Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Лес шёпотов » Замок Виндавуд


Замок Виндавуд

Сообщений 31 страница 60 из 70

31

Поначалу, когда Луна вскочила и начала издавать бессвязный, болезненный лепет, Селестия на секунду подумала, что та обвиняет во всем Мисти, но потом до неё дошло, что на самом деле сестра винит во всех бедах именно её. Кобылку кольнула обида. Мимолетная, по-жеребячьи глупая, впрочем, очень острая. Ведь она знала, что допустила серьезную ошибку, которая могла стоить им двоим жизни и, может быть, даже души и от этого становилось еще обидней. Но Селли старалась! Действительно старалась сделать, как можно лучше для всех! Для неё, для Луны, для осиротевшего жеребенка. Как младшая этого не понимает?! Да, она ошиблась, доверилась Мисти, но все делают ошибки! И Селли не была тысячелетним мудрым аликорном, который способен видеть пони насквозь, а всего лишь напуганным подростком, пытающимся заботиться о своей семье, оберегать по мере сил от такого жесткого мира.
Тия впала в какой-то странный ступор, неосознанно несильно сжав Филомену в копытах, на секунду на её морде пронеслось непонимание, страх за сестру и боль, а когда же Луна расплакалась, глаза и вовсе моментально взмокли, и слезы уже были готовы покатиться по белоснежной мордочке. Еще почувствовалась злость, которую хотелось выплеснуть на синюю кобылку гневными криками. И все же аликорна смогла сдержаться, усилием воли попыталась придать своей мордочке нейтральное и в то же время обеспокоенное выражение. Не хотелось вот так вот позорно расплакаться перед незнакомцем, особенно перед сородичем, который ненамного старше её самой. Лулу можно, ей уже нельзя. Селестия начала глубоко дышать, успокаивая злость. И уж тем более не хотелось начать кричать на бедную малышку, которой просто очень и очень плохо.
- Луна, дорогая, пожалуйста, не плачь. - очень тихо сказала старшая сестра, видимо, шум довольно болезненно отдает в голову Луне, и телекинезом аккуратно отодвинула край одеяла, чтобы той было не так душно под ним, - Не надрывайся, постарайся успокоиться и тебе станет чуть лучше...
Тия хотела было обнять сестренку, прижать к себе и сказать, что все хорошо, но отбросила идею, посчитав, что ей сейчас нужно больше воздуха и прохлады, чтобы хоть как-то убрать боль. Да и, кажется, Луна действительно могла сейчас держать обиду и не желать общаться с сестрой. Она с какой-то враждебностью зыркнула на Ярта, странно дернувшегося в сторону младшей, будто хотел обнять. Пусть он был тоже аликорном, но мысль о том, что кто-то пытается хоть как-то тронуть сестру в таком состоянии, вовсе не радовала.
- Магия Бездны? - испуганно пролепетала розовогривая, - Неужели это... от той... - она резко замолкла и покачала головой. Не сейчас. Не стоит волновать, пугать Лулу почем зря, - Меня зовут Селестия, а это Луна. - кивнула аликорна в сторону младшей, - А... а с ней все хорошо будет? - она посмотрела на Ярта с надеждой, надеясь, что тот ответит положительно.
Думалось еще что-то спросить, но внезапно в комнату вошла... высокорожденая рогиня, из-за чего Селестия сразу напряглась, сжав несчастного феникса в копытах еще сильнее.
Так... не паникуй. Это друг. Можно доверять. - успокаивала себя рогатая и внимательно слушала Сикл, которая, видимо, была целительницей.
- Угу... - буркнула розовогривая, опустив глаза.
С единорожкой почему-то разговаривать не хотелось, даже смотреть, ведь взгляд усердно прилипал к жуткому шраму на морде собеседницы. Противно смотреть, да и неприлично.
Филомена же тем временем, недовольно уркнув, забила крыльями и вырвалась из хватки хозяйки, чтобы устроиться у той на голове, в гриве. На фамильяра она смотрела с большим любопытством, ведь не каждый день встретишь таких же необычных птиц! Чуть наклонив голову, феникс изучала его, но из-за довольно критичного взгляда того, да и ощущения противоположной стихии, пока все же не решалась подходить ближе.

+3

32

Луна оценила заботу сестры, которая та пыталась оказать ей, хоть и не было объятий в которых кобылка нуждалась, чтобы дать выход всему тому, что у нее накопилось за время поиска сестры и случившегося после. Когда другой аликорн подошел ближе и сказал, что он не ее папа, ночная пони дернулась и широко раскрыла глаза, что разглядела морду незнакомца. Он действительно ничуть не похож на ее родного родителя, как она могла спутать? К тому же глаза, они пугали. Кобылка спешно глянула на свою сестру, будто бы задавая негласный вопрос "Что происходит?".

Какое-то время Луна, просто слушала, все что говорит незнакомец и сестра. Почему незнакомец? Да потому что кобылка просто не вслушалась в ту часть, когда он озвучил свое имя. В это время она ждала, что ее будут жалеть и обхаживать. Вообще, ночная пони чувствовала себя несправедливо обманутой, мало того, что это не ее дом, никто так и не соизволил отреагировать на ее нытье, так еще и самочувствие очень плохое. Но все стало еще неприятней для нее, когда в комнату зашла некая кобыла со шрамом, несущая собой запах лекарств. Вот только неприятного и чего-то горького не хватало сейчас, а вдруг что и похуже? В добавок к тому, что теперь это место было похоже на больницу, сама мед сестра была очень жуткой для Луны. Всеблагая матерь, если сейчас эта единорожка улыбнется и заявит о необходимости укола или осмотре зубов.

Поняв, что тут лучше всего держаться с теми, кого знаешь, ночная пони постанывая сполза с кровати и рухнув на пол, уперлась головой в пол.
- Не хочу! - Капризная кобылка приподняла свой круп и собирая пыль с полу, не поднимая голову, доползла до кровати сестры, будто бы желая спрятаться за старшей. По беспокойству Селестии, было очевидно, что какой-то газ, предназначался явно не ей. Да и Сикл, уже все объявила. - Сами нюхайте свои газы! - Под газами, Луна имела в виду лекарства.

Отредактировано Луна (04-12-2017 02:16:21)

+3

33

[NIC]Скрю Физикс[/NIC][STA]Страж не-беспорядка[/STA][AVA]http://img01.deviantart.net/498f/i/2013/168/8/e/cubic_being_classy__with_a_beard__by_internetianer-d69ek0j.png[/AVA]
    Дворецкий-пегас не стал залетать к Накриту и Скрю через открытое окно, как можно было бы ожидать от летуна. Помешала ли этому его чопорность или возраст, но он предпочёл пройти длинным путём, но по земле. Пока пегас добирался до них, Скрю успел ответить на реплики Накрита:
    — Да, эти цветочки могут надругаться как угодно. Кто-то говорит, их магия искажает жертву так, чтобы выпятить его самые неприглядные черты. Не знаю, чушь это, наверное. Нет, избавляться от этого я не хочу. Но и повторять мой опыт я не буду советовать. Мне, считай на всю жизнь вперёд в тот момент подфартило. Прям хоть начинай Повелителю Костей молиться.
    Скрю докурил свою папироску и магией сжёг остаток так, что от него осталась только щепотка серебристого пепла. Выбросив его в окно, на удобрения в сад, единорог продолжил:
    — А лес к нам ломится, да. Он всегда будет пытаться отвоевать, поглотить все островки порядка и цивилизации, которые обосновались под его боком. Как правило, твари оттуда лезут не слишком сильные и умные, но иногда случается и такое.
    Тем временем подошёл и Барти. Всё так же степенно обозначив поклон, старый пегас дождался окончания реплики Скрю.
    — У "нас", господин Физикс, гостевые комнаты есть. Но я очень надеюсь, что вы не хотите их использовать как альтернативу камере заключения вашего участка, в котором ныне томится та прискорбно глупая дочь бакалейщика.
    Если бы не смешинка в глазах дворецкого, можно было бы подумать, что с шерифом они не в ладах. Однако дальше шуток дворецкий не заходил.
    — Ну если вы будете "крайне" признательны, господин... — Барти явно сделал паузу, чтобы Крит имел честь представиться. — Не абсолютно, не экстремально, а именно крайне... Тогда я смогу найти комнату, в которой вы сможете отдохнуть.
    Он отвёл Накрита на этаж выше, в крыло, которое, судя по однотипным спальням, как раз и предназначалось для гостей. У двери, ведущей в небольшую комнату, в которой нашлись кровать, стол со стулом да уборная с душевой, Барти остановился.
    — Комната в вашем распоряжении, господин. Если что-то потребуется, звонок висит на стене у двери, на него среагирует кто-то из слуг. Хорошего отдыха!
    И пегас оставил молодого мага наедине с собой, дабы тот мог привести себя в порядок и отоспаться. Вот только уже через несколько часов его разбудил стук в уже открытую дверь — на пороге комнаты стоял Скрю.
    — Хэй, лесной бродяга, просыпайся. Звиняй за такое вторжение, но как насчёт спасти пару жизней с утра пораньше? Правда, придётся кой-чего пообещать...
    — Поклясться на крови, — из-за спины шерифа вышел куда более серьёзный баронёнок, на сей раз без воробья, зато со светящимся третьим глазом посредь лба. — Как и все остальные. Поклясться в том, что никогда и никому не разгласишь ничего, о чём узнаешь в ходе операции.

+2

34

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    Бедняги. Ярт смотрел на сестёр с таким выражением морды, словно он не спал последние двое суток (что было правдой), а сейчас запас его сил кончился и как раз в этот момент ему предложили пойти на танцы (что правдой не было). В общем, по его взгляду Селестия и без ответа могла понять — нет. Не будет с Луной всё хорошо.
    Слепец повернулся к сёстрам чуть боком, чтобы ни его морда, ни клюв синего воробья не смотрели в их сторону. В его случае просто "отвести глаза" было бы недостаточно.
    — Всё будет хорошо, когда мы найдём лекарство. Постоянное, — добавил Ярт, подходя к Луне ближе с бутылочкой в хватке телекинеза. — Это даст только временное облегчение.
    Синий воробей аликорна вспорхнул с его макушки и приземлился возле морды Луны, покосившись на Филомину. Он что-то негромко прочирикал, стараясь отвлечь кобылку достаточно, чтобы та поддалась на увещевания врача.
    — Кажется, Селестия, понадобится твоя помощь, — Ярт кивнул на бутылёк и на младшую аликорну. Заставлять её принимать лекарство силой он не хотел. — Луна, после этого у нас будет вкусный завтрак, так что не упрямься.
    Тем временем в комнате стало немного теснее, потому что в ней нарисовался ещё один единорог, на сей раз не высокорожденный, зато в рубашке и с галстуком. Он выглядел куда более довольным, чем все остальные в помещении — во-первых, потому что это был Скрю Физикс, местный шериф, и во-вторых, потому что он не видел ещё состояния сестёр.
    — Хэй, Яртище! Угадай, у кого тут рыжая грива и две хорошие новости? Правильно, это Скрю Физикс! — он немного запнулся в своей тираде, когда заметил недовольные морды Ярта и Сикл, но окончательно это его не остановило. — В общем, барон получил ответ от Эрикхорнской коллегии, которые все такие из себя извинялись и говорили, что для лекарства от бездновой хвори у них не хватает реагентов. Но у них хватило мозгов перечислить ингредиенты и написать рецепт. И все эти штуки у нас под боком! В лесу! Это первая новость. И вторая — у вас там в гостевой дрыхнет один маг, который достаточно двинутый, чтобы сунуться в лес за ними. Прям как ты. Вдвоём вы наверняка сможете защитить девчонок, кстати, привет, девчонки! Э... Так вот, защитить девчонок, собрать реагенты и сварганить там лекарство. Как тебе такое?
    Скрю как-то очень устало выдохнул и тихо буркнул "Да когда ж уже снова будет моя очередь быть серьёзным..."
    Пользуясь всеобщим замешательством Ярт незаметно пихнул бутылёк в копыта Селестии, предоставляя ей самой воспользоваться отвлечённостью сестры.
    — Может, я сам слетаю за нужными...
    — Неа! — Скрю перебил аликорна. — Два растения в списке нельзя выносить из Леса, иначе они завянут за секунды, а финальную э-э-э... запчасть надо извлекать из э-э-э... обладателя... и сразу же готовить.
    Ярт нахмурился, "глядя" на махинации сестёр со злополучной бутылочкой лекарства. Впрочем, хмурился он явно не в их сторону, а скорее своим мыслям.
    — Ну что же, Селестия, Луна, нам с вами придётся немного попутешествовать, чтобы достать лекарство. Вы не будете убегать? И надо научить вас нормально прятать крылья... — Ярт цокнул копытом по полу, словно принял окончательное решение. — Скрю! Давай в сторону этого твоего мага. Сюда его... Хотя нет, стой, я с тобой. Сикл, присмотри за больными!
    Двое жеребцов поспешно скрылись за дверью, оставив воробья около Луны, а немного удивлённая произошедшим врач, глянув им вслед, обратила своё внимание на сестёр. Если Луна так до сих пор и не согласилась вдохнуть негатор — Сикл привыкла насаждать медицину непокорным больным, и, в отличие от Ярта, она не будет делать сёстрам скидку на то, что они аликорны.
    Филомина же, как существо магическое, могла отчётливо видеть, что воробей — уже не воробей. Когда-то он был птицей, но сейчас был так перекачан магией, что фактически сиял. И он был связан с этим серым аликорном, и сильно. Такая связь образуется только добровольно. Возможно, та, что уже есть между ней самой и Селестией, когда-то дорастёт до такого, но нескоро. Так что воробей ей приходился фактически старшим коллегой.

