои Найпера.
Лаборатория (М2)
Очень похожий на соты ряд комнат. Они имеют практически одинаковый размер, но разное оснащение, начиная от алхимического стола, заканчивая просто складом для всего необходимого для подобной деятельности.
Библиотека (М3)
Несколько цилиндрических комнат в котором хранятся книги. Каждая книга упакована в свой отсек, в котором поддерживается оптимальная температура и влажность для хранения, так как внутри улей жаркий и влажный. А большинство книг этого не любят.

Зона 4 Жилые помещения
Здесь живут все чейнжлнги Найпера, а потому под него выделено Очень много места – почти треть занимаемого ульем объема. Так же поделена на зоны. Но попасть в них можно только по узким проходам, благо их много.
Плодильня (Ж1)
Самая важная часть улья – сюда уходят беременные самки, чтобы дать потомство. Пока беременность протекает они в основном работают сами, но вот после определенного периода уже не могут и уходят сюда, где о них заботятся до момента рождения малышей. Тех сразу передают в копыта более старших чейнжей, в основном самок, которые помогают им расти и обучаться азам, до распределения.
Так же плодильня - это без обиняков сердце Улья, потому что в ней же находиться его энергетическое ядро, питающие энергией всех чейнжлингов в Улье. и которое постоянно требует подзарядки.
Казармы (Ж2)
Здесь обитают уже только воины чейнжы. Распределённые сюда они тут и обучаются и живут.
Купола(Ж3)
Названы так, потому что это три больших полушара с кучей плоских наростов. Здесь отдыхают рабочие.
  Шпиль(Ж4)
Самая новая часть – здесь обитают только маги чейнжей. В основном это напоминает современные панельные офисы, только вертикльно расположенные.

Зона 5 Многозадачные помещения
Самая неоднозначная часть улья – расположена ниже всех и включат нектрые как важные так и второстепенные помещения.
Склад(З1)
Здесь находится все продукты чейнжлингов, так или иначе добытые ими.
Тренировоный зал(З2)
Здесь чейнжлинги воины тренируют свои навыки в куполе.
Мишень(З3)
Здесь уже тренируются маги, на бедном Дамми - труп, на котором лежит заклятие вечной регенерации, подпитываемый камнем из того же необычного материала. Он еще живой, телесно, но мозг уже давно не имеет и проблеска сознания.
Шахты(З4)
Уходящие вглубь шахты, откуда чейнжлинги стараются добывать ископаемые материалы для брони и алхимии. Сюда же отправляют живой скот, который пытался сбежать.
Производственная(З5)
Смещение всего – и кузница и трансмогрификационная(изменение формы и свойств предмета путем магии) и даже зачаровальня. Здесь производится практически все, что можно увидеть в Улье, как не часть пещер.

Так же улей имеет несколько наблюдательных постов в соседних вершинах связанные длинным тунеллем с ульем, и возможностью отодвинуть  камень, чтобы выбраться наружу. Так же в соседних горах есть тайные выходы. Которые достаточно широки, чтобы Улей мог быстро эвакуироваться в случае опасности не привлекая внимания поней.

К внешнему устройству относится и подставная деревня перед горами со стороны Балтимейра, названная Музыкальные Дырки. В ней всего 10 дворов и живут вперемешку пони и чейнжлинги в отношении 7 дворов чейнжей, 3 - поней. Чейнжи конечно в маскировке и пони не догадываются об истинном назначении деревушки, считая ее пристанищем чудаковатых старичков. Здесь пытаются добывать растительное продовольствие, но в основном она служит для торговли.

Отредактировано Kniper (15-10-2016 02:27:43)

0

2

--> Одинокая мельница
Увидел отсветы пламени не только Найпер, но и почти весь их отряд. Каждый в нем знал что это значит, их Командир не привык скрывать планы даже от рядовых. все немного заторопились, даже уже и без команды - им хотелось домой, в улей. Найпер же полу-сидел полулежал, прислонившись к креслу - он вовсе глаза наблюдал за Аликорном, чтобы тот ничего не выкинул. Аликорн - самые сильные среди живущих, но и потому повсеместно на Эквестрии гонимые, почти так же, как и чейнжлинги - в связанном состоянии выглядел не особо устрашающе. Такой же пони, с теми же предрассудками и теми же недостатками, что и все.
- Путь предстоит долгий, - нарушил молчание высший, - поэтому мне хотелось бы послушать откуда ты родом, где был, что видел. - Найпер заговорил так, будто тут сидели не бандит, что разграбил мирную мельницу. и не пленник связанный по всем копытам и не только, а просто два путника на дороге - и в частности того, кого ты видел на мельнице. - чуть более мрачно обронил он. не забыв морду Иирина, когда они вместе заходили на мельницу.
- В свою очередь расскажу о Нас.- спустя секунду молчания добавил он, надеясь, что такое подобие бартера сможет хоть немного разговорить целителя. Найпер всегда старался разговорить подобных пленников. Не подобных в смысле аликорнов, а подобных уникумов, что время от времени попадались среди массы поней. Их нетрудно было заметить - к ним так или иначе всегда проявлялось какое-то особое отношение. Это не всегда было положительное отношение, но так или иначе они выделялись в серой массе, притягивали взгляд большинства заставляли невольно осесть в памяти, заставляли почувствовать какую-то эмоцию, находя отклик у каждого в чем-то своем. И как чейнжлинг подобные эмоции он чувствовал. Чувствовал и любил поговорить с ними в той или иной форме. Чаще всего они встречались в близлежащих от улья лесах и в городе на берегу океана недалеко от улья, но иногда их можно было увидеть и на вылазках. И к таким вот вылазкам и относилась эта рейдерская атака. Найпер не пытался себя убедить в том, что они поступают благородно - они поступают так, потому что нету выхода: или выживут пони или выживут чейнжлинги. И для этого выживания он, как Высший чейнжлинг, сделает все возможное.

Фанг спешил как мог - чем быстрее они нагонят остальной отряд, тем лучше. Он все никак не мог отделаться от мысли, что его командир в опасности из-за аликорна. Чейнж ни разу не верил, что тот сдался только из страха смерти. Аликорнов преследовали и истребляли на территории Эквестрии, а значит Иирин точно знал на что шел, когда оказался именно на ней. А потому желтый понь точно имел в запасе какую-нибудь гадость. Например, что ему мешало повторить тот же купол, только сделав его больше и поместив весь отряд под него, а потом с радостью наблюдать как все чейнжлинги сгорают заживо? Раненные этим куполом точно его не забудут, как и их слегка обожженные морды. Фанг спешил несмотря на недовольство магов, что все еще не сильно отошли от купола. Они, конечно. хорохорились, что мол они - маги, и значит это им намного легче, чем орудовать накопытными когтями, с которыми тренируется солдатня, но как именно солдат чейнж прекрасно видел их усталость и изможденность. И как те украдкой что-то колдовали на себя во время полета, чтобы поддержать в себе силы. Приходилось невольно сбавлять темп и даже сделать сделать остановку, когда кто-то из магов чуть ли не свалился в полете.
В итоге Фанг нагнал четырехтележный обоз с крупной охраной, каким претворялся боевой отряд чейнжлингов, только когда уже начало светать. И только тогда он смог вздохнуть спокойно, ведь с магами они могли хотя бы подавить Аликорна и, наверное, даже убить, не смотря на то,что их командир захочет держать его живым любыми способами.

Отредактировано Kniper (12-08-2016 20:36:35)

0

3

---Одинокая мельница (в качестве груза)--->>

Иирин не увидел отсветов пожара, охватившего гостеприимную мельницу. Их скрыли высокие борта телеги и силуэт главного чейнджлинга, который своим взглядом разве что две дырки не просверлил в пленном аликорне. Целитель же с абсолютно безучастным видом лежал на дне телеги, кое-как примостив голову на каком-то мешке. Истерический смех, разбиравший его некоторое время назад, сменила апатия, и теперь Иирин просто бездумно пялился на проплывающие мимо него деревья и то и дело мелькавшие на их фоне силуэты сменивших ипостась перевертышей.
И тут главный заговорил. Ровно, спокойно, даже дружелюбно, словно он сам сейчас не возвышался над обреченным пленником, а сидел с ним за одним столом в трактире. Иирин горько и даже зло усмехнулся, но всё-таки поднял голову. В глазах его зажглась какая-то осмысленность.
- Вполне вероятно, тебе не придется скучать, - хмыкнул аликорн, вперившись в собеседника слишком уверенным для простого блефа взглядом. - Я же... не собираюсь рассказывать о своей родине такому как ты. Я и так принес достаточно неприятностей моему дому.
Целитель попытался было повернуться к наглому жуку спиной, однако веревки давали более-менее свободно шевелить только головой, а потому, неловко поворочавшись, аликорн остался в том же положении. Пришлось просто отвернуть морду в сторону темного леса где, среди ночной тьмы, Иирин был уверен в этом, скрывались Они. И он был совсем не уверен, что хочет, чтобы эти создания вышли на дорогу.
- Ты сам скоро увидишь их, - буркнул аликорн после паузы. Совесть просто не позволяла ему оставить собеседника совсем без предупреждения, пусть даже этот конченный мерзавец не внемлет ему. - Тех, кого я тогда видел. А она и без того здесь.

0

4

- Вполне вероятно, тебе не придется скучать, - заявил Иирин прямо в лицо своему врагу. Довольно смелое заявление сказанное в лицо того, в чьей ты власти. - Я же... не собираюсь рассказывать о своей родине такому как ты. Я и так принес достаточно неприятностей моему дому. -грустно добавил он, с ненавистью поглядывая на Найпера. - Все-таки беглец. - подумал чейнжлинг - причем беглец добровольный. - это наталкивало на не самые радужные мысли о том, что приводить этого аликорна в Улей - нельзя.
- Ты сам скоро увидишь их, - буркнул пленный, не смотря на чейнжлинга - Тех, кого я тогда видел. А она и без того здесь. - После таких слов хотелось дать этому таинственному страдальцу по морде - если уж предупреждаешь, говори хоть о чем.
- Иирин - мрачно сказал чейнж, насильно поворачивая его голову в свою сторону, чтобы тот мог бы увидеть, что глаза засветились особенно ярко, вселяя какой-то первобытный страх и желание подчиняться - Мне не хочется тебя калечить, но если не оставишь выбора, то придется - голос был не пугающим и пугающем одновременно. Вроде бы он и звучал ровно и спокойно, без тени угрозы, скорее как констатация факта, но это спокойствие излучало холод. Холод начищенной стали обнаженного клинка, что подвели к горлу и после чего таким же спокойным говорят: Не дергайся или убью. без ненависти или какой-то патетики, как предупреждение. - ты не рассказываешь о своей родине, что же хорошо, твое право, но вот на вопросы ответь - Кто эти Она и Они? Какая от них опасность? И что с ними можно сделать? - вопросы впивались в голову аликорну как иглы, мучая и вызывая желание отвечать, рассказать все что ты знаешь, лишь бы они перестали. На обычных пони это срабатывало прекрасно - Найпер не в первый раз лично кого-то допрашивает с помощью гипноза - но вот как это сработает на Аликорне? Если не сработает придется перейти к более дедовскому методу - пыткам, хотя и не факт.
В любом случае чейнжлинг не собирался оставлять эти предупреждения без внимания. Когда аликорн заикнулся об этом всем, чейнж, как эмпат, чувствовал в в нем легкий налет мстительной радости и довольно сильный страх. Правда страх не тех, у кого он в плену, а тех Их и Ее, о которых упомянул целитель. Он действительно их боялся, но при этом и хотел, чтобы они пришли, чтобы убили этих мерзавцев и его самого. Отсюда и эта бесшабашность и смелость - когда тебе нечего терять, когда ты на волосок от смерти и та следует за тобой по пятам, то не все ли равно, что с тобой будет? Найпер не сомневался, что как-то подобно думал сейчас Иирин, но вот он уже сделал ошибку в своем поведении, которой так же собирался воспользоваться Найпер, если подход в лоб не сработает.
Даже за мыслями о безопасности улья, Найпер не мог не отметить, что чувствует определенное понимание Иирина, и того что им движет. Хоть и причины были продиктованы явно не теми же событиями, что и у Найпера, но все же какая-то схожесть была - чейнжлинг тоже однажды бежал от опасности, чувствуя холодные когти смерти на своей шее. Может если бы они встретились при других обстоятельствах, то это было бы начало может даже дружбы, но к сожалению Иирин теперь вряд ли простит мерзавцу смерть добрых пони с мельницы. А Найпер все еще немного злился, что аликорн вот так вот его обыграл и спас свидетелей, что могли навести на его след других поней. Но пока что последний отбросил эти чувства в сторону и снова вперился взглядом в аликорна, ожидая ответов.

