Old Equestria

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Old Equestria » Лес шёпотов » Замок Виндавуд


Замок Виндавуд

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/01/fe7868542fc1eea1b9b9e5d2448a570b.jpg

0

2

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]<-- Гринвуд
     Сознание вернулось как-то незаметно. Вот перед глазами было небо — несколько мгновений тьмы — и вот перед Сонатой высокий белый потолок. Сколько она уже в него пялится? Секунду? Минуту? Час? И только потом удалось вспомнить часть событий, предшествующих отключке. Её тащили в замок всё те же двое — единорог с птицей и шериф. Скрю держал телекинезом за передние копыта, а Ярт — за задние, аргументировав это тем, что он "уж точно пялиться ни на что там не будет". Сама дорога до замка не вспоминалась, видимо в то время сознание к ней не возвращалось.
     Болела задняя нога, в которую пришёлся первый укус феи. И почему-то ещё и голова. Последствия отравления или же в её черепушке тоже покопались? Как знать, алхимики и медики — народец себе на уме. Однако несмотря на ноющую боль, самочувствие фестралки было несравнимо лучше, чем в те тягостные, гнилостные секунды перед обмороком. Тело её вполне себе слушалось, ноги, правда немного затекли, но всё же. Переднее копыто, которое было недавно повреждено и заднее покусанное покрывали чисто белые повязки. На сей раз ни одна из них не стягивала сустав и не мешала шевелиться.
     Комната, в которой оказалась Мышка, была светла и просторна, сквозь большие окна в неё проникали лучи рассвета, а дальнюю стену освещали магические светильники, явно из недешёвых. Она лежала на кровати, которой больше подошла бы роль брачного ложа, чем больничной койки. С такого лежака и вставать не хотелось. Может быть, и не пришлось бы, если бы сбоку, у окна за большим рабочим столом с обитой железом поверхностью, не сидел уже знакомый Сонате серый аликорн. Сейчас на нём не было плаща, но спину и крылья закрывал белый халат. Рядом со столом стоял шкаф, очевидно, предназначенный для хранения ингредиентов, на котором, нахохлившись, сидела птица — питомица алхимика.
     — Проснулась? — не отворачивая морды от какой-то алхимической финтифлюшки, похожей на перегонный куб, подал голос он. Птица на шкафу скосила на Сонату хитрый глаз.
     — Как себя чувствуешь? Боли, жжения, головокружения, онемения есть?
     Слепец не оборачивался к фестралке. Да имело ли это смысл, если глаза затянуты бельмами? Однако с окружающими предметами Ярт обращался весьма точно, да и в пространстве сносно ориентировался.
     В остальном комната пустовала. Это явно была не лаборатория и не операционная, скорее похоже на спальню, в которую зачем-то поставили алхимический стол и шкаф. Неужели притащили специально, чтобы аликорн мог следить за пациенткой?
     — И, наверное, у тебя возникли вопросы. — он вздохнул и всё-таки повернулся к кровати мордой. Пустая формальность для слепца, но знак уважения для видящего собеседника. — Спрашивай, если хочешь.

+1

3

----->Гринвуд
Перед глазами все стоит белое. Где она? Неужели так и выглядит загробный мир? Просто ерунда какая-то... Резкая боль стрельнула в голове кобылки. Тихо шикнув и зажмурившись, серая сжалась в комок и перевернулась на бок. У неё болит голова, а также задняя нога, если она все это чувствует, значит тело у неё на месте и она еще жива. Её кто-то тащил за ноги... да, все та же пара — единорог и аликорн.
Открыв глаза, Лунная осмотрелась. Сейчас она лежала в какой-то просторной комнате и довольно богатой на вид, но очень пустой, а чуть поодаль, сбоку, сидел тот же серый аликорн, который крутил перед мордой какую-то алхимическую штуку. Странно. Для слепца очень уж он хорошо ориентируется в пространстве, словно никаких бельм у него на глазах и не было. Фестралка чуть привстала и уселась, потерев глаза копытами.
-Угу... 
Чувствует она себя намного лучше, если не учитывать боль, по крайней мере её слушается тело, что уже прекрасно.
-На... - слова крылатой прервал кашель. Прокашлявшись, она продолжила, - кхм, намного лучше... только голова болит.
Шпионка замолкла, обдумывая, что делать дальше, и осматриваясь более внимательно. На шкафу сидел синий соловей, посматривая на гостью. Какой-то он странный на самом деле, выглядел вполне обычно, но что-то было в нем не то. Сощурившись, разведчица наклонила голову на бок и уставилась на птицу в ответ. Кобыла отвлеклась от птицы и посмотрела на серого. Она даже и не знает, что спрашивать. Почему он так хорошо ориентируется в пространстве хотя слепой? Почему птица такая странная? Или как он так хорошо умудрился прятаться все это время, чтобы эквестрийцы его не убили? Нет, все это не подходит! Это либо слишком грубо, либо слишком личные вопросы.
-Хм, а где я нахожусь? - вполне хороший и нейтральный вопрос, - И где мои вещи?
Тоже хороший вопрос. Только сейчас мышка заметила, что на ней нет плаща и сумки и ремней с кинжалами тоже, от чего ей было немного... неуютно.

Отредактировано Лунная Соната (30-03-2017 21:58:53)

+1

4

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     Морщится, но шевелится. Даже сидеть может. Значит, нервные окончания сгореть не успели.
     — Хорошо, значит, жить будешь. Ближайшие часы, правда, жить фигово... Но будешь. Сикл успела тебя откачать. Яду ты хапнула — двоим хватило бы. Тут уж неудивительно, что голова ноет, это нормальная цена за то, что не стали отрезать ногу.
     Пичуга спорхнула со шкафа на макушку аликорна и нахохлилась там, словно обидевшись. Кажется, ей не хотелось этого делать. Но кто её мог заставить? Она же птица!
     — Я, наверное, должен принести свои извинения. Всё-таки феи прилетели в деревню именно за мной. А досталось тебе. Некрасиво получилось, — Ярт повернул голову в сторону, словно бы "отводя глаза". Соловей, едва не соскользнувший с его головы, недовольно чирикнул. — Прости. Но мы всё исправили! — с этими словами он неловко улыбнулся.
     Его рог засветился и где-то за дверью звякнул колокольчик.
     — А находимся мы в моих покоях. Не бойся, перины чистые, — Ярт задумался, припоминая, что именно нужно добавить к такому заявлению, чтобы было понятно. — Ох, совсем забыл, я не представился. Для меня честь назвать своё имя: Ярт, наследник баронства Виндавуд. И мы в моём родовом замке. Ну, вернее, в замке моего отца, но разницы особо нет, как будто кто-то будет спорить из-за того, чья это земля.
     Ярт снова отвернулся к своему столу и начал убирать с него оборудование. Его было расставлено не так много — ему пришлось закупорить пару колб да убоать в шкафчик перегонный куб. Конечно, это всё бы ещё отмыть... Но с этим справится и Мади. Зря он, что ли, ассистентке деньги платит.
     — Ты как, на копытах держишься? Подходит время завтрака.

+1

5

И слава Нарну, что откачали, наверное, умереть нелепой смертью — один из больших страхов Сонаты. Мало того, что запомнить её могли, как... не очень хорошей пони, так она и померла бы самым идиотским способом. Кобылка молча наблюдала за странной птицей, по которой было понятно, что слетать ей очень-то и не хотелось. На извинения аликорна фестралка лишь махнула копытом.
-Ничего. Бывало и не такое и, полагаю, это мне помогло многое переосмыслить... Мне интересно, где вы умудрились найти столько фей?
Нет, ну правда. За все свое путешествие она ни разу не наткнулась на фею, она даже не верила в их существование до того момента, пока её чуть не искусали насмерть.
А, тогда это объясняет богатые убранства комнаты. Только зачем говорить про чистые перины серой было не совсем ясно. Уж все-таки нормальная кровать куда лучше, чем каменный пол в проклятом наритском храме.
-Приятно с вами познакомиться, - улыбнулась разведчица, - меня зовут Мышка.
Все-таки свое настоящее имя называть не стоит. Она и так подставилась очень и очень сильно, когда её увидела почти вся деревня, а теперь она находится в замке местного барона. Тогда уж лучше, чтобы горе-шпионка хоть немного замела следы. Одно хорошо — её морду почти никто не видел, помимо Ярта. Мда, как-то ей не очень приятно врать ему, но ничего плохо от малюсенькой лжи не будет.
Лунная немного неловко слезла с кровати и встала на дрожащие ослабевшие ноги. Снова поморщившись, она чуть поджала, болящую, заднюю ногу. На неё опираться довольно больно. Хотя аликорн говорил, что ей чуть не отрезали эту самую ногу, поэтому неудивительно.
-Завтрака? - немного сбитая с толку ночная глянула в окно, заметив разгорающийся рассвет. Сразу же убрав морду от очень уж яркого света, давящего на больную голову, Ната глянула на жеребца. Какое-то странное время для завтрака. Завтрак должен быть вечером или хотя бы ночью... А, точно. Крылатая тряхнула головой. Он же днем не спит, - А... ну, для кого-то это скорее поздний ужин.
Сказала Соната и дохромала до стола алхимика.