+3

35

Когда от самокрутки остался лишь небольшой окурок, Крит поджёг его новой зелёной искрой и, дождавшись, когда он, зависнувший в облачке телекинеза, полностью выгорит, выбросил его в форточку.
- Весело вам тут, небось, живётся, с постоянно влезающим к вам лесом.
Он представился Барти и усмехнулся его словам, найдя их довольно забавными.
Единорог прошёл за дворецким. Оказавшись у комнаты, он поблагодарил того и, зайдя, прикрыл за собой дверь.
Кровать, стол со стулом да душ с уборной - ну что ещё нужно для счастья?
С одной стороны, не хотелось тратить время на что-то, кроме сна, с другой, помыться после плутаний по лесу было бы крайне приятно, пусть даже он и собирался через несколько часов возвращаться туда же. Немного подумав, он решил поддаться соблазну. Задерживаться не стал и уже через пятнадцать минут сидел, чистый и расслабленный, на кровати.
Ещё один момент, который нужно узнать прежде, чем он отрубится. Крит отлевитировал седельную сумку к себе и, чуть покопавшись, извлёк подарок Водяной.
Подарок не изменился. Он так и остался тёмным серпом, всё так же раскладывался на девять составных частей, и всё так же эти части начинали тянуться к друг другу, стоило захватить их в телекинез. Во время пристального изучения этого предмета в полной форме он обнаружил на нём надпись на старом диалекте единорожьего. "Слава Дому Неба". "Ха. Настолько древний, или это просто закос под древность?"
Накрит слышал о таких серпах без рукояток. Древнее оружие единорогов, он ни разу не видел вживую, чтобы его использовали. А этот ещё и может раскладываться на девять осколков-кинжалов, и маг сомневался, что это - исключительно для большей компактности. "Для сражения девятью осколками сразу же?"
Лёгкий след тёмной магии. Очевидно, магия, позволяющая сцеплять осклоки в единый серп. Помимо же этого... ничего.
Где-то в глубинах сознания разочарованно вздохнул понь, который надеялся на что-то классно-магическое. Он утешил того маленького поня - магические свойства предметов можно, при желании, хорошо запрятать.
Но, если это оружие было именно тем, чем оно казалось с первого взгляда, и ничем больше... Что же, он получил занятную вещицу, замечательно, он любил занятные вещицы, однако особо полезного применения ей он с ходу не видел. Он владел телекинезом на неплохом уровне, как и почти что любой маг - сложно переходить к чему-то с более сложными манипуляциями, не изучив основ - однако далеко не на идеальном. Серпом, может, он и сейчас сможет что, разве что непривычна такая форма. А вот если разделить на осколки, то он может неплохо метнуть - с этой целью, скажем, он таскал в сумке пару лезвий. Чтобы полноценно сражаться всеми девятью осколками, нужно развить манипулятивность телекинеза до просто невероятного уровня.
"В принципе... да, я мог бы как раз с такой целью их и таскать, пока не придумаю чего получше. Надеюсь, те чары, что лежат на них, не будут мешать наложению новых. Сделать так, чтобы они с большей лёгкостью отзывались на мою магию и по минимуму реагировали на чужую, потренироваться в быстром ускорении таких предметов, и вполне неплохая атака выйдет... Одноразовая. Потом надо будет собирать всё назад, что во время боя сделать точно не получится. А, может, получится как-нибудь заставить их самостоятельно возвращаться? Не слишком ли затратно? О, о наложении - можно наложить чары не только для облегчения телекинеза, но и для способствования ускорению! Но, опять же, не лучше ли будет просто таскать с собой для этого девять тонких и прочных лезвий, а это положить на красивенькую полочку? Хм... Ладно, разберёмся."
Он сложил осколки в серп и отлевитировал серп в сумку. Наскоро перебинтовав укус на плече, он осторожно лёг так, чтобы случайно не запачкать бельё кровью, пока он спит. Рог заискрился и погас - единорог по привычке начал формировать охранное заклинание, но вспомнил, что находится, в общем-то, в безопасности, и в этом нет никакой нужды. Чуть подумав, он всё же подвесил на кровать таймер на пять часов - биологические часы биологическими часами, а после хождения по лесам его организм вполне может счесть, что поспать ещё несколько часиков для него важнее, чем успеть в нужное место до того, как эффект спадёт. Напоследок зевнув, он откинулся на подушку и вскоре отключился.

Он рывком вскочил в постели и в панике заоглядывался, готовя телепортацию, когда громкий звук, не являющийся его обычным будильником, пробудил его.
Всё оказалось довольно мирным - в проходе стояли Скрю и Ярт, по всей видимости, кто-то из них просто постучал по двери. Что же, лучше перебдить, чем недобдить, по крайней мере, пока он не собирается завязывать со своими вылазками по весёлым местам с ночёвками в них же. А он не собирался!
Выслушав жеребцов, он кивнул. Подразумевая, что выслушал, а не безоговорочное согласие со всеми условиями.
Накрит спрыгнул с кровати, на автомате застелил телекинезом кровать, быстро - действительно быстро, магия многофункциональна - привёл в порядок гриву и хвост, и накинул на себя плащ. Вот, теперь можно говорить.
- Спасти, я так полагаю, тех двух жеребят?
Он не был ярковыраженным альтруистом. Тем не менее, он высоко ценил жизнь любого разумного, а тут к нему прямо обратились. Помощь в подобном деле уверенно обходила по важности потенциальную возможность немного продвинуться в одном из путей к бессмертию, пути далеко не самому привлекательному, которую с некоторой вероятностью он не потеряет даже если промедлит с ней.
Не говоря уже о том, что он был в долгу у Ярта.
- Если моя помощь пригодится, я буду рад её оказать. И погружение во что-то достаточно таинственное, чтобы от него ради этого требовали магической клятвы определённо привлекало Крита. - Однако мои познания в клятвах крови весьма... ограничены. Если бы он был среди друзей, он бы отпустил шуточку на тему тёмной магии. Кровь - определённо тёмная компонента. В этой же компании он не был уверен, что его слова не воспримут превратно.
Он слышал о клятвах крови. Что они не дают тебе нарушить данную клятву, что превращают твою жизнь в ад, если пытаешься это сделать намерено, что от них крайне сложно избавиться... Много что слышал, но ничего не знал наверняка. Тех из его знакомых, что могли бы и нуждаться в подобном или хотя бы интересоваться им, слишком опасались всего, связанного с тёмным, чтобы пробовать.
- Какие именно ограничения это на меня наложит и как это будет осуществляться? Будет ли возможность её снять - хотя бы с вашим участием - каким-либо образом в чрезвычайных обстоятельствах? Она оставит на мне какие-либо обнаружимые следы?

+2

36

Заметив намекающий взгляд сородича, Тия опустила глаза, снова стараясь всеми силами не заплакать. Это её вина. Селестия — несомненно виновница нынешнего состояния сестры. Если бы она не доверилась Мисти... нет, если бы она еще тогда не взялась относить того жеребенка, то все с Луной было бы хорошо, а, может, они бы сейчас уже были дома с отцом, в безопасности. Зачем она вообще это сделала? О сироте могли позаботиться Ольха с Чери — куда более взрослые и опытные кобылицы. 
- Луна... - пролепетала смутившаяся аликорна, наблюдая за капризами сестры, - Луна, ну, не собирай пыль по полу...
Сказав это, она подхватила сестренку телекинезом и посадила на кровать, рядом с собой. Тия, аккуратно пригладив взъерошенную гриву Луны нежно-голубого цвета, начала внимательно всматриваться в морду сестры, попутно силясь вспомнить хоть что-нибудь про безднову хворь. Но, увы, спросонья в голову ничего толкового не приходило, лишь шуршали неразумные тревожные мысли, а еще потихоньку, с пробуждением тела начал пробуждаться голод.
Да... завтрак... поскорей бы, - подумала она, бездумно кивнув на слова Ярта с серьёзной мордой. Надо бы начать планировать, как заставить сестру вдохнуть лекарство, только вот мысли о голоде были слишком назойливыми, - Я бы съела чего-нибудь более питательного, чем пустой чай с яблоками... Кашу или яичницу, или омлет.
Впрочем, от голодных размышлений кобылку отвлекло появление очередного единорога. Странного единорога. Что-то в нем было необычное, она не могла до конца понять, осознать, что именно.
- Здрасьте. - буркнула Селли и чуть приобняла сестру крылом, выслушав рассказ.
Вся эта ситуация ей не нравилась. Идея идти за ингредиентами в зловещий лес была так себе, особенно с Луной. Вдруг они не успеют и ей станет хуже? Или она вообще... Аликорна на секунду поморщилась. Нет, другого выхода у них не имеется. Лучше не препираться, а как можно быстрее отправиться за лекарством.
Вздрогнув, Селестия поняла, что ей всунули стекляшку с газом, видимо, окончательно решив, чтобы она разбиралась с сестрой самостоятельно.
- Лулу, тебе очень плохо... - начала она, приобнимая сестренку крепче. Ей не хотелось насильно пихать в неё лекарство, потому вряд ли это хорошо закончится. Скорее всего тогда придется готовить новое, - здесь никто тебе не желает зла, а хотят помочь. Просто вдохни лекарство и тебе станет намного лучше, обещаю. - старшая улыбнулась, - Тем более сомневаюсь, что оно будет горьким или невкусным. - Тия взглянула на Ярта, - Нет, мы убегать не будем, хотя... я не хочу в лес. И да, мы были бы признательны, если вы нас научите прятать крылья... лучше.

+1

37

Наконец-то Луна получала того, что ей так хотелось, всеобщее внимание для капризной кобылки. И Сикл с угрюмой мордой и другой аликорн, и сестра, и даже дядька какой-то с забавной бородой прибежал. Ей казалось, что все это для нее, все о ней беспокоятся и пытаются заботиться. Даже воробушек проявил внимание, чем сразу приковал взгляд кобылки. Он был интересным, будто и не воробушек вовсе, а какой-то дух, вроде маленький, гораздо меньше феникса, а почти отчитывает Филомину.

Аликорна, прижавшись к сестре, внимательно слушала, что все говорили вокруг нее, только и успевала стрелять глазками по сторонам от морде к морде. Многое ей было не понятно, ни слова сказанные про хворь, ни проблемы собравшихся. Если она в чем-то не принимала активного участия из происходившего, то не считала это интересным. Когда Луна осталась со своей старшей сестрой, под строгим взором Сикл, тяжко вздохнула глядя на емкость, в которой по словам должен быть какой-то газ.

- Нас точно вкусно покормят? Может чем-то горяченьком, может блинчиками со сгущенкой. Было бы хорошо. У них есть блинчики, как думаешь? - Вопросила поняша, глядя на сестру своими наивными, детскими глазами. Копытцем она прикоснулась к животику Тии, казалось, что тот вот-вот заурчит в ответ. - И все же они не такие хорошие. Не дадут покушать, пока я эту гадость не вдохну...  - Потирая глазки, зевнула Луна и зажмурилась, уткнувшись носиком в крыло сестры. Голова все еще болела, очень хотелось спать, звон в ушах также никуда не делся. Возможно на состояние еще сказывалось то, что пони предпочитала ночь и ей в целом днем всегда хотелось спать.

Некоторое время так и посидев, аликорна взглянула на стоящую в проходе Сикл, которая своим видом давала понять "Я не уйду, пока ты не примешь лекарство юная леди". Потом перевела взгляд на воробушка, который который о чем-то чирикал с Филоминой.
- Ну, Тия, давай эту штуку. - Не отрывая глаз от пернатых, фыркнула аликорна. Она не хотела принимать лекарство, но выбора ей не оставили. Все еще оставаясь недовольной по отношению к сестре, она неохотно принимала заботу, которую солнечная пыталась проявить. Но все же старшая была во многом права и хоть, "важная" после такого внимания Луна это все понимала, никак показывать этого она не собиралась. Ей даже нравилось, что сестра действительно переживает и испытывает чувство вины, которую можно было ощутить по ее голосу и тому, как аккуратно она старалась подобрать слова, не стараясь вести беседу в стиле "Я старше, а ты младше, потому делай". Конечно, это чувствовалось не осознанно, но ночная пони усердно продолжала строить из себя обиженную.

- Я кушать хочу и мне здесь душно. - На всякий случай, Луна еще и бочком толкнула Тию, чтобы та начала действовать, пока Сикл не проявила инициативу. Вот тогда не смотря на свое плохое состояние, Луна скорее всего подрапает из комнаты и попытается убежать. Эта кобылка действительно ее пугала и заставляла относиться к себе серьезно одним своим видом, поэтому аликорна не желала узнавать, как она поступит, если отказать в приему лекарства.

В целом, у ночной пони уже сложилось впечатление о каждом. Тот аликорн больше напоминал старшего брата, которого у нее не было, а бородатый единорог был похож на веселого дядю с которым наверняка будет весело и который всегда заскочит на праздник растормошив всех. А еще ей хотелось подергать его за бородку.