0

5

Иирин брезгливо скривился и мотнул головой, силясь стряхнуть с лица копыто чейнджлинга. Этот жест, неважно - покровительственный, уничижительный или дружественный, он терпеть не мог, всё-таки прикосновения к морде были слишком личными, слишком интимными, как если бы перевёртыш вдруг полез ему под хвост. Аликорн злобно воззрился на своего мучителя, в гневе не заметив как у того сверкнули глаза.
Я не твоя зверушка, чейнджлинг! Не лапай меня!
Слова и мысли жгли язык. Он не боялся, нет, впервые в жизни аликорн не испытывал страха перед ликом самой смерти. Вместо этого он чувствовал злость, дикую и беспомощную, на которую ещё каким-то чудом хватало сил. Очень хотелось выпалить этому клыкастому чудищу в лицо всё, что он знал о Колодце, о ловчих, о Ней, весь тот неопределённый бред, что видел и слышал! Посмеяться над его недоверием, впервые в жизни - позлорадствовать! Ведь чейнджлинг вряд ли будет столь добр, что отпустит прокажённого пленника на все четыре стороны. Но что-то останавливало. Разум? Нет. Просто Иирину нечего было сказать.
Целитель на мгновение зажмурился и, крепко стиснув зубы, несколько раз мотнул головой, будто стряхивая наваждение. Когда же Иирин вновь раскрыл глаза и воззрился на собеседника шальным взором, зрачки его расширились чуть ли не на всю радужку и теперь выглядели как два бездонных колодца, без блеска, без движения.
Что я могу тебе сказать? Что я могу...
Голос прозвучал глухо, хрипло, незнакомо, словно издалека. Всего три слова.... Три слова, которые разом ответили на все вопросы чейнджлинга, и будто подписали приговор им обоим.
- Я не знаю.

0

6

Иирин сопротивлялся. Но вряд ли сознательно: Найпер же не сказал ему, что мол сейчас я тебя загипнотизирую, но вот подсознание наверняка почувствовало неладное. Некоторое время он молчал, но ярость и без этого читалось на морде: напряжение, чуть ходящие желваки, даже вроде нервно дергающаяся щека, хотя в последнем легко было ошибиться. Но все же он поддался. Морда разгладилась, приняв спокойное выражение, зрачки расширились и немигающие уставились на чейнжлинга. И он ответил. И от ответа. Найпер мог только досадливо цокнуть:
- Я не знаю.
Он отпустил Иирина обратно, и сам упал назад, облокотившись на кресло. Вот и все дела -  аликорн понятия не имел о том, от чего бежит.Такая глупость - испугаться того, не знамо чего и убежать куда глаза глядят. Найпер приложил копыто к переносице, закрыв глаза, а в голове прозвучало в сердцах сказанное: - ой дурак- не то к Иирину и к его бегству от неизвестности, то ли к самому себе. Посидев так пару минут, чейнжлинг снова придвинулся к Иирину.
- Скажи хоть что-то, что ты о них знаешь - Когда ты их впервые увидел? Как ты их увидел? И что именно они тебе и твоим родным сделали? - голос высшего прозвучал крайне устало и изнеможенно. Весь недосып от операции, вся напряженка из-за непредвиденных обстоятельств и еще эта непонятное то ли угроза то ли предупреждение - все это как-то сразу свалилось на него именно сейчас, после признания Иирина в своем полном невежестве относительно того, от кого он бежит. Вся прежняя сила и властность, с которой он приказывал своим и с которой он разговаривал с светлокрылым до этого куда-то улетучились. Вместо всего этого навалилась усталость.Она сквозила в его голосе, она была прекрасно видно в его позе, она сочилась из его взгляда, который даже потерялся и просто смотрел в никуда, хоть и направлено на аликорна.
- Если он хоть что-то скажет по поводу того, кто эти Она и Они, то и от этого нужно будет извлечь пользу. - отрешенно думал он. Причем отрешенно настолько что даже внутренний голос казалось враз лишился всех эмоций. Найпер вдруг почувствовал себя ужасно старым и это так же как и усталость проявилось в его облике. Нет, он не покрылся морщинами как пони или их подобием у чейнжлингов - трещинками. Просто появилось что-то в воздухе, что-то во взгляде, что отличает того кто прожил два десятка лет и того, кто уже на эти два десятка с лишним лет перевалил за сотню. Пускай чейнжлинги крайне медленно стареют и могут жить так же как Аликорны - почти целую вечность, но все же даже на них частенько сваливаются прожитые года, давя своей неподъемностью...
Ответ Иирина сделался каким-то неважным  и Найпер подумал о том, как же он устал. В-общем чейнж потерял концентрацию и аликорн вполне сейчас способен сбросить гипноз, если поймет что с ним его произвели, но даже в этом случае злость и ненависть поня, который неприменно изольет на гада, будут вещами не слишком его заботящими. и в этой общей отрешенности  был рождена усталостью праздная мысль:
- Поскорее бы вернуться в Улей и отдохнуть...

0

7

Иирин, осоловело помотал головой, стряхивая с себя чары перевертыша. Вместе с собственной волей в голове мелькнуло осознание того, что только что с ним сделал чейнджлинг, и от этого стало так мерзко и противно, что на глаза невольно навернулись бессильные злые слезы. Спокойный по своей природе, алиеорн мог вынести многое, побои, пытки, даже физическое унижение, но вот лезть в душу, в мысли, в эмоции... это было слишком даже для него. Да еще и кто лез-то? Какой-то разбойник-метаморф!
А тот, словно и не замечая состояние аликорна продолжал расспросы с таким видом, будто не он пытался только что вывернуть наизнанку голову пленника, а сам Иирин сотворил какую-то несусветную глупость, достойную лишь осуждающего цоканья языком.
Да что ты понимаешь?! Что ты, пламя Тартара, понимаешь?! Думаешь, можно так запросто влезть в голову и спокойно болтать... Да чтоб...
- Ты... хочешь знать? - срывающимся от тихой ярости голосом спросил Иирин, напрягая одеревеневшие от пут и долгого лежания мышцы, в глазах его медленно разгоралось золотое сияние. - Хочешь...? НННА!
Собрав последние силы, многократно подогретые скопившейся за этот день яростью, Иирин вдруг взвился в неловком, но стремительном прыжке, навалившись на так удобно раскинувшегося рядом чейнджлинга. В его состоянии сложно причинить вред противнику, впрочем, у аликорна не было цели причинить чейнджлингу боль, разве что моральную. Иирин резким движением головы скрестил свой окутанный светом рог с рогом противника, силясь заклинить его в одной из чейнджлинговых зазубрин. Хватило бы и секундного контакта, но чем дольше он продлиться, тем ярче образы, тем сочнее картины, явственней запахи давно минувших событий.
Миг...
Чёрный провал колодца кажется бездонной пропастью. Уже третий камень летел в глубину и не издавал ни звука, достигая дна. Или не достигая? Копыта холодит серый, отливающий глянцевой синевой камень бортика - ребристая поверхность какого-то то ли змея, то ли червя и сомкнутые в круговой поруке лапы какого-то то ли ящера, то ли грифона, растущие у твари из хребта. Он неловко переступает копытами, пятясь, в необъяснимом страхе, и тут лапы приходят в движение, мертвой хваткой смыкаясь чуть ниже колена, и тянут в бездну...
Миг...
- Колодец жаждет крови... - ее голос похож на шепот ручья в ночной чаще. Такой же ласковый, тихий, всепроникающий и... печальный. - Он посылает своих слуг на охоту. Их уже не спасти, не остановить... мне жаль...
Он отводит взгляд, стараясь не пускать в душу этот вкрадчивый и грустный шепот, не смотреть туда, где все прочие видят лишь пустую стену...
- Ты знаешь, когда я в последний раз открывала глаза, была зима. Не было ни солнца, ни звезд, и только вьюга пела над безжизненным миром... Тогда казалось, что Зима будет длиться вечно... я рада, что ошибалась, правда...
Взгляд помимо воли скользит в сторону говорившей, замирает на ее точеном силуэте, наполовину скрытом тенью, наполовину длинным, похожим на замшевый плащ со шлейфом покровом. Она... безумно красива... Это видно даже сейчас, сквозь дымку застарелого ужаса, и неверные сумерки темной комнаты. В глаза бросается белоснежная шерсть, контрастирующая с чёрной как ночь гривой, что водопадом струится по гибкой шее и плечам. На точеном, как у прекрасной статуи лице, неснимаемым налетом застыла скорбь, а в темно-синих омутах глаз.... что это? Боль... затягивающая в водоворот почище бездонной пропасти Колодца, что её породил.
- Мне жаль... я ничего не могу сделать...
Миг...
Груда тел зловещим курганом возвышалась над площадью как фантасмагорический памятник, порождённый сознанием конченного безумца. Деревушка, всего год как выросшая на берегу озера утонула в звенящей тишине, ни лая собак,ни перестука копыт, смеха детей, скрипа калиток... некому было смеяться и стучать... все они были здесь, застывшие, с искаженными ужасом, болью и непониманием лицами, сваленные в одну зловонную кучу. Кобылы, дети, жеребцы, старики... их горла вскрыты, а животы вспороты, и внутренности серо-багряными лентами вьются по земле, испещренной кровавыми потеками, складывающимися в кошмарный, но до ужаса знакомый знак.
- Это моя вина...

0

8

Найпер и не заметил как Иирин освободился от гипноза: слишком ушел в свои мысли. Но когда заметил было уже поздно...
- Ты... хочешь знать? Хочешь...? НННА! - со всей ожидаемой злобой и ненавистью навалился на него аликорн, откуда только взялись силы и ловкость для такого броска? Чейжлинг уже приготовился защищаться, но пленник не собирался атаковать - он соприкоснул их рога и начал передавать мысли, чувства и самое главное воспоминания... Найпер не отстранился, но умело обезопасил свое сознание от такого грубого и неумелого вторжения, однако же позволил Иирину продолжить контакт.
Понятно, что эти очертания были размыты и носили более эмоциональный характер, так как Иирин вряд ли умел пользоваться всем спектром таких возможностей и похоже знал только вот о таком приеме. Правда они все равно были достаточно яркими и запоминающимися. Этот странный колодец, зловещий, к такому просто так не подходят, разве что из глупого и неуемного любопытства. Потом была эта кобылка. Полностью разглядеть он ее он ее смог, но было что-то вроде узнавания, которое он почувствовал к ней. Это было не как какое-то старое чуть истершееся воспоминание, а как мимолетное чувство, когда ты в один момент можешь с полной уверенностью сказать,что знаешь ее, а в следующий уже полностью противоположное нет. И наконец этот чудовищный памятник чьей-то жестокости. Будь Найпер пони, его бы вывернуло на изнанку, но все же он более жесток и такая картина была терпима в его видение. Но вот она точно не оставила равнодушной. Одно дело убить пони потому что так надо, другое - это так издеваться над ними, так корежить тела, еще и собрав в кучу, это было слишком даже для чейнжлинга.
Венчало же всю эту картину узор того самого Колодца и мысль Иирина, что это Его вина. Чейнжллингу было несколько все равно на тех пони, часть его души даже радовалась тому что они умерли и как умерли. И все же он немного поддался этому чувству,потому что оно для него знакомо.Чувство потери. - Может он поймет? - родилась идея в голове чейнжлинга и он решил и Иирину показать свою боль.
Свет между рогов из ярко-желтого Ииринского сменился на синеватый и теперь уже Найпер передавал мысли и воспоминания в голову Иирина, но более осторожно и осмысленно, чтобы даже мозг пони смог их принять и воспроизвести, ибо то как делал аликорн могло запросто выжечь мозги неподготовленному разуму.
Все веселятся. Его братья и сестры. Играют в догонялки. В прятки по всему Улью, более старшие смотрят на них с легкой усмешкой, но без презрения, а просто с пониманием. Ему весело. Он счастлив.
Плавный переход.
- Найпи. хватит шегутить! А то ухо укушу! - говорит его мама. Она весело улыбается, ее фиолетово-розовая грива, что всегда падает на правый глаз сейчас зачесана назад открывая щеку, где виден небольшой шрамик. Он ее не слушался: было весело играть с мячиком. Пушистый мячик синего цвета. Подарок на День Вылупления. - И уже пора спать! - он слушается, а то действительно укусит.
Плавный переход.
Куча чейнжлингов вокруг, в основном обычных рабочих, но видно, что кое-где возвышаются другие высшие. Их учат. Его группа уже под его контролем и с ними установлена связь. Справляются не все. Он подсказывает собратьям. У тех получается. Он чувствует благодарность от них. Все хорошо. Они все справились. Они лучшие.
Плавный переход.
Паника. Его вдет куда-то Старший. Рядом с ним куча рабочих.Они боятся и жмутся к ним. Он им помогает. Им легче. Их вывели близко к поверхности, садят в повозки более похожие на гусениц. Там тесно и темно. Ему страшно. Они едут. Снаружи слышится шум. Крики, лязг, странные звуки. Там бой. Неожиданно яркий свет, его отбрасывает, больно. Повозки нету, все бегут. Ему страшно и он тоже бежит. Он чувствует свет в спину. Он жжется. Рабочие падают одни за другим. Он добежал до леса. Один. Он все еще бежит. Паника.
Плавный переход
Он стоит на пепелище. Огромная яма, что уже почти заросла по краям, но все еще выглядит как нарыв на теле земли. Внутри все искорежено огнем, можно увидеться торчащие арки чего-то то ту то там. Он спускается глубже в яму. Он на что-то наступил и это хрустнуло. Тело чейнжлинга. Пустое, только внешний хитин. Может его матери? Он не знает. Он поднялся обратно. Кладбище, что когда-то было домом. Он понимает почему, но ему все равно больно. Все кого он тогда знал мертвы, их следов нету нигде. Здесь была бойня. Он уходит. Он выживет, назло им. Они выживут, назло им.
Передача закончилась и Найпер несколько безцеремонно оттолкнул связанного обратно в другой конец повозки.
- Спасибо что все так показал. - несколько хрипло проговорил он.Эта головная боль... все таки разница светлый-темный чувствуется даже в передаче мыслей.
- Сер... сер?! ... вы м... ышите? - пробивался в голову неразборчивый голос. Фанг.
- Слышу, Фанг. - ответил Найпер потихоньку вернув ясность мыслей. - что-то случилось?
- Фух нет. А с вами? Никаких проблем с Аликорном? Я не могу уже дозваться до вас почти час! - в его мыслях слышится беспокойство - Мы уже близко, вас уже видно.
- Нет, ничего такого с чем бы я не справился. Я немного задремал. - не моргнув глазом соврал он. Нечего ему знать о том,что сделал пленник.
- Ну.. хорошо, скоро прибудем, нам присоединятся к "спектаклю"? - спросил Фанг, но было понятно, что в эту ложь он не поверил.
- Частично. магов всех в него, а боевую часть к тебе и разведай наш путь. Не хочу никаких сюрпризов. - слегка скривился он. Если Этот колодец тут где-то появится... Нет, он не допустит, чтобы его Улей погиб из-за очередного Светлого Поня!
- Хорошо.- ответил он и прервал дальний контакт. А Найпер сел и с хмурым видом теперь смотрел на Иирина. - Ну и что мне с ним делать?