Отредактировано Лунная Соната (03-04-2017 22:17:37)

+1

6

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — Слушай, я понимаю, что приличия и этикет, бла-бла, но мы как бы вместе от нечисти отбивались, можно и на "ты" перейти. А то как чужие, право слово.
     Когда фестралка самостоятельно поднялась с постели, Ярт одобрительно хмыкнул. Сам он медиком не был, но по мордам врачей и репликам Сикл, возмущённой тем, как "отхайдокали бедную девочку", понял, что ситуация для Мышки была на грани инвалидности. Яд фей сжигал нервные окончания в месте укуса. А если в ноге нет нервов, она превращается в бесполезный неподвижный отросток.
     — Фей я нашёл в лесу. Их, как и меня, привлекла какая-то вспышка тёмной магии, но источника мы с ними на месте не нашли и мелкие паразиты решили, что черномагичную вкусность у них украл я. К тому же это оказался уже знакомый мне рой. Скажем так, наши интересы пересеклись, когда я понял, что тела фей отлично разбираются на алхимические ингредиенты. Пыльца, яд, кровь, всё такое. Мы тогда повздорили, а они ух какие злопамятные. Ну и прилета... Э-э... Прибегаю я на опушку, а там они. Смотрю на них, и понимаю — надо драпать. Основной рой остался там, в лесу, за мной увязалась едва ли пятая часть.
     Дверь в спальню приоткрылась и в проёме показался пожилой пегас рыжего с проседью окраса. То был дворецкий замка, который прибыл по звонку алхимика.
     — Чем я могу быть полезен, господин... и госпожа? — спросил он, привычно чуть склонив голову и не смотря ни на кого прямо.
     — Барти, передай, пожалуйста, на кухню, чтобы к завтраку подали на один прибор больше. Наша гостья очнулась. И пусть откроют красного вина, это полезно для восстановления крови. Мы скоро спустимся.
     Пегас кивнул и всё так же флегматично скрылся за дверью.
     — Ах да, я совсем забыл, что ты ночное создание. Тогда после еды ты сможешь вернуться сюда и продолжить сон, но во всяком случае перекусить надо. Иначе Сикл мне морду откусит, а тебя спеленает и будет кормить с ложечки.
     Птица высунулась из гривы Ярта и вопросительно что-то чирикнула, свесившись вниз, к его носу. От таких её шевелений шевелюра аликорна по уровню ухоженности была похожа на гнездо.
     — Да, Сикюель, и тебе достанется орешков. Так что не дуйся.
     Что интересно, соловей, похоже, прекрасно понял речь хозяина и, удовлетворённо встопорщив перья, снова умостился на своём месте. Теперь, когда Мышка разглядывала птицу с небольшого расстояния, стоя рядом с Яртом, было заметно, что её облик как-то размывается. Если пристально разглядывать перо на её крыле, то ничего такого заметить не удастся, но взглянув "краем глаза", можно понять, что при движениях соловья может чуть смениться форма хвоста или немного посветлеть окрас. Впрочем, кто же будет ожидать, что у такого необычного дворянина будет заурядный питомец?
     Ярт не стал задерживать события и, оставив оставшиеся алхимические инструменты лежать как есть, открыл было дверь покоев, чтобы направиться вместе с гостьей вниз, в обеденную залу, но его планам не дано было осуществиться. За порогом их ждала засада.
     Засада представляла собой притаившуюся молодую кобылку-единорожку. Явно высокородная, блекло-рыжего, скорее коричневого окраса, она компенсировала тусклость шёрстки кричащим ярко-жёлтым платьюшком, которое, несмотря на абсолютно вырвиглазный цвет, смотрелось относительно неплохо.
     — Йарррррт! — имя аликорна эта самая "не очень" в мире ниндзя буквально прорычала. — Ты, деспот и тиран, а ну отдавай всех пленниц! Я пришла их у тебя отвоёвывать!
     Алхимик глубоко вздохнул. Ему не требовалось видеть, чтобы понять, кто именно стоит в проходе и в притворной ярости роет копытом паркет.
     — Эрика, тебе вот прямо не терпелось до завтрака, чтобы посмотреть на гостью? — он покачал головой, но на его морде сама собой нарисовалась нежная улыбка. — Что ж, тогда мне надо вас представить. Мышка, это Эрика, моя сестра. Эрика, это Мышка, наша сегодняшняя гостья. Эрика, я понимаю, что время до начала завтрака ещё есть, но это не повод торчать в дверях.
     Но Эрика не слушала. Она во все глаза пялилась на настоящую фестралку! Представители ночного народа редко бывали в замке, и в последний такой визид единорожка была ещё слишком маленькой и совсем ничего не запомнила. Значит, сейчас надо запомнить за два раза!

+1

7

Ну как отбивались... Это уж скорее спасали искусанную Сонату. Усмехнувшись, кобылка слегка улыбнулась.
-Как пожелаете, сударь, - подразнила шпионка аликорна, не удержавшись.
Вот от рассказа про фей ей стало совсем невесело. Так вот оно что... Уж фестралка никогда бы не подумала бы, что мелкие подлюги жрут темную магию. Интересно, он нашел книгу, если, конечно, порылся в её сумке...
-А как ты думаешь, что это была за магия? Ну, просто вы, рогатые, чувствуете её немного по-другому. Может, что-то интересное там оказалось...
Когда в комнату вошел слуга, Лунная ничего не сказала ему, неловко помявшись на месте. Все-таки, как и любому обычному простому пони, разведчице немного неловко, когда её обслуживают слуги, в отличие от Ярта, который уже спокойно отдал приказ пегасу.
На предложение серого ночная лишь пожала плечами. Как-то ей спать не хотелось, да и есть тоже... Но кормление с ложечки её не сильно прельщало. Кивнув, крылатая заметила шевеление и глянула на аликорна, в гриве которого копошилась все та же птица. Вблизи чирикалка оказалась еще необычнее, создавалось ощущение, что она все время меняет то форму некоторых перьев, то цвет. Мышка удивленно проморгалась и спросила, не удержавшись:
-Знаешь, у тебя довольно необычная птица... Что она?
Как только пара пони вышла из комнаты на них сразу же накинулся маленький яркий комок. Кобыла отпрянула, испугавшись яркого цвета, и немного раскрыла крылья.
Что это?! А всего лишь жеребенок.
И, видимо, высокорожденный. Странно, ей казалось, что тут семейство аликорнов, хотя эта была довольно глупая мысль. Разумнее будет подумать, что Ярт приемный, ведь ночная слышала, что высокорожденная знать любит держать при дворе аликорнов. Как печально. Некогда великих и мудрых представителей этой расы теперь либо убивают, либо держат как экзотическую зверушку, чтобы показать свой статус.
-Здравствуйте... мисс Эрика. Приятно с вами познакомиться, - поприветствовала серая юную леди, которая, впрочем, как не-леди откровенно пялилась на неё.

+1

8

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — Сама ты это слово, — негромко буркнул Ярт в ответ на "сударя". — Мы, рогатые, очень много чего чувствуем по-другому. Но, увы, не с такого расстояния. Я в тот момент совсем в другой части леса грибы собирал... — он помедлил и шепнул: — Только не говори никому. Если до отца дойдёт хоть словечко о том, что я снова один шарился по Вечнодикому, мне придётся откушать своего собственного хвоста, причём в обеденной зале и по всем правилам этикета.
  На вопрос о птичке аликорн усмехнулся. Немногие не-маги это замечают. Большинству достаточно общего вида, птица ну и птица.
     — Понял, Сикюель, тебе намекнули, что ты неведома зверушка. Гордись.
     Соловей поёрзал в гриве и с высоты лба аликорна надменно глянул на фестралку. Он-то точно знал, кто тут зверушка, а кто представитель великого древнего народа.
     — Это мой фамильяр. Или это я его фамильяр, смотря с какой стороны посмотреть. Но, в общем, он считает меня чем-то вроде передвижного гнезда, а мне нравится, когда он на мне сидит. Бесплатная чесалка для загривка.
     Эрика же после приветствия (или незаметного пинка магией от брата) моргнула и чуть покраснела, поняв, что всё это время пялилась на ночную пони. Она же вежливая единорожка, ей нельзя так делать!
     — Да-а, ты тоже ничего так... Ой, в смысле, я тоже рада знакомству. Раньше-то братец из лесов только траву да раненых зверей таскал. А теперь, гляди-ка, разглядел такую видную добычу.
     Ярт скривился. Некоторые вещи никогда не меняются, и дурацкое чувство юмора — это именно одна из таких вещей.
     — Эрика, твои шутки про моё зрение перестали быть смешными ещё два года назад. И ты не подумала, понравится ли Мышке, что её назвали "добычей"? Её народ уделяет куда большее внимание мясу в рационе, так что надо было мне сказать Бартимеусу, чтобы на завтрак подали одну наглую кобылку на большом блюде.
     С этими словами Ярт вспышкой рога развернул сестру мордой к коридору и придал ей небольшое ускорение вперёд.
     — Пошли уже. А то без нас съедят всю люцерну. Ты же не хочешь остаться без любимого блюда?
     Взгляд единорожки без слов сказал всё, что она думает о люцерне и в каких местах её видала.
     — А вот фестралов в детстве люцерной не кормят! Хочу быть фестралкой! Ведь не кормят же, да? — Эрика обернулась на Мышку, но в указанном направлении всё-таки пошла.
     Дорога до столовой оказалась недлинной, но Ярт сам не спешил и одёргивал сестру, когда та увлекалась и вырывалась вперёд. Он понимал, что фестралка с больным копытом бегать, в целом, может, но вряд ли хочет. По пути им встретилось несколько поней, но не высокородных и тем более, не аликорнов. Очевидно, служащие замка, все они почтительно кланялись Ярту с Эрикой, а некоторые ещё и Мышке, так, на всякий случай, мало ли, кто она такая.
     — А можно твоё крыло потрогать? — Эрика спросила это вроде бы шёпотом, но довольно громко. И ведь почти взрослая уже кобылка...

+1

9

Не очень... информативно, фестралка понадеялась узнать что-то полезное, но, видимо, Ярт не знает больше неё, скорее даже меньше. Соната хмыкнула:
-Пф, хорошо-хорошо, а как ты ему объяснишь появление здесь фестралки?
Темная продолжала поглядывать на птицу, которая смотрела на неё несколько высокомерно. А птицы вообще умеют так делать? Еще одно подтверждение её необычности.
-Фамильяр? Впервые слышу...
Ох уж эти аликорны со своей непонятной магией. Да и какие-то странные отношения у этой парочки. Кто вообще бы в здравом уме стал терпеть у себя в гриве вечно копошащуюся птицу, даже ради почесывания загривка.
Маленькая единорожка, взгляд которой начал немного нервировать гостью, как-то резко встрепенулась. Лунная не особо обратила внимание на слово «добыча», лишь нашла это немного забавным, а вот фраза про разглядывание прозвучала немного странно. Хотя Эрика могла немного оговориться, но если судить по недовольной мине Ярта, то это вполне была шутка.
-Немного черная шутка для вашего возраста, леди, - усмехнулась ночная, обратившись к высокорожденной. Покачав головой на её вопрос, она добавила, клацнув зубами - нет, не кормят. Мы едим кровь маленьких злых поней
Разведчица похромала вслед за парочкой. Сестра аликорна то и дело рвалась вперед, за что получала одергивания. В один из таких рывков, шпионка подошла чуть ближе к рогатому и тихонько спросила:
-А у вас в семье есть аликорны?
Вопрос прозвучал немного странно, да и как-то неуместно, но очень уж мышке было интересно узнать. Крылатая внимательно смотрела на Виндавуда, пока её не отвлек голос:
— А можно твоё крыло потрогать? 
Немного помявшись, Ната кивнула. Вряд ли мелкая пони сможет повредить ей крыло.
-Хорошо, только аккуратней. Не пораньте перепонку...
Сказав это, она раскрыла крыло и немного опустила его в сторону Эрики.