Отредактировано Луна (17-12-2017 16:14:16)

+2

38

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    — Да, я с тебя клятву возьму, я с тебя и смогу её снять в случае чего. Но я почти уверен, что этого не понадобится.
    Ярт извлёк из складок плаща затейливо украшенную иглу и листок бумаги. Текст клятвы был написан заранее и звучал именно как "не разглашать, ни словом, ни письмом, ни жестом, никак и никому, кроме участников операции, никакой информации о происходящем, полученной с текущего момента и до окончания спасательной миссии. Окончанием миссии считается либо успешное исцеление Луны, либо ясное и недвусмысленное заявление Ярта Виндавуда о конце." Подпись самого Ярта тут уже стояла. Красная подпись. Чернильницу он не дал.
    — Отметину клятвы учуять можно, да и от укола останется шрамик. Раны от магии крови заживают плохо. Но мало кто способен это распознать, и метка и шрам незаметны, если не знать, что ищешь.
    Игла была явно колдовской. Когда Крит уколол себя, она сработала как капилляр, втянув в себя немного крови — столько, чтобы хватило на подпись, а после того, как значок оказался на бумаге, сверкнула, сжигая остатки крови. В целях дезинфекции и чтобы кровью не воспользовался больше никто.
    — И засим да будет исполнено надписанное, либо предавший слово своё недостоин жизни.
    Вспышка рога Ярта — и бумага окрасилась в фиолетовый, а чернильный текст и кровавые подписи начали тлеть, мерцая алым. Крит почувствовал странный незначительный груз, словно на его плечо кто-то положил копыто, да так и оставил.
    — Сам понимаешь, магия не шибко светленькая, и в случае нарушения клятвы карает быстро и жёстко. Случайно разболтать физически не сможешь, даже по пьяни. А попытаешься специально обойти запрет — уж не обессудь. То, что остаётся от предателя, можно собрать в пробирку. Была у меня где-то такая... Ох, наконец-то я могу снять эти мешающиеся ремни.
    Ярт скинул плащ, бросив его на спину Скрю. Шериф посмотрел на друга детства как на придурка, но тряпку взял в хватку телекинеза. Однако на морду Скрю Крит вряд ли смотрел — ведь под плащом у баронёнка обнаружились крылья, стянутые колдовскими нитями, которые он как раз рассеивал. Когда путы исчезли, Ярт-аликорн расправил свои порхалки, явно наслаждаясь свободой и выражением морды единорога.
    Скрю же ухмылялся. Жаль, сейчас Ярт не в настроении, из момента срыва покровов можно было сделать такое представление!
    — Да-да, это вот из-за этого такие предосторожности. Пошли уже, если уж вы двое расписались в вечной любви. Завтракать пора. Сикл должна привести девчонок в столовую.
    И действительно, когда Луна всё-таки решила принять лекарство, Сикл улыбнулась (жутковато, но уж как умела) и забрала опустевший бутылёк. Вдохнувшая газ Луна после этого почувствовала себя так, когда очень-очень хочется чихнуть, но не получается, и вся эта щекотка в носу, и вдохнуть больше уже просто не получится, и вот-вот, сейчас ка-ак... После пяти секунд "зависания" чихнуть всё-таки удалось и ох какой могучий это был чих! Тут не то, что воробушка спугнуть, тут и Селестия могла упорхать в страхе на потолок! Синий птиц действительно спугнулся с места, и, сделав пару кругов под потолком, приземлился на голову Луны.
    — Отлично. Сейчас тебе станет лучше, — врачебным, профессионально-мягким тоном сказала она. — И да, сладкое вам сейчас будет полезно. Сахар ускорит восстановление. Пойдёмте. Обеденная зала на этаж ниже.
    По пути Луну начало отпускать. Муть в теле, усилившаяся после мега-чиха, ушла, копыта стали подчиняться ей лучше, разум прояснился и жить стало хорошо. Ну за исключением того, что она шла завтракать так рано, но даже это не причиняло прямо вот таких уж и неудобств. Дорога до "обеденной", или в данном случае, "завтрачной", была неблизкой, и от коридоров с высокими красивыми окнами и скульптурами в нишах вела куча дверей — некоторые открытые, некоторые нет — в кабинеты, в другие коридоры, на летницы... Замок был немаленьким, а вот прислуги в нём для такого явно было маловато. По пути им встретился только какой-то глубоко погружённый в изучение тетради пегас, прошедший мимо и вряд ли вообще их заметивший. Пресечение попыток младшей аликорны сыграть в прятки-догонялки Сикл оставила на Селестию.
    — В замке нет нужды скрываться, каждый обитатель здесь скорее проглотит язык, чем кому-то расскажет про Ярта или вас. Мы пришли.
    Сикл отворила дверь. Это действительно была "зала", а не просто комната. Просторная, с высоченным потолком и большой люстрой, с огромным столом посередине и окном чуть ли не во всю стену. За столом сидели пони — и сильно многовато пони, если так подумать.
    Во главе стола восседал пугающий, уже в годах, высокорожденный единорог с хмурой мордой и пронзающим, внимательным взглядом, какой наверняка был бы у какого-нибудь эквестрийского самого главного инквизитора. При звуке открывшейся двери он сразу же повернул голову к сёстрам, начав их изучать.
    Сбоку от него сидели две кобылки, такие же высокорожденные, похожие друг на друга и в то же время катастрофически разные — одна коротко стриженая, жеребцовая и с нагло-весёлым взглядом, а вторая — классическая "дворянская леди", ухоженная, причёсанная и с украшениями в гриве и на шее. Дальше рядом с ними сидел уже знакомый сёстрам Скрю Физикс с бородкой, который что-то полушёпотом рассказывал единорожкам какой-то анекдот.
    Рядом со столом стояли трое — Ярт, с горящими глазами, снова без плаща, незнакомый сёстрам Накрит, и мелкая единорожка, примерно возраста Селестии. Блекло-бежевая, но компенсирующая цвет кислотно-зелёной блузкой, она прыгала на месте и что-то верещала, а когда Сикл открыла дверь, прямо в воздухе развернулась на сто восемьдесят градусов и подбежала к сёстрам.
    — Йей! Друзья Ярта! Друзья Ярта!
    Жизнь у этой девчушки явно была лучше, чем у Селестии, раз к этому возрасту она не слишком-то повзрослела.
    — Ярт! Эй, Ярт! Можно мы с ними поиграем в пиратов?
    Однако закончить ей не дал громкий, властный голос единорога во главе стола.
    — Все игры после завтрака, Эрика.
    Эрика ослушаться не решилась и затихла. С бароном Виндавудом, а это был именно он, мало кто решался спорить. И обычно те, кто решались, делали это зря, ой как зря. Этот единорог правил баронством железным копытом и даже в неформальной обстановке он вёл себя как тот, кто не терпит неповиновения.
    — Все собрались, отец! — Ярт подал голос и подошёл ближе к сёстрам. Всё-таки присутствие сородича их немного успокоит. — Пожалуй, я должен всех представить, поскольку я всех и собрал.
    — Было бы удивительно, если бы бучу устроил кто-то другой, — хихикнула Эрика.
    — Кхм, — Ярт глянул на неё косо. — Это Селестия и Луна. Они попали в неприятности, мы нашли их в городе, где они успели посветить крыльями. Там сейчас работает Поинт с отрядом, так что проблем не будет.
    Именно этот момент выбрал воробушек, чтобы перелететь с макушки Луны на голову Ярта. Тот улыбнулся питомцу и наконец-то рассеял заклинание колдовского зрения.
    — Это Накрит, он согласился помочь с разрешением неприятностей. Клятву о неразглашении уже дал. Нам вчетвером придётся сунуться в лес, чтобы сварганить лекарство от бездновой хвори. — Ярт показал на названного единорога. — И это мой отец, барон Годрик Виндавуд, и мои сёстры, Эрика, Сильвер и Милки.
    "Аристократка" оказалась Сильвер, а короткосриженая младшая — Милки. Большой вопрос, конечно, почему в семье высокорожденных единорогов вдруг оказался аликорн, но вроде бы никто не против. Все названные плавно могли рассаживаться за стол, где действительно стоял плотный завтрак — сладкая молочная каша, оладьи с джемом и какао. Селестия и Луна вспомнили, что не ели весьма-таки давно.
    За завтраком Накриту и сёстрам предоставилась возможность познакомиться чуть плотнее, чем по имени, попытаться выяснить что-то у Ярта или поболтать с Эрикой — барон Виндавуд не пресекал разговоры с набитым ртом.

+2

39

"Удобно. Когда клятва играет на тебя, по крайней мере. Вероятно, не будь это настолько очевидно тёмным, каждый эквестриец имел бы на себе кучу таких шрамиков. Подвоха не вижу, но чёрт его знает." Несколько успокаивало паранойю то, что подпись Ярта уже была на бумажке, и, соответственно, если это не какая-то хитрая подстава, он тоже принёс эту клятву.
"Напрягает." Просто применять магию, которую ты понимаешь примерно никак - это уже так себе. Не представляешь, что и как происходит, не представляешь, во что в итоге это всё выльется. Тут же всё было ещё веселее - то, что ему тут предлагали, могло повлиять непосредственно на его разум. Это пугало. Не будь тут спешки, он бы прежде чем даже просто рассматривать такое предложение пошёл бы постигать тёмную магию, магию крови, разума и кто знает какую ещё, чтобы начать представлять, как эта магия работает, дойти до неё, разобрав с самых основ... увы, едва ли это такой случай.
Тем не менее, осторожность проигрывала чувства обязанности Ярту и любопытству. С мыслями "в крайнем случае это возможно отменить!" он ткнул иголкой себе в ногу, после чего этой же иголкой, уже напитавшейся его кровью, расписался на листе. Надписи красивенько замерцали красным, а бумага окрасилась фиолетовым. "Интересно, это - естественное проявление осуществляющей это магии или в это колдовство специально для зрелищности подобных спецэффектов накрутили? Что же, клятва. Очень надеюсь, что ты не посчитаешь меня виновным, если кто-то вопреки моему желанию пролезет в мою голову. И что ты не сломаешь мой мозг окончательно, если я, скажем, сойду..." И тут маг во все глаза уставился на баронёнка.
Накрит никогда не понимал массовой ненависти своего народа к аликорнам. С какими-нибудь, скажем, тёмными всё было проще - они ощутимо отличаются и внешне, и по образу жизни, и магией занимаются самой зловещей, ещё и война не так уж и давно была. Он не разделял неприязни к ним, но ему было хотя бы понятно, почему она есть. Но тут - раса, сочетающая в себе выдающиеся признаки именно трёх эквестрийских народов. Однако даже если среди тех, кто сейчас распространяли идеи терпимости к другим пони, были симпатизирующие аликорнам, проталкивать такие идеи в массы они не стремились. Да, единорог крутился в таком обществе, что среди его знакомых было немало тех, кто был бы рад аликорну, однако, увы, скорее как объекту изучения - очень ценному и труднодоставаемому - чем как к пони.
Итак, сильные, владеющие магией всех пони, мощные маги, остатки древней развитой цивилизации - этого хватило бы, чтобы сформировать у Крита довольно приятный образ. А аликорны обладают ещё кое-чем крайне привлекательным. Аликорны обладают бессмертием. Если бы ему дали выбор, кем рождаться, он бы не колебался - и это с учётом статуса "узнают - убьют или на опыты".
И как же повёл себя Накрит, встретив, наконец, впервые в жизни представителя этого загадочного народа? Ну... он завис. Вытаращился на крылья совершенно круглыми глазами.
Даже забавно, как обыденно он выглядел. Игнорируешь рог - перед тобой будто бы пегас, пока же не были видны крылья, он и не заподозрил, что перед ним не единорог! Ему аликорны представлялись более... величественными, что ль?
Не поймите неверно - он не был разочарован. Когда в его голове освободилось место для чего-то, кроме изумления, его заполнил восторг. Аликорн! Живой! Перед ним! Говорит!
По пути в столовую он, дабы привести мысли в порядок, пытался отвлечься на интерьер замка, однако его взгляд то и дело возвращался к фигуре Ярта. Добравшись до туда, он всё же взял себя в копыта и оторвался от аликорна, поприветствовав собравшихся пони и оглядев их. Впрочем, даже когда он не смотрел на Ярта, все его мысли были о нём.
Он израсходовал ощутимую часть своего лимита на удивление практически только что, поэтому появление ещё двух аликорнов - вернее, аликорниц - уже не перегрузило его мозг, пусть он и встретил их широко распахнутыми глазами.
"Три аликорна. Три. Просто... вау. " Было довольно сложно не таращиться на троицу, так удачно севшую вместе, всё время, но единорог всё же обладал какими-никакими навыками самоконтроля, и их хватало, чтобы вместо этого предельно внимательно рассматривать тарелку.
Была куча вопросов, которые хотелось задать. Примерно все сейчас были бы неуместны. На ощутимую их часть он едва ли получит ответы даже если он очень удачно поможет им в этом предприятии.
- Приятно познакомиться со всеми вами. Свой восторг он спрятал за наиболее привычной ему внешней спокойной доброжелательностью. Интонацию выдержать получилось, лицо - тоже, а вот взгляд получился малость безумным. - И приятного всем аппетита.
Поглощение еды успокаивало, оно помогло упорядочить мысли и вычленить из них то, что нужно было сейчас. Проглотив очередной кусочек оладушка, он обратился к серому аликорну:
- Ярт, не мог бы ты посвятить меня в детали? У него даже получилось смотреть серому в глаза. Почти что всё время. - Что мы будем добывать? Чего стоит ожидать?