0

9

Иирин действительно не умел как следует поддерживать ментальный контакт. И он слишком мало знал о чейнджлингах, чтобы предположить будто его атаку могут заблокировать или ответить чем-то подобным. Да даже если бы и знал - Аликорн был слишком зол, чтобы думать, а потому водоворот чужих воспоминаний, пусть и поданных с аккуратностью, накрыл его с головой. Чужие радость, страх, гордость, отчаяние... злоба - болью отдавались в висках лекаря и тот испытал настоящее облегчение, когда чейнджлинг наконец оттолкнул его прочь, буквально швырнув на бортик телеги.
Жеребец безвольной кучей шмякнулся на дно и довольно долгое время лежал без движения, пребывая в каком-то болезненном забытии, где перемешалось прошлое, свое и чужое, настоящее и будущее, своя боль и боль чужая. Наконец, когда разум немного прояснился, Иирин двинулся, со стоном пытаясь хоть как-то размять затекшие мышцы и поднял на своего пленителя мутный взгляд. Гнева не было - он, как и многие другие чувства, потонул под ворохом других куда менее разрушительных чувств. Впрочем, не было и прощения, понимание - может быть, но, много ли можно осознать больным разумом, когда до смерти остались считанные дни, а то и часы.
- Как тебя зовут? - хрипло спросил аликорн. Без враждебности, без вызова, просто, как важную, но по недоразумению забытую деталь.

ОФФ- Всё то, что происходит вокруг персонажа доверяю Найперу. В конце концов, кто кого в плен везет?

Отредактировано Иирин (12-10-2016 19:55:34)

0

10

Повозки ехали как ни в чем не бывало. По дороге им пока что никого не встретилось и Фанг регулярно докладывал, что все спокойно. Путь домой продолжался.
Вопрос Иирина застал Найпера несколько врасплох - он задумался над тем, что же делать с пленником. Ясное дело, что он впутался с этим колодцем во что-то, что не понимает и теперь его преследует что-то, что убивает всех на своем пути. Иирин, конечно, дурак и сам по себе не представляет особой опасности, особенно если его поместить куда нужно, но вот его связь с этим нечто может погубить Улей.
- Я - Найпер. - ответил он машинально - Последний Глава чейнжлингов.
- Кажется он не слишком переварил то, что я ему показал - подумал он, чувствуя сумбур в эмоциях аликорна - Ну у него еще будет время разложить все по полочкам.
В-принципе выбора у Найпера особо не было - или прикончить аликорна или взять и затащить в Улей и, как следствие, защитить его. - Дожил - защищаю светлого поня. - усмехнулся он про себя.

Повозки двигались без происшествий и без остановок в течении суток пока не достигли поворота к их деревушке, за которой и спрятан Улей. Фанг вызвался слетать в него и привести рабочих, чтобы переправить повозки через горы, на что получил одобрение и тут же улетел. Процессия немного углубилась в лес, чтобы уйти с большой дороги и остановилась уже на полянке, в одном переходе от деревушки. Здесь наконец Найпер разрешил им отдохнуть, выставив дозоры. Он вытащил аликорна из повозки и развязал ему копыта, приставив трех магов, чтобы он не убежал.
- Попытаешься сбежать им разрешено тебе сломать копыта. - напутственно он сказал пленнику - Как и если будешь пытаться пользоваться магией, любой.
- Покормить, следить, чтобы не убежал - обратился он к трем магам - и не ныть, что другие отдыхают - я видел, как вы спали в пути.
Маги чуть поворчали, но отлынивать от задачи не собирались, посадив пленника у костра. Принеся ему еды и воды и проследили, чтобы он не захлебнулся и не поперхнулся, ведь освободили копыта ему, только чтобы он мог немного ходить.Сам же Найпер провалился в сон.

Спустя несколько часов сна, он бодро поднялся. перекусил и проверил как там пленник. Тот не показывал признаков проблем или что-то в этом роде. Поэтому его снова полностью связали и поместили в повозку, ведь к этому времени прибыл Фанг с несколькими десятками рабочих. Лагерь быстро свернулся и почти весь впрягся в подъем тележек в воздух - кроме тройки магов , что следили за пленником, самого пленника и Найпера. Последний откинул скрывающий их полог повозки, и сидел, наслаждавшись холодным ветром в морду.
Спустя несколько часов перелета показалась и родная гора.Отряд быстро вышел на посадку и плавно приземлился перед воротами. Их тут же открыли - стена пещеры с грохотом упала вниз и вся процессия оказалось в полумраке Главной пещеры.
- И вот мы снова дома. - пронеслась такая приятная мысль в голове Найпера со звуком захлопывания воротной плиты. Повозки тут же начали разгружать расторопные рабочие и Найпер стал раздавать распоряжения:
- Еду и прочее разгрузить как обычно. Трофейное кресло мне в покои, но позже. Так же прошу собраться Всех приближенных в тронном зале, нужно серьезно поговорить. -приказы были переданы и был мгновенно получен ответ, что они готовы и ждут. Фанг уже стоял перед ними и провожал их по всему Проходу до Тронного зала.
Иирина снова выгрузили, развязав в этот раз полностью, и повели вверх, в составе все тех же трех магов, Найпера и Фанга. Путь их по проходу был довольно быстр, но даже таким спешным шагом он занял продолжительное время, и в итоге они пришли в тронный зал, где ждали остальные приближенные. Справа сразу от входа заулыбалась Крио. Ее эмоции выдавали в ней предвкушение нового объекта исследования. За ней стоял Линкор, презрительно скосившись на пленника. Слева же ненадолго отвлекся от книги Филин и безразлично кивнул вошедшей процессии. За ним оживилась Рукк передавая радость, что все вернулись живыми. И последним тут стоял Варп со странным пятном на лбу. На вопросительный взгляд Найпера последовал ответ – Эксперементировал с быстрой покраской предметов. Через пару часов сойдет. Фанг отошел направо встав третьем в ряду, а Найпер уселся в свой трон. Маги конвоя вышли из тронного зала, закрыв за собой двери, стараясь не шуметь, но щелчок запирания был прекрасно слышен.
- А теперь Иирин ты будешь отвечать на наши вопросы. Но сначала я попрошу высказаться своих подчиненных. И попрошу вслух. – голос Найпера звучал спокойно, но в почти пустом зале он отдавался эхом.
- Я пока не вижу причин зачем вы притащили меня сюда –у меня есть более важная работа чем судить пленника. – Сказал Линкор уставившись на Главу.
- Согласен с Линкором – вставил свое слово Варп – для этого вам хватило бы и Рукк с Крио. Ведь, как я понимаю, они и будут в основном им заниматься.
- Поддерживаю – сказал Филин почти не отвлекаясь от книги.
- Хей! А вдруг он знает что-то о новой магии, новых знаниях и новых рецептах! – весело возмутилась Крио – если вы не услышите их из первых уст, то потом себе все копыта искусаете, что не знаете как делать люминисцентную мазь!
- Я… думаю.. что… мы.. немного рано.. собрались… судить действия… главы –медленно проговорила Рукк – он.. бы.. не.. стал.. нас.. собирать.. без.. причины…
-Я пока воздержусь. – хмуро сказал Фанг последним.
- Благодарю за мнения. А теперь Иирин, расскажи нам все, что ты показал мне в повозке. – чуть хмуро обратился Найпер к пленнику. А Фанг бросил подозрительный взгляд.

0

11

- Найпер, - иирин задумчиво повторил имя своего пленителя, словно пробуя его на вкус. Не запоминая для каких-то целей, не пытаясь вложить или выжать из него какой-то смысл - просто для того, чтобы этот до сих пор безликий монстр перед ним обрёл личность. Безымянных ненавидеть куда легче. - Вряд ли ты меня послушаешься, но... ты ещё можешь убить меня. Пока ОНИ не знают дорогу к твоему дому.
Голос аликорна звучал глухо и безжизненно, а сам он тупо смотрел опустевшим взглядом в дно телеги. Он слишком устал, чтобы продолжать сопротивляться, пусть даже мысленно, а потому просто опустил голову на связанные копыта и закрыл глаза, более не реагируя ни на вопросы, ни на прикосновения.
Впрочем, побеспокоили лекаря не скоро. Уже поздним вечером его вытащили из телеги и, слегка ослабив верёвки, оставили у костра под надзором нескольких чейнджлингов. Угрозы Найпера не произвели на уставшего и разбитого лекаря какого-либо впечатления, так что Иирин просто раздраженно повёл крылом. О побеге аликорн даже не не думал.
После того, как Иирин уже минут десять тупо созерцал поставленную перед ним миску с едой и водой, над ухом совершенно неожиданно раздался до дрожи знакомый кобылий голос.
- Тебе всё же следует поесть, - Ксьялла, легко коснувшись его спины своим кожистым покровом, остановилась рядом с пленником и, подумав немного, легла возле костра, чуть ли не у самых ног одного из конвоиров. - Кто знает, когда тебя решат покормить в следующий раз.
Иирин вздрогнул и, прижав уши покосился на приставленных к нему магов, словно те вдруг могли оказаться более прозорливыми, чем солярийские колдуны и вот-вот увидят незваную гостью.
- Что ты здесь делаешь? - старательно приглушая голос, спросил жеребец, то и дело косясь на конвой, который и раньше-то не испытывал к целителю тёплых чувств.
- Не шепчи уж, - кобылица в смешке прикрыла мордочку тонким раздвоенным копытцем. - Они меня всё равно не видят, только лишние подозрения вызовешь. И... я просто пришла тебя проведать. Мне показалось, что тебе бы хотелось с кем-то поговорить. Кем-то кто не попытается взломать твою голову.
Аликорн, насупившись, отвернулся. Он избегал смотреть на точёный стан кобылы, которая более походила на спустившееся с небес божество, на ожившую фарфоровую статуэтку, нежели существо из плоти и крови. УЖе минули те дни, когда Иирин бежал от одной тени этой кобылицы, словно от кошмара, за месяцы вынуждденного одиночества Ксьялла стала чуть ли ни единственным его постоянным собеседником, и от того сложно было постоянно держать в голове то, что для остальных она невидимка.
- Знаешь, это был храбрый поступок, - Ксьялла первой нарушила затянувшуюся тишину. - Защитить тех детей. Если бы не ты, они бы наверное уже были мертвы.
Губы аликорна дрогнули то ли в горькой усмешке, то ли в попытке не заплакать.
- Что толку?! Спас троих - погубил сотню! Скажи, есть хоть небольшой шанс, что они за мной не придут?
Кобыла грустно склонила голову. Покров, скрывающий ее спину и тело вдруг дрогнул, раскрывшись огромным кожистым крылом расписного мотылька. Им Ксьялла накрыла солнечного как теплым сине-черным с красными каплями одеялом.
- Я позову на помощь, тебя вытащат, - кобыла ласково коснулась кончиком морды шеи целителя. - Только потерпи немного.
- Не надо! - спешно и испуганно воскликнул Иирин, тут же понизив голос. На него, разговаривающего с пустотой, и так смотрели как на ненормального. - Ты ведь собираешься позвать их?! Навести на след?! Пожалуйста не делай этого! Я не хочу опять становиться причиной чьей-то смерти.
Ксьялла без удивления смотрела в глаза своему то ли другу, то ли спасителю, то ли пленнику, и лишь голос слегка дрогнул, когда она спросила:
- И даже после всего этого ты не желаешь им смерти?
Неловкое молчание было ей ответом. Так и не дождавшись реакции, она наконец вздохнула и, поднявшись, сказала:
- Я не буду звать ловчих, Иирин. Но пойми наконец, ты просто жизненно необходим Ему, потерять тебя недопустимо. Ловчие придут сами, сразу же как только тебе будет угрожать опасность. И я не смогу их остановить, как бы ты ни просил.