+1

10

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     Ярт чуть помялся, услышав несколько неудобный для себя вопрос.
     — Эм-м... Давай так, это ты в лесу нашла килограмм фей, а потом мы их раскидали. А я в это время тихо-мирно сидел в городе. У Скрю в каморке, например. Вот и появление фестралки. Ваш народ, конечно, редко тут бывает, но в целом, ничего "из ряда вон" в таком визите нет. Всё-таки, вражда давно закончилась. Так что я в лес глубого не лазил.
     Эрика, которая всё это время шла рядом, недоумённо посмотрела сначала на брата, а потом на фестралку.
     — Вы же понимаете, что я вас прекрасно слышу с двух шагов-то? И могу случайно сболтнуть папе...
     Ярт шумно выдохнул. Отношения между братьями и сёстрами редко бывают идеальными, особенно в периоды сложного возраста. Вряд ли, конечно, она осуществит свою угрозу, скорее всего это шутка... Но именно ради шутки может и наябедничать.
     — Я сварю тебе ещё эликсира для гривы. И, кстати, просто попросить лучше, чем шантажировать.
     Единорожка скуксилась. Ей явно хотелось попрепираться с родственником, но в присутствии гостьи это было как-то не так.
     Сикюель же никак не отреагировал на незнание фестралки, он всё так же сидел на макушке Ярта и с таким видом, словно это он тут барон Виндавуд, лениво водил взглядом туда-сюда, то глядя на дорогу, то зыркая на кобылок.
     — Знаешь фразочку, "питомцы со временем становятся похожи на своих хозяев"? Вот фамильяры — это как раз так и работает, если хозяин достаточно развит магически, причём он не обязательно даже должен быть единорогом. Зверь или птица поглощают всё больше и больше магии, становясь сильнее, умнее, обретая новые способности. В итоге получается что-то вроде вот его, — Ярт тряхнул головой, вынуждая птаху на пару секунд взлететь. Тот недовольно что-то просвистел и, заехав хозяину крылом по уху, уселся назад. — Ну и характер, конечно, тоже зависит от хозяина и от мощи установленной связи. Сикюель даёт мне возможность видеть, а сам он взамен здоров, силён и жить будет очень долго. Все довольны.
     — А ещё он метко гадит на головы тем, кто ему не нравится! — Эрика тоже была довольна. Этот факт восхищал её, а вокруг так давно не было никого новенького, чтобы ему это рассказать! Вернее, новенькие были, но они были какие-то большие и суровые. А Мышка явно не сноб. И крыло потрогать разрешает! Очень осторожно кобылка протянула копыто и провела им по коже фестралки. Её глаза загорелись и она абсолютно восторженно произнесла:
     — Мягонькое!
     Аликорн же с момента, когда Мышка шепнула ему про аликорнов, нахмурился и посерьёзнел, а соловей на его загривке даже чуть наклонился, чтобы получше рассмотреть выражение морды фестралки, изучающей хозяина. Хотя чего тут было рассматривать, Ярт, несмотря на свою легкомысленность, глупым не был, и, складывая два и два, получал всё-таки четыре. Потасовка с феями была энергичной, а он был там не прикрытый иллюзией, а в одном лишь плаще, который имеет свойство задираться. Ну что же, во внимательности фестралке отказать нельзя. Ещё бы понять, как она относится к его... особенности.
     — Аликорны? Что ты! Сейчас представителей этого народа повсюду в Эквестрии ждёт незавидная участь. Непонятное это явление, просто так взять и истреблять их за то, что они те, кто они есть? Или как там они говорят, за то, что сделали их предки?
     — Интересная у вас тема беседы, — донёсся мужской голос из-за их спин. Из одной из дверей, мимо которых они прошли, вывернул куда более старший высокородный единорог. Серый, как и Ярт, разве что цвет темнее, да и в общих чертах весьма на него похожий. По виду этого жеребца можно было сказать сразу — он тут хозяин. Волевое выражение морды, взгляд прямо в глаза, уверенная речь, скупые, чёткие движения.
     — Отец, — Ярт чуть наклонил голову, обозначая приветствие.
     — Не тормози посредь коридора, а открой уже дверь перед леди. Есть хотят все.
     Барон Виндавуд, а это был именно он, оказался не самым мягким пони. Не то, чтобы он желал всем грубить, но ласки от него дождаться можно редко. Его можно понять — управлять баронством, следить за жеребятами, вести политику, хоть и мелкокалиберную... Нужно железное копыто и стальное слово.
     Ярт, не смея спорить с родителем, прошёл ещё десяток метров и отворил дверь, за которой обнаружился большой обеденный зал. Светлый и просторный, он вмещал в себя не только стол на десяток персон, но и несколько столиков поменьше. Очевидно, использовались они в случаях очень больших приёмов. Больше, чем на одиннадцать поней.
     За столом уже сидели и сонно переговаривались двое кобылок. Обе высокородные единороги, одна постарше, изящная на грани худобы, с белоснежной шёрсткой и розовыми пышными гривой и хвостом, которые хорошо бы было со сна расчесать, а вторая — бледно-серая, того же цвета, что и Ярт, но с коротким розовым ёршиком остриженной гривы и столь же коротким хвостом. Наверное, если на младшую из них надеть фрак, то она вполне себе сойдёт за тонкокостного жеребца.
     — Доброе утро, дети! — хорошо поставленным голосом объявил барон. — Сегодня с нами гостья... — он выразительно покосился на Ярта. Тот намёк понял.
     — Рад представить всем, это Мышка. Мы с ней накануне выпутались из знатной передряги, так что я явно задолжал ей завтрак. Мышка, это мои сёстры, Сильвер и Милки, — на его слова сначала откликнулась старшая единорожка, которая попутно попыталась вспышкой рога привести в порядок гриву, и младшая, просто помахавшая копытом.
     — Ну и, как ты могла догадаться, мой отец, барон Годрик Виндавуд. А теперь, когда все формальности соблюдены, наконец-то можно пожрать.
     Барон вежливо поклонился и направился к месту во главе стола. Эрика и Ярт тоже поспешили занять свои стулья, а фестралке же осталось выбирать, либо сесть на стул, любезно предоставляемый Яртом, либо обогнуть стол и сесть напротив, рядом с Сильвер и Милки.
     — Я, конечно, всё равно всё прочитаю в отчётах лекарей, — барон выразительно посмотрел на повязки Мышки, — но всё-таки, о какой передряге речь и при чём тут аликорны?

+1

11

На предложение Ярта фестралка фыркнула. Ну да, давайте сделаем её крайней тупицей, которая притащила фей на хвосте. Впрочем, если жеребец так боится гнева своего отца, то Соната не против, все равно притворятся дурочкой ей не в первой.
-Ага, ладно, как скажешь... - пробормотала ночная.
Наблюдая за непродолжительной словесной перепалкой, серая хихикнула.
Шантажирует брата ради шампуня... мда, эта единорожка точно не пропадет.
А, вот что это. Это объясняет довольно странное поведение птицы и... способность слепого Ярта видеть. Лунная никогда не слышала о подобном, она это запомнит. Мало ли где пригодится, все-таки знания о магии лишними не бывают. И про... талант этой птицы гадить она тоже запомнит и постарается лишний раз её не злить. Чего такого восхитительного Эрика в нем нашла, темная не знала. Может, она просто это сказала, чтобы привлечь внимание и вклиниться во «взрослый» разговор.
Ната гордо выпрямилась, восприняв комментарий младшей кобылки за комплимент.
-А то! Я за ними хорошо ухаживаю.
Впрочем, любой уважающий себя фестрал ухаживает за своими хрупкими крыльями, по крайней мере потому, чтобы на них не завелись паразиты.
Видимо, Ярт понял, что разведчица имеет в виду, если судить по его резко нахмурившейся морде. Но напрямую он говорить ничего не стал, что немного раздосадовало крылатую. Хотя оно и понятно, о таком лучше говорить наедине, ведь вряд ли остальным членам семьи Виндавуд понравится факт того, что какая-то незнакомка знает об особенности аликорна. Немного подумав, мышка сказала:
-Да, мне тоже непонятно. Ровно, как и геноцид темных народов. - покачала головой серая.
Она хотела еще что-то сказать, но её прервал голос, принадлежащий еще одному высокорожденному единорогу, по которому видно, что шутки с ним плохи. Соната неуклюже поклонилась, насколько ей позволяют больные ноги, приветствуя барона. На слова барона она не стала ничего говорить, побоясь ляпнуть какую-нибудь глупость или выдать себя. Мышка похромала вслед за рогатыми и вошла в просторный зал, который, видимо, был для всяких банкетов и прочих мероприятий. За столом она увидела еще одних единорожек... На самом деле фестралка представляла жеребят аристократов немного по-другому. Одна была с удивительно неухоженной гривой, а у другой так она вообще была сильно обрезана. Но кобылки все-равно выглядели вполне приятно и дружелюбно, Нате даже захотелось помахать одной в ответ, но быстро осеклась, подумав, что это будет немного неуместно.
-Очень приятно с вами познакомиться, - обратилась кобылка ко всем и повернула голову в сторону барона, вежливо кивну, - и спасибо большое за ваше гостеприимство, барон Виндавуд.
Когда все расселись, Лунная решила сесть рядом с Яртом, весь стол ей огибать не хочется, тем самым беспокоя лишний раз больную ногу. Тем более, если случится что-то щекотливое, то аликорн вполне может подсказать гостье или помочь. И... такая ситуация уже случилась, как только темная с трудом села за стол. Глупый Ярт, ну зачем он сказал про передрягу?! Было видно, что Годрик скорее обращается к ней, судя по его пристальному взгляду, прикованному к повязкам. Соната не стала мяться и тормозить, сразу же начав рассказ:
-Я шла в Гринвуд, когда наткнулась на странную единорожку. Кажется, она пыталась сколдовать какое-то темное заклинание и не удержала его, сорвав, - Ната говорила, внимательно поглядывая на барона и пытаясь не отводить от него глаз,- …случилась сильная вспышка и та колдунья потеряла сознание. Мне ничего не оставалось кроме того, чтобы дотащить её до Гринвуда, но только я вышла из чащи, как услышала за своей спиной странное жужжание. Это была огоромная стая фей. Видимо, их привлекла та вспышка темной магии и они решили найти её источник. - разведчица рассказывала, импровизируя на ходу, стараясь не запинаться, чтобы не вызвать подозрений, - Я побежала, но с такой довольно тяжелой для меня ношей это было довольно трудно и уже тогда феи успели несколько раз укусить меня. Мне повезло, что дом шерифа был рядом...