+2

40

- Ну-ну, маленькая, смотри, какая ты сонная. Конечно, не дадут покушать, ты ведь так заснешь прямо в тарелке. - слегка улыбнулась Тия, - Думаю, есть. Какой же завтрак обходится без блинчиков? - она протянула склянку, услышав согласие сестры. Впрочем, та почему-то еще не торопилась принимать лекарство, - Мы обязательно пойдем кушать после того, как ты примешь лекарство. Ведь завтрак вкуснее, когда чувствуешь себя хорошо, правда?
Селестия все время внимательно наблюдала за кобылкой, вдохнувшей газ. Глядя на её  мучения с щекоткой в носу, аликорне аж самой захотелось чихнуть. После долгих секунд Луна наконец-то чихнула и так громко для маленькой кобылки, что старшая сестра вздрогнула от неожиданности, чуть хлопнув одним крылом.
- Ой, так и лопнуть можно, Лулу. - хихикнула Тия, погладив младшую по спине. 
Отпрянув от ночной пони, Селли спрыгнула с кровати и сразу же поплатилась острой болью в одном передним копыте. Поморщившись, она чуть завалилась, но боль быстро отступила, позволив Селестии встать нормально. Совсем забыла про ту дурацкую занозу. Она повернулась и помогла сестре, которой, кажется, лучше от лекарства не стало, скорее даже наоборот, слезть с кровати.
Замок оказался большим. Нет, огромным! Хромая, солнечная то и дело вертела головой по сторонам, рассматривая разные витражные окна, статуи, картины, а порой вообще задирала морду, удивляясь такому высокому потолку. Постоянно очень хотелось остановиться и осмотреть получше ту или иную статую или узор на светлом окне, а иногда, к стыду аликорны, и вовсе сунуть нос в какую-нибудь приоткрытую дверь. Но усилием воли Тия продолжала идти, изредка одергивая себя, когда сбавляла шаг. За Луной же всю дорогу она одним глазком приглядывала, но особо не трогала, позволяя самой изучать окружение, лишь изредка окликая её, чтобы далеко не убегала или была осторожна.
Для пони, прожившей всю жизнь либо где-то на отшибе, либо вообще в лесной чаще, все окружение было таким... нереальным, а ведь для жителей этого замка такой шик и простор — ничего необычного. Селестия на какое-то мгновение ощутила обиду и... зависть.
Так нечестно... - зашуршал в голове слабый голосок, - Да, почему кто-то живет в таком просторном замке среди роскоши, а мы с Луной даже ни разу в жизни дома нормального не имели? Чем на данный момент наш дом является? Ах, да, заросшей полу-землянкой, расположенной в глубине проклятого леса. - кобылка поджала губы, нахмурившись на секунду, и с помощью голоса разума все-таки подавила эти неприятные чувства, - Ну и ладно! Вот вырастем с Луной и будем жить в собственном замке, как королевы! Вообще станем королевами... хм, нет лучше принцессами. Королевы злые обычно. И будет наш замок намного больше и красивее этого и со всякими потайными ходами, еще с крутыми механизмами-ловушками, вот! - под напором разыгравшегося детского, наивного воображения злость на мировую несправедливость подавилась, ушла куда-то вглубь, но надолго ли? По крайней мере солнечной стало чуть лучше.
Когда троица достигла пункта назначения, аликорна, раскрыв рот, удивлено покрутилась на месте, оглядывая большую залу с длинным столом, за которым уже сидело... много пони. Слишком много для комфорта. Селестия на секунду оцепенела, но не из-за испуга большого количества пони, а из-за знакомого взгляда самого старшего жеребца, сидящего во главе стола. Странно, но она на секунду подумала, что за столом сидел её же отец, а не незнакомый старик. Такой у него похожий пронзающий взгляд и суровая морда... наверное, у этого единорога тоже в жизни случилась какая-то трагедия.
Селли потопталась на месте и уже хотела сделать скромный шаг хоть куда-нибудь, чтобы не стоять в поле зрения такой толпы, но сразу же попятилась назад, чуть не подскользнувшись на отполированном полу, когда к сестрам с визгами подскочила единорожка в кислотной блузке. Поиграть в пиратов? Звучит привлекательно. Только разве с Луной. Тия — уже взрослая кобылка. Ей четырнадцать! И играть в пиратов при незнакомцах было как-то неловко. Впрочем, бежевая единорожка не особо стеснялась, хотя, видимо, была сверстницей Селестии.
Какая она... инфантильная... - подумала она, а затем поняла, что, наверное, Эрика как раз ведет себя нормально для пони её возраста... Ну, вот опять это гадкое чувство зависти, из-за которого розовогривая неосознанно мельком одарила ровесницу каким-то холодным взглядом.
- Доброе утро. И приятно с вами познакомиться. - сказала аликорна, учтиво кивнув, когда Ярт всех всем представил, и торопливо похромала за сородичем, чтобы сесть рядом.
О, и сколько всего вкусного давали. И каша и оладушки, и какао! Глаза разбегаются и не понятно за что сначала взяться. Захотелось в приливе радости захлопать копытцами по столу.
- Спасибо. - буркнула она в ответ на пожелание Накрита и окинула глазами сидящих за столом.
Снова грустно, снова завидно. Хочется быть такой же радостной и детской, как Эрика, или носить красивые украшения в гриве и быть такой же красивой, ухоженной, как Сильвер. Но ничего из этого, и уж тем более сказочного замка ни Тия, ни Луна не получат никогда из-за своей расовой принадлежности. Вздохнув, она помотала головой и принялась набивать рот молочной кашей. Хватит. Надо думать о более насущной проблемой, о болезни сестры.
- Так... а как глубоко в лес нам придется зайти, чтобы достать ингредиенты, Ярт? - решилась вклиниться в беседу кобылка.
С тем зеленым пони, готовым помочь, говорить не хотелось. Аликорна вообще посмела нагло подумать, что если хотят помочь, то нашли бы кого-нибудь... более надежного, а не странного единорога с бешеным взглядом. Почему он так жутко смотрит?
Тем временем, чуть покружив под потолком, феникс-питомец, которая всю дорогу летела рядом с хозяйкой, шурша крыльями, уселась на люстру и посмотрела вниз, на кушающих пони.
Ой, Филомена же тоже долго не ела! - она подняла мордочку и обеспокоенно посмотрела на птицу.
- А... а у вас не найдется свежих фруктов? Я бы хотела потом покормить своего феникса... - явно стесняясь, спросила Тия.

Отредактировано Селестия (29-12-2017 12:29:05)

+2

41

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]

Луна в ауте. Сейчас играем без неё, считаем, что она прилипла к сестре и особо не активничает, просто пялится по сторонам.

    — Угощайтесь. До тех пор, пока вы не раскрываете секрет моего сына церковникам — все вы желанные гости в моём замке, — пробасил барон. Вроде бы как и пригласил кушать, а вроде бы и пригрозил. Очевидно, о безопасности своего сына-аликорна он печётся.
    Вопросы Накрита и Селестии были ожидаемы и встречены Яртом с готовностью.
    — Нам надо достать семь ингредиентов. Четыре из них есть в моей лаборатории. Красный вьюн, грибница последней буквы, сушёный эквискус и салициловый спирт в качестве растворителя. Так что я просто захвачу их с собой. А вот сердце леса, корень хана и язык плавуна — нужно добывать на месте. Особенно сердце леса. Оно гаснет буквально за час, так что готовить зелье придётся прямо там, в лесу.
    Ярт с аппетитом уплетал кашу, орудуя ложкой в телекинетической хватке, и этой же ложкой он патетически взмахивал, когда хотел жестом подчеркнуть что-то в своей речи.
    — Как глубоко — это уж как пойдёт. Плавуна в озерах приманим, для этого нужно будет найти гнездо подземных щелкунчиков. Хан обычно растёт на древесных волках, эти сами нас найдут. Обездвижим одного да побреем. А вот Сердце леса... Тут не скажешь заранее. Может, она забредёт на окраину, а может, только в чаще найдём. Её не приманишь. Хотя попытаться, конечно, можно.
    Он задумчиво поводил ложкой в воздухе, капнув кашей на стол, но этого не заметив. Затем, хапнув ещё каши, продолжил:
    — Есть одна легенда... Якобы Сердце леса приходит туда, где у Леса какие-то проблемы. Но тогда и приходит она. Недружелюбная. В плохом настроении нужным ингредиентом она нас точно не одарит, а отбирать силой... Так себе идея. Нужно как-то привлечь внимание Сердца и не разозлить её. Как — не знаю. Разберёмся по ходу дела.
    После вопроса Селестии Ярт прикинул на глаз, сколько фруктов поместится в огненную птичку, умножил это на два, зная характер своего собственного питомца, и обратился к одному из слуг:
    — Барти... Принеси три яблока побольше.
    — Не-не! Два! Одно у меня есть! — радостно заявила Эрика, доставая откуда-то из карманов платьишка яблоко. Крупное и красное, кобылка явно приберегала его себе на десерт, но по такому случаю была готова расстаться со вкусняшкой. Она спрыгнула со своего стула, заработав неодобрительный взгляд отца, но не обратила на это внимания. Посмотрев на Селестию вопросительно, она осторожно протянула яблоко Филомене.
    — И да, Накрит... Морду попроще сделай, а? Кажется, ты пугаешь девчонок.
    Помимо дурацкого выражения морды, у Накрита было заметно ещё и пятно зелёной шерсти на шее, словно там рос пучок травы. Пятнистый окрас — не слишком частое явление, так что может вызвать пару вопросов. Ну и спустя десяток минут подошёл слуга с ещё парой яблок для Филомины.

+2

42

После принятия лекарства, Луна почти сразу же почувствовала себя лучше и бодрее, звон в голове стих и даже улыбаться хотелось.
По пути в главный зал, кобылка так и хотела убежать вперед, не пропуская ни одной двери, заглядывая туда и осматриваясь. Хорошо, что сестра не давала той сильно вольничать, иначе забыв про голод, юная исследовательница побежала осматривать замок. Такого большого дома она еще не видела. Ну, может и видела, но внутри не была.

Когда сестры спустились вниз, ночная пони сперва попятилась спрятавшись за сестру. Ей было непривычно такое количество незнакомых морд, уставившихся на нее, еще и ровесница Селестии налетела с криками, что ей вообще надо было? Она ведь даже не знает сестренок аликорн, а ведет себя будто ей доставили какие-то игрушки и ей не терпится с ними поиграть. Но вот за столом Луна увидела бородатого единорога и почему-то есть стало смешно, даже хозяин замка, Годрик Виндавуд, не казался таким страшным. Он походил на строгого, но доброго дедушку, которого у кобылки не было.

Эрика и Накрит большого интереса не вызвали у Луны. Единорог показался странным и каким-то отрешенным, будто его сюда притащили насильно. А Эрика по мнение ночной пони, была слишком жизнерадостна. Вот шикарный стол с вкусностями был куда интереснее. И не дожидаясь, пока Селестия решится и осмотрится, кобылка потопала к столу, крутя головой и с интересом осматривая помещение. Такие высокие потолки и большое помещение, а какое здесь эхо? А как здорово будет ночью побегать и поизучать все это, когда все будет сокрыто мраком. Может даже повезет напугать кого-то. Кобылка уже решила чем себя займет, заодно она решила что на денек, но они тут должны остаться ради этого.

Стараясь выглядеть не менее важно, чем барон, на которого пони посматривала. Усевшись она вытянулась, насколько позволял ей ее рост и стала осматривать всех с не менее важным видом. Почему-то ей захотелось, чтобы к ней также относились уважительно, как к нему, вот было бы здорово.
- Какао! - Воскликнула ночная пони и вся наигранность тут же пропала. Кобылка потянулась за кружкой горячего напитка и с удовольствием принялась его попивать. А тут еще и блинчики рядом, копытцем за ними. Изголодавшаяся поняша и не думала о манерах, она хватала то, что было ближе и тянула себе в ротик, пошевеливая ушком, когда Селестия начала говорить о чем-то с другими пони. Это ее возмутило, опять взрослые все за нее собираются решать, куда ей идти и что ей делать. Для себя она решила, что интересней будет остаться в замке, как минимум на одну ночь и исследовать его. Ну или побегать хвостиком за смешным дядькой по имени Скрю. Даже его имя вызывало улыбку у кобылки. А вдруг дедушка - барон расскажет что интересное?

В любом случае, спокойнее всего будет с ними, казалось Луне. От Накрита ей хотелось держаться подальше. Пусть он выглядел не как сестра Сикл, но какое-то ощущение ее отталкивало от него. Хотя, может ночная пони просто не привыкла находиться в таком большом окружении и инстинктивно хотела очутиться в более узкой и доверенной компании. Ярту она также не очень доверяла, хоть он и тоже был аликорном, но что-то было не так в самом бароненке.

Закончив трапезу, кобылка начала скучать и оглядывать всех присутствующих, облокачиваясь на стол и ища что-нибудь интересное. Так оно посидела пять минут, десять, а потом нырнула под стол, мол спряталась. Там она думала, как же можно было бы незаметно убежать из этого помещения и отправиться изучать замок?