Через несколько часов беспокойного сна Иирина разбудили и снова погрузили в опостылевшую уже повозку. Он не особо смотрел, куда конкретно его везут, поняв только, что, в этот раз чейнджлинги без опаски двигались по воздуху. Путь их завершился в огромной пещере, искусно замаскированная в теле горы с помощью какого-то непонятного материала и наверняка магии. Только здесь его наконец освободили от пут, но, не дав даже размять затёкшие от долгой неподвижности ноги, потащили куда-то вглубь горы... нет, не в камеру, а в огромный зал, где множество чейнджлингов наперебой высказывали своё честное и непредвзятое мнение по поводу того, зачем их оторвали от дел из-за какого-то аликорна. Впрочем, целитель тоже терялся в догадках. У него ломило всё тело, раскалывалась от боли голова, а горло пересохло от жажды, и совершенно не было желания ни слушать тайный совет, ни, тем более, участвовать в нём.
Когда Найпер заговорил, аликорн поначалу даже не сообразил, что обращаются к нему, и лишь тычок кого-то из конвоиров заставил солнечного вскинуть голову и частично вернуться в реальность. Говорить не хотелось.
- Почему бы тебе самому не показать им всё то, что ты видел? - устало спросил жеребец без страха или вызова глядя в глаза главному чейнджлингу. - У тебя это получится гораздо лучше чем у меня. Я уже сказал всё, что нужно там, в повозке. Дальше решай сам.

+1

12

Вся свита уставилась на Иирина с определенным удивлением - так говорить тому, кто тебя в плен поймал?
- Иирин. - жестко произнес Найпер, причем от его раздражения засветился весь зал, а точнее обелиски, не сильно, но ощутимо надавив ментальной энэрией на голову аликорна - Если я говорю тебе рассказать, значит ты это делаешь. Ты не привык подчиняться, как я понял, но теперь будешь. Я ясно выразился? Высший уже давно замечал, что когда он на троне, то становится на порядок больше раздражительнее, поэтому чаще всего старается избегать садится в него. Вот только ситуация требует этого.
Если судить по тому, что показал Иирин, кто бы не убивал так жестоко поней в его воспоминаниях он идет за аликорном по пятам, причем с этим кем-то у него близкий контакт. Последние стало известно Найперу, только пока он поднимался наверх, выслушивая конвоиров.
- ... Он говорил сам с собой, но тем не менее с кем-то. - докладывал один из них, пока другой пересказывал сам диалог, а точнее реплики Иирина - мне показалось, что это было скорее сном и лунатизмом, чем чем-то  осмысленным, но в остальном никаких проблем. За исключением того, что он не ел и не пил. Глава тогда слегка дернул щекой - если он откажется от еды и питья, то придется это делать насильно, ему ни к чему смерть потенциально важного объекта исследований.
- И все же не дать навести на след кого? Меня? -задал себе вопрос он, смотря вовсю на солнечного - Если так, то он либо альтруист. либо у него не все в порядке с головой... Но в последние не верилось, хоть на это указывало довольно многое: разговор непонятно с кем, та вспышка безумной радости и прочее. Что-то подсказывало Найперу, что с головой у Иирина все в порядке, за исключением пары глупых идей, но у кого их нету?
- Сер, может не нужно на него давить. - осторожно обратилась к нему Рукк - Я чувствую усталость как организма, так и сознания Аликорна, думаю стоит дать ему отдохнуть прежде чем вызывать на такой допрос. - Мягкая Чейнжлингесса добра и непредвзято терпима даже к светлому аликорну. К сожалению в ее словах была доля смысла, который трудно оставить за бортом. - К тому же я чувствую, что вы вмешивались в его сознание и после этого тоже необходимо время на отдых ему. - Рукк всегда говорила так, чтобы слышали все чейнжлинги, поэтому Найперу тут не удастся отвертеться - он уже почти слышал упреки Фанга.
Чейнж поднял копыто, за секунду до того, как Аликорн открыл рот для ответа, останавливая его.
- Рукк. я просил говорить вслух, но тебе прощаю. - заметил он, после чего добавил - и признаю правоту - пленник устал и потому отдается на твое попечение. - после чего обратился к остальным, так же вслух - а для остальных - быть на готове: к нам возможно пожалуют нежеланные гости. А теперь свободны.И Крио - к пленнику ни копытом! Понятно? - последнее было передано уже мысленно и чтобы только она слышала. Гения тут же чуть скуксила мордочку, но только на секунду после чего бодро ушла обратно к себе. Остальные тоже разошлись, а Найпер, раздав приказы по готовности к бою, спешной разгрузки и прочему, удалился к себе в покои - предстояла мелкая, кропотливая, но приятная работа, по заполнению еще страницы  дневника.

Рукк "подошла" к аликорну и медленно показала идти за собой. Конвой тоже пошел за ней - приказ Главы. Преторианка передвигалась медленно и уверенно, на удивление, не оставляя за собой следа из чего-нибудь. Они дошли почти до первой арки в Проходе и свернули в нее. Тут стало совсем темно, если Проход и был слабо освещен какой-то взвесью в воздухе, то тут ее почти не было. Один из конвоиров засветил небольшой огонек зелено-синего света, чтобы пленник не споткнулся о более грубый пол.
Еще минут пять он перемещались по извилистому коридору, пока не вышли к яркому проходу. За ним открылось зрелище огромного в несколько ростов поней, ярко светящегося обелиска. От него буквально исходила энергия. что даже не магическому существу она бы почувствовалась. Хитин чейнжей и масса Рукки чуть засветились, вторя свету обелиска - темно-синему.
- Это .. Сердце Улья... без него... только Глава... выживет. - медленно сказала она, проходя куда-то влево. - Я всегда... показываю .. его... важным.. гостям.. Мне кажется... так честнее... когда они.. узнают...  о нас .. немного .. больше. - договорив это она подошла к еще одной арке и отодвинула мембрану, позволяя Иирину зайти внутрь. В этот раз конвоиры остались снаружи и Рукк с Иирином остались наедине в ее жилище. - Здесь ты можешь... чувствовать... себя... в безопасности - я никому.. не позволю... совершать... насилие... у себя.
Вокруг было довольно пусто, но пол был намного мягче и немного продавливался под копытами, но эластично и после того как копыто убиралось там все вставало на место. Из мебели тут был лишь большой чан с чем-то светящимся зеленым, столик на коротких ножках и полки с разными несуразными вещицами: вроде камешка с дырочкой, грубой поделки под пони и тому подобными.
- Располагайся... как.... тебе... будет... удобней. Только.... жидкости.... в ванне.... не касайся. - сам она легла в средине комнаты в ложбинке- Чего-нибудь... хочешь? Поспать? поесть? или... утолить... голод... любопытства? Но сначала... представимся... друг другу. Я - Рукк,... слежу,... чтобы.. чейнжлинги... жили... мирно и... спокойно,... насколько... это... возможно, а так... же помогаю... подрастающим.. поколениям. Рукк смотрела на своего гостя с теплым, заботливым и почти материнским выражением морды, насколько она это позволяла.

+1

13

Иирин слегка покачнулся, почувствовав вдруг как его голову будто сжали в тисках. Голос Найпера звучал подобно ударам молотка по жестяному ведру которое предварительно нацепили на голову многострадального аликорна, из горла помимо воли вырвался приглушённый стон.
- Найпер... - Иирин с немалым трудом поднял голову, встретившись с главой чейнджлингов усталым, но вместе с тем неожиданно твёрдым взглядом существа, которого окончательно достали. - ИДИ. ЛЕСОМ.
Он был уже готов повторить свои мысли вслух, когда давление неожиданно прекратилось, а Найпер только что требовавший от пленника бессмысленного в общем-то ответа, так же резко велел отправить его на попечение к странному существу, которое разве что отдаленно напоминало пони.
Аликорн покорно двинулся за странной словно оплавленной... кобылой (?), направившейся вглубь горы. Более озабоченный тем, чтобы не споткнуться на ровном месте или не врезаться в стену на повороте, Иирин не пытался запомнить дорогу или мысленно составить план улья, как частенько делали герои разных фантастических сказок, которые он читал в отцовской библиотеке. Гелиос, помнится, назвал эти книги странным словом - древняя биллетристика и уже тогда маленькому лекарю показалось, что сие означает что-то вроде убедительно красивых враков.
Неожиданно загорелся свет, разгоняя темноту совсем узкого коридора, и в тот же миг Иирин споткнулся на ровном месте и неловко шлепнулся грудью на бугристый пол. Чтобы собрать в кучу дрожащие и заплетающиеся копыта потребовалось какое-то время, однако лекарь всё-таки сумел продолжить путь самостоятельно. Коридор несколько раз вильнул и они вышли ко входу в зал, в центре которого возвышался исходящий энергией эфирный кристал, такой огромный, что Иирин с трудом мог поверить, что создать такой в принципе возможно. Аликорн чувствовал, как тончайшие нити энергии расходятся вокруг этого чуда волшебства и пронизывают всё пространство улья невидимой паутиной.
- Это... невероятно, - потрясённым шёпотом ответил лекарь своей оплавленной спутнице с трудом отрывая взор от кристалла. - Но... если этот кристалл так важен для улья, зачем его показывать мне? Вдруг я смогу использовать это знание против вас?
Он последовал за провожатой в небольшую, скудно обставленную комнату с мягким пружинящим полом. Конвой, к великому облегчению аликорна, остался снаружи, и теперь он чувствовал себя куда спокойнее.
- Благодарю тебя, Рукк, - Иирин тут же улёгся пол, подобрав под себя копыта и обхватив плечи крыльями. Места он особо не выбирал, разве что отодвинулся от двери, чтобы на него никто не наступил или не споткнулся. - Меня зовут Иирин, - он вздохнул. - Раньше я был лекарем у нас дома, сейчас же... просто бродяга,- крылатый невольно улыбнулся. Отчего-то он не испытывал ни страха ни неприязни к этому странному, даже пугающему оплывшему существу, в котором разве что угадывались черты пони. Или чейнджлинга? Наверное. это неважно. - Рукк, можешь дать мне немного воды? - попросил аликорн, вспомнив, что она предлагала ему  просить, что он хочет.

0

14

На вопрос Иирина Рукк тепло посмеялась.
- Я... этот... вопрос.... слышу... от каждого... гостя. - в ее словах звучали нотки веселого понимания, почти как у мамы, что отвечает на очевидный вопрос своего дитя. - Но... к счастью,... или... к сожалению,... не сможешь... Только... Найпер... может... на него... как-то влиять. - но тут она засомневалась - это же не пони, а аликорн, что по слухам наделены небывалой магической мощью - но своего сомнения не выдала: она не чувствовала в словах Иирина злого умысла или холодного расчета, только легкую обеспокоенность, причем не за себя, а за них, что немного удивляло.
- Рада... видеть... тебя... Иирин. - кивнула она на его короткое и грустное представление. Не почувствовать боль вынужденного отрыва от родного дома, она не могла. -Сейчас... тебе... ее... принесут,.. потерпи... немного. максимально тепло сказала она, надеясь, что Найпер не морил бедного поня голодом и жаждой. Это обеспокоенность последовала, как вопрос к конвою, на что те передали почти тот же отчет, что и Главе. - хорошо,что он сам попросил, значит ему со мной более комфортно и спокойно. Это хорошо. - с облегчением подумала она, предчувствуя, что именно ей предстоит добывать крупицы того, что может знать Иирин о тех незваных гостях. И как то помогать справляться с возможными психологическими проблемами: она просто не могла оставить даже светлого поня без помощи.
-Я бы.. попросила... тебя.. рассказать... о том... почему... ты - бродяга,.. и просто... расспросила.. о твоем... доме. - сказала она, чуть отводя взгляд в сторону, чтобы Иирин не заметил легкой слезинки сопереживания. - но .. сначала.. тебе... нужен... отдых... поэтому... можешь... спрашивать,... что... интересно - я ... постараюсь.. ответить... Но.. если.. не хочешь - можешь... поспать.
Через пару минут вошел чейнжлинг с подносом, на котором был среднего размера чашка воды и полкраюхи хлеба, а так же флакон с синеватой чуть светящийся жидкостью. Вошедший чейнжлинг поставил поднос между аликорном и преторианкой, откупорил флакон и помог Рукк из него выпить в ее запрокинутую для этого голову. По ее телу прошла легкая судорога, отдавшаяся волнами, как если бы капнули в жидкость, а мордочка немного сморщилась, как от чего-то неприятного. После чего чейнжлинг быстрым шагом вышел наружу, заберя флакон с собой.
- Ничего,.. что я ...попросила... и немного... еды,... на случай..., если ты... захочешь? - спросила она, разлепляя глаза, и с теплотой смотря на Иирина, как ни в чем не бывало, но понемногу начала усыплять поня, потому что чувствовала и даже видела как сильно тот устал.