+1

12

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — А у шерифа сидел я! — оторвавшись от бутерброда с какими-то цветочками, заявил Ярт. Около уголка его рта к шерсти прилип кусочек листа, но слепец на это не обратил внимания. — И слышу я, больно уж жужжание знакомое! А там и правда, феи. Ну мы с Яртом и разобрали тех, кого Мышка не раздавила.
     Тем временем тарелку с едой поставили и перед Сонатой. Видимо, повара учли особенности гостьи, и это были не цветы, а немаленький шмат омлета с овощами и зеленью. Столовые приборы тоже отличались, эти были предназначены для использования копытами и крыльями, а не телекинезом. Другая слуга разнесла между всеми кушающими бокалы с рубиновым напитком. Судя по запаху, то самое красное вино, что заказывал Ярт.
     — Извиняй, для грифоньей кухни запасов не нашли. Поварам редко приходится готовить мясное. Только если дипломат какой залетит из хищных народов.
     Младшая из сестёр в порыве интереса сунула нос к своему бокалу, и, понюхав содержимое, досадливо сморщилась.
     — Опять всем нормально налили, а у меня сок!
     — А ты его придержи подольше, чтобы забродил, будет и тебе вино, — хихикнула Сильвер, пихнув сестру под бок. Та возмущённо пискнула.
     Пока эти двое перешучивались, между бароном и Яртом происходила, казалось, молчаливая дуэль взглядов. Годрик явно ждал продолжения рассказа, а Ярт старательно жевал бутерброд, не желая разглашать подробности. Однако спустя пару секунд барон хмыкнул и взял телекинезом вилку и нож.
     — Значит, Скрю. Что ж, я с ним переговорю.
     Ярт почему-то стал ещё более бледным и серым, чем был. Видимо, со Скрю не получится договориться о том, чтобы свалить всю вину на фестралку.
     — Но это не поясняет, почему вы говорили об аликорнах.
     В этот раз бледнеть было уже некуда. Или... Нет, всё-таки ещё чуть-чуть получилось. Ярту очень хотелось бы как-нибудь отвертеться от этого вопроса, но как бы ни стрёмно было признаваться... Надо. Иначе может выйти боком, и не только для него, но и для всего баронства.
     — Ну я... Мо-о-ожет быть, пока я прыгал туда-сюда от фей, я чуть-чуть спалился. Но только "может быть". Я ничего не признаю.
     Барон тяжело вздохнул и закрыл глаза одним копытом. Потом помолчал и вздохнул ещё раз.
     — Что же... Я полагаю, фанатиком светленьких богов наша гостья не является, если мы всё ещё сидим за одним столом и делим хлеб и соль, — Годрик убрал копыта от морды и посмотрел на фестралку. Да уж, взгляд у барона тяжёлый, пронизывающий. — Объявление аликорнов подлежащими истреблению действительно ставит нашу семью в несколько... неприятное положение. Мы были бы очень признательны, если бы в наш замок не начали ходить храмовники в поисках кого бы сжечь.

+1

13

Соната сначала недоуменно посмотрела на аликорна, который вмешался, а затем начала быстро кивать, тем самым подтверждая его слова.
-Да-да, именно так...
Фестралку отвлек подошедший слуга, поставивший перед ней тарелку со здоровым куском омлета. Мда, и за кого они её принимают? Неужели она похожа на прожорливое чудовище? Взяв столовые приборы в копыта, серая ткнула омлет вилкой и отрезала от него кусочек. На вкус очень даже сносно! Только ей что-то сомнительно, что она сможет все это съесть.
-А, ничего. Ну, мы же едим не одно только мясо, нам тоже нужно есть овощи.
Лунная взяла крылом бокал и сунула в него морду, но быстро отдернула её, почувствовав, как сильный запах алкоголя ударил ей в чувствительный нос. Как можно незаметнее поморщившись, серая поставила бокал обратно на стол и как-то немного тоскливо зыркнула на бокал виноградного сока младшей кобылки, продолжив есть свой омлет.
На слова старшего Виндавуда она не обратила никакого внимания. Ну, пусть говорит с Скрю, ничего страшного не случится, только если... Разведчица посмотрела на заметно побледневшего Ярта.
Серьезно?! Он ничего ему не сказал?!
Конечно, сомнительно, что ей будет какой-то урон, но она не понимала, как рогатый так мог сглупить.
Но вот следующее заставило мышку немного побледнеть, а несчастного Виндавуда младшего так вообще чуть ли не позеленеть. А она совсем забыла про этот момент и не успела придумать хоть какую-нибудь ложь, чтобы отвертеться. Но, как ни странно, Годрик отреагировал на это... не так катастрофично, как темной казалось. Она не понимает, чего серый боялся. Хотя барон, может, просто не хочет устраивать скандал перед гостьей...
Нет, ну как он себе это представляет? Придет она, скажет про Ярта, а потом её вздернут на дыбу. Абсурд. Шпионка хотела ответить Виндавуду какой-нибудь колкостью, но быстро взяла себя в копыта. Если судить по тяжелому взгляду единорога, то лучше ей сейчас хорошенько выбирать слова, иначе сценарий с дыбой будет ждать её в ближайшем будущем.
-Ах... - кобыла начала нервно мять рядом лежащую салфетку, - что вы... Ничего эти храмовники не узнают. Зачем мне вообще им что-то рассказывать? Да и мне как-то сложно это представить

+1

14

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     Годрик ещё несколько секунд изучал фестралку пронзающим взглядом. Действительно, если бы сейчас у него возникло бы хоть какое-то подозрение, если бы он подумал, что Соната может выдать его сына инквизиторам, то ситуация получилась бы ох какая неприятная. Нет, убивать её, конечно, не пришлось бы, но от амнезиаков тоже приятного мало получается. И именно этого Ярту не хотелось бы. Отвары, блокирующие память, иногда могут непредсказуемо влиять на психику, а Мышка ничего плохого ему, вроде как, и не сделала.
     — И впрямь. Я прошу прощения. Пожалуй, я так зациклился на конфликте церковников и аликорнов, что забыл про всех остальных, кого паладины не любят. Геноцид народов... Отвратительное, глупое и богомерзкое мероприятие. Мне очень удивительно, как их не наказывает их же божественная покровительница, не к обеду будь помянута.
     Замершая в телекинетическом захвате вилка барона вновь пришла в движение, единорог продолжил накалывать на её зубчики салат. Вот только почему-то казалось, что каждый листочек и кусочек овоща — его личный враг, а барон внутри упивается страданиями пищи. Да и вилка, вроде бы, ещё минуту назад не была такой гнутой.
     — Однако, сколь бы дурацкой ни была идея истребления, следует признать, что какие-то основания у неё были. В нашей замковой библиотеке сохранились очерки старых времён. Это, конечно, скорее пересказы пересказов мемуаров, чем документы, но все авторы сходились в одном: очень многие аликорны тогда творили ужасные вещи. Кто в ярости, кто в безумии, а могущества у них не убывало... Поэтому поведение церковников это очень затянутая месть.
     Ярт, поняв, что таскать за ухо из-за прохлопанной маскировки прямо сейчас его не будут, заметно расслабился и тяпнул несколько хороших таких глотков вина. Затем чуть подумал и телекинезом снял с себя лабораторный халат, повесив его на спинку стула, и второй вспышкой рога развеял бледно-голубые нити, удерживавшие его крылья плотно прижатыми к бокам. Он с наслаждением потянулся — всё-таки ходить со стянутыми крыльями это ну о-о-очень неудобно. Сидевший на его макушке соловей чирикнул и издевательски повторил жест, расправив и сложив свои мелкие порхалки.
     — Я как раз планировал заглянуть в обитель книг и свитков. В стычке я поймал двух тварей... А, кстати, это же было после того, как ты выключилась! — Ярт повернулся к фестралке. — У тебя в сумке тогда застряло две живые феи. Причём они схомячили половину того куска плоти бездны, что ты показывала, и теперь с ними какая-то фигня творится, и я не понимаю, почему. Если бы они были обычными насекомыми, я бы сказал, что они окукливаются, но это ж феи!

+1

15

Все эти минуты, пока старший единорог изучал собеседницу, фестралка сидела и напряжённо подглядывала на барона. У неё создавалось ощущение, что она сидит на суде в ожидании своего приговора.
-Вы стараетесь защитить свою семью от сумасшедших фанатиков и я вас понимаю, - ответила Соната, облегченно вздохнув, - Сама никогда не понимала подобного... Может, они преследуют уже какие-то свои цели, возможно, месть только одна из них, прикрываясь служению богам и неким высшим предназначением, - серая помолчала, наблюдая, как Годрик силой накалывает ненавистные овощи порядком погнутой вилкой. Мда, каким бы невозмутимым он не казался, но вся эта ситуация хорошо так треплет ему нервишки - Порой мне кажется, что богам давно на нас наплевать...
Шпионка внимательно смотрела на барона, пока тот говорил.
-Да, вы правы. Но те аликорны, может, не все, но большая их часть были уже наказаны. Кто самим Нарном, когда тот вмешался, а до кого позже добрались паладины. Но сейчас... сейчас за кем они охотятся? За потомками аликорнов. Да, их предки творили кошмарные вещи, но они здесь не причём. "Дети должны платить за грехи родителей" - ужасная и неправильная позиция, возникшая из извращённого чувства справедливости. Убивают невинных... и они ещё смеют называть себя праведными, а нас мерзкой нечистью, чудовищами?! Все, все они мерзкие грешники, которые отправятся в Тартар за свои злодеяния и бездновы твари будут рвать их души ве... - Ната резко замолкла, поняв, что её вежливое поддерживание беседы превратилась в неуместную тираду. Она вообще не ожидала подобного от себя. Да, она никогда не была идеалисткой или безгрешной, но даже ей понятно, что геноцид - отвратительная, несправедливая вещь, из-за упоминания которого кровь в её жилах начинает буквально вскипать, - Кхм... прошу прощения. Меня немного занесло.
Сказав это, разведчица затихла принялась доедать свой омлет. От некогда здоровенного шмата остался лишь маленький кусочек.
Может, мне яд в мозг попал? Я звучала сейчас как настоящая фанатичка. По крайней мере  подтвердила этими словами, что не сдам Ярта.
...
Я даже не осознала, насколько голодна была. Наверное, той рыбы тогда было недостаточно...

Погружённая в свои мысли серая встрепенулась, когда услышала слова Виндавуда младшего.
-Хм, знаешь, ни в феях, ни в насекомых я шибко не разбираюсь. Может, покажешь их?