+2

43

В любое другое время феникс бы целиком и полностью завладел его вниманием. Сейчас же он лишь краем сознания подумал, что, вероятно, удобно иметь феникса в качестве питомца - помимо того, что просто умная и магическая птица, это же постоянный приток ингредиентов! Подарок, если ты алхимик или ритуалист.
Вначале Ярт перечислял вполне нормальные компоненты. Сорняк, плесень, которую можно было назвать одним из главных врагов магов, да и просто учёных - любит, зараза такая, поселяться на свитках, спирт... А вот когда он перешёл к перечислению того, что нужно взять из Леса, Накрит, несколько удивлённый, навострил уши. "Сердце леса?"
- О легендах - честно говоря, пока что я упоминания о Сердце леса встречал только в них да во всяких байках. "И я, конечно же, не совсем уж знаток Всесвободного, но что-то да знаю." - И, как я понимаю, именно это и будет наиболее проблемным ингредиентом. В связи с этим вопрос - а что это, собственно, вообще такое? "Он говорил о Сердце как о непосредственно существе. Любопытно." Отрезав и пережевав ещё один кусочек оладушка, он продолжит говорить. - И да - в качестве места "где у Леса проблемы", может подойти место, где этих проблем сейчас нет, но совсем недавно - были? Я об истории с Лешим. Потому что помимо этого, увы, ничего подходящего сейчас на ум не идёт.
Да, совершенно обычные с виду крылья - у всех трёх. "Интересно, а они могут посредством рога брать и направлять магию из крыльев? А дополнительно из тела? Для нас, единорогов, такое не является чем-то естественным, но говорят, что аликорны - сочетание всех трёх рас, так что у них, должно быть, есть дополнительные магические резервы и преобразователи по телу, которые являются их частью как земных пони! Хотя, чёрт разберёт, что про аликорнов правда, а что - слухи, чтобы тебя допустили до аликорна, нужно огого авторитетным быть." А вот сочетание крыльев и рога в одном теле смотрелось крайне непривычно. "Впрочем, оно, может, и к лучшему. Я бы ощущал себя гораздо менее имеющим право вот так вот спокойно находиться с ними в одной комнате, если бы как-то ранее меня допустили до экспериментов над пойманным аликорном. Хе... Интересно, среди моих дорогих друзей и знакомых действительно никто не принимал в подобном участия, или же такие имелись, просто предпочли сохранить это в тайне? Последнее, в общем-то, вполне можно понять."
— И да, Накрит... - оторвавшись от созерцания крыльев у старшей из юных кобылок, Селестии, он вопросительно посмотрел на обратившегося к нему Ярта. - Морду попроще сделай, а? Кажется, ты пугаешь девчонок. "Ой." Обычно он был доволен своим умением держать нейтрально-доброжелательное выражение морды. Что же, чтобы это сломалось, пришлось всего лишь то навсего встретить аликорнов!
- Прошу прощения за это, - несколько смутившись, извинился он перед кобылками и, как смог, попытался сменить выражение морды на спокойную доброжелательность. "А действительно ли они такие уж юные? Я слышал, что аликорны взрослеют ощутимо дольше, чем мы, а не только не стареют." Укол зависти. Несколько непривычный по ощущениям. Он, конечно, и до этого завидовал аликорнам, с рождения даром получавшим то, чего он так страстно желал достичь, и не только это, но это было чем-то далёким и абстрактным. А тут они сидели прямо перед ним, в тройном экземпляре.
Реакция аликорниц на такую банальную - вкусную и питательную, он вообще уважал оладушки - но, всё же, простую еду была, казалось бы, несоизмеримо с масштабами радостной. Наводило на определённые мысли. О положении крылато-рогатых пони в обществе, о том, какую жизнь большинство из них ведёт. "Да. После такого представители этого милого древнего народа уж точно не будут гореть желанием делиться секретами утраченных цивилизаций." Не то, чтобы в их желании для этого всегда нуждались... Испытывали ли аликорны, в основной своей массе, неприязнь и отторжение к большинству обычных пони из-за этого, наподобие того, как обычные пони относятся к аликорнам? Эти трое, конечно, спокойно сидели за столом вместе с эквестрийцами, но кто знает - не скрывают ли они в себе ненависти за многие, многие разрушенные охотой на аликорнов жизнями? Вероятно, не тот вопрос, который стоит сейчас задавать.

+3

44

Как только до ушей кобылки долетели слова про древесных волков, которые были упомянуты лишь вскользь, она заметно вздрогнула, уронив из телекинетической хватки ложку. Плюх! И ложка упала прямо в тарелку с едой, расплескав несколько капель каши на стол.
- Кхм, прошу прощения... - пробурчала смущенная аликорна и смахнула салфеткой капли каши. В отличие от Луны или того же Ярта, розовогривая не чувствовала себя комфортно за таким шикарным столом, в особенности под взглядом взрослого единорога, так походившего на отца, - Тогда понятно. Нам обязательно идти с вами? Это... это очень опасно на самом деле...
Весь этот план с походом в лес да еще ради охоты за некими непонятными магическими существами совсем не нравилась Селестии, учитывая, что еще придется тащить с собой Луну. Но какой у неё остается выход? Лучше уж рискнуть, чем... чем позволить сестре погибнуть от такой ужасной болезни. 
- Она так не будет есть. Неудобно. - сказала она, глянув на Эрику, протянувшую яблоко птице.
Филомена в свою же очередь косилась на предложенное угощение неуверенно. То ли боялась брать еду с копыт незнакомца, то ли действительно не собиралась есть яблоко в таком виде. В любом случае Тия схватила фрукт телекинезом и, взяв нож, лежавший на столе, довольно ловко и быстро порезала его на мелкие кусочки и положила их на копыто Эрики. На этот раз феникс, поколебавшись, таки подлетела к копыту единорожки и начала клевать.
- Спасибо. - улыбнулась Селестия, решив подождать, пока Филомена справится с первым яблоком, и продолжила трапезу, - Ничего страшного. - коротко ответила она Криту, жуя кашу, когда услышала извинения, и мельком взглянула на него, - Ааа...? Что это?
Пучок. Из шкурки нового знакомого рос пучок травы или по крайней мере так показалось самой Селли. Может, это просто шерсть зеленого цвета, но выглядело все равно крайне странно, отчего кобылка впала в ступор на минуту. Из которого, впрочем, её вывел шорох рядом. Ну, вот, еще и сестра куда-то делась, хотя, судя по цокоту копытц под столом, недалеко.
- Куда полезла?! - воскликнула старшая сестра и заглянула под стол, приподняв скатерть, - Хотя бы спасибо сказала бы за гостеприимство и такой хороший завтрак! - фыркнув, она попыталась схватила сестру телекинезом. Или попыталась. Слегка потянув за хвост синюю кобылку, хватка магии сразу же сорвалась. Видимо, недавнее пробуждение сказалось, не позволив Тии достаточно сосредоточиться на заклинании, - Грр... - только выдохнула она сквозь зубы.

+3

45

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    На "внезапное и таинственное исчезновение" Луны взрослые за столом отреагировали в целом негативно. Всё-таки не тот это был момент, чтобы дурачиться, на кону стояла жизнь аликорна, между прочим именно Луны, но поди ж объясни это жеребёнку. Однако один из взрослых всё-таки не стал хмуриться.
    — Ой, ну чего вы глаза закатываете, как будто сами такими же не были в жеребячестве, — заявил Скрю и нырнул под стол одним ловким движением, попутно другим ловким движением с грохотом опрокинув стул. — Эй, Луна! Хочешь, покажу фокус? Айда за мной!
    И Скрю ползком, крупом кверху, комично пополз из-под стола в сторону стены, в которой не было окон. Попутно он с грацией ледокола и громким скрипом сдвинул от стола пустующий стул, в такой же нелепой позе прополз несколько метров на открытом пространстве, после чего должен был упереться в постамент, на котором стояла какая-то ваза с цветами, но вместо этого вполз внутрь этого самого постамента.
    — Замок наполнен тайными ходами как муравейник, — прокомментировал Ярт. — Мы со Скрю в жеребячестве обожали по ним ползать. Если я не ошибаюсь, этот ведёт куда-то на чердаки прямо над нами... В общем, не беспокойтесь, Скрю за ней присмотрит. Хотя пыли они там соберут...
    И действительно, за дверцей в фальшивом постаменте начинался длинный, узкий и тёмный коридор, по которому Луна могла идти в полный рост, а вот Скрю приходилось продолжать передвигаться ползком. Он засветил огонёк на своём роге, осветив пыльный пол. Здесь явно не подметали. От взлетевшей в воздух пыли хотелось чихать. Однако спустя полминуты ползания, причём, кажется под уклоном вверх, двое "первопроходцев вывалились в мелкую комнатку, в которой одна из стен почти полностью была занята окнами.
    Вид из этих окон открывался великолепный. Из-под самой крыши замка было видно далеко внизу Гринвуд, по улицам которого сновали маленькие пони-мурашки, серебристую извилистую линию реки, и почти одинаковые, но в то же время такие разные монументальные громады двух лесов — Вечнодикого и Шепчущего. Первый выглядел куда темнее, а второй кишел жизнью. Вечнодикий лес был молчаливой угрозой, а Шепчущий — вечно движущейся опасностью. И именно туда им предстояло отправиться.
    — Эта комнатка раньше использовалась шпионами.
    Скрю на вид из окна не смотрел. Он подошёл к маленькому окошку в полу, рядом с которым стояла коробка, на которой можно было сидеть.
    — Стекло с этой стороны, цельный потолок с той. Отсюда можно незаметно наблюдать за тем, что делается внизу. А нас не видно и не слышно.
    А внизу продолжалось обсуждение двух вещей — текущей миссии и "куда уползла эта мелкая".
    — История с лешим, если я правильно понял твой рассказ, взбудоражила лес. Да, скорее всего, Сердце мечется и выискивает причины и следствия, но от этого проще наша задача не становится. Конечно, мы в первую очередь осмотрим места, где бушевали жители Леса, но знаешь анекдот про психа в закрытой комнате? Если за ним гоняться, не догонишь, а если просто стоять на месте — он сам на тебя наткнётся.
    Ярт покачал в воздухе вилкой с куском блина.
    — А что до самого Сердца... Сложно объяснить. Она — что-то вроде того самого лешего, которого вы спасали, но иной природы. Скорее бестелесный дух, чем зверь или растение. Бесплотная воля. Но если с ней договориться, то в месте, где она испытывала какие-то сильные эмоции, вырастает цветок. Один из трёх. Чтобы появился нужный — Сердце должно радоваться.
    Эрика, которая заворожённо наблюдала за Филоминой, лишь покосилась на исчезших в стене "ползунов" и завистливо вздохнула. Она тоже любила ползать по тайным ходам замка, ныкать в комнатках свои жеребячьи заначки, но сейчас зрелище тут было поинтереснее.
    Когда пегас-дворецкий принёс ещё два уже нарезанных яблока на блюде, к Филомине спланировал воробей Ярта. Он всем своим видом выражал, что этот стол и этот замок, вообще-то его, и это именно он тут великодушно делится трапезой с Филоминой, но сам то и дело косил на феникса хитрым глазом, готовый в случае чего слинять со всех крыльев.
    — А? Что там? — среагировал Ярт на вопрос Селестии и Сикюель перевёл взор с феникса на шею Накрита. — О! Ты красишь шерсть в зелёный? Не замечал... Кстати, тот анекдот про психа в комнате это как раз про моду. За ней не поспеешь, но если стоять на месте, сама догонит.
    — Подводя черту, большую часть вопросов сейчас обсуждать нет смысла. Разберёмся на месте. Селестия, к сожалению, по крайней мере Луне надо идти с нами — зелье надо пить сразу же, прямо на месте. А ты вряд ли захочешь остаться в замке, пока она мотается по лесу. Так что нам нужно собираться. Лучше выдвигаться к вечеру. В это время нечисть уже не спит, но ещё малоподвижна. Я скажу Скрю, чтобы он вывел Луну к нам окольными путями.

+2

46

В ответ на замечание от старшей сестры, Луна фыкрнула и назад под стол нырнула. - Я не хотела сюда идти! Может мы бы уже были дома с папой! Если бы это было так... - Поджав ушки она надулась, понимая, что всё могло было обернуться гораздо хуже и действительно стоило бы поблагодарить этих пони. Но признавать свою неправоту перед сестрой кобылка не собиралась, если надо будет потом скажет, не при ней. Вдруг шум от упавшего стула заставил обернуться и выпучив глаза, ночная пони уставилась на Скрю. Забавное поведение этого пони развеселило Луну, она заулыбалась и высунув морду из-за стола поглядела на этого веселого дядю. И даже не думаю, оставаться с сестрой, которая только и указывает ей что делать или же пойти за веселым единорогом, она хвостиком пристроилась за ним.

Почему-то кобылке казалось, что это обязательное условие, чтобы идти пригнувшись, ведь перед ней и Скрю открылась настоящая тайна! Потайной ход.
- А-а... Апчхи! - Чихнула она зайдя в темное помещение. Чтобы не чихать дальше она прикрыла свой нос гривой, вместо платочка.

- Ух ты. Как красиво. - Проговорила удивленная Луна, подходя к этим окнам и разглядывая деревушку. Было немного странно, что пони живут такими большими общинами, а ей с сестрой и папой приходится от всех сторониться. Где-то там за лесами находился ее дом, мысли о нем заставили кобылку взгрустнуть. Хорошо, что она прослушала часть о том, что ей придется тащиться в жуткий лес. Но вот единорог сказал про то, что это тайная комната использовалась шпионами и ушки ее навострились, Скрю явно знал, чем заинтересовать и отвлечь кобылку. Она сперва настороженно смотрела на стекло, через которое было видно происходящее внизу, но раз дядя сидит спокойно и не боится, что оно сломается, то почему бы и нет? Улегшись и уже смотря снизу вверх за собравшимися, кобылка смотрела, что же будет дальше. Хотя в душе ей не терпелось насладиться видами из окон, особенно когда наступит ночь.

- Ты странный дядя, не такой как все. Вы нас не не любите? Или вы просто притворяетесь? - Без всяких утаек спросила Луна, не отрываясь от своей сестры, она всё еще злилась на нее. Почему-то ей было спокойно с этим единорогом, друзей у нее не было, но с ним ей было весело и интересно. - Ты шпион, да? - Неожиданно добавила кобылка, вспомнив в какой комнате они находятся.

+2

47

"Забавный шериф тут у них." Он слегка усмехнулся. "И, полагаю, очень весёлые законотворческие процессы. Хотя, некоторые очень хорошо умеют разделять время, когда дурачиться можно, а когда не стоит, так что, может, и не совсем балаган у них происходит."
Взгляд Крита скользнул по фениксу и остановился на нём. "Хм. А я ведь ещё не копал глубоко в природу магии фениксов. Может быть, зря, и стоило бы? Что бы они там ни делали, умирая и возрождаясь - может быть, это возможно повторить, сымитировать нашей магией?
О, Всеблагая Мать, слишком, слишком много направлений, в которые надо копать! Нельзя слишком распыляться, потому что так не докопаешься ни до чего, но и нельзя сосредотачиваться на чём-то одном - вдруг будет тупиковый путь? Сложно! Единственное, что утешает - я ещё в начале пути."