P.s.

Можешь скипнуть время на несколько часов сном. Рукк никуда не сдвинется и, если ничего не случится с Ульем, то вас не побеспокоят.

0

15

Иирин тихо вздохнул, отведя взгляд от своей провожатой. Мысли просто не поворачивались назвать ее тюремщицей, хотя объективно она выполняла именно эту роль. Странно правда, что Найпер отдал его на попечение именно няньки, а, к примеру, не того же Фанга или кого-то вроде. С другой стороны, Иирин в любом случае не собирался сбегать, так что... Все равно не понятно.
Аликорн невольно ощутил укол совести. Рукк была к нему добра, не зная даже, какую опасность представляет пленник. Что обидно, лекарь сам не знал, что именно может угрожать улью и окружающим больше, могут ли ОНИ считывать его знания, видят ли его глазами. А вот в способностях Ксьяллы проникать в самые невероятные места крылатый уже давно убедился. Правда сейчас её нигде не было видно, наверное, к счастью.
- Спасибо тебе, Рукк, - слабо улыбнулся жеребец, пригревшись в импровизированной ямке, образовавшейся под весом его тела. - Прости... я бы... не хотел много рассказывать о своём доме. Он сейчас очень далеко и туда не попасть просто так, так что... наверное нет смысла. Мне... мне пришлось уйти, потому что я по глупости принёс смерть в наш дом. Очень много пони погибло из-за меня. Я не хочу, чтобы такое повторилось.
С шелестом открылась входная пластина, пропуская внутрь ещё одного чейнджлинга с подносом. Иирин молча и с некоторым удивлением наблюдал, как тот помогает Рукк выпить странную явно неприятную на вкус жидкость. Кажется, такое состояние чейнджлингессы всё-таки было слегка... необычным.
- Спасибо, - молвил аликорн, дождавшись, когда незнакомец уйдёт. - Я обязательно поем... чуть-чуть позже.
Если честно, его слегка подташнивало, однако лекарь заставил себя взять чашку и выпить принесённую ему воду, едва не захлебнувшись при этом. Начинало клонить в сон, и аликорн тряхнул головой, пытаясь отогнать предательскую дремоту. Погружаться в очередной кошмар у него сейчас не было никакого желания.
- Рукк... можно задать вопрос? Не отвечай если тебе неприятна эта тема, - он смущённо посмотрел на собеседницу. - Ты... эм... чем-то болеешь? И может быть я могу помочь?

0

16

Рукк понимающе улыбнулась.
- Да,.. мое.. состояние... не совсем... нормальное.. и здоровое. - несмотря на добродушную улыбку в глазах у нее мелькнула нотка легкой застарелой боли - Но... я верю,...что... моя сестра.. и.. наш глава.. смогут.. найти.. подходящий... вариант,..что сможет... мне.. вернуть... более... твердую... форму тела. - затем она несколько задумалась на почти целых пять минут, - Я.. приняла бы... твою... помощь,... Иирин,... если бы.. этот вопрос.. зависел бы... только... от меня,... но... не хочу... расстраивать... свою... семью,... надеюсь.... ты... поймешь... это. - спокойно сказала она, но все же эта была не единственная причина: она не хотела расстраивать аликорна, что он физически вряд ли способен помочь ей, в виду того, что чейнжлинги все же темные существа, а вся его аура, да и цвет шкурки, выдавали крайне светлое начало.
- Что же... я понимаю,... что тебе... больно... вспоминать... о доме,.... раз... ты... принес... в него... беду... . И я вижу,... что... тебе... больно... об этом... и говорить,... но ответь,... пожалуйста,... на вопрос - Ты... принял... решение,... что... тебе... нужно... уйти... в одиночку? - Рукк не очень поняла, что заставило ее задать именно этот вопрос, но чувствовала, что это очень важный момент, который стоит прояснить, прежде чем дальше разговаривать аликорна. И раз уж тот проявил любопытство, то она пока убрала то, что его усыпляет, оставив лишь обычную ауру спокойствия, с которой не расставалась.

Найпер записывал последние строчки дневника, когда к нему в покои постучался Фанг.
- Прошу прощения, сер, но я хотел бы с вами поговорить. - передал он, пока не переходя за дверь.
- Конечно, Фанг, я ждал тебя. И я как раз дописал все что хотел. - не поворачиваясь, вернул мысль Глава, магией отворяя дверь и закрывая дневник. Причем он ни на секунду не наврал, что ждал, а даже немного удивился, что претор не сразу после встречи с Иирином ,пришел к нему.
- И вы наверное догадываетесь, что я хочу спросить у вас? - чуть хмуро сказал он, глядя Найперу в глаза.
- Да. Что такое показал мне Иирин в повозке. Принимай его воспоминания. - без предисловий выдал он и передал весь тот объем воспоминаний, что дал Иирин, в голову Фангу. Тот слегка покачнулся от неожиданности, но быстро сориентировался и принял в полном объеме. Через пару минут его глаза округлились и с вызовом уставились на Главу.
- Почему вы сразу не сказали? Это кобылица наверняка и есть тот монстр что убил тех пони! Она же сюда придти может! - чуть ли не набросился на него чейнжлинг.
- Что же я рад, что наши мысли сходятся. - холодно спокойно ответил Найпер, чуть с высока смотря на подчиненного. - и именно поэтому я отправил его к Рукк, вместо Крио. Эта кобылица с ним связана, по крайней мере в это верит Иирин, а значит придет сюда, и, напоминаю, что мы не беззащитные пони из неизвестной деревушки и мы Готовы к ее приходу. - это несколько остудило Фанга,но не настолько чтобы перестать спорить.
- А как же Дырки? И что насчет той кобылицы с фермы? - вставил он немаловажные вопросы.
- Хм.. я и забыл... - признался он - Что же выстави наблюдателей с дальнострелами вокруг деревни, незаметно для поней разумеется, и пошли парочку скрытней с кристалами-вестей к мельнице в качестве наблюдателей. - выдал он приказ, на что Фанг с довольной и озабоченной мордой ушел выполнять. Когда он скрылся за дверью, Найпер смог все же насладится тишиной и покоем,а также новоприобретенным креслом, у себя, с улыбкой поглядывая в узорчатый потолок - все идет как надо: Рукк разговорит Иирина, Фанг позаботится о защите, полностью уверенный, что Найпер действительно забыл о таких важных моментах, как защита деревни и слежка за возможно появлении Ивы, Крио считывает ауру Иирина через Главный обелиск, делая заметки о том, какой ключ стоит подобрать к аликорну, чтобы получит все, чем тот владеет, не особо калеча его и прочие мелкие дела, которые шли своим чередом.

0

17

Иирин издал странный звук, то ли кашель, то ли смешок, то ли просто горло прочистил. И боги знают, как он умудрился вложить в этот звук одновременно и сочувствие, и горечь, и что-то весьма похожее на... незлую насмешку? Да, пожалуй, именно так можно было охарактеризовать отношение аликорна к "семье", которая всеми силами мешает лекарю выполнять его прямые обязанности. За пределами Соляриса целитель уже не раз встречался с неадекватными пони, которые предпочитали лечить язву желудка уриной, а больные зубы - куриным пометом, чем частенько вгоняли себя и болезных родственников в могилу. Что грустно, наличие опытного целителя рядом только подстегивало их пыл.
- И чем же моя помощь может расстроить твою семью? - с грустной улыбкой спросил жеребец. - тем, что сломает шаблон о светлых пони, которые ненавидят всё живое? Брось! Поговори об этом с Найпером. Он, конечно редкий дурень, раз притащил меня сюда, но похоже правда заботится о вас, - Иирин осекся, вспомнив  то, что высший успел показать ему там, в повозке. Большинство образов уже сгладилось, истерлось из памяти, сработала интуитивная ментальная защита, спасающая от подобных вторжений, однако эмоции, в отличие от лиц и образов, так легко не забывались. - Скажи... Он ведь не плохой пони... ты тоже считаешь, что убивать тех... тех пони было так необходимо? Или просто я чего-то не понимаю?
Аликорн взял-таки с тарелки кусок хлеба и начал медленно, без аппетита, маленькими кусочками есть его. Вкуса он почти не чувствовал, к тому же жеребца все еще не покидало чувство тошноты, однако отказываться от пищи и дальше было неразумно. Кто знает, когда его покормят в следующий раз... Кто знает, сможет ли Иирин в принципе есть через какое-то время... Из мрачных раздумий его неожиданно выдернул довольно неожиданный вопрос Рукк.
- Я... Да, я сам решил уйти, - тихо сказал аликорн, опуская голову. - Если бы я сделал это раньше... или хоть кому-то рассказал... те пони были бы живы. Но... - он грустно засмеялся, едва сдерживая при этом подступившие к глазам слёзы, - я ведь редкостный трус...

0

18

Тем, что меня снарядили помогать тебе, а не наоборот! - легонько пошутила она, деликатно не заметив этого смешка и эмоций вложенный в него - Но если серьезно мое состояние вызвано отнюдь не болезнью, и даже искусственно.А потому они пообещали себе, что вернут меня в норму и мне совсем не хочется расстраивать их, что у светлого поня получилось помочь темному чейнжлингу. Рукк по прежнему не хотела сильно расстраивать Иирина тем, что он не мог ей помочь, даже если бы захотел, но не смогла удержать себя от намека на истинную причину, мысленно уже покорив себя за свою честность.
Услышав о том, что пони на ферме все же были убиты Рукк дернулась, как от резкой боли, ее мордочка скривилась и даже оплыла сильнее обычного, но через секунду она пришла в норму. Чейнжлингесса подняла взгляд на Иирина и задала всего один вопрос: - Скольких поней убили? - голос ее был тверже чем до этого, и не предвещал ничего хорошего кому-то, кому-то кто обещал и не сдержал обещание. Услышав сколько, она только грустно вздохнула. и продолжила говорить только после ответа Иирина и еще минуты молчания. - Нет, он не плохой, но чем-то похож на тебя: принимает решения втихомолку и ставит свою семью перед фактом, что нужно делать. Я понимаю, что это продиктовано страхом за нас всех, но ... - она осеклась - но я оставлю это внутри нашего круга личных отношений. Еще несколько мгновений молчания последовало за этим.
- Прости меня Иирин, но я не могу больше с тобой разговаривать, а тебе нужно поспать. -и теперь уже активно погружая Иирина в сон, почти всеми своими силами, немного перестаравшись и потому это будет похоже немного на кому, то есть без сновидений.

Его мечтательное настроение был прервано стуком в дверь. Это был чейнжлинг приставленный к Рукк и которая заботится о ее нынешнем состоянии.
- Сер, разрешите передать послание от Рукк? - сказала она не уверенно, кажется ей не нравится это сообщение и у Найпера от этого йокнуло в груди - преторианка пользуется таким способом, только если не может передать это сама... или не хочет.
- Конечно, можешь войти. если хочешь. - добродушно ответил он, скрывая свой страх перед сообщением.
- Нет, не хочу,я только сообщение предать, а то скоро ей принимать ванну... - посланница как бы набиралась смелости сказать, то что ее попросили сказать, но почему-то боялась и вот.. - Найпер, ты не сдержал обещание, я очень расстроена и некоторое время не хочу с тобой разговаривать. Надеюсь ты поймешь. - передав это чейнжлингесса с вопрос смотрела на приоткрытую дверь, но там было тихо и их Глава пока не ответил. - С-сер... я пойду .. пожалуй... - осторожно спросила она, немого побаиваясь, что дверь сейчас откроется и на нее обрушится гнев Найпера.
- Да иди... - безэмоционально донеслось до нее и она чуть быстрее, чем хотела ушла от двери в покои Главы.
А Найпер же сидел уставившись в пол. Рукк узнала от Иирина, что он убил нескольких поней на ферме. И он действительно ей обещал, что обойдется без крови. Что не будет смертей. Вот только он лгал ей изначально и теперь... вот только теперь уже поздно что-то менять и груз вины еще нескоро спадет с плечь Главы. Он снова разлегся в кресле, но той мечтательной легкости не было и в помине. Чейнж почти утонул в кресле и с усилием потирал лоб, думая что теперь делать.

P.s. если хочешь, то можешь проснутся на середине пропущенного времени, но сцена будет не очень...