+1

16

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     По выражению морды барона сложно было понять, как он отнёсся к внезапному порыву фестралки. Он всё так же внимательно разглядывал Мышку, словно выискивая в её облике какие-то одному ему ведомые признаки искренности или лжи.
     — Ничего страшного. Главное, чтобы такие радикальные взгляды не управляли вами. Есть два главных зла в этом мире, Мышка, из которых исходят почти все остальные. Это крайности и недопонимания. Радикальные трибалисты. Фанатичные священники. Упёртые судьи. Всё это крайности. Да даже моё утверждение о том, что все крайности зло, это крайность. Истина всегда лежит где-то между чёрным и белым. И среди священников есть хорошие пони, которые как никто умеют исцелять души других. И среди отребья есть гении. И среди аликорнов есть как злодеи, так и порядочные граждане.
     Голос барона был нейтральным, он не выражал никаких эмоций. Однако глаза Годрика были сощурены, словно ему в морду бил фантомный ветер и он пытался хоть как-то защититься.
     — Развлекайтесь, дети, — среагировал барон, когда Ярт встал из-за стола и галантно подал фестралке копыто, чтобы та могла опереться и встать со стула. Всё-таки, кобыла с больной ногой, помощь лишней не будет.
     — Я рад, что ты не разделяешь всеобщих стереотипов об аликорнах. Это делает всё проще и приятнее. Эти ремни жутко неудобные, — сказал Ярт, когда они с Мышкой вышли из обеденной залы. — А до библиотеки здесь недалеко, только на этаж подняться. У меня там маленькая лаборатория... Они как-то имеют свойство образовываться везде, где я провожу много времени. В спальне ты видела, в библиотеке вот. Ну а чего туда-сюда бегать было неудобно...
     Аликорн-сын единорога не обманул. Они действительно всего лишь прошли несколько коридоров да поднялись по одной лестнице, чтобы попасть в библиотеку. Нет, не так. В Библиотеку. С большой буквы. Она была огромна. Вероятно, это помещение задумывалось когда-то, как бальная зала, а теперь же, сколько мог охватить взгляд, всё было заставлено стеллажами. Книги, свитки, кое-где в глубине, кажется, под стеклянными колпаками стояли даже несколько глиняных табличек.
     — Вот они. Всё так же лежат...
     На железном столе около окна стояли две клетки, железные и мерцающие от влитой в неё магии, но, по всей видимости, все эти предосторожности были излишни. На дне каждой из клеток лежала маленькая пониподобная фигура феи, покрытая какой-то серо-фиолетовой коростой по всему телу, так что это действительно было похоже на окуклившихся гусениц. Очень странных гусениц.

0

17

Мышка уже ничего не ответила барону, лишь кивнув головой, показывая, что согласна с его словами. Он, конечно, был прав. Радикализм никогда до хорошего не доводил, медленно и коварно такие убеждения ослепляют личность, что та просто перестают слышать голос разума, видеть дальше своей морды и различать добро и зло. Но все же фестралку разрывали сомнения. Хорошие пони среди священников? Может быть. Только хорошие они для своих светлых собратьев, а не для Сонаты и её сородичей.
Каким бы Годрик не был мудрым или разумным он никогда не поймёт. Пусть его сын - аликорн, но он сам не нарит, не фестрал и не аликорн, а высокорожденный единорог, которые по сути являются верхушкой эквестрийского общества. Он никогда не испытывал какого это, когда нужно все время  прятаться в тенях и бояться показать свою морду, когда тебя презирают лишь за то, что ты родился какой-то определённой расы.
Она ничего не стала говорить или спорить с баронам. Все-таки такие разговоры не для завтрака и шпионке не хочется испытывать его терпения, ведь, кажется, рогатый не оценил такой тирады гостьи, хоть и пытался не подавать виду. Да и этот сощуренный взгляд начал уже раздражать.
-Что же, ещё раз благодарю вас за ваше гостеприимство. Хорошего дня, - сказал Лунная и уважительно кивнула, дожевав свой омлет и выйдя из-за стола не без помощи Ярта.
-Фестрал презирающий аликорнов? Возможно есть такое, но представить трудно. Мы, считай, в одно лодке, - фыркнула разведчица.
Они вышли огромное помещение, которое, по всей видимости, предназначено для балов, но, видимо, Виндавуды решили использовать его для более практичных целей.
Впечатляет, но с Библиотечным Комплексом ничто не сравнится.
Рогатый показал мелкие клетки, в которых и лежали феи. Совсем неподвижно. Они были покрыты какой-то коростой. Какая мерзость.
-Хм, я думала, что отвратительней они выглядеть уже не могут, - сказала Ната брезгливо поглядывая на маленькие тельца в клетках. Ярт был прав, они действительно выглядели так, будто окуклились. Но вот Соната сомневается, что феи так умеют делать, - слушай, может сожжешь их? Если они действительно окуклились, то из этого ничего хорошего не выйдет. Это ещё учитывая, что они сожрали тот коготь.

+1

18

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — Ну зачем сразу жечь? — возмутился аликорн. — Разве тебе не интересно, что это с ними такое? А если из накормленных фей получится сделать какое лекарство?
     Ярт с интересом и некоторой долей сомнения посмотрел на дрыхнущих тварей. В принципе, одну можно вскрыть сейчас, а со второй уже дождаться, пока она вылупится. Если вылупится.
     — Хотя расчекрыжить её можно. По крайней мере одну. Слушай, не принесёшь мне пенал с инструментами? Я пока стол подготовлю, а то мало ли, вдруг очнётся в процессе. Пенал прям вот на полке лежит, в этом стеллаже, такой мешок из плотной ткани, между книг где-то оставил.
     Он ткнул копытом в один из длинных стеллажей. Книги там действительно стояли не битком, между ними вполне можно было бы что-то положить, но, видимо, пенал лежал не так уж и близко от входа, нужно было пройти глубже в ряды полок. Отличный повод сунуть нос в хранилище знаний, если хочется что-то найти. Конкретно этот ряд шкафов, кажется, содержал книги и свитки, посвящёные истории совсем давних времён. Часть была не на эквестрийском, часть — на жутком старом диалекте.
     Мешочек-пенал с какими-то железными побрякушками нашёлся спустя три шкафа. Он лежал как закладка в старом на вид томике — "Великая Зима, Империя Колеса. Воспоминания о храбром Реовисе".
     Сам же аликорн телекинезом переставил всё, что было на столе, на пол рядом. Затем в ту же кучу отправилась столешница, а Ярт откуда-то из-под стола достал другую, тоже металлическую, но исчерченную какими-то кругами, линиями и символами.
     — Лучше лишний раз перестраховаться, чем потом убирать всю библиотеку, — непонятно кому буркнул маг.

+1

19

-Нет, не интересно, - недовольно ответила фестралка, - и вообще, очевидно, что с ними случилось ничего хорошего! - на фразу про лекарства шпионка вытаращила глаза на Ярта, не в силах сказать что-либо из-за возмущения и удивления, - Ты в своём уме?! Какое можно сделать лекарство из... из этого?! Да тут скорее какая-нибудь отрава забойная выйдет!
Видимо, аликорн уже полностью погрузился в раздумья, как бы расчленить фей поаккуратней, и игнорировал возгласы Сонаты.
-Хорошо, - фыркнула разведчица, - получай по морде от фей-уродов раз так хочешь, только потом не ной мне, что у тебя голова бо-бо, - проворчала серая и вспорхнула, все-таки ковылять на трёх ногах становится утомительно да и стеллажи довольно высокие.
Где-то через три шкафа Лунная краем глаза зацепилась за странную книгу, которая немного выпирала из полки.
Хм, и зачем так далеко запихивать?
Вытащив книгу, тёмная схватила пенал зубами и, поставила её обратно на полку, совсем не обращая внимания ни на название, ни на что там вообще было написано. У неё не так много времени, чтобы читать всякое на неразборчивом старом языке.
-Дерфи, - пробурчала крылатая и подлетела, выплюнув пенал на стол, - надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

+1

20

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — Лекарства из чего только не делают! — назидательно махнув копытом, сообщил Ярт. — Ты бы видела бормочущих рогатых слизней, вытяжкой из которых тебе кровь чистили.
     Взяв инструменты, он каким-то хитрым крючком отомкнул клетку и вытряхнул один из коконов на стол. Тот упал с неприятным влажным звуком, словно на камень бросили большой комок водорослей. Мерзких, покрытых коростой и грязью водорослей. Кокон не шевелился.
     Ярт ненадолго отвлёкся от куколки феи, птичка снова села на макушку аликорна и он принялся изучать и что-то колдовать над одним из скальпелей, нашедшимся в пенале.
     — Скрю говорил, ты идёшь в Балтимэйр. Южная столица торговли и мореходства. Далековато от Шааа... Шаалуу... Тьфу, от горы от вашей. Чего тебе там нужно? Может, это можно купить и у нас?
     Наконец, состояние скальпеля, начавшего светиться ровным бледно-серым светом, удовлетворило алхимика и Ярт телекинезом опустил лезвие к кокону и слегка надавил...
     БАБАХ!!
     Кокон взорвался облаком какой-то дряни, то ли пыли, то ли спор, словно лопнутый воздушный шарик. Очень громкий воздушный шарик. Сиреневая пыль встала столбом, видимо, круг на столешнице хорошо защищал окружающий мир от содержимого пентаграммы и ни одной пылинки за его пределы вылететь не могло, но вот сам аликорн, который в момент взрыва мордой нависал над коконом, отшатнулся, упал на круп и ошалело мотал головой.
     — Ну зато теперь тебе не надо спрашивать, как именно я потерял зрение, — буркнул он. — Вот точно так же.
     Несмотря на всё, кажется, он не слишком пострадал. Куда больше досталось сидевшей на его макушке пташке. Лёгкого Сикюэля отбросило в сторону и он шлёпнулся на мраморный пол. Неясно, что на него повлияло — удар, пыль или взрыв, но выглядел он теперь отнюдь не как птица. Это был большой, с туловище пони размером, шевелящийся водяной шарик с мелкими крылышками по бокам, которые выглядели какими-то игрушечными.
     — Я ничего не вижу... Мышка! Что с Сикюэлем?!