Селестия приняла его извинения, и единорог уже было почувствовал себя не таким смущённым, как кобылка с изумлённым "что это?" уставилась куда-то ему на шею.
Попытавшись извернуться, чтобы увидеть, что там, и не преуспев, он, пробормотав что-то невнятное себе под нос, стал вспоминать плетение для создания отражающей поверхности... а потом вспомнил, что перед ним тут лежала вилка, и просто посмотрел на своё отражение в ней.
Как тем временем успел сказать и Ярт, у него на шее имелся пучок окрашенной в зелёной цвет шерсти. Маг озадаченно нахмурился. "А ты ещё что такое и когда я успел тебя подцепить? Так, до выхода в Лес этого точно не было, а в Лесу... в Лесу этим меня могла наградить любая неведомая ересь." Вздохнув, он потянулся своей магией к пятну, в надежде хоть как-то распознать, во что это его угораздило...
Он моргнул и недоуменно огляделся. Где он? Куда его угораздило попасть? Пространство немаленькое, но замкнутое, с удивительно ровными поверхностями, лишь отдельные прямоугольные дырки видны - такое вообще бывает? Что-то наверху - точно не небо и не ветки! "Пещера?!" Ощущается неподходящим, но пусть пещера.
Но, самое важное - вокруг пони! Куча пони! Почему-то почти не ощущаются, но его не обдуришь! Эти пони могут творить самые странные вещи, и то, что от них не тянет понятиной - просто ерунда на фоне иного! Такое количество одновременно вдохновляло - столько еды и игрушек сразу! - и пугало. А место для схватки с ними совершенно неподходящее, всё ровное, негде укрыться если что, свет в глаза лезет, жуть какая-то! Отбежать куда-то, а оттуда придумать план, или довериться силе и инстинктам и просто разорвать тут всех?
А знаете, что? Он тут им всем покажет!
Он с видом победителя оглядел собравшихся отчего-то вокруг копытных, угрожающе зарычал и перегруппировался на своей деревяшке, на которой он почему-то находился, чтобы прыгнуть на этого серого, с ненормально светящимися глазами...
Окружающие в это время имели удовольствие наблюдать, как белый единорог внезапно заозирался с совершенно диким взглядом и мигом вставшей дыбом гривой, а потом зарычал и вскочил на своём стуле.
Накрит с удивлением обнаружил себя рычащим, стоящим на стуле и собравшимся уже прыгнуть прямо через стол на сидящего напротив него Ярта. Естественно, тут же прекратив всё это дело, он сделал глубокий вдох, начал прощупывать свою магию и тут же резко себя остановил. "Именно это и привело нас к... вот этому." Он сел обратно на стул и с тяжким вздохом приложил копыто к виску.
- Снова прошу прощения. Крит выглядел виноватым. Страх он пока держал глубоко внутри, нет причин давать другим дополнительный повод паниковать. - Этот зелёный пучок шерсти? Подцепил что-то в Лесу. "Снова." Удерживаться от прощупывания себя магией было сложно. - Ярт, ты, вроде как, в Вечнодиком бываешь. Значит, меры противодействия цепляющимся оттуда подаркам уже отработаны, верно? "Так, при опасности магического безумия надо либо попытаться зацепиться за нетронутые части себя, либо думать как можно меньше. Стоп, как понять, какие части меня нетронуты, если мой разум уже изменён? Чёрт! Так, спокойно, эмоции - это точно то, что вредно при долбающей разум магии..." Глубокий вдох и выдох. Пока что он ощущает себя нормальным, но кто уверенно скажет, что это не из-за того, что он уже не способен себя адекватно оценить?

+3

48

Фраза Луны вызвала у аликорны далеко не самые положительные эмоции, отчего та нахмурилась. Не игриво, очень даже обиженно, ведь нет-нет, а подозрения того, что сестра манипулирует её чувством вины, стали медленно, но верно закрадываться. Впрочем, обида, сдавшись, потихоньку начала сходить и Тия решила сойтись на том, что Луна — еще маленький жеребенок и никакого хитрого плана или злого умысла задеть старшую побольнее не имеет. Просто хочет быстро получить желаемое таким способом. Хотя, как знать, порой маленькая аликорна рассуждает удивительно мудро для своего возраста...
Спокойствие длилось недолго. Странный единорог, который был еще страннее «зеленого», беспардонного перевернул стол, сваливая чашки с прочей посудой, и предложил Луне показать фокус. Селестия хотела было возразить, помня, что когда взрослый дядька предлагает тебе что-то показать, то лучшим решением будет удрать, сверкая копытами... Но Скрю с натяжкой можно было назвать знакомым да и вряд ли он хочет навредить сестре, поэтому солнечная успокоилась, хотя осталась недовольна ненужным беспорядком.
«Эх, а я хотела еще сладкого.» - подумала розовогривая и с какой-то завистью посмотрела в сторону Луны и единорога, исчезнувших в коридорчике, - «Вот так всегда. Луне показывают всякие фокусы, интересности. Беседуют, рассказывают всякое. А ты, Селестия, решай проблемы, смотри за сестрой, уберись, еды приготовь... и чтоб вкусно было, иначе Луна это есть не будет!»
Она едва не скривила морду, но, быстро взяв себя под контроль, нацепила маску спокойствия, невозмутимости, как обычно и делает дома. Впрочем, кто-нибудь повнимательней вполне мог заметить изменения в мимике аликорны.
- Хорошо. - кивнула она, уже смирившись с положением, - Тогда чем можно заняться, чтобы скоротать время до вечера? У вас есть библиотека? - кобылка заинтересованно, как-то нетерпеливо посмотрела на Ярта.
Все негативные чувства и ощущения осадка в душе ушли на второй план, как только Селестия осознала свой шанс добраться до библиотеки. Если она есть здесь, конечно. А если и есть, то невозможно представить какие невероятные секреты, знания может хранить.
Из мечтаний о библиотеки Селли выдернуло... рычание. Еще не совсем до конца понимая происходящее, она подумала, что у Виндавудов есть собака, но вряд ли стоящий на стуле Накрит записывался в собаки. Да, единорог, который какую-то минуту назад спокойно беседовал, внезапно начал пускать слюни и рычать, подобно собаке или волку. При этом рычание звучало очень уж реалистично, словно некий зверь натянул на себя понячью шкуру. В голову снова полезли мысли о древесных волках. И истории про оборотней.
- А-ааах! - не удержавшись вскрикнула не на шутку испугавшаяся Тия, вжавшись в стул и прикрывшись одним крылом, чтобы в случае чего защититься.
Но вот, странный приступ прошел и Крит с невозмутимым видом как не бывало извинился. Ну, или просто сделал невозмутимый вид. Аликорне же внезапно стало стыдно за свой девчачий крик. С другой стороны, не каждый же день встречаешься с рычащими психами. От новости, что это могло случиться от зеленого пучка, подхваченного в Вечнодиком, легче не становилось, поэтому она начала пристально следить за рогатым, не отрывая глаз.

+2

49

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    — В этом замке никто вас не "не любит", Луна. Это... Это сложно объяснить. Мы понимаем, что ничего плохого вы не делали, и злиться на вас не за что. Ну кроме того, что кто-то взял и смылся из-под носа старшей сестры, а? — Скрю подмингул Луне.
    Глядя, как внизу Накрит, взобравшись на стул, пугает-рычит на всех вокруг, Скрю уже засветил было рог, чтобы телепортироваться вниз и начать обезвреживать внезапную опасность, но, к счастью, всё, вроде как, улеглось.
    — Нет, я не шпион. Я наоборот, шериф. И должен знать, где шпионы прячутся. А ты кем будешь, когда вырастешь? Шпионом или шерифом? Прятаться или искать?
    С задумчивой мордой Скрю почесал свою бородку, глядя на движуху внизу.
    — О, они куда-то побежали. Говорят, в библиотеку. Там скучно, только столб фиолетовый смешной. За ними мы не пойдём. А вот если из соседней комнаты слямзить реактивов... Поползли! Можно будет им из вентиляции пузыри пускать.


    Выходка единорога испугала не только Селестию, но и сестёр Ярта. Младшая из кобылок теперь кривила морду, вот-вот готовая заплакать.
    — Ох ты ж... Какое интересное явление... — протянул Ярт, во все слепые глаза следивший за метаморфозами Накрита. — Это не проклятие! Но по действию очевидно... Ох. Откуда это? Я первый раз вижу такое воздействие! Оно, используя бенефикационные плетения, наносит вред! Такое впечатление, что наложивший его считал, что безумие это благо!
    Аликорн возбуждённо вскочил из-за стола, а его воробей перепорхнул на середину стола, чтобы лучше видеть Накрита в целом и поражённый участок шкуры в частности. На вопрос Селестии он поначалу и вовсе не обратил внимания, и лишь с десятисекундной задержкой повернул к ней голову и воробья.
    — Да? Да! Определённо! В библиотеку! Так. Селестия. Селестия! Не боись! Тут что-то интересное! Надо разобраться! Хирургические понадобятся? Нет. Нужны альманахи дикой магии. Точно. В библиотеку!
    Какие-либо собеседники, похоже, Ярту были не нужны, он сам задавал себе вопросы и сам прекрасно на них отвечал. Схватив своего питомца телекинезом, от чего тот возмущённо чирикнул, аликорн усадил птицу себе на макушку и поцокал в направлении выхода. И только когда Накрит, Селестия с Филоминой и сам Ярт вышли из зала, барон Годрик Виндавуд с тихим шелестом незаметно вернул в ножны выхваченную под столом шпагу.


    Библиотека оказалась большой. Даже огромной. Вероятно, это помещение задумывалось когда-то, как бальная зала, а теперь же, сколько мог охватить взгляд, всё было заставлено стеллажами. Книги, свитки, кое-где в глубине, кажется, под стеклянными колпаками стояли даже несколько глиняных табличек.  А на железном столе около окна от самой столешницы и до самого потолка возвшался столб какого-то фиолетового кристалла. В него были воткнуты три ножа, топор, молот (да, молот ВОТКНУТ), скальпель и ложка.
    — Селестия, прав ли я буду, если скажу, что вы с Луной родственники? — немного внезапно переключившись на другую тему, спросил Ярт по пути. — Ты так о ней заботишься. Я старший среди сиблингов, хорошо знаю, как это. Особенно, когда они так многого не понимают.
    Он начал копаться где-то в стеллажах, разыскивая при помощи воробья какую-то книгу.


    Скрю и Луна приблизились к библиотеке сбоку по узкому воздуховоду и теперь видели остальных через маленькое вентиляционное окошко. Слышно было лучше, а вот видно еле-еле.
    — Тс-с-с. Тут нас тоже слышно. Открывай!
    Скрю предлагал ей откупорить маленькую банку с зеленоватой маслянистой жидкостью, которую они захватили в какой-то комнате по пути. Там было много всяких штук, но вот взять с собой Скрю ничего не разрешил, кроме этой самой баночки. В комплект он протянул аликорночке скрученную в кольцо проволоку. Очевидно, предлагалось заставить вентиляцию пускать пузыри. Конечно, Скрю не стал рассказывать, что настоящая цель — подслушать Селестию.

+2

50

Не успела кобылка что-то сказать, на шуточное замечание единорога про побег, как снизу раздался шум причиной которого стал другой единорог, что изначально показался ей странным. Произошедшее внизу, за столом, напугало кобылку, она была готова соскочить и побежать назад. Хоть она и обижена была на свою сестру, и даже не понимала, чтобы она могла сделать. Но оставлять одну она ее не хотела, испугалась за неё. Когда поняша подняла голову и увидела Скрю наготове, она окончательно убедилась, что он ей не просто так понравился, он хороший и действительно был готов что-то сделать.

Для себя Луна решила, что ни за что к нему не подойдет, он явно опасен и вообще лучше держаться подальше от него и поближе к Скрю. Понимая это, ночная пони, невольно прижалась к его копыту.
- Я не знаю, но шерифом точно лучше быть сестре, она как раз всё запрещает и у неё правила, правила, правила... Шпионы ведь не спят ночью и я не сплю. И мне нравится, когда темно, а шпионы должны быть незаметными. - Луне не очень то и хотелось идти дальше, она с удовольствием бы осталась в этой комнате и поспала, чтобы её никто не трогал, в тишине и покое. Но что поделать, если тебя уже потащили? Кобылка даже приободрилась, услышав про реагенты, она не совсем понимала что это, но звучало здорово и загадочно. К тому же попускать пузыри это действительно весело.

Поняша закивала единорогу, давая понять, что она всё хорошо поняла и поспешила начать надувать пузыри. Со Скрю она ощущала себя как с другом, проказником, который тоже любит повеселиться, на удивление ему даже сонливость удалось прогнать. И теперь, пакостная моська, подергивая крылышками очень хотела, чтобы Селестия ее заметила и старалась направлять пузыри на неё. В мыслях она смеялась. - Ха, а мы тут и вот что делаем, пока вы какие-то книжки там читаете Тия. Но ты же взрослая, так что должна слушать старших. Вот слушай и завидуй! - Скорее всего Луна хотела так отомстить сестре за то, что та постоянно ей говорит подобное и казалось так, будто сейчас Селестию заставляют слушать нудную и неинтересную лекцию, на которую ночная пони не обращала внимания.

Раззадоренная кобылка, постепенно начинала выводить пузыри всё побольше и на всякий случай, была готова бежать, если заметят старшие и начнут ругаться. Мол это не я и меня тут вообще не было. Луне было весело от всего происходящего.

Отредактировано Луна (28-02-2018 21:52:19)

+2

51

Кобылки в зале явно испугались, и теперь за ним внимательно следило несколько пар настороженных глаз. "И правильно. Повёл бы себя так же. Ну, ещё бы выставил щит, а ещё долбанул бы себя быстренько чем-нибудь... полагаю, от этого самого долбания в чьём-то исполнении меня уберегла исключительно недолговременность этого... кхм, припадка. Чёрт! Как с этим вообще бороться? Мне что, по Лесу с постоянно активной несколькоуровневой защитой ходить? Кх."
А вот Ярт испуганным не выглядел. Возбуждённым - вполне.
- Бенефикационные? Хочешь сказать, что это было не что-то случайное, а кто-то с намерено и полностью осознанно на меня это наложил? Он не был уверен, лучше это или хуже.
Он без промедления последовал за серым аликорном. "Так, спокойно. Этот товарищ - опытный товарищ. Если бы то, что на мне, грозило бы стать чем-то опасным, он бы вёл себя иначе. Наверное. Возможно, он просто не сторонник особого соблюдения безопасности..." Некоторая его часть начала было продолжать мысль высказыванием о глазах Ярта или, если точнее, об их состоянии, но Накрит раздражённо отмёл её в сторону - ему совершенно не хотелось неосторожными мыслями обидеть этого пони. Особенно - когда, вполне вероятно, ему вскоре придётся хотя бы частично открыться разумом. Для проверки того на целостность и общее состояние, например.