0

19

- Да какая разница, кто тебе поможет? – искренне возмутился Аликорн, подскакивая на ноги. – Светлый, темный… все мы одинаковые. Может этот ваш Найпер и притащил меня сюда для других целей, мне плевать если честно! Введите меня в курс дела, хороший лекарь лишним точно не будет.
Иирин злился – искренне и неподдельно, той самой раздосадованной злостью целителя, столкнувшегося с хорошим, но крайне неспокойным и упрямым пациентом, который тебя вежливо выслушает, покивает и планомерно продолжит гробить свое здоровье. И не ругаться же с упрямцем – свобода воли и выбора в любом случае стоит на первом месте, но твои личные чувства не дают просто махнуть крылом и смотреть.
Злость целителя внезапно сошла на нет, стоило ему увидеть, как изменилась и как-то даже оплыла мордочка оплавленной чейнджлингессы. Иирин даже пожалел о том, что проговорился о событиях на мельнице. Кажется, Найпера в дальнейшем ждали серьезные неприятности.
- Двое, - со вздохом ответил целитель, отводя взгляд. – Мельник и его сын. Были еще жеребята… и их мать. Но я успел их телепортировать куда-то в лес и не знаю, живы ли они.
Некоторое время в комнате царило молчание. Аликорн снова улегся на нагретое место, подобрав под себя копыта, укутался крыльями, словно пытался таким образом отгородиться от мира.
- Сложно считать хорошим пони, угрожающим смертью детям. Я знаю, с вами случилась беда, но… разве это повод уподабливаться своим убийцам?
Внезапно навалившаяся сонливость прервала ход мыслей, помешала закончить или даже просто сформулировать фразу. Иирин протестующе встрепенулся, пытаясь бороться с слишком явным даже для него вмешательством, но силы были явно неравны.
- Рукк… мне…нельзя спать… - но кажется, его слова уже ничего не значили.

ОФФ - буду спать сколько потребуется.

0

20

Рукк улыбалась, глядя на мирно уснувшего алкорна - Иирин ей все больше открывался как хороший пони, эмоциональный и скорый на дело,но все же откликающийся на помощь. Ей было даже совестно усыплять солнечного , но тот отчаянно сопротивлялся отдыху, который был так ему необходим. И не только ему.
Лилия, помощница и по совместительству нянька Рукк, вошла в комнату,все так же неодобрительно поглядывая на аликорна.
- Он спит? Наконец-то... - мысленно выдохнула она: светлый понь так близко к "матери" заставлял ее очень сильно нервничать. - Он тебе ничего не сделал?Не нападал? Не пытался сбежать? Я очень переживаю, что он что-то подобное выкинет... и я передала, то что ты просила... -замялась она под конец, увидев, как преторианка отрицательно качает головой на ее вопросы и несколько неодобрительно смотрит на Лилию.
- Он хотел мне даже помочь, но я ему не скажу, что он не в силах ничего сделать с моим состоянием. Этому аликорну очень тяжело приходится и без того. - оплывшая с материнской заботой посмотрела на спящего Иирина.
- Помочь? Единственное что может он сделать - это уйти отсюда. А вам уже пора принимать ванну. - Лилия уже успокоилась и потому не сдерживала себя в плане почти приказного тона в сторону преторианки. Рукк несколько грустно вздохнула и подползла к ванне, смотря на светящуюся жидкость внутри с грустью и некоторой неприязнью. Помощница, тем временем, достала широкий деревянный пандус, который положила на край ванны. Преторианка проползла по нему и медленно погрузилась в ванну по подбородок, вовсю жмурясь от гаммы довольно неприятных и местами болезненных ощущений.
- Ты сегодня глубже чем обычно, этот светлый что-то все же сделала тебе? - с неудовольствием спросила Лилия копытами придерживая голову Рукк на краю ванны.
- Нет, не сделал. Найпер сделал. Он нарушил обещание. - сказала она довольно тихо, даже для мыслеречи. - Там на ферме погибли пони. Они не должны были.
Лилия молчала чуть скосившись на лежащего неподалеку аликорна.
- Лилия я не хочу слышать даже мысли о подобном! Это такие же живые существа как и мы - чувствующие, испытывающие боль и желающие жить! - Рукк поднялась из ванны. Она стояла очень высоко, возвышаясь над крайне удивленной чейнжлингеской. Причем было видно что у нее есть вполне оформленный копыта, но этот момент длился недолго и Рукк медленно погрузилась обратно с тоской и грустью положив голову на копыта Лилии. - извини меня за это. Мне очень неприятно сама мысль об умерщвлении кого-либо живого и тем более думающего... Помощница никак не реагировала на это - ее больше занимала фигура в проходе.

- Рукки... оу я не вовремя. - Крио улыбалась и водила копытом по подбородку. То что она сейчас видела было крайне любопытно и потому она уже начала почти допрашивать Лилию. - И как часто она вот так встает? Что ее побудило сейчас встать? Ты всю ее ауру запомнила в этот момент? - вопросы были четки и с профессиональным ледком.
- Д-да.. запомнила.. я- запишу ее в кристал п-после ванны.. - запинаясь пролепетала помощница. - в том числе и то,  ч-что вызвало этот эф-фект... Н-но его раньше не было... 
- Прекрасно! Ты меня радуешь с каждым разом все больше и больше, цветочек. -Весело отозвалась Крио и обратилась снова к другой преторианке - Я почувствовала, что ты усыпила Аликорна, и потому хотелось бы провести с ним кое-какие тесты, ничего опасного. Просто на расстоянии моя модель субъекта не проходит по некоторым тестам под оригинал, но мне не удается понять почему...
- Крио... пожалуйста.. не сейчас. Дай... ему отдохнуть. - отдаленно тихо откликнулась Рукк.
- Боже мой. а эта эмоциональная вспышка в период нестабильно центрогинеза тебя сильно истощила. - ненашутку обеспокоившись воскликнула Гения. - так во первых - больше ничего такого не делай! ты без меня должна понимать, что в ванне, как ты то называешь, твое чувство энергозатрат совершенно не соответствует действительности! - она подошла к Рукк и начала магически балансировать ее, попутно добавляя затраченную энергию. Визуально вся ванна засветилась, а голова находящейся там преторианке немного приподнялась. - И ни слова больше! Мыслеречь тебя тоже будет истощать! И не бойся твой аликорн даже и не поймет что я приходила. Она позвала двух расторопных помощников с манекеном пони,состоящим из слегка светящихся сосудов. отдавая небходимые распоряжения Крио подошла к спящему аликорну и осторожно принялась обследовать его ауру. Кроме естественного яркого цвета внутренней энергии она ничего не обнаружила,поэтому с хмурым видом подошла к модели и потихоньку начала ее изменять, попутно говоря сама с собой вслух: - так это сюда... это вот что за пустота? непорядок... оу а вот тут все перепуталось... а вот и первое несоответствие.. ага.. и все в таком же духе.
Спустя час Лилия помогла Рукк выбраться из ванны, тем временем манекен хоть не сильно изменился в общем плане, но больше изменился структурно.
- Крио. Зачем ты здесь? Я чувствую. что ты что-то не договариваешь. - Рукк задала прямой вопрос: ей очень не нравилось то, что она чувствовала за привычной рабочей маской беззаботности и веселья. Ученая отвлеклась от своей модели и не скрывая ответила: - Найпер приказал форсировать изучения Аликорна. Мне кажется, что он что-то почувстовал - слишком был напряжен и даже несколько несдержан. Крио никогда не считала нужным скрывать от своей сестры чтобы то ни было, даже самую болезненную правду. И уж тем более она не станет скрывать как их Глава чернее тучи вошел и с крайнем неудовольствием заметил, что она ничуть не продвинулась в работе. На естественные замечания в его сторону об ограниченности им же возможностей исследований почти рыкнул - Это не оправдание.Я дал тебе доступ к Сердцу изволь действовать более эффективно. Что очень сильно ее обидело - она итак делает все возможное, а от нее требуют еще. Но один взгляд в глаза Главы несколько отбил у нее желание отвечать как-то по другому. кроме как она будет делать лучше. Хотя мысленно ей казалось. что это невозможно.
Крио встряхнула голоовй - нечего думать об этом : только мешает текущей задачи.
- Скажи - он сыт? - задала более дельный вопрос Гения по отношению к Рукк.
- Я думаю нет - он нам еще не доверяет, потому есть не хотел много.Я не стала настаивать. Он хотя бы воды попил. - уже менее жестко ответила Рукк, располагаясь у головы объекта исследований.
- Рукк, дорогая, - Крио хоть и не была хорошим эмпатом, как ее сестра, но учуять беспокойство направленное на Иирина для нее не было большим трудом. - может я и вторглась к тебе со своими помощниками, но пока мне не было приказа на исследование любой ценой, я не собираюсь делать с ним более чем сейчас, в твоей комнате. Говоря по простому - только неинвазивные способы обследований.
- Извини. Я не должна была плохо думать о тебе. Но ты была настолько настойчива, что мне невольно подумалось, что ты уже решила идти до конца. - Рукк несколько грустно опустила морду, что глаза почти закрылись. Крио вздохнула и оторвалась от модели аликорна, которому приделывала в это время рог и крылья все из тех же переплетений. Она подошла и с силой обняла погрустневшую сестру.
- Да ничего страшного - если бы я не зашла, то ты бы пробыла  ванне намного дольше, поэтому все сложилось просто замечательно. К слову - ты несколько глубоковато усыпила нашего подопечного, непротив что я его разбужу? - с хитрым вопросом обратилась она под конец подбадривания.
- Нет, не надо - я знаю это и пусть лучше поспит подольше. -осторожно попросила Рукк.
- Госпожа Гения. Модель закончена. - обратился помощник к Крио напрямую. Та поднялась и быстро, но внимательно пробежалась по модели, сравнивая со спящим оригиналом. Помощник был прав- модель полностью соответствовала, насколько это возможно - значит можно ее уносить.
- Ну вот и все. А ты боялась. Теперь, пока его мне не передаст Найпер, я вас не побеспокою. - весело обратилась она к сестре. Та улыбнулась мысленно показывая картинку занозы вытаскиваемой из копыта. - да-да именно так. Чуть светящийся манекен помощники вынесли из комнаты. максимально осторожно, но Крио задержалась на пару минут.
- Рукк... я знаю, как ты открыта по отношению ко всем, и как доверчива, на мой взгляд. Пожалуйста не дай себя обмануть. Я не хочу чтобы с тобой что-то случилось и... - пока же ученая это все говорила, Рукк подползла к ней и положила голову на плечо, обескуражив тем самым Крио.
- Не надо за меня бояться - Иирин хороший пони, и не жестокий совсем. Мне даже кажется, что он еще совсем ребенок. Поэтому можешь идти и удачи тебе в исследовании - все это было сказанно в крайне удивленную мордочку ученой, для которой ребенок и Аликорн немного не вязались вместе, но аура спокойствия ее сестры все же сделала свое дело и она попрощалась почти полностью уверовав, что пока что ничего ей не грозит. Рукк, после ухода сестры расположилась, все в том же углублении и дождалась пока Иирин проснется через несколько часов.

Найпер же все это время мотался по Улью не находя себе места. После того, как он почти накричал на Крио ему стало только хуже. Смотр войск, всех постов, в том числе и на вершинах соседних гор, отчеты строителей и даже какое-то подобие шоу от Варпа, не принесло никакого спокойствия, а только лишнюю усталость. Заодно  была и еще одна стычка с Фангом - он одел двух бойцов шпионов чуть ли не в самую тяжелую броню, которую нашел. И его довод, что эти двое отправятся к мельницы был отметен и разрушен сразу и до основания, причем так, что претор мог только хмурится и виновато смотреть в пол. В итоге Глава улья в прескверном настроении вернулся к себе в покои и просто напросто завалился отдыхать, не заметив как уснул.

0

21

Рукк не ошиблась, он спал без снов. Это беспомощное и безвольное состояние сложно назвать сном, в сновидениях ты остаешься собой, сохраняешь какую-то свободу действий, подобие мыслительного процесса и... выбора. Это же было похоже на падение в бездну, резко оборвавшееся вспышкой света. И вот, он бежит сквозь лес, не обращая внимание ни на хлещущие по лицу ветки ни на своих спутников. Нет ни боли, ни эмоций, ни мыслей - только цель, да и какая она представлялась с трудом. Это было не нужно, как не нужно молотку осознавать его предназначение, чтобы выполнять его.
Впереди между деревьями замелькало что-то, все ближе и ближе, все медленнее и медленнее, когда он даже не напрягался. Пони, теперь его спину можно было отчетливо разглядеть между мелькающих стволов, бежал, бежал уже давно, без остановки, без отдыха, без еды и сна, сбивая в кровь уставшие копыта, бежал, спасая свою жизнь, даже когда уже понял, что это бесполезно.
Несчастный, уже чувствуя приближение смерти, сделал последний отчаянный рывок, чтобы одним красивым прыжком вырваться из чащи на залитую солнечным светом поляну - какое ироничное несоответствие. Ноги беглеца, не выдержав напряжения, подогнулись, и он кубарем покатился по траве, замерев без движения. По шкуре его пробежала судорожная дрожь, пони больше не бежал, только в тупом ужасе смотрел как он приближается. Он уже не спешил, незачем. Беглец уже не мог никуда деться - только смотреть, и в остекленевших глазах его отражалась грядущая гибель.
Шаг. Второй. Жеребец дернулся, пытаясь отползти прочь, из груди его вырвался жалкий хриплый крик. А в следующий миг он почувствовал удар - в шею, чуть ниже черепа. Боли не было - нет. Просто мир мигнул и погас, чтобы в следующую минуту вспыхнуть и раздробиться сразу на шесть осколков. И в каждом - отражение одной и той же поляне, каждый со своей стороны. И в каждом увидел образ единорога со злым змеиным взглядом, последним рубежом возвышавшегося над загнанной жертвой. Новая цель.