+1

21

Аргх... - издала звук отвращения фестралка, наблюдая, как Ярт взял один кокон и с влажным шлепком положил его на стол.
Ну она совсем не понимала, чего интересного он нашёл в этих мерзких грязных тварях и фраза про лекарства Сонату совсем не убедила. Ведь как может вылечить то, чего коснулась Бездна? На этот раз ночная не стала ничего говорить или спорить, решив не тратить нервы, ибо, видимо, аликорн тот ещё упрямец.
- Шаал-Дун, - поправила тёмная, закатив глаза, - а в Балтимейр я направляюсь, чтобы помочь сестре да присмотреть за ней, - не раздумывая, соврала она и стала наблюдать за рогатым, который ковырялся скальпелем в куколке.
Лунная не стала близко подходить к столу, из-за отвращения и доли страха, что было правильным решением. Как только серый чуть нажал на кокон, раздался оглушительный взрыв. Прижав уши, шпионка отскочила назад, впрочем, в этом не было необходимости, круг на столе хорошо защитил библиотеку от взрыва.
-Я не хочу говорить, но я же говорила! - недовольно воскликнула крылатая и подошла к упавшему аликорну, даже поначалу не заметив отсутствие птицы на его голове.
Фыркнув, серая помогла встать Ярту.
-Сикюэль? - спросила она и осмотрелась по сторонам. Ведь действительно, куда делась птаха, которая никогда не расстаётся со своим хозяином? - Я не знаю, где он. Может, его откинуло взрывом ку... - разведчица прервалась на полуслове, когда её острый глаз что-то заприметил лежащее в стороне. Напрягшись всем телом, Соната медленно подошла к непонятному предмету, не отрывая от него глаз. На полу чуть шевелилась здоровая штука, похожая на шарик.
Хм, как я это не заметила раньше и что это вообще? - думала фестралка, рассматривая шарик и ещё не поняв, что это и был фамильяр Ярта.
Только когда она приметила мелкие, будто ненастоящие крылышки, все поняла.
-Аа... кхм... ну, он что-то... - неуверенно начала кобыла, протянув дрожащее копытце к бывшей птица, но быстро убрала от него, - сам на себя не похож... ну, вообще на птицу в целом.

+1

22

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
     — Да чтоб этих фей три дракона в одну ноздрю... — выругался Ярт, когда Мышка описала неудовлетворительное состояние его фамильяра. — И чтобы всё это было только прелюдией!
     Аликорн засветил рог и над его головой засиял распахнутый глаз, сотканный из голубых искр. Зрачок глаза пометался, окидывая комнату взглядом и замер, остановившись на бывшем питомце.
     — Сикюэль! — окликнул Ярт свою птичку-шарик. Та отреагировала, повернувшись на звук, но, кажется, теперь настала очередь фамильяра ничего не видеть. И тогда Ярт... запел.
     Отбивая себе копытом ритм, он выводил голосом красивую певучую мелодию, но вот слова были фестралке абсолютно незнакомы. Более того, разведчица даже не могла распознать наречия, эта песня была не похожа ни на что, ранее ею слышанное. Подчиняясь звукам напева, искры, которые составляли глаз, перестроились в сияющую нить, и эта нить обвилась вокруг водяного шарика, сжимая его, формируя, как клоун сворачивает воздушный шарик в фигурку пони.
     К концу напева фамильяр снова принял облик птицы, а искры впитались в его облик, придавая прозрачной фигурке старую расцветку. Глаза птички сверкнули, и Ярт выдохнул с облегчением. А затем как следует прокашлялся. Его горло не было привычно к песням на этом наречии.
     — Не пугай меня так больше!
     Синий воробей в ответ возмущённо чирикнул. В конце концов это не он виноват в произошедшем. Фамильяр снова вспорхнул на макушку аликорна и посмотрел на столб фиолетовой дряни, колышущийся в воздухе.
    — Да уж, не прокатило. Вторую лучше уничтожить так, чтобы даже пепла не осталось. Хотя посмотреть бы, что это за дым...
     Ярт задумчиво почесал копытом подбородок.
     — А в сторону Балтимэйра караван отправится после полудня. Через пару часов, из Гринвуда. С ними будет и наша повозка, Барти заказывает там некоторые специи и припасы. Думаю, мы можем тебя отправить вместе с ней. Заодно и отоспишься в кузове.

0

23

Молча слушая возмущения, фестралка лишь закатила глаза.
Сам виноват. Надо было меня слушать, - раздраженно подумала она, но вслух ничего говорить не стала, в их в неприятной ситуации это было бы неуместно.
А затем кобыла с удивлением наблюдала, как аликорн начал петь на неизвестном ей языке. Видимо, это было своего рода заклинание, которое смяло шарик и снова придало ему форму обычной птицы.
Как? Что вообще случилось? Что эта за магия? Эти вопросы жужжали в голове разведчицы, впрочем, Ярта она расспрашивать не стала. Уже перестала чему-либо удивляться, а смирилась и начала все необычное уже принимать как должное. Все-таки они живут в мире наполненном магией и всякое странное может случится в любой момент.
- Ты об этом подумал после того, как она взорвалась и чуть не убила твоего фамильяра? - фыркнула серая и махнула копытом, - Ладно, дело твое, я же тебе не няня в конце концов, чтоб приглядывать, - на предложение рогатого ночная ответила, - думаю, я сегодня же отправлюсь. Нога меня не так сильно беспокоит, да и времени не хочется терять зря, по дороге все заживет... надеюсь.
Ярт не стал сильно возражать, не держать же ему гостью насильно. Поэтому он сначала отдал шпионке все приведенные в порядок пожитки с плащом и три бутылки полумагического яда, выглядевший, как маслянистая темная жидкость. При нанесении на клинок, этот яд придавал ему на короткий промежуток времени магические свойства, которые позволяли нанести урон случайной стихией. Конечно же, Соната была рада такому щедрому подарку и с радостью приняла его. Затем её посадили на повозку, которая отправилась сначала в Гринвуд, а затем и, присоединившись к каравану, в Балтимейр.
Дорога была относительно спокойной, что было удивительно, учитывая «удачу» ночной, только несколько раз на пути попадались дикие звери, да парочка бандитов-идиотов. Все это время Лунная пряталась в кузове повозки, не хотела контактировать ни с караванщиками, ни с самим извозчиком, тащившим эту телегу, впрочем, и момента у неё не выпадало. Как любое ночное существо, она спала днем, прячась от солнца, а ночью вылезала и бесшумно летала неподалеку, чтобы размяться, да охотилась.
Так, спустя четыре незаметных дня пути она наконец-то прибыла в Балтимейр. Укусы уже хорошенько зажили, кроме самой задней ноги, которой досталось больше всего. Мышка так не перестала хромать и боится как бы ей не остаться такой навсегда. Видимо, её организм плохо переносит феечный яд, да и нервы на ноге сильно пострадали, поэтому темной только осталось благодарить Богов, что она не стала трехногой калекой.
---->Домик знахаря на окраине

0

24

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]

Накрит — по дороге Скрю расспрашивал тебя о произошедшем с самого начала. Прошу в посте отразить, как честно ты отвечал и на все ли вопросы. Главное, рассказал ли ты про нечисть, про помощь лешему и про водяную. Сам шериф оказался компанейским понём, правда, и в его ухмылке, и в его магии чуялось что-то хаотическое. Но не так уж и существенно.

    Адель и сестёр по прибытии в замок отправили в медицинское крыло, Ярт побежал куда-то вглубь замка отчитаться о произошедшем отцу, барону Годрику Виндавуду, а Накриту и Скрю шустрая пегаска в униформе прислуги поднесла по хорошей порции обычной, но добротной еды. Всё равно им оставалось только ждать вердикта врача. И спустя буквально полчаса они его дождались.
    — Эй, там, чё сидите под окном, а серенад не слышно?
    В дверном проёме, за которым начинались медпомещения, стояла высокая и изящная единорожка в зелёном халате и белом фартуке. Высокорожденная. Её грива была забрана в тугой пучок и замотана сеткой, чтобы волоски не сыпались, и её можно было бы принять за повариху, если бы не скальпель в облачке телекинеза и тяжёлый, видавший многие смерти, взгляд.
    Она пригласила двоих единорогов вовнутрь, где им удалось обмолвиться парой слов с очнувшейся, но ещё не очухавшейся Адель, а затем со словами "Ну всё, всё, ей нужен покой, не шебуршите мне больную", она же вытолкала посетителей обратно.
    — Нахваталась тёмной магии. В лесу, можно даже не спрашивать. Нахваталась критично, оставь вы её лежать, то был бы в Гринвуде новый безумец, — Сикл имела дурацкую привычку размахивать в такт своей речи скальпелем, и сейчас стерильное лезвие плясало в воздухе в опасной близости от морд Накрита и Скрю. — Не беспокойся, белобрысый. Ей просто придётся здесь немного задержаться. Вывести эту дрянь из тела — плёвое дело. Но долгое. От пары недель до пары месяцев, в зависимости от её личной силы и инертности магических систем... Хотя чего я распинаюсь, всё равно не поймёте половину. Короче, день за днём ей надо будет организм чистить.
    Припечатав своё решение, Сикл удалилась назад, в палаты, оставив единорогов сидеть в обнимку с останками еды.лее
    — Да, насчёт тех двоих... — подал голос Скрю. — Честно? Не лез бы ты к ним. С ними Ярт разберётся. Есть у него козырь в общении с такими жеребятами. А там уже если захотят, то и нам покажутся.
    Двух других кобылок Накриту так и не показали толком. Как были они коконами из ткани, так их и унесли куда-то вглубь палат. Складывалось впечатление, что именно ради них всё и было задумано, а Адель прихватили так. За компанию. Хотя и не верилось, что этот угрюмый слепой баронёнок страдает альтруизмом.
    Баронёнок. Очевидно слепец, он с завидным упорством игнорировал свой недуг, бегая по замку без трости или поводырей, успешно читал документы и вообще если б не глаза, был бы обычный единорог. Правда вот птичка его, если взглянуть магически, выглядела не как птичка, а как какая-то непонятная мелкая тварь, определённо колдовская.
    — Ну что, твоя подружка у нас надолго. А ты куда на это время подашься? На первый взгляд ты не похож на того, кто будет месяц сидеть тут на крупе около её постели.


   

Селестия — прошу отразить в посте в виде воспоминаний события с момента вылезания из подвала до момента твоей отключки. Кардбланш.

    Селестия с Луной же пришли в себя в просторной, чистой и светлой палате, лёжа на соседних койках. В окна светит дневное солнце, время к полудню, а плащей и след простыл. Крылья скрываются только одеялами, чересчур толстыми для летнего времени. В воздухе витает запах озона — след недавнего колдовства — и нотки спирта.
    Селестия обнаружила своё копыто, которое она занозила в подвале, замотанным чистым бинтом, хотя и болело оно чуть больше, чем должно. Неужели резали, чтобы достать щепку?
    Луне же на выходе из подвала стало совсем плохо, и последнее, что она помнила, это яркий свет люка, резанувший по глазам... и вот, сразу же потолок этой больницы, где бы они ни были. Голова её всё ещё была словно налита свинцом. Мысли текли медленно, окружающие звуки отдавались в ушах дурацким эхом,  а в глазах немного двоилось.
    Рядом, у окна на стуле с книгой в облачке телекинеза, сидел серошкурый аликорн с чёрной гривой. Сейчас, наедине с сёстрами, он не скрывал свои крылья, и явно наслаждался этим, периодически расправляя их и помахивая, что создавало в помещении лёгкий ветерок. Легко было заметить, что оба глаза аликорна затянуты бельмами — явное свидетельство слепоты. На голове у аликорна сидит ярко-синий воробей, который довольно греется в лучах солнца и то и дело косится и в книгу, и на происходящее в палате.
    — Доброе утро, — спокойным доброжелательным тоном поздоровался он и поднял на сестёр глаза. — Пожалуйста, не нервничайте. Вы у друзей. Меня зовут Ярт. Как вы себя чувствуете?