Библиотека оказалась впечатляющей - значительно больше, чем та, что была в поместье его семьи. Огромная зала, и вся сплошняком заставленная стеллажами с книгами, свитками и... глиняными табличками? "Это помогает лучше сохраниться какой-то магии или это - нечто настолько древнее?" Он бы обязательно потянулся прощупать магией как свитки с табличками, так и подозрительный фиолетовый кристальный столб, но какие-либо магические усилия, когда на тебе сидит какая-то неизвестная магическая зараза может быть очень, очень плохой идеей.
"Родственники? Да, вполне возможно. Конечно, они довольно-таки разные, но как будто это кому-то когда-либо мешало быть родственниками!"
Ярт принялся искать нужную книгу, Крит же уселся и, немного так посидев и безуспешно попытавшись выявить в своём разуме что-то ненормальное, он обратился к аликорну:
- Хоть примерно понятно, что я подцепил? Можешь набросать формулку или плетение высветить в видимом спектре? Магия Леса была и в целом малоизученной, а он на ней ещё и не специализировался, но он надеялся, что какой-никакой опыт работы с ней и общий неплохой уровень понимания магии в целом тут помогут ему разобраться, что к чему.
Тут прямо перед его носом плавно проплыл пузырь. Удивлённо моргнув, он заоглядывался и увидел целую стайку других, летящих к ним, по всей видимости, из вентиляции. "Замок, в котором можно спокойно ползать по вентиляции или вентиляция, в которую встроили функцию запускания пузырей? В любом случае, прекрасно."

+3

52

Еле как оторвав взгляд от жуткого единорога, Тия, прикрыв мордочку копытом, начала стрелять глазами по сторонам. Было видно, что другим пони, присутствующих в помещении, выходка тоже не пришлась по нраву, ну, по крайней мере сестрам-единорожкам. Бедная Эрика и вовсе сейчас собиралась расплакаться. От этого становилось легче. Нет, Тие не нравится, когда кто-то плачет, просто теперь она со своим визгом выглядела не так глупо да и другие тоже видели опасность в Крите. Кроме Ярта...
Аликорн на представление отреагировал... своеобразно. Кобылка, в общем-то, и не успев ничего толком понять во всей этой суете и бесед Ярта с самим собой, оказалась в коридоре по пути в библиотеку.

Всю дорогу до библиотеки она шла тихо, молча и старалась держаться от Накрита как можно дальше. Из рассуждений барончика Селестии было известно, что единорог страдал то ли от проклятия, то ли некого магического эффекта, она так толком не смогла понять сути.
«А может, это было своеобразное благословение?» - напряженно подумала Селли и тряхнула головой. Интересная мысль, но делиться не стала. Не хотелось выглядеть глупо. Вдруг она окажется не права и два старших жеребца подумают о ней, как о мелкой кобылке, которая пытается выеживаться со своими скромными знаниями.
В любом случае, каким бы хорошим дядькой Крит не был на самом деле, его стоило оберегаться. Мало ли... вдруг это заразно? Или вдруг у него снова случится этот припадок?
Впрочем, как бы эти мысли не волновали юную аликорну, все её тревоги разом ушли, как только она увидела эту чудесную библиотеку! Огромная, просторная, со множеством стеллажей и с древними табличками! Тут даже оказался собственный непонятный кристалл! Не удержавшись, Тия издала тихий писк восторга. Про подобные огромные библиотеки ей доводилось читать только в книжках. Ей хотелось было уже рвануть с места и пойти исследовать, потрогать копытками и древние таблички, и непонятный кристалл, но аликорну остановил так не вовремя заданный вопрос Ярта.
- А, ну, да. Я — её старшая сестра. - выдала она, нетерпеливо с какой-то долей раздражения оглядываясь. Ну, вот захотелось ему пристать со своими неуместными вопросами именно сейчас! - Разве не заметно? Мне всегда казалось, что мы с Луной довольно похожи... - Селли глубоко вдохнула, пытаясь подавить раздражение и сосредоточиться, чтобы ответить на вопрос. Странно, но показалось, что этот вопрос почему-то очень важен, - Да, иногда бывает действительно сложно, учитывая, что с нашим образом жизни нужно придерживаться некоторых... правил. Довольно строгих правил. Я стараюсь оберегать Луну и, может, у меня не всегда это выходит, - она смущенно повела копытцем по отполированному полу, вспоминая, при каких обстоятельствах она оказалась с младшей сестрой здесь, - но я надеюсь, когда-нибудь она поймет, что все это я делала ради неё и её безопасности, а не чтобы ограничить свободу или назло испортить все веселье. И надеюсь, что поймет: старшая сестра тоже совершает ошибки.
Вздохнув и больше не сказав ни слова, Селестия взлетела. Совсем невысоко, ведь в крыльях еще отдавало болью, и подлетела к ближайшему стеллажу рассматривать книги, рукописи. Только вот от данного занятия её отвлек... пузырь, который она приметила боковым зрением. Да, из вентиляции вылетала вереница мыльных пузырей, что было крайне странно.
- Эм, Ярт? Кажется, у вас вентиляция барахлит. - указала кобылка копытом в сторону вентиляционного окошка, - Вроде бы вентиляции не предназначены для пузырей... 

+3

53

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    Аликорн, спустя пять минут копания на полках, притащил на стол с фиолетовым столбом толстый фолиант с заголовком "Основные мотивы неклассических магических операций". Имя автора с обложки было с усердием вымарано.
    — Бенефикационные это значит доброкачественные, добродетельные. Цель этого заклинания — помочь. Специально ли на тебя его наложили, или ты подцепил что-то, предназначавшееся не тебе, или это вовсе дикая магия, тут не понять. Хотя чего тут понимать? Зелёное пятно, зелёный — цвет травы и леса. Вспоминай, что было в лесу и кто тебя или не тебя благословлял.
    Полем телекинеза Ярт листал страницы книги с впечатляющей скоростью, а неярко засветившийся синим фамильяр у него на макушке, растопырив крылышки, во все глаза следил за этим. Сорви-голова и книжник — нечасто эти качества сочетаются в одном пони. Но в случае данного аликорна смесь получилась весьма гремучая.
    — Во! "Слепок". Это заклятье держит в себе какую-то информационную матрицу. Не в точности оно, но похоже, значит, по крайней мере, действует тоже похоже.
    Ярт повернул к Накриту разворот книги, на котором была схематично изображена часть магического плетения. Комментариями к схеме было показано, как именно в плетение внедряется сама информационная структура, с какой стороны должны быть блоки привязки, помеченные как "разные для разных жертв".
    — Селестия? Ты же вроде чего-то хотела в библиотеке? Стоп, каких пузырей? — Ярт обратил внимание на происходящее только когда один из пузырей лопнул неподалёку от его морды, и воздух наполнился тонким цветочным ароматом. Кажется, это сирень. Аликорн принюхался. Выражение его морды в этот момент стоило того!  — Проретонское масло?! Скрю, шоб ты на кикиморе женился! Я понимаю, что на этой неделе моя очередь быть серьёзным, и ты отрываешься, но не настолько же! Ну-ка вылазьте оттуда!
    Ярт засветил свой рог и снял с пазов тяжёлую вентиляционную решётку, с звучным ударом опустив её на пол. Сразу после этого точно так же магией злой дядя-аликорн отобрал у жеребёнка бутылочку и уставился на неё слепыми глазами.
    — А пробка где? Ценный реагент! На пузыри тратить! Вы вообще там! Скрю, я тебя в Эрикхорнский зоопарк отправлю, на роль южного чёрно-белого медведя!
    Скрю вылез из дырки в стене первым, чтобы отвлечь на себя недовольство баронёнка. Это сработало — Ярт буравил взглядом и злился теперь на шерифа, оставив в покое Луну, только всё ещё ждал от неё возврата крышки бутылька.
    — Кошмар, напарница, нас раскрыли! Ну и ладно. Зато мы подслушали очень милое откровение твоей сеструхи, а? О, а чего вы тут устроили?
    Скрю рассматривал страницы книги, ничуть не обращая внимание на багровеющего Ярта, который молчал только потому, что не мог подобрать цензурной фразы. По морде аликорна читалось "Это МЫ тут что устроили?!"

+2

54

Довольная проказами Луна, с хорошим настроением спрыгнула вниз и еле сдерживалась от смеха, даже не смотря на то, что её отчитывал аликорн. Ехидно улыбаясь в сторону Скрю, она протянула в сторону Ярта всё, что у неё оставалось в копытках, мол ну бери, мне не жалко.
- А что ещё можно у вас поделать? Я читать не очень люблю, это больше  по части Тии и вообще, шпионами быть весело! - Как ни в чём не бывало, Луна повернулась к сестре, прокрутив в голове, всё то, что она сказала и перестав дуться добавила. - Мы шпионы, Тия! - Ночная пони не сказала, что она не обижается или понимает сестру, посчитала это ненужным. Да и портить себе весёлое настроение, возвращаясь к старым обидам на старшую не хотелось. Лучше поделать ещё что-нибудь интересное. Только вот что было интереснее, попытаться убежать и спрятаться или же понаблюдать, как Ярт бронится на Скрю. Воспользовавшись магией, Луна всё же решила не отдавать проволоку с остатками жидкости, которой она создавала пузыри и пролевитировала её Тии, мой попробуй сама, это весело. - А чего вы здесь все собрались? Тут же скучно.

Тут на глаза попался и Накрит, который тоже был в этой комнате. Рог Луны тут же погас, перестав взаимодействовать с проволокой и сделавшись серьезной, она запряталась за Скрю, настороженно глядя на единорога, что недавно вёл себя пугающе за столом. Кобылка притихла.

+2

55

Пока Селестия говорила, Накрит внимательно её рассматривал, внимая её словам. "Насколько сложно вообще жить, будучи аликорном? Насколько часто встречаются умеющие видеть через иллюзии? Насколько часто встречаются просто способные распознать аликорна по магическому следу? Насколько сложно такой магический след замаскировать и насколько - обнаружить, что магический след замаскирован? Как минимум, тут есть индивидуум, умудряющийся быть наследником барона и, одновременно с этим, аликорном. Впрочем, они тут весьма далеко от особо оживлённых мест - не думаю, что такое бы прошло в столице... Во имя Хаоса, как же я хочу запереться тут с вами тремя, натащить анализирующих штук, работать и говорить, говорить, говорить..." В его взгляде промелькнула тоска. "Но не стоит забывать о реальности - как успешно я должен помочь вам, чтобы вы позволили пройтись по вам хотя бы простейшими анализирующими?.."
- Да, я, - единорог усмехнулся, - знаком с староэквестрийским. Я к тому, что если у такого заклинания есть именно цель помочь, то разве наложившее его не должно в той или иной мере иметь намерения наложить его с, собственно, такой целью? О том же, кто... - он приостановился на некоторое время, начав перебирать в голове воспоминания о недавнем походе к Озеру. - Совсем очевидного в голову ничего не идёт. Но я плохо знаю Водяную, и мало ли, что она сочла нужным сделать. И, если задуматься, то Леццин... Щёлк - воспоминание стало на место. "Ага. Леццин. Прямо мне в мысли затранслировал - "нечисть не тронет". Развиваешь внимательность, развиваешь, но это ничуть не мешает ей продолжать тебя подводить..." - Да, у меня даже есть предположение, что оно может делать. "И даже то воздействие, которому я подвергся - оно так то-о-онко указывало на древесного волка, что я буквально ощущал себя таковым!"
"Насколько откровенным я могу с ним быть? То, что кто-то аликорн, и даже то, что этот кто-то посвятил тебя в свою аликорнячью тайну, ещё не говорит о том, что он совершенно спокойно отнесётся к идеям о некромантии. С другой стороны, в Лесу интересные места не ей одной славятся. Да и, в общем-то, придёт он к выводу, что я желаю там пошататься в поисках знаний именно о ней, и, собственно, что? Думаю, с кем, с кем, а с этим товарищем на предмет обращения к каким-нибудь служителям Тиары можно быть спокойным."
- Леццин снабдил меня знаниями о местоположении одного любопытного мне места, а заодно сказал, что нечисть меня не тронет. Я тогда подумал о варианте, что он с ней поболтает, и она великодушно согласится с тем, что есть меня не стоит, но вполне вероятно, что вместо этого он просто ткнул в меня каким оберегающим от агрессии нечисти плетением. Тут глаза Крита загорелись. - Слушай, как полно ты сможешь перенести именно вот это вот, - от ткнул копытом в зелёное пятно на своей шее, - плетение на бумагу? В любом случае, был бы тебе крайне признателен! Я бы и сам, да вот всё ещё опасаюсь, что если потянусь к нему магией, то меня снова накроет.
Он нахмурился.
- Но, что важнее - можешь оценить, насколько оно вообще опасное и сколько примерно продержится?
Накрит любил пузыри. В любое другое время он бы непременно занялся тем, чтобы продлевать жизнь этим переливающимся радугой шарикам радости хотя бы до пары часов, но сейчас на этот счёт он мог испытывать лишь досаду - нельзя рисковать, используя магию, если он не стабилен.
А пузыри, судя по реакции Ярта, помимо того, что банально не должны были тут летать, так ещё и состояли не из простой мыльной воды. Накрит с усмешкой пронаблюдал, как аликорн вытащил вентиляционную решётку, открыв находящимся в библиотеке вид на Скрю с маленькой Луной.
- И снова здравствуйте. Жеребец приветственно улыбнулся. - Мы тут пытаемся разобраться со штукой, благодаря чудесному эффекту которой я секунд десять искренне считал себя суровым хищником Вечнодикого Леса. Сами понимаете - как опыт это, конечно, крайне любопытно, но вот когда такое происходит без твоего на то желания, может мешать.
Реакция Луны на него была... не самой приятной. Её можно было понять, конечно. Дяди, у которых от чего-то магически поехала крыша - это те, кого маленьким жеребятам явно стоит опасаться. Всё ещё неприятно, даже в некоторой степени болезненно и... крайне неудобно! Он должен был по максимуму наладить доверие с каждым из этих чудесных созданий, а не поломать его. "Всё же как невовремя."