- АМАРИК! - Иирин рывком вскочил на ноги и взмахнул крыльями. Осознание реальности медленно возвращалось, перед глазами из сонного тумана медленно проступала знакомая комната чейнджлингессы. - А... ама-арик... - в отчаянии простонал Иирин просто рухнув на пол. - Не надо...

0

22

В комнате Рукк почти всегда тихо. Чаще всего потому, что хозяйки нету: она работает в плодильне, помогает личинкам расти и развиваться, а после распределяет их. Когда же Иирин завозился во сне, то почти тут же привлекло ее внимание. Первым делом преторка попыталась успокоить Иирина, воздействуя на его эмоции, но это не увенчалось успехом. Чтобы он не видел, но аликорна это очень сильно пугало. Рукк с определенным сомнением решилась подсмотреть сон аликорна, для чего довольно споро подделала ауру, чтобы слится воедино со спящим, и с удивлением обнаружила , то это не сон, а транс. И в этом трансе чувствовалась связь с кем-то.  Рукк попыталась ухватить эту ниточку и пройти по ней, но та безнадежно ускользала, как бы она не напрягалась. Параллельно этом она наблюдала вместе с Иирином глазами испуганного поня.
Поляна которую они видели была ничем не примечательная, таких сотни в лесах по всему миру. Чейнжлингессе очень не нравилась гамма эмоций испытываемым Иирином во сне, но она с определенным удивлением поняла, что он сейчас наблюдает за другим понем, в совершенно другом месте, а может даже и времени. Осмотреть того, чьими глазами он смотрит не получилось, даже когда его зрение раскололось,  но скорее Рукк не успела этого сделать в виду быстроты смены картинки и того, что светлокрылый пленник проснулся с криком.
- Амарик это  тот  понь? Со  змеиным  взглядом? - напрямую спросила она, чувствуя что это немного больше чем просто знакомый, и немного досадуя, что определить с кем была эта связь она не смогла. Она хотела попробовать поспрашивать его об этом сне еще, но с определенным чувством неловкости, поняла, что все еще находится у тго в голове и спрашивает мысленно, что привычно только ей. - Извини... что я ... залезла .... к тебе… в голову- сказала она уже вслух, возвращая свою ауру в норму и немного отходя от аликорна -  Ты завозился... и я... не смогла... тебя успокоить... -  сбивчиво попыталась она оправдаться. Ей действительно было немножко стыдно, еще от того, что она усыпил светлого, так и теперь от того, что нарушила личное пространство мыслей пусть и пленника, но все же поня. И ни к селу ни к огороду добавила. - Ты не ...  хочешь ... немного ... поесть? - уже распоряжаясь, чтобы Лилия принесла немого фруктов, хлеба и еще кувшин с водой.

Найпер проснулся. Правда от этого ему стало только хуже. Чувство вины перед Рукк никуда не делось.
- Нет, я так не могу - подумал он, быстрым шагом направившись в сторону комнаты преторианки, решив все же с ней поговорить, даже если та не захочет.
Дойти до нее не было проблемой, он как раз подошел с помощницей, которая несла понячью еду.
- Лилия, передай Рукк, что я за дверью и хочу войти. - попросил он ее, осторожно мысленно осматривая комнату. Там ничего нового не происходило - слегка нервничащий Аликорн и спокойная преторианка. Лилия же вышла довольно быстро и очень стеснительно уставилась в пол. Немного попереставляя копытца, она все же передала Главе ответ Рукк.
- Побудь пока снаружи, Я сама тебя приглашу внутрь. - сказала Лилия, и спешно добавила - Это то что она вам попросила передать... вот.. я пойду?
- Да, конечно, иди. - отпустил он ее, и та почти галопом убежала. А Найпер посмотрел на групку стражи рядом, игравшие в кости.
- Позволите присоединиться? - спросил он отчего-то вслух, и все трое подскочили, как ужаленные.
- За время поста ничего не происходило, сер - выдал один из них, вытянувшись по струнке.
- Вольно, солдат. Я тут не с проверкой, но хвалю. - лениво повел он копытом. Стражи немного расслабились и все, кроме отвечающего расселись обратно.
- Ну если вы хотите сыграть .. то пожалуйста садитесь. - неувереный приглашающий жест, а Найпер с неудовольствием начал подслушивать их мысли - привычка:
- Глава хочет сыграть? Что за бред...
- Бред это ты, бРэд. А это глава, ему нельзя отказывать, пока он в добром настроении.
- Аргх твои шуточки... а что случится если откажем? Мы тут несем службу, все честь почести.
- Ну и дуб же ты, Рэд. - присоединился к их разговору третий, отвечавший Найперу, садясь вместе с ними и Главой в круг. - Откажешь Главе и он точно покажет, что такое Глава улья, а пока он решил побыть обычным чейнжем пускай... авось еще обыграем его и что-нибудь можно попросить.
- Ага, точно. Держи карман шире и не смотри сквозь дырку в копыте. Так ты его и обыграешь. даже Винс не смог - а это тот еще шулер.
- Так стоп, Глава - шулерствует? - с сомнением спросил Рэд, метая первый бросок и взгляд на Найпера.
- В том то и дело,что нет. - воскликнул весельчак справа - Винс шулерствовал, как мог и внимательно следил за собой, за своими мыслями и за копытами, но в итоге проиграл и получил подзатыльник за то что пытался обмануть или ты думаешь он зря теперь все время в шапке ходит?
- Так что глава шуллер или нет? Не могу понять. - Ред выбросил тройку, четверку и пятерку.
- Да нет, он как-то узнал, что тот шулерил и пресек это. Теперь же Винс ходит с выжженном "Крыса" на затылке!
- Я слышал, что у него вообще там мозг видно. - отвечавший берет кубики и трясет. - чтобы было неповадно что-то скрывать.
- Это тебе Луз сказал? Он тот еще врака.
- Так жулик он или нет?
- А ты спроси его сам. - съехидничал весельчак, наблюдая как отвечавший выкинул две двойки и единицу.
- Вот еще! Мне мой затылок и таким нравится, без всяких надписей и дырок.
- Тогда лучше спроси. - сказал отвечавший неожиданно приглушенным тоном, уже с определенным испугом глазея на Найпера. отчего тот не смог сдержать улыбку.
- Да что вы заладили? Он же еще оскорбиться может, что его в жульничестве подозревают! - Рэд уже начал распаляться, чуть злобно оскалившись - весельчак выкинул три пятерки.
- Не оскорблюсь. - подал голос Найпер, принимая кости в копыта, все трое тут же притихли, поняв что их все это время слушал глава. - Винс крал еду со склада, но смело сказал, что может у меня ее выйграть. Когда же я убрал всю магию вокруг его костей он тут же струхнул, но не отступил. В итоге он проиграл и я ему выжег Крыса на затылке лично и отправил к рабочим. Если бы он отступил я бы его казнил. - Найпер сделал бросок. Три шестерки. - А то что я непобедим в кости - чистая правда. Ибо на то я и глава, чтобы быть лучшим. – не удержался от бахвальства глава улья.
- Входи, лучший. - легким смешком позвала его Рукк, которая платила Найперу той же монетой, что и он - стражам, то есть слушала весь диалог. Тот усмехнулся и вошел в каморку к чейнжлингессе.

+1

23

Иирин, и без того ошарашенный и разбитый, вздрогнул, услышав голос чейнджлингессы прямо у себя в голове. Осознание, что кто-то просто влез к нему в мысли, вызвало целую бурю эмоций от удивления и обиды, до переходящего в панику страха. Пусть аликорн не слишком заботился о сохранности своей головы, но слишком много было в в его мыслях и воспоминаниях такого, чего ни в коем случае нельзя было рассказывать другим пони.
- Не делай так больше! - воскликнул он, мотая головой, будто это могло изгнать чужое сознание из мыслей, слишком хаотичных сейчас, чтобы предпринять хоть что-то осмысленное.
Впрочем, чужое присутствие пропало практически сразу, и лекарь вновь услышал обычный голос оплавленной, извинявшейся за свое... вмешательство. Иирин несколько секунд молча смотрел на неё диким взором, пытаясь унять бешеный стук сердца. В конце-концов ему удалось более-менее взять себя в копыта и выдавить из себя неловкое:
- Я... я понимаю... просто... не делай так больше. Это может быть опасно, - он судорожно вздохнул. - Не страшно, если я начинаю ворочаться, говорить или кричать во сне. Я... я уже давно не могу спокойно спать, так что лучше... просто разбудить.
Аликорн без аппетита посмотрел на остатки его вчерашнего обеда и слегка скривился. Одна только мысль о еде вызывала болезненную тошноту.
- Спасибо, я... не голоден. Но поем. немного... - воздержание от еды - худшее, что лекарь сейчас может сделать. Голодовка не решит проблем самого аликорна и уж точно не поможет его другу. Впрочем, соблюдение режима тоже разве что позволяло избежать осложнений.
Ох, Амарик... пожалуйста, пусть это будет всего лишь сон!
- Да, - сказал он после небольшой угрюмой паузы. - Это к твоему вопросу. Амарик... он мой друг, и... похоже он попал в большую беду.
Иирин в отчаянии стукнул копытом по полу, словно от этого мог вдруг изменить события прошлого или же оказаться в другом месте, рядом с безрассудным единорогом, отчего-то покинувшим благостный Солярис. Нет, увы. Сейчас он был заперт в улье чейнджлингов, в статусе то ли пленника, то ли гостя, то ли домашней зверушки, и не мог сделать абсолютно НИЧЕГО. Нет, пожалуй он мог бы рассказать о том, ЧТО ИМЕННО видел, и чем это грозит его другу, но... но кого он обманывает? Чейнджлинги точно не будут помогать и не отпустят самого Иирина, чтобы он сумел сделать хоть что-то. Может быть Рукк...? Нет... вряд ли. Она все-таки просто одна кобыла из улья, А кто-то вроде Найпера никогда не выпустит добычу из клыков.
Легкий шелест открывающейся двери возвестил о приходе нового посетителя, и, лёгок на помине, в комнату шагнул глава улья.

0

24

- Тебе... не стоит... морить... себя... голодом,... мне очень... неприятно,... когда... кто-то... страдает. - серьезно, но несколько неуверенно сказала Рукк. она не очень понимала, что может грозить ей в разуме Иирина, кроме неудовольствия и злости последнего, но все же кивнула с грустной улыбкой - хорошо,... я не буду... пытаться... тебя... разбудить,... если ты... будешь... ворочаться. Она естественно лгала: Рукк ни за что не будет просто смотреть на чьи-то страдания, но теперь Иирин вряд ли поймет, что его успокоило или разбудило именно чейнжлингесса.
Тем временем Найпер, чуть хмурясь, мысленно вел диалог с Рукк:
- Что здесь произошло? - задал он вопрос напрямую.
- Иирин впал в некое подобие транса во время сна - довольно холодно ответила преторка - было ясно, что она пока еще держит обиду на главу - Он наблюдал, как его друг, по имени Амарик убил поня по неизвестной причине. Когда я его разбудила его несколько напугала мыслеречь, но сейчас думаю все в норме. Он живой. на последней фразе она посмотрела в глаза Найперу с нескрываемой тоской и грустью. Найпер не смог выдержать этого взгляда и перевел его на Иирина.
- Понятно. С ним никаких проблем не было? - задал он совершенно ненужный вопрос.
- Нет.- ответила чейнжлингесса, тоже переводя взгляд на Аликорна
- Итак Иирин, - обратился Найпер к пленнику - Мне бы хотелось чтобы ты повторил все, что ты мне показал в повозке и желательно с подробностями, которые во время твоей неуклюжей передачи были упущены или скрыты. - начал свой допрос чейнжлинг под неудовольствие хозяйки помещения. Одновременно со словам Главы, в дверь вошла все та же чейнжлнгесса, что помогает Рукк, с подносом хлеба и даже нескольких фруктов и овощей. Поставила его посередине между тремя присутствующими и спешно удалилась, стараясь не пересекаться взглядом с главой.

0

25

Иирин ничего не ответил на слова Рукк, не имея ни подходящих слов, ни фактов, способных убедить кобылу не лазить в его голову хотя бы во время таких припадков. Впрочем, у крылатого уже банально не оставалось на это времени, говорить об этом при Найпере целитель не собирался. Признаться, когда глава чейнджлингов вошел в комнату, в груди лекаря снова поднялся беспомощный гнев, утихший было за сутки.
- Послушай меня, Найпер, - неприветливо заговорил аликорн, глядя на высшего из-под упавшей на морду челки. - Я не собираюсь повторять то, что и так уже тебе высказал, буквально вывернув свой мозг наизнанку. Более четко и ясно выразиться все равно не смогу.
Странное дело. Еще несколько минут назад он был почти готов выложить всё что знал оплавленной чейлинджгессе, пусть только спросит, но стоило в поле зрения появиться Найперу, как на горле будто бы сомкнулась удавка, а сам лекарь вновь замкнулся, потеряв желание говорить.
- И я не понимаю, зачем тебе это? - сказал он в сторону, обхватывая себя крыльями. - Ты не сможешь ЭТО использовать. ЭТО никак не поможет твоему улью... Так зачем тыкать палкой спящего дракона?
Эх... если бы он был спящим... - мысли как заколдованные то и дело возвращались к давешнему видению и другу, который, если верить сну, только что совершил самую большую глупость в своей жизни. Возможно, последнюю глупость. Такие мысли Иирин старательно гнал от себя, всё ещё теша себя надеждой, что это может быть простой сон. Ведь может?
В комнату вошла уже виденная им кобылка и, поставив в центре поднос с едой, быстро ушла. Жеребец грустно посмотрел на груду овощей и фруктов и, едва подавив позыв к рвоте, отвел взгляд. Это было не так просто сделать, с одной стороны была Рукк, перед которой жеребцу было отчего-то стыдно, с другой восседал Найпер, на которого смотреть не хотелось от слова совсем, а с третьей... чёртова тарелка с едой, от которой почему-то выворачивало наизнанку. Куда в такой ситуации направить взгляд было совершенно неясно.