Новая очередь — ГМ/Накрит/Селестия/Луна

+3

25

(Гринвуд ------>)

По пути к замку он выразил свою благодарность Ярту за взятие заботы над Адель.
И, как можно было ожидать, без вопросов к Криту не обошлось.
Часть про лешего стоило раскрыть, чтобы увеличить шансы Адель на исцеление, не говоря уже о том, что, если он соврёт тут, его могут поймать на несоответствии после обследования кобылки. Вообще, учитывая его ранние подозрения в сторону шерифа, очень желательно избегать хотя бы прямой лжи. А ещё ему просто не доставляло особого удовольствия врать или умалчивать что-то от того, кто взялся ему помогать, даже если этот кто-то тем самым преследует какие-то свои цели. К счастью, Водяная ничего вроде обета молчания с него не взяла.
С другой стороны, пони нередко относились крайне, чрезмерно настороженно к тому, что было связано с нечистью, и просто доверять всё фактически незнакомцу едва ли было разумно.
Накрит пришёл к некоему компромиссу. Он честно рассказал о том, как встретился с Водяной, о том, что она попросила его о помощи с Леццином, поведал о том, как выглядел и ощущался тот, когда половина лешего была обнаружена, о давящей ауре, которую тот распространял. Не вдаваясь в подробности, сказал, что вместе с зашедшей на огонёк нариткой и вороном они преуспели в своей задаче поимки половины лешего, и что, когда они притащили её к Водяной, та уже поймала вторую половину своими средствами, что она соединила их, после чего леший пришёл в норму. Однако он как-то забыл упомянуть о том, что Водяная эта обладает властью над нечистью, и о том, что ей помогали именно толпы нечисти, не сказал он и о скелетообразной форме Водяной. Ну и, естественно, ничего о магии крови или некромантии.
А баронёнок от своей слепоты вообще, кажется, не страдал. Это укрепило Накрита в мысли, что зрением обеспечивает его птичка. Ну или что по крайней мере какую-то магию для получения информации, недоступной ему через глаза, он использует - в таком случае птичка могла быть как раз отвлекающим манёрвом, чтобы все думали на неё, а на самом деле... Но отвлекала она довольно эффектно, вся из себя такая магическая. "Интересно, как бы она ощущалась, будь я под зельем?.."
Еда - это замечательно. Тем более, приготовленная. Не сказать, что единорог набросился на неё, но ел с огромным аппетитом - он давно не только не спал. Поэтому со своей порцией он справился довольно быстро. Сытно и вкусно, замечательно.
- Скрю, вот из чистого интереса - твоя магия ощущается несколько... своеобразной. Как будто бы хаотичной. Если не секрет, почему? - Крит вполне себе представлял ситуации, в которых подобный вопрос был бы нетактичным, но ему сейчас было слишком лениво запариваться на эту тему, да и шериф показал себя вполне охотно идущим на контакт пони, и маг просто предположил: если того что-то будет не устраивать, он так об этом и скажет.
Теперь, когда он насытился, его способность противостоять сонливости в немалой степени ослабилась. По телу разлилось приятное тепло, а веки то и дело слипались. Он изо всех сил сопротивлялся желанию прямо тут сейчас и задрыхнуть.
А ещё, в тишине и покое, через голову начали проходить разные мысли, до того по большей части остававшиеся где-то дальше, на краю сознания. Как то, например, разумность таскания с собой на явно не безопасные прогулки юной кобылки, буквально найденной им в лесу, явно к лесу не привыкшей. Да, она не была против, но она же ещё жеребёнок! И нет, то, что он сам таскался в её возрасте по Вечнодикому в компании таких же "гениев", как он, никак его не оправдывает. Но ладно это. Ответственность за неё - на нём, целиком и полностью. Так не следовало ли ему телепортироваться с ней сюда, стоило ей только отключиться? Что... что если за это время ей был нанесён непоправимый вред? А он даже не задумался об этом! Да что там, он вообще не беспокоился, с мыслями, занятыми более интересными вещами! Зато сейчас, когда он никак более помочь не мог, беспокойство радостно заняло господствующее положение среди его эмоций, вытеснив даже желание спать.
Но сейчас он действительно ничего не мог поделать. Чтобы хоть как-то отвлечь себя, он занялся восстановлением своего плаща. Заклинание трансформации довольно просто совершать на ткани, пусть и есть некоторые свои тонкости. Плащ возле дырок от укуса охватило зеленоватое сияние, после чего дырки начали затягиваться. Ещё немного, и вот плащ снова цел, лишь на местах, где были дырки, видны будто бы потёртости. Если приглядеться, то подобных потёртостей на его одеянии можно было заметить немало - плащ этот видал уже многое.
Накрит как раз закончил, когда в дверном проёме появилась высокорождённая единорожка и позвала их за собой.
А спустя несколько минут он уже сидел, довольно улыбаясь. Адель вне опасности! Да, ей придётся тут подзадержаться, да, пока что не всё ещё в порядке, но ничего непоправимого! Напряжение отпустило Крита.
"С "такими" жеребятами? Хм."
- А что случилось с теми двумя бедолажками, не знаешь?
"Что делать дальше? Что же, тут всё довольно просто."
- Да, надо будет поблагодарить Ярта за такую заботу о моей подопечной. Что бы ни двигало слепцом, Крит ему был обязан. - А по поводу моих действий - первым делом, отосплюсь хорошенько. Часа четыре точно надо будет. Дольше задерживаться бы не хотелось. Вдруг та "карта в голове" - лишь временный эффект? Да и неизвестно, сколько продлится "нечисть не тронет", хе. - А потом... вернусь в лес. Есть у меня незаконченные исследования.

+3

26

---->Гринвуд
Тепло. Тепло и так уютно. Тия лежала и нежилась под немного тяжелым одеялом. Хорошо, разве только в горле пересохло и першит... а еще копыто ноет от тупой, тяжелой боли... И почему её никто не разбудил? Кажется, она уже долго так спит, ленится в постели, но ни отец, ни Луна не приходили еще.
Едва разлепив один глаз Селестия, поднесла ноющее копыто к морде и, сощурившись от яркого света, начала рассматривать его.
И когда я успела пораниться?.. - только промелькнула в её голове мутная мысль, как она тут же все вспомнила.
Сирота... Луна... да, она вместе с сестрой пошла отдавать малыша в приют, а потом... потом подвал. И Мисти. После того, как они выбрались из норы той непонятной твари, притворяющейся жеребенком-одногодкой, все будто заволокло туманом. Аликорна смутно помнила, как пыталась растолкать не шевелящуюся сестру, переходя с обеспокоенного тона на отчаянный крик, уже не заботясь, что их могут поймать. Заметив, стражей, которые двинулись в их сторону, она попыталась схватить Луну телекинезом и убежать, но заклинание, такое простое, как движение копытом, лишь отдало в голову острой болью. Тия упала, лишившись последних сил.
Может, это сон? - она наивно подумала, с трудом сдерживая нервный смешок, - Или...
Рассуждения прервал незнакомый голос. И пусть он просил не нервничать, но рогатая сразу же подорвалась и с трудом высвободилось от одеяла, которое из уютного сразу стало удушающим, жарким. Впрочем, побег так же внезапно закончился, как и начался, когда у Селли потемнело в глазах от внезапного подъема.
- Ммм... - морщась, она вздохнула, - Где мы? Луна?
Только в глазах прояснилось и свет лучей солнца стал не таким слепящим, рогатая смогла заметить, что её кровать находится рядом с кроватью сестры... а еще рядом сидел другой аликорн.
- Вы кто? - сразу выпалила розовогривая.
Вопрос звучал глуповато, но имя ей ни о чем не говорило, да и сейчас кобылке было все равно, ведь перед ней сидел другой аликорн! Ни разу за всю сознательную жизнь ей не встречался сородич, который при этом преспокойно сидел и разминал крылья.
- Хорошо... полагаю. - как-то неуверенно ответила Селестия и посмотрела на Луну. Выглядела она плоховато, - Луна, ты как?
В это время откуда-то сверху послышался шорох крыльев и Тия почувствовала как что-то аккуратно приземлилось ей на голову.
- Филомена! - она радостно воскликнула и взяла питомицу в копыта, принявшись её поглаживать, - И ты здесь...

Отредактировано Селестия (14-11-2017 23:24:20)

+3

27

-----> Гринвуд

Луне пробуждение далось не так уж и хорошо. Мало того, что для маленькой аликорны все случилось будто без перерывов, сна будто бы и не было. Ночная пони помнила крик сестры, удар, белый свет и этот потолок. Как же он был сейчас противен, одеяло вместо того, чтобы греть мучило излишним теплом, к тому же оно казалось очень тяжелым, будто подминало под себя и не давало возможности выбраться. В голову шли странные образы, глаза во тьме, которые принадлежали Мисти. На фоне шума в ушах, который отдавалось эхом, кобылка продолжала различать: — НЕТ! Стойте! Я не злая! Там же стража! Они вас схватят! - Эти слова повторялись вновь и вновь, лежа в кровати Луна стонала и дергала копытом, пытаясь скинуть столь ненавистное одеяло. Но как только часть тела кобылки становилась открытой, тут же пробегал холодок и она вновь пряталась за толстым одеялом, терпя жару. В последний раз аликорна себя так ощущала зимой, сильно заболев, ее кутали в теплые одеяла, чтобы она не мерзла и поили чем-то горячим, но богатым витаминами. Вот только сейчас все было немного по-другому, это не была болезнь, больше походило на травму. Пони хотела и тишины, и в тоже время чего-то умиротворяющего и успокаивающего, вроде музыки. В помещении казалось душно, не хватало ветерка и свежего воздуха, раздражало все.

- НЕ ПОДХОДИ К НАМ! - Вновь в памяти прозвучал голос Селестии. — Ну отчего же? Эта "бабушка" вполне безобидна. - Почему-то в голове кобылки казалось, что это она произнесла эти слова в ответ Тии. Все перемешалось.— Притащила сюда этого сынка барона. Тоже аликорн
-Тоже аликорн... Тоже аликорн... Тоже аликорн... - Будто бы от стороннего наблюдателя, раздался голос и стал затухать по мере повторения, звуча все ниже и ниже, пока не расплылся в гуле на обычный неразборчивый шум. А потом послышалась речь сестры, которая судя по всему была совсем рядом и обеспокоена.