+3

56

Из вентиляции показался источник непонятных мыльных пузырей — бородатый дядька и Луна. И, в общем-то, Тия не очень этому удивилась. Вот чему она удивилась так это тому, как быстро вспылил Ярт на эту выходку. Они же ничего плохого не сделали: вентиляцию не испортили, книги пузырями не залили... Кобылка, приземлившись рядом с Луной и Скрю, уже хотела было вступиться за сестру, но единорог её опередил, приняв на себя большую часть негатива со стороны слепца.
- Как вы вообще оказались в вентиляции, шпионы? - спросила Селестия, посмеиваясь, а затем дунула в проволоку, которую пролеветировала к ней сестра, - Ладно, Луна, это действительно весело, но верни проволоку дяде Ярту, а то он скоро от злости лопнет. - сказала она, когда увидела, как младшая целенаправленно действует бароненку на нервы.
Веселье весельем, но элементарную благодарность знать надо, все-таки их здесь хорошо приняли, накормили и готовы были помочь с недугом Луны. Впрочем, пробку отбирать не пришлось, ибо маленькая аликорна сама от страха выпустила её из телекинетической хватки, заметив Накрита. Гадать долго не пришлось, почему она так отреагировала, все-таки сама Селестия тоже опасалась Крита.
- Лулу... - вздохнула она, подбирая проволоку, - дело в том, что Накрит тоже заболел серьезной болезнью, отчего тогда и повел себя так странно. Поэтому собрались мы здесь, чтобы понять причину его недуга. - поднеся проволоку к губам, аликорна снова дунула и вылетевший пузырь лопнул об морду Крита, - Ой... извините... - смутившееся Тия подошла к Ярту и вернула ему многострадальную пробку.
Решив убраться подальше от места конфликта и получше изучить огромную библиотеку, она подлетела к очередному стеллажу и вытащила книгу наугад. Это оказалось не то... что она хотела, ну, хотя бы не кусалась.
- А что это кристалл? Для чего он здесь? - вопросила Селли, поставив книгу на место и подлетев к странному кристаллу.
Интересная штука. Только вот зачем в него понатыкали всякого? Словно пытались его то ли разрушить, то ли просто так проверяли на прочность. В порыве самоубийственного любопытства аликорна схватила копытцами за нож и начала тянуть на себя, пытаясь вытащить.

+3

57

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    Ярт пялился на Скрю с плотно сжатыми губами — то ли как выражение возмущения, то ли просто чтобы не наговорить лишнего при жеребятах. В конце концов, это самое дурацкое качество, свойственное жеребятам и идиотам. Даже если ты их сейчас обматеришь в пять этажей, ничему ты их не научишь. Разве что пару формулировок нецензурных запомнят. Но как же хочется! Спас от конфуза Накрит. Он отвлёк Ярта вопросом, заставив аликорна озадаченно поморгать, прежде, чем до него дошла суть фразы.
    — Что? Да не вопрос, могу и записать. А зачем тебе? — Ярт выдохнул, успокаиваясь, и выдернул откуда-то из-под стола пустой свиток, а затем прикоснулся магией к покрашенному месту на шкуре Накрита. Пером для записи он пользоваться не стал, вместо этого захватил магией каплю чернил, вытянул её в столбик и начал чертить схему прямо так. Выходило не слишком ровно, но в целом, структура плетения была ясна. — Вот тебе и ответ. Леццин, это дух-леший, да? Ясен пень, что он не считал дикость чем-то плохим. Ну тогда, чтоб снять такое, тебе либо к нему самому, либо к друидам... Хотя вон тот модуль похож на развеивание. Но условие, при котором он сработает — неясно.
    Ярт положил схему заклинания на стол перед Накритом, но так, чтобы написанное мог прочитать и подскочивший Скрю. Мало ли что этот хаосит скажет. А пока все читают свиток, аликорн уже спокойно забрал пробку у Селестии и всё-таки закупорил пузырёк эфирного масла, прекратив испарение дорогого ингредиента. 
     — Что до опасности... Заклятье диковатое, как ты понимаешь. Сам видишь, такая мешанина это отнюдь не домен порядка, — он кивнул на схему. — Но если подумать, то и щитом простым покалечиться можно, если его сделать вокруг себя да сжать резко. Осторожничать надо, да. Но бояться, в целом, нечего!
    Ножик, который дёргала Селестия, даже не заметил её потуг. Застрял намертво, словно столб сплавлен с клинком. Это явно было ненормально. Хотя, кажется, в месте втыка показались какие-то искорки фиолетового оттенка...
    — Это? Ты там без энтузиазма, пожалуйста! Будешь смеяться, но это пыльца. Столб пыльцы, удерживаемый защитным кругом внутри. Я пока опасаюсь снимать круг. Ну и сами феи там же... Её там столько и она под таким давлением, что кажется твёрдым телом. Даже нож застрял. И топор... Стоп, а колотушка там откуда? Скрю?!
    — Что? Мне любопытно было. Она туда не лезла, а потом я её разогнал магией и она застряла. А она тебе нужна была?..
    Ярту оставалось только вздохнуть и устало потереть копытом лоб. Вот как можно работать с ними? Ладно жеребята, но этот-то... Только Накрит и выглядит нормальным.
    — Накрит, Селестия, Луна. Расскажите, чего вы стоите в бою. И про фамильяра не забудь, — добавил он, когда его синий воробей всё-таки осмелел и подлетел к Филомене, усевшись в шаге от неё и, склонив голову набок, что-то вопросительно пропел. — Нам нужно продумать, как мы будем вести себя в лесу. Надеяться на то, что бенефикар на Накрите отвадит от нас нечисть — это можно. Но мало ли.

+2

58

Луна неодобрительно взглянула на Селестию, нахмурившись, будто бы безмолвно говоря: Тия? Не называй меня Лулу! Тем более при ком-то ещё!
- Как что? Мы шпионили! - Выпрыгнула кобылка вперед, воскликнув и глядя на Накрита фыркнула. - А ты не обижай Тию! Я может и маленькая, но не дам её в обиду! - Ночная пони, хотела выглядеть строже, пытаясь состроить страшную мордашку. - Поэтому не болей! Зачем заболел вдруг? Вон к той обратись, она как в больнице ходит тут. Си... - Тут она запнулась, забыв имя той пони, что заставила её вдохнуть лекарства. - Сиии... В общем она тебе укол как даст, попа разболится и выздоровишь!

Возможно дело шло к вечеру, поэтому Луна так приободрилась. А может небольшое приключение вместе со Скрю расшевелило её. Теперь она растопырила пёрышки и взглянула на Ярта. - А я вообще могу! Кидаться много чем, сражаться! Пока Тия спит по ночам, я палкой махала! - Вся такая расхрабрившаяся, юная аликорна распушилась и стала искать взглядом,  на чём можно было бы продемонстрировать свои умения и доказать всем, что она не только хороший шпион, но и за себя постоит и за сестру. На глаза попалась книга, на вид тяжелая, кобылка улыбнулась и её рог зажегся. - Вот так могу! Так! И так! - Махала она книгой вокруг себя, вроде бы получалось неплохо, знание - сила, пока она не отвлеклась на то, чтобы посмотреть реакцию сестры и не выпустила своё оружие. Раздался звук чего-то разбитого, к несчастью это оказался злополучный пузырек. Кобылка раскрыла рот, одновременно в удивлении и страхе, рванув за Селестию и поджимая хвост. Вдруг ругаться начнет пуще прежнего.

Отредактировано Луна (05-04-2018 20:11:24)

+3

59

Маленькая Луна выглядела... милой. Крит не знал, сколько в его симпатии от действительно милого вида кобылки, а сколько - от "Аликорн! Аликорн! Алико-о-о-о-орн!", продолжавшего настойчиво крутиться в его разуме, но синяя малышка ему понравилась. Хотя, конечно, надувать пузыри из ценных ингредиентов - всё равно хулиганство.
- Не беспокойся, Луна. Я ни в коей мере не заинтересован в том, чтобы навредить твоей сестре. "Скорее, я заинтересован в прямо противоположном." - А болезнь моя, как оказалось, очень полезная. Скорее, правда, болезнь - это побочный эффект от полезности. Когда пузырь лопнул прямо о его нос, Крит удивлённо моргнул, после чего насмешливо фыркнул.
- Да ладно тебе, Селестия, за что ты извиняешься? Лопать пузыри носом - весело!
Накрит хмыкнул.
- Заклинание, делающее нечисть неагрессивной - да это же подарок просто! Он фыркнул. - Владей я таким раньше, невероятно бы жизнь облегчило! А уж если от долбания по разуму дикостью можно будет избавить... Продолжая следить за вырисовывающейся схемой, он уже не так радостно произнёс:
- Если, конечно, я вообще смогу его повторить. Поглядывая некоторое время готовую схему, он нахмурился и произнёс:
- Но, кажется, не судьба. "А жалко то как!" - Но, хей! - его мордочка обратно просветлела. - В конце-концов, это плетение, сотворённое мощным лешим - наверняка там найдётся что любопытное!
Единорог задумчиво кивнул.
- Ла-а-адно... Кажется, если я не буду снова пытаться лезть в него, пока оно активно, снова вдарить по мозгам оно не должно, так что магию можно применять свободно.
Маленькая аликорн, тем временем, продолжила вести себя мило - растопорщила пёрышки и начала говорить о том, какой она замечательный боец. Это в некоторой мере обрадовало единорога. Он почти что ожидал, что сейчас малышка возьмёт и, не моргнув, выдаст подробную характеристику своих боевых навыков. Но нет - какую бы жизнь она не вела, это не смогло отнять у неё этого ребячества.
Бдыщ, звон - это младшая из сестёр в своём энтузиазме показать, какой из неё чудесный книжный фехтовальщик, разбила бутылочку с той самой жидкостью, пузыри из которой совсем недавно летали по комнате. Крит чуть поморщился - он очень хорошо понимал боль от бессмысленной и глупой потери ценных ингредиентов. Хотя, в его случае тем, из-за кого что-то такое терялось или бездарно тратилось, был либо кто-то из его товарищей, либо он сам.
В любом случае, стоило ответить на действительно важный вопрос Ярта.
- Всю базу эфира сотворяю без проблем, включая групповые плетения - хотя, если кто-то из вас тоже ими владеет, то перед применением в бою лучше будет хотя бы пару раз попрактиковаться, я всё же к вашей магии совсем непривычен. В общем-то, телепортация, модифицируемые щиты, энергитические лучи, телекинетические толчки, эфирная стрела, небольшие молнии и кратковременная левитация - всё это могу, умею и практикую. Телепортация, практикуемая мной, такова, что я без проблем перемещаю на хорошие расстояния одного себя, а вот телепортация с ещё кем-то потребует уже больших затрат. Если в небольших пределах я смогу повторить такое несколько раз, прежде чем выдохнусь, то вот на ощутимые расстояния, которые обеспечат уход от опасности, я смогу так скакнуть только раз. Крит задумчиво потёр подбородок. - Я способен также на высший эфир, но слишком медленно его пока кастую, что во время боя не очень удобно. Да и кушают они у меня сил сейчас... В общем, разве что если кто прикроет и как экстренная мера. И я могу проводить некоторые обряды и чертить в рунах простейшие накопители и перенаправители энергии - нечасто применимо в бою, но если у нас будет возможность подготовки незадолго до него, вполне может помочь. Поставив копыто обратно на пол, он перевёл взгляд на серого аликорна и спросил:
- А ты, Ярт?

+3

60

Пока Ярт рассказывал что-то важное единорогу, Селестия, толком не вслушиваясь в разговор, продолжала увлечено дергать ножик. В ней внезапно проснулся исследователь, поэтому и хотелось увидеть, как странный кристалл на такое отреагирует. Впрочем, окрик Ярта, как и странные искры, посыпавшиеся из трещин, быстро убили в аликорне все любопытство, и та резко отпрянула в страхе от кристалла.
- Ну... ладно... - смущенно пробурчала она и приземлилась рядом с Луной.
Хотелось расспросить, как здесь оказались феи с их пыльцой и вообще про фей в целом, только вот бароненок, сосредоточенный на более насущной проблеме вряд ли ответит, да и влезать как-то не хотелось... Тия широко заулыбалась, когда увидела реакцию сестры на ласковое прозвище, а потом и вовсе захихикала, наблюдая за милым ребячество Луны. Только продолжалось оно не долго.
Бзынь. И бутылочка с редким реагентом разлетелась в дребезги. В удивлении приподняв брови, аликорна несколько секунд глупо смотрела на осколки у копыт, а потом до неё все дошло.
- Извините, пожалуйста! - ни секунды не медля воскликнула она, раскрыв крылья, чтобы получше закрыть собой сестру, - Это вышло случайно. Она не хотела разбивать этот... этот эфир!
Сказав это Селли посмотрела на бароненка щенячьими глазами. Так себе прием, еще и унизительный, но она не представляла, как Ярт отреагирует на такую бездарную потерю редкого ингредиента.

+1


Вы здесь » Old Equestria » Лес шёпотов » Замок Виндавуд