0

26

На слова Аликорна морда Найпера из чуть веселой и серьезной просто окаменела.
-Иирин, думаю ты не понимаешь своего положения здесь. - сказал он с железом в голосе - Ты - мой пленник, и поэтому в моей полной власти. Твое местоположение рядом с Добрейшей из нас - жест Моей доброй воли, но если ты его не будешь ценить, то тебе придется понять, что то, что ты сделал в повозке - лишь мелочи, по сравнению с реальным выворачиванием мозга наизнанку. - чейнжлинг мог бы и продолжить, но эмоциональное возмущение Рукк дало ему довольно чувствительную ментальную оплеуху. Он вздохнул и заговорил более спокойно и умеренно, устало смотря на пленника - Но все же, раз ты не понимаешь зачем, то видимо считаешь эти мои вопросы просто прихотью. То что преследует тебя, вряд ли отстанет из-за небольшого воздушного перелета и поэтому оно рано или поздно придет сюда и пока ты в моей власти - ты под моей защитой, но она продлиться ровно настолько, насколько будешь полезен. Поэтому если станет выбор: выпотрошить сознание аликорна, чтобы понять с кем придется бороться или же позволить Моим чейнжлингам умирать, в процессе изучения нападающих, то я выберу первое. Так что, Иирин, давай все же будешь отвечать по-хорошему на мои вопросы и поможешь защитить себя и моих чейнжлингов от того, что преследует тебя. - несмотря на то, что чейнжлинг перед пленником является абсолютной властью в Улье, он все равно не может повернуть голову в сторону своей болезненно и слабо выглядящей подчиненной, посмотреть в ее тоскливые глаза и выдержать взгляд той, что сейчас считается чуть ли не неспособной к существованию. И поэтому он совершенно не видел, хоть и чувствовал, что во время монолога та не спускала своего взгляда с него, лишь изредка переводя взгляд на аликорна.
- Иирин... прошу... не упрямничай... - тихо произнесла она, умоляюще посмотрев на аликорна - Моего мнения ... недостаточно, ... чтобы... защитить ... отдельно ... тебя .. или кого-бы ... то ни было... от нашего... Главы ... и мне .. будет .. очень больно ... если кто-нибудь ... пострадает. И ты... в том числе. - неприкрытая обида проскользнула в словах оплавленной, отчего Найперу пришлось только нахмуриться и немного отвести голову в сторону, старясь не показывать пленнику свою уязвленность перед чейнжлингессой.

+1

27

- Да вы не понимаете! - взвыл Иирин, обуреваемый отчаянием и злостью.
Чувства,овладевшие аликорном, были настолько сильны, что не было никаких сил оставаться на месте, и он вскочил на копыта, встопорщив крылья, как драчливый воробей.
- Я прекрасно понимаю своё положение, а вот до тебя, Найпер, похоже кое-что не доходит. Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО ИМЕННО преследует меня. Я НЕ ЗНАЮ, как бороться с безглазыми. Я НЕ ЗНАЮ, какую, Зербо тебя дери во все дыры, пользу ты хочешь получить от меня.
Ярость мутила разум, не было более сил сдерживаться, быть сильным, спокойным и добрым. Ему было страшно, он устал, он не понимал, чего от него хочет этот страшный чейнджлинг, какую пользу хочет получить, чего добиться.
- Я... я... я простой лекарь... - требовались огромные усилия, чтобы сдержать дрожь в голосе, но даже так в его крике нет-нет да проскальзывали давно уже сдерживаемые рыдания. - Не маг... не герой... я не могу двигать светила... я не могу менять материю... только лечить... и то...
Аликорн попятился, пока не уперся спиной в стену, сжался, как испуганный загнанный зверь.
- Ты говоришь, что хочешь защитить чейнджлингов, но... но тогда зачем притащил меня сюда? Ты же... я же... Зачем?
Казалось, тьма вытекла из дальних углов комнаты, просочилась под дверь, спустилась с потолка, затянула комнату, медленно, но верно подступая к сжавшимуся в комочек пони, который, обуреваемый стихийным, уже неконтролируемым ужасом, не знал, куда деться от всего этого. Ему слышались крики пони. Знакомые с детства голоса тех, с кем, бывало, играл в детстве, к кому бегал за пирожками и сыром, у кого в саду таскал яблоки и морковку... голоса всех тех, кто погиб той страшной ночью, чьи тела были сброшены в кучу, а кровь напитала чертов колодец.
- Хватит! - ноги подкосились, и аликорн рухнул на пол. - Прекрати! Убери это! Я не хотел...! Я не хотел этого...

+1

28

Вскрик аликорна, вместе с его взъерошиванием, вызвал крайне удивленные взгляды обоих чейнжлингов, а чем дальше распалялся понь, чем надрывней и отчаянней становился его голос, тем больше было понятно, что светлый уже в истерике. И это не говоря о спектре эмоций, что довольно четко ощущали менталисты, хоть и не так болезненно, как их ощущал солнечный. Найпер хотел прервать Иирина, жестко остановить его порыв, дать пощечину, чтобы привести в чувства, но голос преторки его остановил.
- Не надо. Дай ему излиться, вам обоим от этого будет легче.
Однако благие намерения Рукк привели к совершенно другим последствиям - аликорн попятилсялся к стенке, весь сжался и в итоге вообще упал, как будто хотел исчезнуть, провалиться сквозь землю, спрятаться от чего-то ужасного, подступающего со всех сторон и грозящее ему невообразимыми муками. И тогда чейнжлингесса уже вмешалась сама. Причем оказалась она около Иирина так быстро, что это было невозможно представить с ее текущим телом. Ее кусочечный рог уже светился вовсю зеленым светом, который тутже окутал аликорна. Но это был не злой зелено-синий свет Найпера, и не яркий и насыщенный Сердца - это был добрый и спокойный свет просачивающийся сквозь молодую листву дерева весной, когда те уже раскрылись и их видом можно наслаждаться. Этот свет проникал в самую суть аликорна и нежно его обволакивал, защищая и успокаивая.
Тьма в глазах поня,что секунду назад обступала, готовая наброситься и поглотить его, задрожала, потом съежилась, а потом и вовсе растворилась в этом свечении, а вместо голосов мертвых остался только нежный и заботливый голос Рукк:
- Тихо. Все хорошо. Не нужно... бояться. - говорила она аликорну одновременно и вслух, и в голове, как жеребенку чейнжлинга, что увидел ночной кошмар, - Темнота ушла. Она до тебя... не доберется. Все, все... шшш.. - она захотела обнять беднягу прижать в своей груди и даже погладить по гриве, но смогла только соприкоснуться с ним лбом и тем кусочком, что являлся ее рогом. С стороны это соприкосновение выглядело странно - как желе, положенное на стол, которое само немного растекается по нему, но все еще сохраняет определенную форму. Аликорн же чувствовал это соприкосновение и не чувствовал одновременно, как будто частичка него стала не надолго частичкой чейнжлингессы. Постепенно свечение спало, но преторианка не стала убирать свою голову от аликорна, до тех пор пока не почувствовала, что так неожиданно обхвативший Иирина приступ страха, злости и отчаяния не отступил и не исчез, оставив после себя лишь немного ноющие чувство усталости. И это чувство оказалась не только у аликорна, но и у самой преторианки. Если бы она все еще имела копыта, то вряд ли смогла бы стоять на них, и потому, медленно отодвинувшись от аликорна, почти упала в копыта Найпера и, как из неоткуда взявшейся, Лилии. Со лбом Иирина ничего не произошло, хотя ощущение как будто он немного немел в месте касания и теперь возвращается в норму присутствовало, а вот лобик Рукк немного продавился и медленно восстанавливал форму.
- Найпер. Прости меня за мою злость на тебя. - неожиданно заговорила она с главой - Я плохо переживаю чужие смерти. Я...
- Не нужно Рукк. - перебил он ее, помогая встать в более менее вертикальное положение - Это мне нужно извиняться, что я давал обещание и не сдержал его. И мне еще перед Крио и Фангом тоже нужно будет извиниться - я сорвал на них злость. Но это после и не при пленнике. И прости меня и за следующее.
- Иирин. Надеюсь ты еще в состоянии отвечать на мои вопросы? - под вздох Рукк, спросил глава - Если нет, то я отложу их на завтра.
Лилия же, до которой, казалось бы никому не было дело, придерживала преторианку, изредка бросая недружелюбные взгляды на аликорна.

+2

29

В миг, когда казалось, что тьма вновь поглотит его, полностью и без остатка, многоголосый хор вдруг перекрыл тихий и мягкий голос Рукк. Она шептала, что все в порядке, что тьма уйдет, исчезнет, как дымка тумана на рассвете, баюкала как маленького и... несмотря на банальность фраз, на отчетливое осознание тщетности всякой надежды, эти простые слова были настоящим спасением. Аликорн судорожно выдохнул, доверчиво уткнувшись лбом в мягкую шкурку чейнджлинга и, выпуская накопившиеся за многие недели напряжение и страх, просто заплакал.
- П...прости, Рукк, - с трудом выдавил аликорн, вытираяглаза крылом. - Я... иногда... вижу стран-ное. И не могу... не знаю, как эт-то обуздать. Ксьялла говорит... привыкну, но... как-то не пол-лучается.
Он вздохнул и, не без труда подобрав крылья, сел, приняв более-менее достойное положение.
- Я в порядке, - он хмуро посмотрел на Найпера, после чего вздохнул и неожиданно спокойно сказал. - Ты ведь не отвяжешься с этим, да? Ладно, если тебе так не терпится умереть, задавай свои вопросы. Я отвечу на то, что смогу. Но последствия, - Иирин твердо посмотрел в глаза главы чейнджлингов, и тому могло показаться, что в глубине аликорньих зрачков словно зажглось ровное золотое свечение, - для тебя и для твоего улья, будут целиком лежать на твоей совести.

0

30

Ответ Иирина удивил чейнжлинга. Он уже готовился снова услышать отказ и нежелание говорить и даже хотел действительно дать аликорну последнюю отсрочку до следующего дня, но неожиданно получил дерзко брошенное: Спроси, если не терпится умереть.
- Мои решения всегда отражаются на Улье. - хмуро проговорил Найпер - От каждого моего действия зависит то проживет ли чейнжлинг еще один день или погибнет. Каждая удача и неудача - Мои. Каждый новорожденный здесь будет расти и будет моей гордостью и отрадой. И каждый погибший, независимо от чего и когда он погиб, будет моей виной и моим горем. - он глубоко вздохнул. Это было тяжелым выдохом существа, на которого возложено выживание в мире, где каждый хочет его смерти и его вида, и где единственный выход выживания - убей или будь убитым. - Но это не твоя забота Пони. Твоя забота сейчас рассказать мне, что преследует тебя, как оно проявляется, когда еще не дошло до ... горы искореженных трупов. И рассказать это все в таких подробностях в каких сможешь. - еще немного чейнж помедлил и добавил, - И кто такая Ксьяла?

После первых слов Главы Рукк уже чувствовала его злость на дерзкого Аликорна, но не посмела его остановить. - Не сейчас... - сказала она сама себе, все еще отходя от "спасения" Иирина. Однако, то что произносил Найпер не могло ее оставить равнодушной. Даже не потому, что там упоминалась гора искореженных трупов, нет, а потому, что она, единственная из всего Улья, понимала как тяжело Найперу быть его Главой. Что ему приходится каждый день мирится с тем, что спокойной жизни им не видать, что чейнжлинги всегда должны будут прятаться и что даже сама суть перевертышей вынуждает их быть жестокими, двуличными и отталкивающими для остального мира. Но также она понимала, что совершенно не приемлема необходимость убивать первым, чтобы выжить и она прикладывала все силы, чтобы переубедить Главу, но, к сожалению, безрезультатно. Хотя не совсем - аликорн был еще жив, и с ним разговаривали и расспрашивали, а не пытали и дознавались, как с большинством пленных. И несмотря на то, что судьба Иирина была решена, как только он пересек порог Улья, Рукк все же надеялась, что сможет охранить ему жизнь. Хотя бы для начала.

0


Вы здесь » Old Equestria » Гиблые места » Тайный улей