Скрипучим и явно недовольным голосом, кобылка наконец-то соизволила отреагировать на раздражение от сестры, чувствовалось ее присутствие. - Это все из-за тебя! - Кобылка открыла глаза и стала осматриваться, взгляд направленный в сторону голоса сестры, помог определить ее местоположение. - Это все ты! - Двоение в глазах вызвало дезориентацию в пространстве, голове все также было тяжело, мягкая подушка никак не помогала. Услышав другой голос, жеребца, Луна подскочила и это было явно не самое разумное действие с ее стороны. Она разглядела крылья и рог, но прежде чем смогла распознать жеребца, в глазах потемнело и она вновь завалилась на кровать, закрыв глаза. - Папа, мне плохо, голова болит. Я шла за ней, потом подвал. Это все она! - Скрипучим голосом и сквозь горячие слезы пробубнила аликорна, будто бы пытаясь оправдаться. Хотя она не поняла, что в комнате находился не ее отец. Но не зная о существовании других аликорнов, и, не видев их ранее, она решила, что находится дома под присмотром родного пони.

Отредактировано Луна (15-11-2017 00:20:47)

+2

28

[NIC]Скрю Физикс[/NIC][STA]Страж не-беспорядка[/STA][AVA]http://img01.deviantart.net/498f/i/2013/168/8/e/cubic_being_classy__with_a_beard__by_internetianer-d69ek0j.png[/AVA]
    Несмотря на то, что расспрашивал Накрита о лесных событиях Скрю, куда больший интерес к этим данным проявил сын барона. Конечно, он не "смотрел в рот" рассказчику, но его подвижные уши то и дело поворачивались в сторону залётного мага в самые занятные моменты повествования. Впрочем, неудовольствия в мимике Ярта не было, только живой интерес.
    По прибытии в замок Скрю не отставал от гостя в поглощении еды, а в процессе не гнушался и потрындеть с открытым ртом.
    — А? Хаотичная магия? Хе-хе, это не менее длинная история, чем твои приключения в лесу. Я не всегда был шерифом Гринвуда, я вообще-то медбрат. А Ярт — хоть и будущий барон, но шило в крупе у него длины метровой, и как правило, это выражается в вылазках в Вечнодикий. И как-то прилетает ко мне Сикюель, птиц его, с воплем, типа братан, спасай, я в крупе. Ну я сорвался с места, тогда я ещё только ассистировал Бучу, пришлось врать старику. Узнай тогда кто о том, что Ярт в лесу шастает, нас обоих бы барон выпорол, несмотря на возраст. Это сейчас все смирились, что Ярта не угомонить. Так вот, прибегаю я, куда Сикюель показывает, а там этот балбес в хищной лозе застрял, да не в простой! Лоза была покрыта ядовитой шуткой! То есть он пытается выпутываться, а трепыхаться нельзя, цветок тронешь — мало ли что получится, можешь и навсегда там остаться.
    Скрю отвлёкся на то, чтобы проглотить ещё пару ложек еды и продолжил.
    — Мне тогда сначала захотелось просто пару магических лезвий вдоль земли пустить, чтобы порубать все сорняки к демонам, да благо дошло вовремя, что Ярт тогда грохнулся бы прямо на синие цветы. Делать неча было, пришлось заклинанием скальпеля да телекинезом выдирать этого "прирождённого властителя". Да увлёкся, и не заметил другую лозу, которая меня сбоку цапнула. С перепугу в неё бросил огоньком. Ну и дальше всё понятно, сгореть она сгорела, но спорами да дымом меня обдало знатно за ту пару секунд, пока я не догадался сдуть всю дрянь подальше. Вернулись мы тогда в поницейский участок, Ярт с парой новых шрамов, а я — с проклятой магией. Но ты знаешь, я не жалуюсь! Капля хаоса в жизни помогает искать и находить... скажем, очень неочевидные пути и нетривиальные способы решения проблем. Это весело!
    Он доел свою порцию печёной картошки и сыто рыгнул, запоздало прикрыв рот копытом. После беседы со своей бывшей наставницей, Сикл, он немного нервничал, хоть и сам не понимал, почему. Вроде бы, тут он виноват быть уж ну никак не мог, а стрёмно было всё равно. Шериф извлёк из кармана папиросу-самокрутку и вопросительно глянул на Накрита.
    — Будешь? — он отошёл к окну и телекинезом открыл одну из створок. В помещение проник свежий ветерок, Скрю закурил. — Девчонки те оказались не в том месте и не в то время. В подвале приюта при храме Шаннэ поселилась какая-то тварь, и она чуть их не пожрала. Сикл говорит, одну из них знатно покоцало её магией. Влияние Бездны. Той самой, откуда всякие твари лезут. Такую штуку просто так не очистишь.
    Единорог выдохнул в окно пару дымных колец, каплей магии заставив их переплестись в кривую, нелогичную фигуру.
    — Надо будет в библиотеке пошуршать, чем можно помочь бедолаге... Барти! Эй, Барти, у нас есть готовые гостевые покои?..
    Скрю, спалив окурок дотла магией, высунулся в окно. Внизу проходил степенного вида пожилой пегас в униформе прислуги. Если надо, он сможет организовать отдых гостю.

+2

29

[NIC]Ярт Виндавуд[/NIC][STA]Заядлый птичник[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rWLvayR.png[/AVA]
    — Мы в моём замке. Возле того города, в котором я вас нашёл.
    Действительно, обе сестры, когда подходили к Гринвуду, могли видеть возвышающийся чуть в стороне от деревни замок, не слишком большой, но всё равно внушительный.
    — Я сын барона. Ярт Виндавуд. Можно просто Ярт. А вас как зовут?
    Глядя на мечущуюся в полубреду младшую из аликорнов, Ярт скривился, словно у него внезапно сильно заболел зуб. Хоть он и видел обеих кобылок первый раз, смотреть на это было невыносимо.
    — Папа? Я не... Ох. — он приложил переднее копыто к лицу, словно этот жест действительно мог бы помочь ему перестать видеть. Поднявшись на копыта, он подошёл к кровати Луны. — Дорогая, успокойся. Всё хорошо, никто не виноват.
    Его крылья явно дёрнулись в порыве обнять синюю аликорночку, но в последний момент Ярт осёкся. Он был не настолько уж и старше Селестии, едва-едва вышедший из подросткового возраста, ему можно было дать лет двадцать-двадцать два. И обнимать незнакомых маленьких кобылок в его возрасте уже было нельзя.
    — Тебя сильно поразило магией бездны, — сказал он Луне, однако предназначена речь была скорее здравомыслящей Селестии. — Ты не виновата в том, что... Заболела. Старайся сконцентрироваться и не спать. Слышишь? Борись с сонливостью.
    Аликорн оглянулся на дверь. Вот-вот должна подойти Сикл с зельем, которое на время поможет младшей прийти в себя. Где же...
    — И да, девочки, вам придётся довериться... парочке пони. В этом замке есть не-аликорны, которые уже очень давно скрывают меня от церковников. Им можно доверять. И одна из них сейчас зайдёт сюда с лекарством. Не пугайтесь. Вы действительно в кругу друзей.
    Синий воробей с макушки Ярта критическим взглядом оглядел Филомену. Огненный феникс и водный фамильяр явно не спешили снюхиваться друг с другом.
    Спустя несколько минут дверь в покои приоткрылась и внутрь зашла высокорожденная единорожка бледно-зелёного окраса с светло-серой, почти белой гривой. От неё ощутимо пахло лекарствами, а в облачке телекинеза рядом с ней парил бутылёк. Пустой, но закрытый. Она остановилась поодаль, с прищуром осмотрев сестёр, и отлевитировала пузырёк Ярту.
    — Зелья не вышло, — скрипучим голосом заявила она. — Это газ. Открыть и постараться быстро вдохнуть всё, потом задержать дыхание секунд на десять. Привет, молодняк. Вам повезло, что на вас наткнулись мы, а? Мы поможем. Не мандражируйте. Двадцать лет я этому серому круп спасала, и подружку твою вытащу, — кобыла криво улыбнулась Селестии. Получилось жутковато из-за небольшого шрама на верхней губе, который искривлял контур губ, но Сикл старалась.

+3

30

С рассказом всё прошло нормально - по крайней мере, не было никаких признаков того, что что-то идёт не так, так что он просто спокойно поведал, что собирался.
Накрит с интересом слушал историю Скрю, внимательно смотря на собеседника и, естественно, не забывая есть.
- О да, ядовитая шутка. Помню, во время одной из нашими с ребятами вылазок наш товарищ умудрился вляпаться в самые заросли. И выросли у него огро-о-о-омные уши, он мог прямо заворачиваться в них! Пришлось буквально их в трубочку сворачивать и постоянно телекинезом поддерживать, чтобы идти ему не мешали. Он устремил задумчивый взгляд куда-то в пустоту. - Больше он с нами не ходил.
После рассказа он отчасти ощутил родственную душу в Ярте. Как же, единорог, любящий поисследовать Вечнодикий - прекрасно же!
- Занятно. Так ты и не пытался исправить этого, вполне довольный таким положением, или?..
На предложение Скрю он кивнул:
- Благодарю, - после чего отлевитировал самокрутку к себе. Подойдя вместе с шерифом к окну, он поджёг искрой конец папиросы и, прикрыв глаза, затянулся. Хороший, приятный табак.
Он не был особо ярым курильщиком, за ним вообще не водилось привычки курить, но он не мог и не особо хотел удерживать своё любопытство от того, чтобы просто пробовать. Поэтому от подобных предложений он отказывался крайне редко. Таким образом, к настоящему моменту он уже обладал некоторым опытом в этом деле и мог просто наслаждаться. Некоторая его часть, которую он сам себе постепенно образовывал в течение последних нескольких месяцев, укоризненно напомнила ему, что он подаёт дурной пример подрастающему поколению, и ему пришлось напоминать самому себе, что это самое подрастающее поколение сейчас лежит в медицинской палате.
- Серьёзные у вас тут твари забредают. Влияние Вечнодикого? Или это - случай всё же исключительный для вас, и обычно такого не происходит?
"Покои? О."
- Я был бы крайне признателен. Напрашиваться было бы, конечно, невежливо, и он уже был готов отойти, дабы найти место поспать где-нибудь в таверне, но, раз уж ему предлагают...

+3


Вы здесь » Old Equestria » Лес шёпотов » Замок Виндавуд